Вторник , 21 сентября 2021
Бизнес-Новости
Разное / Экономическая пирамида: Рухнувшие пирамиды: как россияне теряют деньги на мошеннических схемах | Статьи

Экономическая пирамида: Рухнувшие пирамиды: как россияне теряют деньги на мошеннических схемах | Статьи

Содержание

Перевернуть пирамиду | Economy Times

Юристу Ирвингу Пикарду 80 лет. Он доказал делом, что пропавшие деньги вкладчиков можно вернуть. Всегда.

Сто лет назад аферист Карло Понци придумал схему, ставшую впоследствии известной как «финансовая пирамида». Финансист Бернард Медофф заработал на этой схеме миллиарды долларов. А юрист Ирвинг Пикард смог перевернуть пирамиду – в пользу вкладчиков.

Супербизнес Бернарда Медоффа

В свои 70 лет Бернард Медофф был даже не волком Уолл-стрит, а целым динозавром. Торговлей ценными бумагами Медофф занимался почти полвека, начав с капитала в $5000. Клиентами его фонда Bernard L. Madoff Investment Securities LLC были такие суперзвезды, как Кевин Бейкон и Стивен Спилберг, Джон Малкович и Ларри Кинг. Медоффа обожали руководители благотворительных фондов – мультимиллионер не жалел денег на добрые дела.

Впрочем, Медоффу доверяли не только короли кино и телевидения – ему давали деньги сам Дэвид Готтесман, член совета директоров Berkshire Hathaway и Лилиан Бетанкур, хозяйка L’Oréal и богатейшая женщина в мире.  

Madoff Investment занимал 18 и 19 этажи Липстик-билдинг – небоскреба на Манхэттене. В солидных офисах за новейшими терминалами сидели трейдеры в дорогих костюмах, торговавшие «голубыми фишками» в рамках эксклюзивной стратегии, разработанной самим Медоффом. Фонд Медоффа обеспечивал инвесторам 8-12% в год и себя не забывал. В 2000-е при годовой выручке в 70 миллионов долларов и расходах в 30 миллионов фонд приносил владельцам около 40 миллионов долларов в год. Самому Медоффу принадлежало 75% акций фонда, который ворочал миллиардами долларов — во всяком случае, по официальной отчетности Madoff Investment, к декабрю 2008 года его клиенты имели счетах $65 млрд.

Недоверчивые люди

Правда, как замечал герой цикла рассказов О’Генри «Благородный жулик», во всяком бизнесе найдутся «пронырливые и беспокойные покупатели, которые всегда готовы чинить неприятности». Такие недоброжелатели нашлись и у Медоффа. Фонд Rampant Investment Management поручил своему сотруднику Гарри Маркополосу изучить деятельность Madoff Investment, чтобы создать аналогичный финансовый продукт.

Маркополос действительно занялся изучением гениальной стратегии Медоффа и довольно быстро сообразил, что здесь что-то не так.

Макрополоса насторожила агрессивная политика Медоффа по привлечению денег в инвестфонд. Да, этим занимаются все инвестиционные банкиры, но они не говорят своим клиентам, что могут «обыгрывать рынок», как делал Медофф. Если ты действительно «обыгрываешь рынок», рассудил Макрополос, тебе не так уж нужен растущий денежный приток – поскольку новые финансовые поступления снизят твою прибыль на инвестированный капитал. А раз ты зациклен на новых и новых инвестициях и готов платить комиссионные выше рынка тем, кто их привлекает для твоего фонда, значит, ты строишь пирамиду.

Своими соображениями Макрополос поделился с Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC). Но там отнеслись к его заявлению без большого интереса. Инспекторы комиссии проверили деятельность Медоффа, но ничего особо подозрительного не заметили – да, прибыли уж больно стабильны и не зависят от конъюнктуры рынка, но это еще не преступление, может быть, фондом действительно управляет исключительно прозорливый финансист? Главное, клиенты Madoff Investment не жаловались – кто хотел снять деньги со счета, получал их без разговоров. Но таких было меньшинство, а большинство просто сидело и смотрело, как растут цифры на их счетах.

«Где деньги?»

Разрубить узел, сплетенный Медоффом, смог только биржевой крах 2008 года. Клиенты решили зафиксировать прибыль и попросили Madoff Investment вернуть свои средства – в течение года из фонда ушло $12 млрд. Медофф отдавал деньги по первому требованию. Но в декабре 2008 года на счетах осталось около $300 млн, и Медофф признался двум своим сыновьям (они были сотрудниками фонда), что он больше не может расплачиваться с клиентами и весь его бизнес на самом деле – финансовая пирамида. Сыновья пошли в ФБР, и 11 декабря 2008 года Медофф был арестован.

Выяснилось, что кроме двух этажей под шикарные и стильные офисы Madoff Investment Берни Медофф арендовал еще один офис попроще в том же здании. Его сотрудники не носили костюмов Гуччи, а сидели в джинсах и кроссовках перед старыми компьютерами, на которых рисовали отчётность по сделкам и перекидывали деньги клиентов со счета на счет. Конечно, эти ребята могли догадаться, что участвуют в махинации, но доверенным сотрудникам Медофф платил по полмиллиона долларов в год – за эти деньги можно было и помолчать.

Скандал был колоссальным. Медофф получил 150 лет тюрьмы. Надо отдать должное Комиссии по ценным бумагам – там признали, что тоже несут часть ответственности за случившееся. Медоффа можно было поймать за руку уже давно, если бы проверяющие действовали более профессионально. Но Медоффу даже не приходилось давать взяток, от разоблачения его страховала некомпетентность проверяющих. Да и не только некомпетентность – отчетные документы фонда выглядели лучше настоящих.

Впрочем, главным был другой вопрос – где деньги?

Федеральная корпорация защиты фондовых инвесторов (SIPC), которая страхует счета клиентов брокерских фирм, выплатила компенсации пострадавшим от аферы, но в пределах $500 000 каждому.

Налоговые службы разрешили кредиторам Мэдоффа предъявить свои убытки к вычету по подоходному налогу.

Здесь уже счет шел на миллионы. Взялись и за деньги семьи Медоффа – его жену заставили вернуть $80 миллионов, снятых со счетов Madoff Investment незадолго до краха фирмы. В общем, Корпорация защиты фондовых инвесторов на первых порах смогла вытрясти из кассы Медоффа и его партнеров $1,25 млрд, однако по сравнению с общей суммой ущерба это было немного.

И тогда за дело взялся Ирвинг Пикард – эксперт по поиску и возврату средств клиентам прогоревших инвесткомпаний.

Честность Ирвинга Пикарда

Пикард – один из самых высокооплачиваемых юристов в мире, его работа стоит тысячу долларов в час. Федеральная корпорация защиты фондовых инвесторов наняла его, чтобы он нашел и вернул людям потерянные деньги.

Для начала Пикард навел порядок с заявлениями от обманутых инвесторов об утраченных средствах – таких заявлений набралось более 16,5 тысяч. Но признал он немногим более 2500 требований на общую сумму $17,5 млрд (позже сумма требований выросла до $19,416 млрд).

Вот эти деньги он и начал возвращать.

Почему такая маленькая сумма, ведь формально на счетах Madoff Investment числилось $65 млрд?

Потому, что Пикард решил вернуть только реально потерянные деньги, а не те, что Бернард Медофф нарисовал на счетах.

Такая позиция конкурсного управляющего вызвала бурю возмущения среди «обманутых вкладчиков», но Пикарда поддержал Верховный суд США, решивший что «потерями» считаются только те средства, которых физически лишился инвестор, а не доход на бумаге.

Как схема возврата по Пикарду заработала на практике?

Допустим, кто-то вложил в пирамиду $1000.

Вариант 1. Ему нарисовали в отчетности $2000, но он не успел ничего обналичить. Получить можно только $1000.

Вариант 2. Из нарисованных $2000 человек снял $500. К возврату ему причитаются только $500 реально потерянных.

Вариант 3. Из нарисованных $2000 клиент успел снять $1500.
$1000 ему останется, а $500 придется вернуть другим пострадавшим от аферы. Не хочешь отдать — отберут по суду. Исключение — для тех, кто реально не может вернуть деньги (после тщательного расследования).

А как быть с теми, кто заработал на фонде Медоффа задолго до того, как пирамида рухнула? Вот так же и будет, сказал Пикард. Никаких «ах, я не знал, что мой партнер — аферист». Теперь ты знаешь — и гони деньги тем, кого обманул твой друг.

Такая стратегия принесла отличные результаты — например, наследники одного из партнеров Медоффа, миллиардера Джеффри Пикауэра, выплатили $7,2 млрд – Ирвинг Пикард пригрозил им блокировкой всего наследства в качестве обеспечительной меры по его искам.

Дальше Пикард взялся за инвестфонды и банки, вкладывавшие средства клиентов в пирамиду Медоффа. Или платишь за свои ошибки в работе с мошенником, или получаешь миллиардные иски. (А суды США, как мы помним, — на стороне обманутых.)

Пикард добрался и до благотворительных фондов, получавших деньги и от Медоффа, и от тех, кто заработал на пирамиде. И тоже никаких «ой, я не знала, что мой спонсор — мошенник!». Теперь знаешь и возвращаешь.

Верховный суд также поддержал позицию Пикарда, согласно которой иностранные получатели денег, связанных с аферой Медоффа, являются соучастниками легализации преступных доходов. И если они их не вернут, то станут преступниками по законам США. Для европейских финансистов это колоссальная проблема.

На поиск и возврат средств инвесторов SIPC потратила порядка $1,9 млрд (включая гонорар Пикарда и его команды).

В общей сложности Пикард уже собрал более $14,4 млрд и раздал из них около $13,6 млрд

26 июня 2021 года Ирвингу Пикарду исполняется 80 лет, можно только пожелать ему здоровья.

Было бы желание

А теперь о том, почему эта история важна для нас.

В России живут десятки миллионов обманутых вкладчиков банков, инвесторов фондов, дольщиков жилья, клиентов таймшеров и так далее.

И рядом с ними — только в лучших условиях — живет пара тысяч жуликов, провернувших эти аферы, и несколько сотен их реальных бенефициаров, которые выманили у людей «сто пятьсот миллионов денег».

И эти деньги никуда не делись, не исчезли. Это стены дворцов в Ницце и на Рублевке, это акционерные пакеты госкорпораций, это деньги в офшорах, это бриллианты на шеях актрис и моделей, это, наконец, высокие должности.
И для того, чтобы вернуть эти деньги людям, нужна для начала политическая воля.

Вернуть людям в руки украденное — на то и юрист, который эти деньги находит и возвращает, и его поддерживают и суды, и вся государственная машина.

А если желания возвращать людям краденое нет — тогда есть «страхование вкладов», «счета эскроу», «экзамены для инвесторов» — и снова обманутые вкладчики, дольщики и инвесторы.

 

Три признака того, что перед вами финансовая пирамида

Подобные организации всегда предлагают доход выше рыночного.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

В последнее время одной из главных проблем в стране стали финансовые пирамиды. Крах сразу нескольких организаций заставил людей задуматься, а тем ли фирмам они доверяют?

Почему количество финансовых пирамид в последнее время увеличивается и как не попасться на удочку мошенников, обещающих огромную прибыль, разъяснил профессор кафедры финансовых рынков и финансовых институтов Института управления, экономики и финансов Казанского федерального университета Игорь Кох.

Он назвал три основных признака финансовых пирамид, которые нужно знать тем, кто собирается отдать свои деньги инвестиционной компании в надежде получить сверхприбыль.

Первый признак: компания обещает доходность намного выше рыночной.

— Если компания обещает вам гарантированные денежные выгоды, которые значительно превышают те, которые можно получить, положив деньги в банк или вложив их в государственные ценные бумаги, то следует насторожиться. Сейчас в банке можно получить не более 5-6 процентов годовых по вкладам. Предлагая гарантированное фиксированное вознаграждение более 10-15 процентов годовых, компания явно от вас что-то скрывает. Или существует достаточно высокий риск по вкладам, о котором вам просто не сообщают, или перед вами мошенники, и они не собираются ничего выплачивать, – предупредил ученый.

Второй признак финансовой пирамиды: организация не имеет лицензии Центрального банка Российской Федерации (Банка России) на ведение деятельности по привлечению денег от граждан.

— В нашей стране все организации, которые привлекают средства физических лиц, должны иметь лицензию или иное разрешение Банка России. Реестры этих организаций размещены на сайте Центробанка. Там перечислены все компании, начиная от коммерческих банков и заканчивая ломбардами и микрофинансовыми организациями. Если компания, которая предлагает вам куда-то вложить ваши средства, в этих реестрах не числится, значит, Центробанк эту организацию не контролирует. Деятельность, которую она ведет на финансовом рынке России, является либо заведомо криминальной, либо находится в так называемой серой зоне и никем не контролируется. Отдавать деньги можно только организациям, которые контролируются Банком России. Кроме того, на сайте Центробанка с недавних пор публикуется список подозрительных организаций, с которыми он не рекомендует иметь дело вкладчикам. В этом списке около 2 тысяч названий, – проинформировал Игорь Кох.

Третий признак финансовой пирамиды: вам не говорят, куда именно вложены ваши деньги.

— Если вы не можете понять, чем занимается организация, на чем зарабатывает, кто ее руководители, владельцы, если финансовые предложения от этой организации поступают конфиденциально, лично человеку, без широкой рекламной кампании, это должно вызвать подозрение. Сейчас финансовые пирамиды стараются быть незаметными, распространять информацию от человека к человеку, для того чтобы не вызывать к себе публичного интереса, поскольку за ним очень часто следует интерес правоохранительных органов или, как минимум, Центробанка, – сказал ученый КФУ.

Игорь Кох отметил, что обычные финансовые компании стараются быть максимально открытыми и доступными, так как заинтересованы в максимальном количестве клиентов.

Что касается клиентов финансовых пирамид, то они, по мнению Игоря Коха, делятся на две категории.

— К первой категории относятся люди, которые понимают, что несут деньги в финансовую пирамиду. Они рассчитывают на то, что смогут перехитрить систему и «вытащить» свои деньги до того момента, как пирамида обрушится. Первым поколениям вкладчиков иногда удается забрать свои деньги и даже получить большую выгоду. Ко второй категории относятся люди, которые поддаются влиянию, уговорам, агрессивной рекламе, психологическим методам воздействия и искренне считают, что вкладывают деньги во вполне законную компанию. Они думают, что существуют инвестиционные компании, в которые можно вложить деньги и получить большую доходность. Они или не очень хорошо разбираются в реалиях финансового рынка, или поддаются психологическому воздействию, – сообщил доктор экономических наук.

Игорь Кох также заметил, что стандартный срок жизни финансовой пирамиды исчисляется несколькими месяцами

— За это время «пирамида» успевает охватить потенциально возможный круг вкладчиков и при этом оставаться малозаметной. Как только она привлекает к себе публичное внимание, то, как правило, сразу прекращает свое существование. Впрочем, известны случаи, когда финансовые пирамиды существовали десятилетия. Самое короткое время жизни таких организаций – несколько часов, – пояснил финансист.

По мнению Игоря Коха, в последнее время наблюдается увеличение количества таких финансовых компаний.

— В прошлом году произошло резкое снижение доходности банковских вкладов. Снижена была процентная ставка Центробанка плюс ввели налог на доходы по банковским вкладам. Люди попытались перевести деньги в другие инвестиционные активы, в том числе часть этих средств попала к владельцам финансовых пирамид. Вторая причина растущей популярности таких организаций – связанный с пандемией кризис. Финансовая нестабильность, экономическая неопределенность, – все это, как правило, вызывает у людей желание срочно заработать. В такой социально-экономической ситуации организаторы «пирамид» имеют гораздо большие шансы привлечь потенциальных клиентов, – объяснил Игорь Анатольевич.

Он добавил, что еще одной причиной, способствующей процветанию таких компаний, является, как это ни странно, усиление контроля над нелегальными доходами.

— У людей, обладающих довольно большими нелегальными доходами, возникает вопрос, куда вложить деньги. Зачастую такие люди становятся клиентами нелегальных или полулегальных финансовых организаций, в том числе финансовых пирамид, – поделился Игорь Кох.

Кроме того, профессор КФУ напомнил о том, что есть стандартные инструменты для инвестирования, такие как акции, облигации.

— Есть брокерские компании, коммерческие банки, которые предлагают посреднические услуги на финансовом рынке. Любой человек может обратиться в эти компании и получить доступ к рынку акций, облигаций. Если есть желание и возможность инвестировать, нужно пользоваться стандартными официальными каналами доступа к финансовому рынку и финансовым инструментам. Не нужно искать непонятных, никому не известных, нестандартных решений, и тогда все будет в порядке! – заверил ученый.

Так что жителям Татарстана, да и других регионов России, стоит внимательнее относиться к тому, куда они собираются вложить свои сбрежения.

насколько мы сейчас удовлетворяем свои потребности?

Ко дню рождения американского психолога и создателя пирамиды человеческих потребностей Абрахама Маслоу психолог Пермского Политеха рассказала, насколько удовлетворенными считают себя россияне. Она объяснила, как на поведение человека влияет неблагоприятная эпидемиологическая обстановка.

— По исследованию ВЦИОМ, есть тенденция к увеличению процента удовлетворенности населения в различных сферах жизни. Например, россияне стали более довольны питанием и жилищными условиями за 20 лет — эти показатели выросли на 37 % и 12 %. Удовлетворенность образованием и работой увеличилась на 24 % и 19 %. Своей жизнью в целом, по сравнению с 1999 годом, довольны на 17 % больше опрошенных. Но, я думаю, не все согласны с подобной статистикой. Анализируя пирамиду Маслоу, мы видим, что невозможно удовлетворить все потребности на 100 %, — рассказывает доцент кафедры «Социология и политология» ПНИПУ, кандидат психологических наук Ольга Юрьева.

Корректнее говорить о мере удовлетворенности потребностей, считает ученый. Таким образом, низшие из них люди всегда будут удовлетворять в большей степени, чем высшие. Говоря о причинах, которые мешают удовлетворять потребности, эксперт упоминает взаимодействие двух факторов: внешнего (социальная мобильность, экономическая ситуация, культурные особенности) и внутреннего (личностные качества человека, его уровень притязаний, интеллектуальные особенности).

Например, сейчас люди воспринимают неблагоприятную эпидемиологическую обстановку в мире как угрозу удовлетворению базовых потребностей. Поэтому они проявляют нетипичное поведение в магазинах: стремятся совершить покупки «впрок», запасаются товарами первой необходимости. В ситуации самоизоляции и карантина люди ищут альтернативные пути общения с близкими и друзьями: например, больше общаются по телефону или видеосвязи. Поведение человека в подобных условиях в большей степени определяется уровнем его развития, говорит психолог.

Текст: Дарья Цветкова


Низ пирамиды | экономика

Нижняя часть пирамиды (BOP) , также называемая основанием пирамиды , термин в экономике, который относится к беднейшим двум третям экономической пирамиды человечества, группе из более чем четырех миллиардов человек, живущих в жалком состоянии. бедность. В более широком смысле, ПБ относится к рыночной модели экономического развития, которая обещает одновременно сократить широко распространенную бедность, обеспечивая рост и прибыль многонациональным корпорациям (ТНК).

Эту концепцию все чаще применяют фирмы в различных отраслях (например, производство товаров для дома, энергетики). Борьба с нищетой во всем мире была определена как главный приоритет в Целях развития тысячелетия Организации Объединенных Наций. В отличие от традиционных моделей экономического развития, основанных на помощи, ПБ рассматривает бедность как экономическую возможность для ТНК. Основной аргумент состоит из трех предпосылок: (1) бедные слои населения мира представляют собой огромные возможности для роста и потенциальную прибыль для ТНК, (2) ТНК должны играть ведущую роль в раскрытии экономического потенциала таких труднодоступных рынков и (3) вовлечение бедных в мировую экономику одновременно принесет богатства многонациональным корпорациям и одновременно решит проблему глобальной бедности.

Критики подходов ПБ отмечают две важнейшие проблемы: управление и устойчивость; ни одна из проблем в настоящее время не решена должным образом. Для регулирования, мониторинга и надзора за развитием рынков и эффективной конкуренции (а также за коррупцией в полиции) необходимы эффективные механизмы и органы управления, и, подобно многонациональным корпорациям, они должны выходить за рамки национального суверенитета. Для резкого повышения уровня потребления бедноты в мире требуются радикально новые бизнес-модели и технологии, чтобы избежать катастрофических воздействий на экосистемы Земли; механизмы управления необходимы для обеспечения принятия радикальных мер ресурсоэффективности и чистых технологий на многонациональном игровом поле.Некоторые исследователи, однако, предположили, что последствия загрязнения и других экологических проблем во всем мире можно уменьшить, используя такие слаборазвитые страны в качестве недорогих площадок для тестирования экологически устойчивых технологий.

Четыре миллиарда бедняков представляют собой ошеломляющие рыночные возможности, но без покупательной способности (дохода) и транзакционной способности (кредит, инфраструктура, системы распределения и другие институциональные основы) бедняки остаются в бедности.Подходы BOP утверждают, что у ТНК, в частности, есть стимул (возможности для роста), финансовые ресурсы и возможности (низкозатратное массовое производство, маркетинговые знания, международный опыт) для производства и распространения соответствующей доступной продукции в больших объемах и с минимальной прибылью. поля. Исследования показывают, что успешные начинания BOP характеризуются сообществами, которые извлекают выгоду из получения базовых услуг или роста благосостояния, что ускоряет цикл, в котором их покупательная способность расширяется, позволяя предприятиям, которые лежат в основе базовых услуг, продолжать расти.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Новое состояние у основания пирамиды

Версия этой статьи появилась в весеннем выпуске журнала strategy + business за 2019 год.

Почти 20 лет назад в статье стратегии + бизнес , мой отец, C.K. Прахалад и его коллега Стюарт Л. Харт представили простую, но радикальную идею. Они утверждали, что 4 миллиарда бедных людей во всем мире представляют собой динамичный потребительский рынок, что этот рынок лучше всего использовать с коммерческими моделями и что бедняки сами должны быть партнерами в этом процессе.Это поставило под сомнение многие давние предположения о роли государства и бизнеса в борьбе с бедностью. В то время их мышление (которое четыре года отвергалось научными журналами) вызывало в лучшем случае вежливый скептицизм. Сомнения по поводу реализации их идей во многом объяснялись убеждением, что улучшение положения бедных — это прерогатива правительства и некоммерческих организаций, либо это было просто слишком рискованно. Большинству предприятий не хватало проницательности и структуры затрат для охвата бедных потребителей. Было стойкое убеждение, что такие потребности, как жилье и питание, должны быть удовлетворены, прежде чем бедные смогут понять и заплатить за желаемые продукты и технологии.К сожалению, этот пессимизм был столь же распространен среди элит на развивающихся рынках, как и на Западе.

Тем не менее, идея объединения прибыли и цели в том, что мой отец и Харт назвали основанием пирамиды и которое многие теперь называют основанием пирамиды, захватила воображение как корпораций, так и сообщества разработчиков. То, что началось в стратегии + бизнес как план того, что было возможным, выросло в два издания книги « Фортуна на дне пирамиды », написанной моим отцом, профилирующих компаний и организаций социального сектора, которые имели создали успешные бизнес-инициативы в развивающихся странах. И в отличие от многих идей менеджмента, которые приходили и уходили, концепция основания пирамиды продолжает вызывать живые разговоры и сегодня. Я думаю, причина в том, что это в равной степени отвечает чаяниям менеджеров и потребителей. Он представляет собой фундаментально оптимистичный взгляд на способность бедных и людей внутри организаций сотрудничать и делать мир лучше.

К настоящему времени идея бизнеса как силы добра утвердилась, и дискуссия о бедности тоже изменилась.После смерти отца в 2010 году я повторно посетил многие организации и людей, которых он описал в своей книге. Я консультировал предпринимателей, работал в некоммерческих организациях и работал над инновациями, лежащими на дне пирамиды. Мне ясно, что три фундаментальных сдвига влияют на бедных в мире и их роль как потребителей:

• Самое главное, резкое сокращение крайней бедности во всем мире создало возможности для предпринимательских решений многих социальных проблем и сократило разрыв между развитыми рынками и рынками, находящимися на дне пирамиды.

• Технологии, в том числе широкое использование сотовых телефонов среди бедного населения мира, значительно снижают стоимость общения и обучения. Это позволяет компаниям разрабатывать, предоставлять и масштабировать многие важные услуги, такие как банковские платежи на мобильные телефоны.

• Не только промышленность и гражданское общество готовы принять нарратив об инновациях как противоядие от бедности, но и растет ожидание того, что предприятия должны попытаться сделать мир лучше.

Решения сегодняшних насущных социальных проблем не могут быть решены путем обсуждения; они должны быть открыты путем экспериментов. Возможности огромны: теперь у компаний есть прекрасные возможности для улучшения жизни бедных в мире, а также повышения их прибылей.

Быстрое изменение означает, что цели тоже меняются

По оценкам Всемирного банка, с 1990 года 1,1 миллиарда человек вышли из крайней нищеты. Одна из основных причин заключается в том, что цели в области устойчивого развития Программы развития Организации Объединенных Наций предложили многим заинтересованным сторонам, занимающимся проблемой бедности, стратегическую ясность, которая им необходима для успешного сотрудничества в целях осуществления перемен. Данные Международного валютного фонда показывают, что самые быстрорастущие экономики мира находятся в странах с формирующимся рынком. Это мощное сочетание реформ и быстрого экономического роста проявляется в таких странах, как Индия, где Мировые часы бедности World Data Lab показывают, что около 40 человек в минуту преодолевают крайнюю нищету. Переходный период также продолжается во многих частях Африки (хотя уровни бедности на континенте сильно различаются), при этом китайские инвестиции лидируют в экономическом росте.Представление о бедных в мире как об активных потребителях больше не вызывает сомнений. Сейчас они покупают ряд товаров и услуг, в том числе потребительские товары и тарифные планы для мобильных телефонов.

Из-за общего сокращения крайней бедности разговор о нижней части пирамиды сместился с того, как уменьшить бедность, на то, как решить проблему глубокого неравенства — и не только в развивающихся странах. Сравнение мировой экономической пирамиды из оригинальной статьи моего отца с данными за 2017 год говорит об интересной истории (см. «Повесть о двух пирамидах»).В 2017 году у основания пирамиды было меньше людей (3,5 миллиарда по сравнению с 4 миллиардами в 2002 году). Уровни доходов также настолько выросли к 2017 году, что сейчас трудно напрямую сравнивать их на двух диаграммах. В 2000 году на богатейшие 20 процентов населения мира приходилось около 85 процентов мирового дохода. К 2017 году наверху произошла новая концентрация богатства. Отчет Credit Suisse Global Wealth Report (pdf) за тот год показал, что примерно 86,3 процента мирового богатства контролировалось 8.6 процентов населения. Oxfam сообщает, что 42 человека в настоящее время обладают таким же совокупным богатством, как и 3,6 миллиарда беднейших людей на планете. Бедность уменьшилась, а доступ к технологиям ускорился, но некогда широко распространенная идея о том, что пирамида доходов превратится в алмаз с концентрацией богатства посередине, еще не стала реальностью.

Тем не менее, снизу был достигнут значительный прогресс, и его стимулировали как транснациональные корпорации, так и местные новаторы. В исходной статье стратегии + бизнес «информационная бедность» была названа основным препятствием на пути развития и отмечалось, что «половине человечества еще предстоит сделать ни единого телефонного звонка». Это утверждение больше не актуально, поскольку местные компании — кенийская Safaricom, индийская Reliance, китайская Alibaba и многие другие — выросли в размерах и изощреннее как в предложениях продуктов, так и в услугах, что привело к росту предпринимательской культуры и сделало технологии доступными для всего мира. бедные.В некоторых случаях технология даже доступнее, чем недорогие продукты. Например, в 2009 году индийская Tata выпустила модель Nano, получившую название «самый дешевый автомобиль в мире», по цене 2500 долларов США. Но способ продвижения автомобиля на рынке снизил его привлекательность для предполагаемых потребителей, и Tata остановила производство в 2017 году. Между тем, приложения для совместного использования, такие как Uber и местная индийская альтернатива Ola, быстро росли, а Ola теперь расширяется за границу. Каждый может как использовать эти платформы, так и найти на них работу, и в будущем некоторые из этих сервисов могут также помочь в решении задач доставки «последней мили».И такие компании, как Amazon, которая обучает множество мелких поставщиков по всему миру расширяться и становиться авторитетными брендами сами по себе, также помогают стимулировать рост.

Доступ к технологиям способствует росту потребителей и предприятий. И в наши дни судьба многих технологических компаний во многом зависит от их результатов на рынках дна пирамиды. Китайская компания Xiaomi, например, несколько лет назад продала 100 000 телефонов менее чем за 10 секунд на индийской платформе электронной коммерции и является пятым по величине производителем сотовых телефонов в мире, несмотря на отсутствие продаж в США.С. на сегодняшний день. (Apple — единственная западная компания в первой пятерке.) Индийская Reliance запустила сеть 4G Jio, которая имеет 215 миллионов подписчиков и способствует росту электронной коммерции в стране. А Уоррен Баффет сделал свою первую инвестицию в Индии в августе 2018 года, купив долю в One97 Communications, которой принадлежит платежная компания Paytm.

Развитие технологий резко повлияло на жизнь на дне пирамиды и открыло новые возможности. У бедняков во всем мире теперь есть сотовые телефоны.Компаниям больше не нужно гадать о предпочтениях и мнениях нижней части пирамиды, когда они вводят новшества — они могут спрашивать напрямую. Большие данные и платежная инфраструктура существуют для потребителей с любым уровнем дохода.

Однако статистика никогда не может адекватно отразить ощутимые изменения на местах или дать полное представление о новой динамике в действии. По данным Всемирного банка, в Кении, например, в 2017 году доход на душу населения составлял всего 1507 долларов США. Тем не менее, 10 самых ценных брендов Кении включают Safaricom (телекоммуникации), M-Pesa (денежные переводы), местные радио и телеканалы, Facebook, а также банковские и энергетические компании, многие из которых обслуживают потребителей с разными доходами. Традиционный взгляд на потребности очень мало объясняет из того, что масштабно внедряется и закупается на развивающихся рынках. Картина в большинстве стран отражает эту тенденцию: покупки среди бедных являются отражением стремлений, а не чистой потребности. Сегодня опытные компании и социальные новаторы часто используют это явление.

Нижняя часть пирамиды, сходящаяся с другими уровнями

Первоначальное видение «дна пирамиды» предполагало, что компании, успешно внедряющие инновации для беднейших рынков, могут привлечь потребителей и в развитых странах.С тех пор разрыв между этими рынками сократился, а это означает, что компании любого размера должны иметь возможность охватить оба типа потребителей, учитывая их общие потребности в пяти конкретных областях:

Компании с высшей целью. Бизнес-лидеры сегодня сталкиваются с необходимостью приносить прибыль, а также вносить свой вклад в жизнь общества. Изменение отношения потребителей показывает, что людям нравятся компании, которые занимаются социальными проблемами. И многие сотрудники, особенно представители поколения миллениума, хотят работать в компаниях, которые используют инновации как силу добра в мире.Лидеры все чаще выражают свое видение того, как их компании могут способствовать достижению более высоких целей. Ларри Финк из BlackRock использовал свое ежегодное письмо к генеральным директорам за 2018 год, чтобы призвать компании, входящие в портфель, вносить непосредственный вклад в сообщество. Мукеш Амбани из Индии, председатель и управляющий директор Reliance, заручился общественной поддержкой сети 4G Jio компании, заявив, что «цифровая жизнь больше не будет привилегией немногих обеспеченных». Учитывая всю эту поддержку целевых предприятий, делать большие ставки на незнакомой территории может быть менее рискованно, чем когда-то.

Доверие и сообщество до сделок. Trust — главный предвестник масштабирования. Например, создание возможностей для потребителей пробовать продукты и привлечение местных продавцов имеет решающее значение для успеха предприятий личной гигиены, снеков и моющих средств. Многие компании вложили значительные средства в разработку продуктов, но не получают должного обслуживания клиентов. Возросшая конкуренция, которая заставляет компании предоставлять более качественное обслуживание клиентов, а новые платформы для обратной связи, доставки и совместного творчества, которые помогают компаниям понять, чего хотят клиенты, могут помочь устранить этот пробел и установить и сохранить доверие.

Дизайн за небольшую часть стоимости. Большие данные позволяют предприятиям получать информацию и предлагать продукты и услуги по радикально сниженным ценам. Вместо того, чтобы полагаться на ограниченные образцы или анекдотические свидетельства, компании могут отслеживать фактическое поведение покупателя и транзакции, чтобы получить представление об элементах дизайна и атрибутах, которые ценят потребители. Компании по всему миру уже могут получить доступ к новым рынкам через такие платформы, как Amazon. А новая линия Target из 70 предметов первой необходимости и предметов личной гигиены, получившая название Smartly, имеет привлекательную цену для мировых рынков (большинство предметов стоит менее 2 долларов). Линия может бросить вызов устоявшимся брендам в США и понравится потребителям на самых разных рынках. Новые функциональные телефоны от Reliance доступны в Индии по цене, эквивалентной 20 долларам США. Кроме того, новые способы потребления, особенно совместное владение, позволяют людям получать доступ к ранее недоступным товарам и опыту.

Сочетание роскоши и экономичности. Если вы посмотрите на список 100 ведущих мировых брендов на сегодняшний день, то здесь хорошо представлены как предметы роскоши, так и массовый рынок.Исключение составляют технологические компании, которые привлекают потребителей с широким диапазоном доходов. Однако многие компании на развивающихся рынках никогда не имели свободы обслуживать только один сектор или другой. Нестабильный мир потребует от компаний создания продуктов и услуг, которые нравятся клиентам с гораздо более широким диапазоном доходов. Tata, например, пользуется доверием в категории предметов роскоши, а также на рынках средней и нижней части пирамиды. Его бренд требует дизайна с одинаковыми стандартами — хотя и с разной эстетикой — для всех категорий потребителей.

Создание социальных кодексов и норм. Роль бизнеса в содействии установлению социальных кодексов и норм лежит в основе его способности преобразовывать общество. Независимо от дохода или профессии человека, ежедневное выживание требует ряда операций — наличных, бартера или кредита. Способ построения этих транзакций влияет на то, насколько легко люди могут переключаться между профессиями, местоположением и образом жизни. Потребность в том, чтобы быть услышанными и уважаемыми, является универсальной, и участие фирм помогает сделать это для гораздо большего сообщества, чем когда-либо прежде.Например, поскольку у многих дорог в Кении нет названий, а у зданий нет номеров, даже получение письма было стрессовым и обременительным процессом для многих людей, пока MPost не разрешил людям использовать номер своего мобильного телефона в качестве почтового адреса.

Наконец-то кажется, что споры о , как оказывать влияние на общество, становятся громче, чем споры о , обязан ли бизнес делать это.

По мере того, как определение достойного уровня жизни продолжает развиваться, предприятия и правительства пытаются выяснить, как управлять тем, что я считаю «хорошими и плохими новостями».«Например, Всемирная организация здравоохранения сообщает (pdf), что на неинфекционные заболевания, такие как диабет, в настоящее время приходится 80 процентов смертей в развивающихся странах. Эта цифра указывает на то, что экономический рост привел к прогрессу в некоторых областях, включая инфекционные заболевания, материнское здоровье и ожидаемую продолжительность жизни, и все это обусловлено экономическим ростом. Но это изменение также ложится огромным бременем на общества, которые вынуждены одновременно бороться с голодом и диабетом. Это модель, которая носит глобальный характер: прогресс, даже если он приносит пользу в определенных областях, создает новые трудности и проблемы в других областях. Проблемы устойчивости потребуют от предприятий сбалансировать стремление новых клиентов к потреблению с проблемами окружающей среды. Богатые и бедные страны будут бороться с аналогичными проблемами, но потенциал хороших масштабных решений велик.

Размышления о путешествии

Задолго до того, как это слилось в основу, аспекты истории о дне пирамиды были частью моей жизни и разговоров за обеденным столом. Наблюдая за тем, как она развивалась на протяжении многих лет, я научился тому, что даже если жизнь несправедлива, компании и отдельные лица могут стремиться сделать ее еще более справедливой.Для меня влияние этой идеи измеряется моментами. Это во взаимодействии, которое у меня есть сегодня, некоторые из которых были немыслимы, когда я был ребенком.

Мороженое когда-то в Индии облагалось налогом как роскошь. Когда он у меня был, я действительно чувствовал себя виноватым удовольствием, потому что это было недоступно для многих. Мой отец призвал местных предпринимателей создать мороженое, которым мог бы насладиться каждый. Сегодня есть популярный бар с мороженым, который продается по цене 7 рупий (около 10 центов), а теперь, когда я нахожусь в Индии, я вижу поденщиков в очереди рядом со мной, чтобы купить угощения для своих детей.Некоторые аспекты моей личности, такие как мой американский акцент, больше не создают препятствий, а вместо этого открывают беседу. Продавец в магазине однажды заметил мой акцент и попросил меня зачитать список слов, чтобы он мог записать его и поделиться с его классом коррекции акцента. Когда я спросил его, что он хочет сделать с этим обучением, он терпеливо объяснил, что планирует несколько лет поработать в сфере обслуживания клиентов и, возможно, когда-нибудь открыть свой собственный бизнес. В моем взаимодействии с людьми, традиционно находящимися на дне пирамиды, я постепенно смог перейти от сочувствия к взаимодействию и дружбе.В моем списке контактов в WhatsApp теперь есть портные, лесничие и водители — многие из тех, кому я мог только вежливо улыбнуться в прошлые годы. Сегодня делимся семейными фотографиями, шутками и идеями.

Но это только половина дела. Вернувшись домой в США и на форумы менеджеров, разговор тоже изменился. Наконец, кажется, что дебаты о , как оказывать влияние на общество, становятся громче, чем споры о , обязан ли бизнес делать это.Мое волнение по поводу основания пирамиды больше не связано с ее обещаниями. Он постоянно обновляется в разговорах с предпринимателями и при наблюдении за реальными предприятиями, вдохновленными идеей основания пирамиды. В понимании того, что скептицизм уступил место вдумчивым вопросам. Основные бизнес-журналы теперь рассказывают о транснациональных корпорациях, которые стремятся завоевать доверие сельских потребителей. Среди инвесторов существует конкуренция и опасения упустить возможности роста на развивающихся рынках.Количество моих приглашений в LinkedIn с годами тоже увеличилось, в основном за счет добавления людей с бизнес-идеями, которые служат — или, по крайней мере, стремятся включить — потребителей, находящихся внизу пирамиды. Люди, которых когда-то уволили, изучаются, обсуждаются и постепенно вовлекаются в разговор. Местные новаторы наконец-то получают заслуженное признание. Самое главное, что разговор о том, как улучшить положение обездоленных и устранить неравенство в богатых странах, теперь стал частью общественного дискурса.

Впереди еще долгий путь, и ответы на многие насущные социальные вопросы остаются неуловимыми. Я считаю, что влияние идеи основания пирамиды заключалось в том, что она привнесла в дебаты как прагматизм, так и оптимизм, тем самым помогая направить инновационный потенциал бизнеса туда, где он был больше всего необходим. По мере того как бизнес-лидеры сталкиваются с серьезными проблемами, они могут и должны продолжать напрямую заниматься социальными проблемами с верой в то, что их усилия могут иметь значение — потому что они уже сделали это.Бизнес уже сделал мир лучше, создав общий опыт и стремления. Предстоящая задача будет заключаться в внедрении инноваций для достижения всеобщего процветания.

Реальность развивающихся рынков

  • 1 Это, однако, не помешало партии Конгресса Неру вымогать щедрость у деловых кругов.

1 В давних дебатах о бедности и экономическом развитии редко упоминается слово бизнес.В некотором смысле это неудивительно, поскольку бизнесу и торговому классу всегда приходилось недооценивать, начиная со времен финикийских торговых флотов и кончая Индией Неру1. Бизнес — это то, что нужно терпеть как неизбежное зло, а не поощрять.

2 Что на самом деле? Даже если предположить, что кто-то выступает за перераспределение, что именно перераспределяется? В конце концов, вы не можете перераспределить бедность. Вы можете только перераспределять богатство, а чтобы перераспределить, вы должны сначала создать богатство.И единственный агент общества, который может создать богатство, — это бизнес. Можно было бы поспорить, что частный бизнес или государственный бизнес лучше создают богатство. Я предпочитаю частный бизнес, потому что считаю, что у них есть более эффективные системы стимулов для оптимального распределения ресурсов. Лучше всего то, что бизнес устойчив и не зависит от подачек и помощи, а дисциплина на рынках гарантирует быстрое исправление ошибок.

  • 2 Частный комментарий автора на конференции в Univ of Ann Arbor, Michigan

3Это может показаться очевидным, но это явно не так, иначе на роль бизнеса смотрели бы гораздо более благосклонно.Как отмечает гуру менеджмента С.К. Прахалад однажды сказал: «Здравый смысл встречается не так часто!» 2 Прежде чем мы продолжим, давайте взглянем на некоторые данные из Китая и Кореи.

  • 3 Доля людей, живущих ниже 1,08 доллара в день по ППС 1993 года
  • 4 Чен, Шаохуа и Раваллион, Мартин, 2004 г. «Как жили беднейшие слои населения мира с начала 198 (…)

Рисунок 1.Бедность в Китае (млн человек) 34

Исходное масштабирование (jpeg, 12k)

4 Как видно из вышеизложенного, экономический рост в Китае привел к наиболее значительному сокращению бедности за 9000 г.

5человеческая история, поднявшая почти 600 миллионов человек из абсолютной бедности за 26 лет. В частности, проследите за спадом после 2001 года, когда Китай вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО).

6 Теперь давайте посмотрим на Южную Корею с 1970 по 2008 год и сравним ее с Северной Кореей и Ганой за тот же период времени.

7 И снова приведенные выше данные представляют собой очень веские аргументы в пользу того, почему индустриализация и рост являются ключом к повышению производительности и доходов, а также к сокращению бедности. На обоих этих графиках мы видим, что страны, создавшие благоприятную для бизнеса и рынка среду, добились значительных успехов в значительном сокращении бедности. Поэтому не верится, что все еще ведутся споры о центральной роли бизнеса и предпринимательства в экономическом развитии.

  • 5 Источник: Оценки основных агрегированных показателей в национальных счетах.Статистический отдел ООН. http: / (…)

Рисунок 2. ВВП на душу населения (1970-2008 гг.) В Северной Корее, Гане и Южной Корее (долл. США) 5

Исходное масштабирование (jpeg, 64k) 67
  • 8 Prahalad, C.K. и Харт, Стюарт Л., 2002. «Удача на дне пирамиды». Стратегия + Автобус (…)

8Стюарт Харт и К.К. Прахалад дал нам концептуальную основу8 для размышлений о рынках с низкими доходами, разделив экономическую пирамиду на слои, включая существенную основу. Они утверждали, что существует большая рыночная возможность для предоставления высококачественных продуктов и услуг по доступной цене в основе экономической пирамиды.

9Для простоты я склонен думать, что на самом дне пирамиды находится около миллиарда людей, живущих менее чем на 1,50 доллара в день, которые, скорее всего, сегодня находятся вне досягаемости рынков. На вершине пирамиды находится около 1–1,5 миллиарда человек, которые, как правило, имеют высокий доход и в основном живут в развитых странах, хотя элиты в развивающихся странах также относятся к этой категории.Посередине находятся около 4,5–5 миллиардов человек, которые, вероятно, зарабатывают от 1,50 до 15 долларов в день, и этот сегмент представляет собой обширный неиспользованный рынок. Конечно, нужно быть осторожным, чтобы не допустить теократических определений, представленных здесь, поскольку они используются только для создания концептуальной основы и ни в коем случае не являются точными.

  • 9 Одним из самых ярких критиков был коллега Прахалада по Школе бизнеса Росса Анил К (…)
    • Чрезмерное внимание иностранным транснациональным корпорациям.

    • Чрезмерное внимание потреблению, а не производству.

    • 10 В контексте Индии к работающим беднякам относится семья с двумя доходами, зарабатывающая от 150 до (…)

    11 Я думаю, что жизненно важно сосредоточить внимание по большей части не на беднейшем сегменте рынка, а на среднем уровне, включая работающих бедных10, который является очень реальным (и очень большим) рынком, и любой западное определение термина. И в этом сегменте вопрос о том, потребляют ли люди то, что им на самом деле не нужно, менее актуален, поскольку альтернативные издержки каждого доллара ниже, чем среди абсолютно бедных.

    12 Но что еще более важно, я считаю, что акцент на многонациональную корпорацию упускает из виду тот факт, что малые и средние предприятия / предприятия (МСП или СМБ) лежат в основе любой экономики, особенно с точки зрения создания рабочих мест.Крупные компании в своем неустанном стремлении к повышению производительности не создают так много новых рабочих мест. Фактически, если мы посмотрим на цифры, мы обнаружим, что сегмент МСП / МСП создает около 85% рабочих мест в Соединенных Штатах и ​​более 90% всех рабочих мест в Европе. Фактически, меньшее создание рабочих мест в секторе малого и среднего бизнеса является серьезной причиной нынешних показателей безработицы в Соединенных Штатах. Приведенная ниже диаграмма из блога Economix в New York Times11 проясняет этот момент.

    Рисунок 3.Предприятия по количеству занятых, как доля от всех предприятий (2007)

    Zoom Исходный (jpeg, 92k)

    13 Подавляющее большинство рабочих мест в странах ОЭСР создается в сегменте малых и средних предприятий. Тем не менее, в развивающихся странах, таких как Индия, на малых и средних предприятиях занято менее 10% населения. По мере того, как эти страны переходят от экономики, в основном ориентированной на сельское хозяйство, они нуждаются в МСП для быстрого роста и поглощения излишков рабочей силы, высвободившихся за счет повышения производительности в сельском хозяйстве.Таким образом, возникает актуальный вопрос: если сегмент МСП так важен, как кажется, то что сдерживает его рост в развивающихся странах? Я считаю, что следующие транзакционные издержки играют большую роль.

    1. Государственная и регулирующая политика: Несмотря на благие намерения, правительства в конечном итоге становятся препятствием для сегмента МСП, в первую очередь за счет создания недружественной деловой среды, несмотря на все свидетельства, свидетельствующие о том, что благоприятные для бизнеса страны, как правило, намного богаче, чем недружественные. Ярким примером этого во многих странах являются проблемы с входом и выходом для бизнеса, а также обременительные законы о труде, запрещающие прием на работу и увольнение.

      • 12 Кажется, что предприниматели предпочитают владеть 100% компании стоимостью 1 миллион долларов, чем 20% компании стоимостью 1 миллиард долларов.

      Доступ к финансам: Помимо вопросов политики, доступ к финансам, вероятно, является самым большим камнем преткновения для развития МСП.Малые предприятия, особенно те, которые занимаются хлебом с маслом (в отличие от технологий), испытывают трудности с привлечением капитала в любой форме, будь то заемный или акционерный капитал. Это ведет к гораздо более высокой стоимости капитала, а основными источниками капитала остаются друзья, дураки и семья. Связанная с этим проблема со стороны предприятия — это одержимость собственностью12, которая значительно затрудняет доступ к долевому финансированию.

    2. Доступ к рынкам: Даже в лучшем случае, когда бизнес идет достаточно хорошо, у МСП возникают проблемы с доступом к рынкам, особенно к отдаленным (обычно высокоприбыльным) рынкам.

    3. Доступ к передовой практике, технологиям и сетям знаний: этот момент очевиден, но отсутствие доступа приводит к постоянному повторному изобретению колеса и использованию неоптимальных и неэффективных технологий и процессов.

    4. Доступ к талантам: у МСП есть реальная проблема с доступом к хорошим людям, как на верхнем, так и на низком уровне рынка, и отток и отток ожидают даже тех, кто это делает.Проблемы, связанные с владением и контролем, усугубляют проблему; собственники редко хотят передавать ответственность профессиональному менеджменту.

    14 Прежде чем подробно остановиться на этих проблемах, полезно внести некоторую ясность в вопрос предпринимательства, который, к сожалению, стал довольно запутанным с появлением микрофинансирования.

    15 На мой взгляд, существует три типа предпринимателей: предприниматель, продающий чай в уличном киоске, владелец малого и среднего бизнеса и предприниматель в стиле Стива Джобса / Билла Гейтса, который строит крупный бизнес, создает огромное состояние акционеров и нанимает тысячи людей. люди.Любое хорошо функционирующее общество будет пытаться устранить первый вид, в основном потому, что это выживание, замаскированное под предпринимательство, и часто ошибочно диагностируется как таковое.

    • 13 Это, очевидно, делает его очень полезным для тех немногих, кто делает это, и делает это по-крупному.

    16К сожалению, нежелательным побочным эффектом микрофинансового бума последнего десятилетия стало празднование появления первых предпринимателей. Предпринимательство — это сверхспециализированный набор навыков, которым обладает крошечная часть населения13.Если бы я посмотрел на средний класс MBA в Индийской школе бизнеса (ISB), где я живу, менее 5% стали бы предпринимателями, в то время как остальные ищут постоянную работу. Почему мы предполагаем, что группы населения с низкими доходами отличаются друг от друга, и, что более важно, почему мы предполагаем, что они обладают более высокой предприимчивостью? Фактически, все, что на самом деле хочет суб-масштабный предприниматель в большинстве случаев, — это постоянная работа в формальном секторе с фиксированным доходом и льготами, а не переменная игра с высоким риском, в которую часто превращается его торговая марка предпринимательства.

    17 Что еще хуже, в ошибочной попытке превратить выживших предпринимателей в настоящих предпринимателей можно даже упустить реальные возможности для создания бизнеса. По моему опыту, продавец чая за пределами ISB не заинтересован в расширении и превращении в Starbucks of Tea. Фактически, он предпочел бы быть постоянно нанятым водителем в моей школе, где есть фиксированный доход и некоторые льготы. Таким образом, попытка «масштабировать» его бизнес не только не принесет плодов, но и приведет к упущению двух «реальных» возможностей, а именно: бизнес по обучению навыкам для повышения квалификации или бизнес автомобильной компании, которая владеет сотнями автомобилей. и может нанять несколько тысяч водителей, механиков и т. д.

    18Эту разницу очень важно учитывать, особенно в то время, когда в моде понятие микропредпринимательства. Рост формального сектора идет на пользу не только сборщикам налогов, но и наемным работникам, которые в настоящее время томятся в тени неформального сектора.

    • 14 Исследования и идеи могут быть коммерциализированы внутри компании или открыты для использования посторонними лицами, которые могут (…)

    19После того, как мы выясним, какой вид предпринимательства будет поддерживаться, мы сможем решить его транзакционные издержки, особенно доступ к финансам. Я твердо верю, что существуют очень большие инвестиционные возможности в предоставлении высококачественных товаров и услуг на рынках с низкими доходами. На мой взгляд, рынки развивающихся стран, особенно рынки ПБ, страдают от случаев неправильной оценки рисков и асимметричной информации. Хотя расчистка рынка — при которой предложение равно спросу, поэтому рынок «очищается» — это центральный принцип свободных рынков, часто требуется толчок, чтобы дать толчок рынкам, как показывают примеры на следующих нескольких страницах.Следовательно, есть возможность использовать социальный / благотворительный / терпеливый капитал для переоценки этого риска. Кроме того, исследования в раскрытии некоторых из этих инвестиционных возможностей могут сыграть очень важную роль14.

    • 15 Индии необходимо обучить 700 миллионов студентов к 2025 году, из которых 200 миллионов должны получить университетское образование (. ..)
    • 16 Это включает обслуживание компьютерного оборудования, а также iPod, радио, телевизоров и т. Д.

    20 Давайте теперь рассмотрим некоторые конкретные примеры инвестиций из Индии. Еще в 2005 году не так много людей обращали внимание на возможности обучения профессиональным навыкам, хотя все макроэкономические тенденции15 указывали на то, что Индия столкнется с серьезной проблемой в обучении людей в течение следующих 20 лет, особенно в сфере торговли. Изрядное количество исследований показало, как могут выглядеть макро-числа, и хедж-фонд занял позицию в компании по обучению навыкам, которая обеспечивала базовое обучение электронике16 для клиентов с низкими доходами.К моменту выхода менее чем через два года хедж-фонд получил 350% прибыли от своих инвестиций, в то время как компания создавала около 20 000 рабочих мест с низким доходом в год.

    • 17 Есть более крупные компании в сфере управления отходами, но они, как правило, являются конгломератами, которые (. ..)
    • 18 Экологический след означает количество домашних хозяйств в муниципальных округах, в которых (…)
    • 19 Это важный момент, поскольку несобранные отходы являются источником многих опасностей для здоровья населения, в том числе (…)

    21В 2007 году другой хедж-фонд вложил средства в другую, казалось бы, «неинвестируемую» возможность, а именно в сбор и транспортировку бытовых отходов. Сегодня эта компания является крупнейшей автономной17 компанией по утилизации отходов в Индии с доходом около 75 миллионов долларов и рентабельностью по EBITDA около 40%. В социальной сфере компания обеспечивает прямую занятость нескольким тысячам работников с низкими доходами, в то время как ее экологический след1819 влияет на жизнь более 15 миллионов человек сегодня по самым скромным оценкам.Здесь необходимо упомянуть, что при организации обратного аукциона по сбору отходов, на котором самые низкие ставки за тонну выиграли контракт, правительство не только проявило новаторский подход, но и, как выяснилось, сэкономило налогоплательщикам кучу денег.

    22 Совершенно очевидно, что в этих инвестициях не было ничего плохого, и сегодня вы видите множество инвесторов и предпринимателей как в сфере обращения с отходами, так и в сфере профессионального обучения. Таким образом, можно только предположить, что это было восприятие риска и непонимание, которые удерживали большинство инвесторов в 2005 и 2007 годах.Внимательно проанализировав эти инвестиции, я сделал следующие выводы:

    • Демонстрация играет большую роль в открытии рынков с низкими доходами. Несколько успешных инвестиций могут привлечь других.

    • Неправильную оценку риска можно исправить за счет комбинации высококачественных исследований и умного, долгосрочного капитала.

    • Предприниматели, хотя и создавали огромные социальные / экологические выгоды, были не социальными предпринимателями, а просто предпринимателями, которые создали эти блага, хорошо управляя бизнесом.

    • Обе эти инвестиции были более крупными сделками, и было очевидно, что доступ к капиталу был еще более серьезной проблемой на ранних этапах роста компаний.

    • 20 Центр решений для развивающихся рынков Индийской школы бизнеса

    23 Основываясь на этом понимании и макро-исследованиях рынков ПБ, наша исследовательская группа20 сыграла активную роль в создании раннего фонда венчурного капитала для МСП с Фондом экономического развития Сороса (SEDF), Omidyar Network и Google в качестве инвесторов.Фонд имеет корпус в 17 миллионов долларов и был создан для инвестирования 1–1,5 миллиона долларов в привлекательные бизнесы BOP.

    • 21 ПЕСНЯ — это аббревиатура от слов Soros, Omidyar Network и Google.
    • 22 Небанковская финансовая компания (NBFC) является наиболее вероятным инструментом для этого.

    24 Здесь необходимо одно пояснение. Я считаю, что есть два типа малых и средних предприятий: те, которые имеют потенциал для резкого роста, и те, которые всегда останутся малыми и средними предприятиями.Фонд «ПЕСНЯ» 21 как инструмент акционерного капитала нацелен на первый вид, хотя существует вполне реальная возможность22 предоставить заемное финансирование другим разновидностям МСП, особенно с учетом нежелания банков предоставлять им ссуды.

    25 Фонд SONG был основан в 2009 году для решения проблем, связанных с доступом к финансированию на индийских рынках платежного баланса на ранней стадии. Фундаментальная посылка фонда заключалась в том, что если мы будем хорошо ориентироваться на рынок противовыбросового платежа, социальные последствия будут иметь место.Например, если мы финансируем образование для малоимущих, нам не нужно проводить сложные показатели воздействия, чтобы понять, что мы оказали влияние на жизнь бедных. Мы сделали это, просто обслуживая этот сегмент рынка. Кроме того, SONG — это фонд, ориентированный на возврат, поэтому социальное влияние не может использоваться как оправдание для отказа от возврата денег инвесторам. Наконец, SONG была создана с убеждением, что социальная линза принадлежит инвестору, а не предпринимателю.

    26Этот момент заслуживает пояснения.Часто инвесторы совершают ошибку, поддерживая людей, ориентированных на достижение миссии, которые обращаются к предпринимательству как к способу выполнения своей миссии. Однако, исходя из нашей убежденности в том, что предпринимательство — это узкоспециализированный навык, мы поддерживаем сильных предпринимателей, которые обслуживают рынки ПБ. Это гарантирует социальный эффект, независимо от того, активно ли предприниматель работает над достижением этого результата или нет. Наш опыт показывает, что масштаб и успех тесно связаны со способностью делать ставки на правильных предпринимателей, а не на правильное дело.

    Больницы 27Eye Q: SONG инвестировала средства в Eye-Q, сеть недорогих офтальмологических больниц в северной Индии, которая предоставляет жизненно важные услуги в регионе, где отсутствует высококачественная офтальмологическая помощь, особенно по низкой цене. Больница работает по модели «ступица и спица», при этом главная центральная больница в большом городе обеспечивает «спицы» для городов уровня 2 и уровня 3. С момента инвестиций в SONG в 2010 году сеть вылечила 105 000 пациентов, а ее доход составил около 2,5 миллионов долларов.По состоянию на ноябрь 2011 года SONG частично вышла из инвестиции с оценочной надбавкой в ​​размере 3,5 X.

    28K-12 Education / Gowtham Schools: Gowtham Schools предоставляют малообеспеченным семьям высококачественное образование K-12, стоимость которого составляет от 12 до 25 долларов в месяц. В настоящее время компания управляет 64 школами, в ней работают 2500 учителей и обучаются 42 000 учеников, получая при этом 9 миллионов долларов дохода. По состоянию на ноябрь 2011 года SONG завершила полный выход из компании путем продажи стратегическому партнеру.

    • 23 На мой взгляд, урбанизация является одновременно причиной и следствием экономического роста.
    • 24 Исследование, проведенное Рупали Рагхаваном и Решмой Апте, исследователями Центра развивающихся стран (…)

    29 Жилье для малообеспеченных слоев населения — еще одна крупная неиспользованная возможность в большинстве развивающихся стран, особенно с учетом того, что они быстро растут благодаря урбанизации и индустриализации и, как следствие, еще быстрее урбанизируются.23 В одной только Индии, по оценкам, не хватает 30 миллионов домов, из которых более 95% спроса приходится на сегмент с низким доходом. Наше исследование34 рынка жилищного строительства выявило всего два жилищных проекта, ориентированных на сегмент малообеспеченных, что представляет собой огромное несоответствие между спросом и предложением. Мы провели 12 месяцев исследования и определили следующие ключевые идеи:

    1. Большинство девелоперов совершили фундаментальную ошибку, сегментируя рынок по доходам, тогда как на самом деле обитатель трущоб в Мумбаи, скорее всего, зарабатывает больше денег, чем человек из среднего класса в городе уровня 3.Мы обнаружили, что сегментацию лучше всего проводить по географическому принципу, при этом для каждого региона требуется свое решение для жилья.

      • 25 В большинстве индийских городов есть эти крупные кластеры МСП на периферии, в которых используется большое количество сотрудников (…)

      Одни только промышленные кластеры25 испытывают нехватку более 6 миллионов домов, несмотря на рабочие места в формальном секторе и возможность удержаний из заработной платы.

    2. За пределами больших городов домовладельцы с низким доходом предпочитают жить в наземных, кирпичных домах.

      • 26 В этих случаях повышение стоимости земли является источником больших прибылей, поэтому девелоперы h (…)

      Переход к модели оборотного капитала с быстрым выходом, а не к традиционной модели земельного банка с недвижимостью 26, имел потенциал для получения значительной прибыли.

    • 27 домов площадью 200 или 300 квадратных футов, не считая переднего и заднего дворов, предусмотренных для каждого дома.

    30 Основываясь на этих выводах и имея капитал около 500000 долларов, мы решили проверить гипотезу с помощью коммерческого пилотного проекта, включающего около 220 домов по цене от 6000 до 11000 долларов27. Такая цена сделает домовладение доступным для семей с доходом от 150 до 300 долларов дохода семьи в месяц (обычно два дохода).Владельцам придется внести 20% стоимости в качестве первоначального взноса, а затем подать заявку на ипотеку; Занятость в формальном секторе облегчает этот процесс для банков, особенно для банков с приоритетными целевыми показателями кредитования секторов.

    • 28 Изображения выше взяты с пилотного участка, где сначала были построены несколько демонстрационных домов.
    • 29 Учитывая успех идеи, компания была выделена из ISB и представляет собой автономный (…)

    31 Учитывая неудовлетворенный спрос на рынке, 75% домов28 были проданы в первый день открытия проекта для предпродажной подготовки. В сочетании с низкими затратами на строительство и 20% первоначальным взносом это обеспечило отсутствие долгов по проекту (отсутствие необходимости в финансировании проекта) и положительный денежный поток с первого дня. На момент закрытия проект обеспечил IRR, превышающую 100%, и теперь в компанию поступил частный акционерный капитал, что позволяет ей расширяться.29

    Рисунок 4.Пилотный проект для малообеспеченного жилья

    Zoom Original (jpeg, 36k)

    32 На основе нашего исследования и опыта коммерциализации мы определили 3 коммерческие возможности в сфере жилья для малоимущих:

    Контуры хорошо функционирующего общества

    33Посмотрите на рисунок ниже. Вы можете думать об этом как об элементах хорошо функционирующего общества или как о столпах урбанизации или роста городов.Или вы можете думать об этом с точки зрения потенциальных инноваций и инвестиций в пространство «Основание пирамиды» (BOP), за исключением трех прямоугольников серого цвета. Невозможно иметь здоровое общество или хорошо функционирующие города без должного решения каждой из этих проблем.

    Рис. 5. Основы городского роста

    Zoom Original (jpeg, 91k)

    Базовые допущения

    34 Каждая из этих коробок эффективно представляет рынок объемом 100 миллиардов долларов только в Индии, поэтому реального рыночного риска нет, если можно будет найти высококачественное и недорогое решение; например, всегда будет рынок чистой воды.Кроме того, все эти отрасли могут выдерживать высокую степень конкуренции. Например, в сфере жилищного строительства дополнительные 10 компаний в космосе не нанесут серьезного ущерба существующему бизнесу, даже если принесут большую пользу потребителям. Даже при условии наилучшего исполнения нам будет сложно построить 100 000 домов за 5 лет. Учитывая дефицит 30 миллионов домов (или 6 миллионов только в промышленных районах), конкуренция вызывает меньшее беспокойство. Казнь — вот настоящая проблема.

    35 В областях, описанных выше, рассматриваются возможности с очень небольшим рыночным или технологическим риском, и инвестору гораздо легче контролировать риск исполнения.Если в центре внимания находятся инновации, основы бизнеса, исполнение и как можно скорее положительный денежный поток, в каждом из этих секторов открываются огромные возможности.

    Роль для транснациональных корпораций?

    • 33 Например, в сфере обращения с отходами лучше обслуживать компанию, если она (…)

    36 Учитывая все, что было упомянуто на предыдущих страницах, есть ли роль для транснациональных корпораций в основе пирамидальных рынков? Я верю, что да.Некоторые из них могут включать прямые возможности для потребителей, такие как продажа шампуня бедным, но могут быть гораздо более широкие (и менее затратные) возможности для снижения транзакционных издержек, с которыми сталкиваются более мелкие, более инновационные и предприимчивые фирмы. Финансы — хорошее начало, поскольку большую часть времени предприниматели, вероятно, лучше обслуживаются стратегическими инвесторами (крупными компаниями в той же сфере), чем финансовыми инвесторами33. управленческий талант, каждый из которых начинающие фирмы могли бы использовать в больших дозах.Наконец, что касается политики, то большая компания с гораздо большей вероятностью сможет выступить за изменения, чем разрозненные и неизвестные стартапы.

    37 Создание богатства — лучшее противоядие от бедности, и любая страна, добившаяся больших успехов в избавлении от абсолютной бедности, добилась этого благодаря быстрому экономическому росту.

    38 Таким образом, бизнесу, особенно частному, должна быть предоставлена ​​веская причина взять на себя центральную роль в процессе развития бедных стран.Не через механизм социальных предпринимателей или какой-либо другой процесс улучшения самочувствия, а через обычных предпринимателей, которые следуют своему инстинкту риска / вознаграждения.

    39 При правильном деловом климате, переоценке рисков и снижении информационной асимметрии мы ожидаем, что большое количество предпринимателей решит проблему неэффективности того, что называется социальным сектором, но на самом деле представляет собой огромные инвестиционные возможности. В конце концов, самые большие возможности для предпринимательства заключаются в создании страны, а возможности размером с Индию и Китай появляются, может быть, раз в 200 лет, если не реже.Если предприниматели добьются успеха в больших масштабах, они обязательно воспроизведут в Индии, Африке и других странах тот замечательный опыт, который они имели в 20-м веке в Восточной Азии, а совсем недавно в Китае, включая резкое снижение уровня абсолютной бедности.

    Мировая экономика — это пирамида, говорит Стивен Чу

    Мировая экономика основана на постоянно растущем населении, сказал лауреат Нобелевской премии Стивен Чу, схема, о которой экономисты не говорят и с которой правительства не столкнутся, схема, которая делает невозможной устойчивость и которая, вероятно, в конечном итоге потерпит неудачу.

    «Миру нужна новая модель повышения уровня жизни, не зависящая от финансовой пирамиды», — сказал Чу из Чикагского университета.

    Чу не уточнил, как будет выглядеть эта новая модель, но он предложил решение проблемы роста населения, на которую опирается нынешняя.

    «Повышенное экономическое процветание и все экономические модели, поддерживаемые правительствами и глобальными конкурентами, основаны на том, что больше молодых людей, рабочих, чем пожилых людей», — сказал Чу. «На ум приходят две схемы. Одна — это пирамида. Вторая — это схема Понци. Я не собираюсь объяснять вам их обе, вы можете найти ее. Но она основана на росте в различных формах».

    Например, здоровые молодые работники оплачивают расходы на медицинское обслуживание стареющих работников и пенсионеров, сказал бывший министр энергетики, и эта схема требует увеличения числа молодых работников.А экономический рост требует, чтобы все больше и больше людей покупали все больше и больше товаров, что чревато ужасными экологическими последствиями.

    С этим как минимум две проблемы:

    1. «В зависимости от финансовой пирамиды или схемы Понци, устойчивости не бывает», — сказал Чу.
    2. По мере повышения уровня жизни рост населения снижается. Так что, если экономике удается повысить уровень жизни, она подрывает сама себя.

    «Экономисты это знают, но на самом деле они не говорят об этом открыто, и в правительстве нет реальной дискуссии», — сказал Чу.«Каждое правительство говорит, что вы должны увеличить население, независимо от того, делаете ли вы это за счет иммигрантов или местного населения. Так что это проблема».

    Китай заменил политику одного ребенка стимулом для родителей иметь двоих детей, отметил в качестве примера Чу, а Франция предлагает приз — Médaille de la Famille Française — многодетным матерям. По его словам, подобные стимулы не помогут миру добиться устойчивости.

    Чу, человек, который ликвидировал разлив нефти в Персидском заливе с помощью каракуля на салфетке, затем предложил два безболезненных решения проблемы роста населения:

    «Образование женщин и создание богатства.Во всех культурах. Вы идете отрицательно. Вы идете отрицательным рождением.

    «Во многих странах мира, в развитых странах, Японии, Испании, Италии, мы говорим о 1,3 (детей на пару), 1,2 — ниже 1, где 2 — устойчивое состояние».

    Так Чу ожидает, что эти эффекты повышения уровня жизни в конечном итоге компенсируют рост населения. По его словам, это поможет окружающей среде, но также потребует нового типа экономики.

    Визит Чу в Чикагский университет был спонсирован Институтом энергетической политики Чикаго (для которого я иногда веду подкасты) и Институтом молекулярной инженерии.

    Это четвертый из четырех рассказов о взглядах Стивена Чу на изменение климата и его возможные решения. Подробнее:

    Мясо и сельское хозяйство хуже для климата, чем производство электроэнергии

    Приготовьтесь к 1,5 ¢ возобновляемой электроэнергии, которая может дать толчок водородной экономике

    Недавние выбросы углерода будут влиять на атмосферу в течение 10 000 лет

    Понимание и применение пирамиды КСО Кэрролла

    Пирамиды получили плохую репутацию в деловом мире, особенно когда речь идет о слове «схема».

    Но пирамида корпоративной социальной ответственности (КСО) Арчи Кэрролла может просто изменить ваше мнение о пирамидах в контексте корпораций.

    Поскольку КСО может быть сложной и беспорядочной работой, в которой задействованы легионы внутренних и внешних заинтересованных сторон, часто в значительной степени полагающиеся на качественные показатели, такие структуры, как пирамида корпоративной социальной ответственности Кэрролла, помогают упростить довольно тонкую область.

    Теперь, когда корпоративная социальная ответственность прочно вошла в категорию руководителей высшего звена, и сегодняшние потребители ожидают, что компании станут хорошими корпоративными гражданами, ставки стали выше, чем когда-либо.На кону стоит выживание организации, и прибыль больше не является единственным показателем.

    Недавнее исследование в журнале Management Science показало, что компании, практикующие КСО, демонстрируют более высокую маржу прибыли, более высокую оценку и более низкий риск. Исследователи даже обнаружили, что КСО имеет тенденцию повышать дифференциацию продукта (это означает, что потребители склоняются к в пользу компаний с солидной репутацией в области КСО), а также обеспечивает более стабильную рентабельность активов даже в условиях экономических колебаний.

    Такие данные подтверждают представление Арчи Кэрролла о том, как КСО работает в современных компаниях.

    Он многогранен.

    Ожидается, что организации продемонстрируют, насколько они социально ответственны на всех уровнях, от экономических до благотворительных. Давайте разберемся, что это за уровни и как они действуют в современных организациях.

    Что такое пирамида корпоративной социальной ответственности Кэрролла?

    Спросите Даниэль Холли, генерального директора Common Impact, важны ли рамки для корпоративной социальной ответственности.

    Как руководитель в своей области, она, вероятно, скажет вам, что они имеют большое значение. Она, вероятно, даже покажет вам систему измерения, разработанную ее командой для оценки воздействия волонтерских программ на основе навыков.

    Хотя деятельность по КСО может варьироваться от откровенных благотворительных пожертвований и квалифицированного волонтерства до пожертвований в натуральной форме и защиты проблемных областей, эти действия все же необходимо сформулировать с самого начала и измерить на протяжении всей кампании КСО.

    Вот почему такие структуры, как пирамида Кэрролла, в высшей степени полезны.

    Как отмечает Холли: «Лучшие программы КСО учитывают общую стратегию компании, ее основные компетенции и таланты сотрудников, а также те области социального воздействия, для решения которых она лучше всего подходит».

    Другими словами, отличные кампании КСО, вертикально интегрированные на всех уровнях работы организации — внутреннем и внешнем.

    Холли говорит, что для создания основы КСО, которая будет находить отклик у сотрудников и заинтересованных сторон сообщества, руководители высшего и среднего звена должны сосредоточиться на HR, вовлечении сотрудников и благотворительности.. Это комплексная сделка.

    Пирамида корпоративной социальной ответственности Кэрролла помогает компаниям рассматривать КСО в целом. Если один уровень отсутствует или недостаточно ресурсов, Великая пирамида КСО никогда не будет построена.

    Вот как руководители организаций могут сосредоточиться на каждом уровне, обращаясь ко всем уровням КСО.

    Организации должны участвовать на всех четырех уровнях пирамиды корпоративной социальной ответственности Кэрролла

    Подход Southwest Airlines к тройной прибыли (производительность, люди и планета).

    Бакалейные магазины H-E-B оказывают помощь при стихийных бедствиях во время и после урагана Харви.

    Patagonia в 2019 году полностью сокращает налоги на 10 миллионов долларов, чтобы помочь смягчить последствия изменения климата.

    Рабочие мобильной кухни H-E-B готовят горячие блюда в Рокпорте 29 августа для людей, пострадавших от урагана Харви.

    Фотография Р.Г. Ratcliffe

    Если вы ищете примеры компаний с вертикально интегрированной КСО, которые оказывают большое влияние, Ханна Ноукс вам поможет.Как соучредитель Magnify Impact, она направляет компании через процесс, чтобы «помочь им определить самую прочную основу для их программы КСО».

    Для Nokes это довольно просто. Руководители организаций должны тщательно продумать, какое социальное влияние они хотят оказать («цель»). Эта саморефлексия должна соответствовать их организационным возможностям («сверхспособностям»). Конечным результатом будут социальные результаты («воздействие»).

    Еще один очень полезный фреймворк для CSR.

    Вышеупомянутые компании являются примерами организаций, которые долго и упорно думали и планировали свои цели и сверхспособности.Вооруженные подходом, который лучше всего подходил их бренду, они реализовали пирамиду КСО Кэрролла вверх и вниз.

    Вот немного больше о каждом уровне этой пирамиды с некоторыми полезными бизнес-примерами.

    Экономическая ответственность

    На самом базовом уровне организации должны получать прибыль за счет роста. Без успеха здесь нельзя заниматься КСО.

    Если компания заинтересована в поддержке общества в долгосрочной перспективе, она должна выполнять эти основные экономические обязательства перед своими акционерами и заинтересованными сторонами.

    Например, компании, которые меняют свой подход к упаковочным материалам и переходят на более экологичную упаковку, более дешевую, чем традиционные материалы, будут выполнять свои экономические обязательства, а также соблюдать экологические обязательства.

    Юридическая ответственность

    Организации должны соблюдать законы и постановления.

    Эти правила устанавливаются правительствами в рамках общественного договора. Это так просто.

    Важно помнить, что правительства создают рынки, на которых существуют компании.Посредством налогов, штрафов и всевозможных юридических вмешательств граждане наделяют своих руководителей полномочиями управлять контекстом, в котором компании ведут свой бизнес.

    Самый простой пример — это регулирование нашей окружающей среды.

    У нас есть правовая база для защиты основных прав человека на чистый воздух и воду, потому что они нужны нам для выживания. Организации могут создавать и продавать свои продукты и услуги способами, влияющими на окружающую среду, но только в пределах, определенных правительством.

    Когда эти негативные последствия для бизнеса становятся слишком серьезными, компании могут столкнуться с судебными разбирательствами и другими налогами, которые отбрасывают их в финансовом отношении и угрожают их существованию. Это хрупкое равновесие.

    Этическая ответственность

    Этот уровень пирамиды Кэрролла основан на ожиданиях общества.

    Правда, они могут быть непрозрачными. Другими словами, от компании к компании ваш пробег может отличаться.

    Руководство должно принимать те моральные решения, которые повлияют на бизнес, потребителей, сотрудников и окружающую среду.Вот где важна репутация. Молва и мнение потребителей имеют огромное влияние на прибыль компании.

    Это, безусловно, самый сложный показатель, который бизнес-лидерам приходится отслеживать и контролировать. Это также одно из самых важных.

    Например, когда сотрудники выступают против внутренней практики компании, компании часто находятся в пределах своих экономических и юридических «прав» на увольнение этого сотрудника. Но должны ли они?

    В такие моменты руководители организаций делают сложные расчеты рентабельности.Они сравнивают внешнее восприятие с потенциальным ущербом, который может быть нанесен экономической реальности компании, если они выберут другой путь.

    Этические соображения редко бывают легкими, и они затрагивают суть ценностей организации.

    Обязанности по благотворительности

    В наши дни от предприятий ожидается пожертвований.

    Щедрый вклад компаний обратно в сообщества, которые их поддерживают, в настоящее время является базовым показателем. Современные потребители понимают, что организации взаимосвязаны с людьми и районами, в которых они ведут бизнес.

    Короче говоря, сенатором Элизабет Уоррен, обычные граждане просто ожидают, что богатые компании выплатят свою справедливую долю. Будь то корпоративные налоги или огромные чеки, врученные на сцене достойным студентам, у людей есть врожденное чувство, что компании должны идти на уступки.

    Один из самых ярких примеров корпоративной благотворительности — Билл Гейтс. Миллиардер, который теперь получает признание за то, что он опередил кривую угрозы, исходящей от глобальных пандемий, создал гигантскую благотворительную операцию в форме Фонда Билла и Мелинды Гейтс.

    Его миллиарды прошли долгий путь к ключевым целям в области корпоративной социальной ответственности — от реформы образования до посевных достижений в сельскохозяйственных технологиях.

    Интеграция пирамиды корпоративной социальной ответственности в вашу платформу управления корпоративной социальной ответственностью

    Как и все пирамиды, даже у Арчи Кэрролла есть свои унылые края.

    Некоторые исследователи отметили, что пирамида корпоративной социальной ответственности Кэрролла не учитывает противоречивые обязательства, с которыми часто сталкиваются компании, и этические контуры этих решений.Критики также отметили, что культура играет огромную роль в принятии решений в организации, и что модель Кэрролла не учитывает это должным образом.

    Это может ограничить то, как рамки могут применяться в культурных контекстах. А что происходит, когда компании не делают того, что обещают, когда дело касается КСО? Даже самые лучшие теоретические модели не могут объяснить обман.

    Хотя важно отметить слабые стороны модели, организации все же могут извлечь выгоду из интеграции пирамиды КСО Кэрролла в свою более широкую стратегию социального воздействия.Одним из полезных шагов в этом направлении было бы управление всей работой CSR с помощью комплексного программного обеспечения CSR. Это позволяет компаниям измерять KPI на различных уровнях пирамиды и отслеживать прогресс в достижении всеобъемлющих целей КСО.

    Благодаря тому, что вся ваша работа по КСО координируется в одном месте, корпоративные менеджеры КСО могут принять целостный подход к достижению социальных изменений и начать как рост, так и отдачу.

    Пол Перри

    Пол Перри — писатель и бывший преподаватель со значительным опытом управления некоммерческими организациями.Он питает слабость к соискателям грантов, стремящимся сделать мир лучше и справедливее.

    Как SC Johnson работает над улучшением условий жизни у основания пирамиды

    Познакомьтесь с Анной из Белен, Перу

    Это один из детей Анны, домохозяйки, которая живет в Белене, Перу. Ее дом сделан из гофрированного металла и фанеры, подаренный членами семьи и друзьями

    .Большая часть семейного имущества — это пожертвования, подарки или утилизированные материалы.Муж Анны, Иаков, работает разнорабочим, получая низкую, непостоянную заработную плату. Он зарабатывает достаточно на еду, одежду и некоторые предметы домашнего обихода, но не на многое другое.

    Белен расположен на берегу реки Итая. Когда вода поднимается, это сигнализирует о начале сезона комаров. Анна не может заснуть по вечерам из-за постоянного укуса и страха, что ее дети могут заболеть лихорадкой денге. Когда ее старшая дочь заболела геморрагической лихорадкой денге, медсестры местной поликлиники рекомендовали зажигать спирали от комаров под детской кроватью и мыть пол с помощью отбеливателя и бензина.

    Медицинские работники посещают Белен в начале сезона комаров, чтобы задокументировать случаи лихорадки денге и рассказать домохозяйствам о противомоскитных сетках. Анна считает, что противомоскитные сетки эффективны, но под них невыносимо спать во влажный сезон дождей. «Я не могу спать под сеткой, потому что слишком жарко — если я буду спать без сетки, меня заживо сожрут комары. В любом случае я не сплю, — говорит она.

    Обучение: Проведение времени с такими людьми, как Анна и ее семья, усиливает необходимость предлагать решения, которые не только доступны и доступны по цене, но и органично вписываются в ее жизнь, соответствуют ее приоритетам и даже делают ее жизнь лучше.

    Действия: Для решения этой проблемы мы применяем ориентированный на человека подход к таким организациям, как Фонд Билла и Мелинды Гейтс, и погружаемся в жизнь наших конечных пользователей, чтобы по-настоящему понять их приоритеты, то, как они живут своей жизнью, и что для них действительно важно.

    Влияние: стратегические принципы BOP SC Johnson
    Чтобы помочь семьям, находящимся у основания пирамидных сообществ, и людям повсюду, программа SC Johnson BOP ориентирована на малярию как на высший приоритет.Половина населения мира уязвима для этой смертельной, но предотвратимой болезни, переносимой комарами.

    Наша команда провела время с семьями в районах, где распространена малярия, узнавая о том, как живут семьи, их чаяниях и ценностях. И как часть этого, поиск способов преодоления препятствий на пути предотвращения там, где они существуют, будь то доступ, стоимость или осведомленность.

    Наша работа служит нашей миссии по предотвращению болезней, передаваемых комарами, в глобальных сообществах путем предоставления доступных предложений, адаптированных для 4 миллиардов беднейших людей мира.

    На данный момент команда BOP взаимодействовала с более чем 1000 членов сообщества в их деревнях и домах, а также с более чем 150 членами министерств здравоохранения и неправительственных организаций (НПО), работающих над сокращением популяций комаров, укусов комаров и болезней, передаваемых комарами. методы профилактики. Команда также участвовала в девяти сессиях совместного творчества с партнерами, чтобы изучить новые меры борьбы с комарами.

    Это непросто. Создание экономически устойчивых бизнес-моделей, которые можно масштабировать на все сообщества BOP, сложно.Они часто включают новые каналы распространения, новые вмешательства и новые кампании по изменению поведения. Команда продолжает пробовать новые решения и получать информацию из каждого опыта, независимо от того, работает он или нет.

    В неформальной экономике женщины составляют основу экономической пирамиды

    Когда женщины, живущие в бедных, раздираемых конфликтами районах, участвуют в экономической жизни, они часто присоединяются к неформальной экономике страны. Неформальная экономика включает виды деятельности или рабочие места, которые являются источником дохода, но не облагаются налогами и не контролируются государственными учреждениями, например, уличная торговля, сезонное сельское хозяйство и надомный труд.

    В результате работники, занятые в неформальной экономике, лишены важных преимуществ в плане работы, таких как социальное обеспечение и отпуск по болезни, а также средств защиты труда, чтобы обеспечить их безопасность, что делает их более уязвимыми к крупным финансовым колебаниям и кризисам.

    Женщины больше всего ощущают влияние неформальной экономики — с дополнительным бременем гендерного насилия.

    Женщины с большей вероятностью будут располагаться ниже в иерархии рабочих и заниматься мелкомасштабными операциями, такими как производство продуктов питания.Большинство доступных данных показывают, что в глобальном масштабе предполагаемый гендерный разрыв в заработной плате больше в неформальных отраслях, чем в формальных, а это означает, что для большинства женщин неформальная работа является невероятно нестабильной работой.

    Без какой-либо социальной или правовой защиты на рабочем месте женщины в неформальной экономике также становятся все более уязвимыми к гендерному насилию во время работы. Но чтобы заработать на семью, многие женщины вынуждены молчать.

    Неформальная экономика и крупные кризисы: наблюдения во время пандемии COVID-19

    Как для мужчин, так и для женщин в неформальной экономике успех полностью зависит от их способности работать и продавать; нет оплаты по болезни, оплачиваемого отпуска или социального обеспечения, на которые можно было бы положиться.Мировая пандемия COVID-19 подчеркивает опасность работы в неформальной экономике и невыполнение основных положений, призванных уменьшить экономический ущерб во время кризиса.

    Текущие рекомендации о социальном дистанцировании, ограничениях и комендантском часе, хотя и сделаны из лучших побуждений, создают трудную загадку для неформальных работников: оставаясь дома, можно уберечь их от болезней и наказаний со стороны местной полиции, но это также означает, что у них нет возможности заработать деньги. доход и обеспечивать себя и свои семьи.А если они все же заболеют, нет надежной медицинской страховки или доступной медицинской помощи. Как сказал один уличный торговец из Мексики: «Заболеть для нас — роскошь».

    Планы, запущенные правительствами со значительной неформальной рабочей силой для подачи жалоб на потерю заработной платы, почти всегда не охватывают истинные потребности неформальных работников. Даже когда эти планы действительно подходят для них, заявленная сумма жалоб часто составляет лишь часть потерь, с которыми сталкиваются неформальные работники. Поскольку эти работники не учитываются в формах социального обеспечения и налоговых выплат, существует серьезная проблема, заключающаяся в том, что большинство из них вообще не получат оплату.

    Там, где женщины составляют подавляющее большинство в неформальной экономике, эти опасные последствия становятся более заметными во время кризиса.

    Где женщины работают в неформальной экономике?

    Почти во всех странах мира женщины составляют основную часть рабочей силы в неформальной экономике. В странах Африки к югу от Сахары 74 процента женщин, занятых в несельскохозяйственном секторе, заняты в неформальном секторе; в Южной Азии этот показатель достигает 80 процентов.

    Женщины, скорее всего, будут ограничены работой в неформальной экономике в странах, где их экономическая мобильность наиболее ограничена.Страны, которые не ценят образование женщин или где социальные и культурные нормы относят их к исключительной ответственности за дом и семью, видят больше несоответствий в гендерном составе и различиях в заработной плате в своей неформальной экономике. Проще говоря, женщины понимают уязвимость работы в неформальной экономике, но не имеют возможности заниматься чем-либо помимо этого.

    Группа женщин в Нигерии готовится продать лук и репу на местном рынке

    Гендерное насилие в неформальной экономике

    Поскольку женщины, участвующие в производстве неформальной экономики, вынуждены работать в опасных условиях или, в случае уличных торговцев, полагаются на городское пространство для работы, они становятся все более склонными к гендерному насилию и домогательствам во время работы.Без защиты трудового законодательства на рабочем месте работодатели и коллеги-мужчины с большей вероятностью будут совершать сексуальное или физическое насилие в отношении работающих женщин и с меньшей вероятностью понесут за это наказание, поскольку жертвы опасаются, что сообщение о них приведет к дальнейшему насилию или потерям. от их единственного дохода.

    Уличные торговцы-женщины по всему миру сообщают, что их виновниками могут быть даже люди, поставленные на место, чтобы их защищать; местные силы безопасности могут специально преследовать женщин-торговцев и подвергать их физическому насилию.В районах, где площадь для продажи вызывает сильные споры, женщин часто заставляют обменивать секс на разрешение торговать.

    Женщины в Демократической Республике Конго плетут корзины для продажи на местном рынке. Фото: Элисон Райт

    Women for Women International обслуживает женщин, живущих в местах, где многим требуется разрешение от мужей или членов семьи мужского пола для разрешения покинуть свои дома, не говоря уже о получении дохода.

    Объединяя женщин друг с другом в бизнес-ассоциации и сберегательные группы, мы помогаем им повысить устойчивость к кризисам, будь то COVID-19, конфликт или что-то еще.Они узнают, что значит, когда женщины обладают коллективной властью.

    В таких ситуациях, как текущая пандемия, наши страновые группы также имеют связи с местными службами, чтобы предоставлять направления в службы здравоохранения и ресурсы для тех, кто сталкивается с гендерным насилием.

    Вместе, как глобальное сообщество, мы можем помочь женщинам создать систему социальной защиты, даже когда формальные институты их подводят.

Check Also

Стимулирование определение: Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?

Содержание Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?Смотреть что такое «Стимулирование» в других словарях:КнигиСтимулирование — это… …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *