Четверг , 19 ноября 2020
Бизнес-Новости
Разное / Заключение психолого психиатрической экспертизы пример гражданское право – Пример психиатрической экспертизы (способность понимать действия)

Заключение психолого психиатрической экспертизы пример гражданское право – Пример психиатрической экспертизы (способность понимать действия)

Содержание

Пример психиатрической экспертизы (способность понимать действия)

                                             

ЦЕНТР

МЕДИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Автономная некоммерческая организация

115280 г.Москва, Велозаводская ул.д.4, офис 415

тел. (495) 651-84-76 (ф) 723-41-69, 8-905-586-30-71 [email protected]

ОГРН 1117799017995                      ИНН 7725350534

__________________________________________________________________________________

 

 

П О Д П И С К А     Э К С П Е Р Т А

 

        Нам, Андриянову Николаю Иосифовичу и Токареву Андрею Олеговичу, в соответствии со ст.14 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», руководителем экспертного учреждения разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст.ст.16, 17 указанного ФЗ и ст.85 ГПК РФ.

Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупреждены.

 

 

Н.И. Андриянов

 

А.О. Токарев

 

 

 

 

З А К Л Ю Ч Е Н И Е      Э К С П Е Р Т А

 

№  35-Пх                                                                            20 июня  2013 года

 

Эксперты АНО «Центр медико-криминалистических исследований» Токарев Андрей Олегович, имеющий высшее медицинское образование, квалификацию врача-психиатра, стаж экспертной работы по специальности 22 года, диплом ТВ № 030557, выданный 27 июня 1989 г. Саратовским государственным медицинским институтом, сертификат А № 3607266 по специальности «Психиатрия», высшую квалификационную категорию, и Андриянов Николай Иосифович, имеющий высшее медицинское образование, квалификацию врача-психиатра, стаж экспертной работы по специальности 3 года, диплом ВСГ № 3087073, выданный 22 января 2010 г. Московским государственным медико-стоматологическим университетом, сертификат А № 4543836 по специальности «Психиатрия», по поручению руководителя экспертного учреждения, сделанного на основании определения судьи ———— районного суда города Москвы А.М. ————- от 17 апреля 2013 года о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы ———— В.В., 01 сентября 1933 года рождения, умершего 30 июня 2012 года, по гражданскому делу № 2 – 1358/13 по иску ———— А.В. к ———— В.Ф. о признании завещания недействительным, выполнили указанную экспертизу.

 

ВВОДНАЯ   ЧАСТЬ

 

28 мая2013 года в АНО «Центр медико-криминалистических исследований» поступило определение судьи Преображенского районного суда города Москвы А.М. Хуснетдиновой от 17 апреля 2013 года о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы ———— В.В., 01 сентября 1933 года рождения, умершего 30 июня 2012 года, по гражданскому делу № 2 – 1358/13 по иску ———— А.В. к ———— В.Ф. о признании завещания недействительным.

 

На экспертизу поступило:

 

— гражданское дело № 2 – 1358/13 Преображенского районного суда г.Москвы на 156 листах.

— медицинская карта амбулаторного больного №121643 городской поликлиники №150 ЮЗАО г.Москвы

— медицинская карта стационарного больного № 9193 городской клинической больницы №4 г.Москвы

— медицинская книжка №14-014419 госпиталя ФСБ

 

Перед экспертами поставлены вопросы:

 

  1. Страдал ли ———— Виктор Васильевич, 01 сентября 1933 года рождения, умерший 30 июня 2012 года, какими-либо психическими заболеваниями?

 

  1. Мог ли ———— Виктор Васильевич, 01 сентября 1933 года рождения, умерший 30 июня 2012 года, в силу своего возраста и по своему состоянию здоровья 16 апреля 2012 года, в момент подписания завещания, понимать значение своих действий и руководить ими?

 

 

Производство экспертизы поручено:

 

Токареву Андрею Олеговичу, образование высшее медицинское, врачу-психиатру высшей квалификационной категории, имеющему сертификат специалиста по специальности «Психиатрия» и стаж экспертной работы 22 года;

Андриянову Николаю Иосифовичу, образование высшее медицинское, врачу-психиатру, имеющему сертификат специалиста по специальности «Психиатрия»  и стаж экспертной работы 3 года.

 

Используемая литература:

 

  1. А.А. Ткаченко. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦС и СП. им. Сербского – М., 2001.
  2. А.А. Ткаченко. Экспертное судебно-психиатрическое исследование: подготовительная и аналитическая стадии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2005.
  3. А.А. Ткаченко. Судебная психиатрия. Консультирование адвокатов. – М., 2004.
  4. Клиническая психиатрия. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой М., 1998.
  5. Т.Б. Дмитриева и соавт. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. – М., 2000.
  6. Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния. Руководство для врачей и психологов. – М., 2001.
  7. Глоссарий. Психопатологические синдромы и психотичекие состояния для клинической оценки больных сосудистыми психозами. Методические рекомендации. – М., 1976.
  8. В.А. Концевой. Аффективные психозы в позднем возрасте. Руководство по психиатрии под ред. А.С. Тиганова. – М., 1999.
  9. Б.А. Лебедев. Психические расстройства сосудистого генеза. Руководство по психиатрии. – М., 1988.
  10. Т.А. Смирнова. Проблемы соматопсихиатрии в судебной экспертизе . Рос. Психиатр. Журнал. – М., 1999, № 4.
  11. Н.Г. Шумский. Диагностические ошибки в судебно – психиатрической экспертизе. – СПБ., 1997.
  12. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. – СПБ., 1994.
  13. МКБ – 10 в судебно-психиатрической экспертизе. Пособие для врачей. Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.В. Шостаковича. – М., 1999.
  14. «Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждена Приказом Минздрава России №: 401 от 12 августа 2003 года.
  15. Т.Б. Дмитриева, Н.К. Харитонова, К.Л. Иммерман, Е.В. Королёва. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. – СПб., 2-е изд. 2003.
  16. Н.К. Харитонова, Д.Н. Корзун. Судебно-психиатрическая экспертиза лиц с органическими психическими расстройствами, заключивших имущественные сделки. Пособие для врачей. – М., 2006.

 

Исследовательская часть.

 

При производстве экспертизы использовался метод клинико-психопатологического исследования (анамнез, анализ имеющихся симптомов психических расстройств) в сочетании с анализом данных соматоневрологического состояния по данным материалов дела и медицинской документации.

Из материалов гражданского дела —————- районного суда г. Москвы №2-1358/13, представленной медицинской документации известно следующее.

В представленных документах сведений о раннем развитии, отягощенной психическими заболеваниями наследственности, а также о фактах обращения за медицинской помощью к психиатру и наркологу ———— В.В. не имеется.

———— В.В. с 2001 по 2007 год неоднократно стационировался в Центральный клинический военный госпиталь ФСБ России (выписки из истории болезни №№ 1391, 6873, 3426, 5274, 5774), 3-й центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского (выписка из истории болезни №19935) в связи с ухудшением соматического состояния. Были диагностированы следующие заболевания: бронхиальная астма, инфекционно-зависимая, среднетяжелое течение, обострение; эмфизема легких, пневмосклероз. Дыхательная недостаточность 2 степени. Постоянная форма мерцательной аритмии. Атеросклероз аорты, сосудов головного мозга. Гипертоническая болезнь 2 стадии. Дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст. Варикоз вен нижних конечностей, хроническая венозная недостаточность. Сахарный диабет 2 типа. Ожирение 3 степени. Хронический геморрой. (л. д. 80-90).

В указанных медицинских документах сведений о психических расстройствах, нелепом, неадекватном поведении, нарушениях режима нет. ———— В.В. психиатром во время стационарного лечения не осматривался.

В период с 2008 по 2012 годы подэкспертный многократно находился на лечении в Центральном клиническом военном госпитале ФСБ России (выписки из истории болезни №№ 4116, 4745, 1842, 207, 5624, 4342, 3000, 2354, 1015, 6650, 9563), 3-м центральном военном клиническом госпитале имени А.А. Вишневского (выписка из истории болезни №19935), городской клинической больнице №12 г. Москвы (выписка из истории болезни №№ 19935) по поводу соматической патологии. При поступлении жаловался на одышку при незначительной физической нагрузке и в покое, слабость, снижение работоспособности, отеки ног.

Был установлен диагноз: ишемическая болезнь сердца, атеросклеротический кардиосклероз. Гипертоническая болезнь  3 стадии, 3 степени, риск 4. Бронхиальная астма инфекционно-аллергического генеза, гормонозависимая. Хироническое легочное сердце. Фибрилляция предсердий, нормосистолия. Сахарный диабет 2 типа. Дисциркуляторная энцефалопатия 2 степени. Хронический гастрит. Хронический гепатит. Кожный зуд. Опухоль брюшной полости недифференцированная со сдавлением нижней полой вены. Пупочная грыжа. Подагра, межприступный период. Дорсопатия. Распространенный остеохондроз позвоночника. Варикоз вен нижних конечностей. Хронический геморрой. Дерматофития. Выписан с рекомендациями диеты, рекомендован постоянный прием мочегонной терапии, преднизолон. (л.д. 87-124).

С 12 по 16 апреля 2012 года ———— В.В. находился на лечении в городской клинической больнице №4 г. Москвы. При поступлении жаловался на усиливающуюся в горизонтальном положении одышку. Диагноз при поступлении: постоянная форма мерцательной аритмии, приходящий синдром Фредерика. Состояние описано как тяжелое. Больной госпитализирован в отделение кардиореанимации. (история болезни №9193). После улучшения состояния и перевода подэкспертного в общесоматическое отделение он отказался от дальнейшего лечения.

Согласно выписке из истории болезни № 3563 Центрального клинического военного госпиталя ФСБ РФ от 30 июня 2012 года (копия выписки вклеена в мед. карту), ———— В.В., 1933 года рождения, находился в отделении реанимации и интенсивной терапии с 29 по 30 июня 2012 года в связи с артериальной гипотонией, дыхательной недостаточностью.

30 июня 2012 года у подэкспертного был зарегистрирован узловой ритм 30-25 в минуту с переходом в асистолию. Проводимые реанимационные мероприятия эффекта не принесли. 30 июня 2012 года констатирована смерть ———— В.В. Диагноз при направлении на вскрытие: основной – злокачественное новообразование брюшной полости; осложнения – синдром сдавления нижней полой вены, асцит, лапароцентез от 10 мая 2012 года.

В медицинской книжке госпиталя ФСБ имеется протокол патологоанатомического вскрытия трупа ————- В.В., 78 лет, за № 38 от 03 июля 2012 года. Патологоанатомический диагноз. Основное комбинированное заболевание: стромальная опухоль передней стенки желудка, хронический обструктивный бронхит в стадии обострения, выраженный перибронхиальный и диффузный пневмосклероз. Осложнения: острый реактивный панкреонекроз с поражением тела и хвоста поджелудочной железы, хроническое легочное сердце. Асцит (5000 мл). Гидроперикард (1350 мл жидкости с геморрагическим компонентом). Кардиальный фиброз печени. Двусторонний гидроторакс. Отек мягких тканей верхних и нижних конечностей. Острое и хроническое венозное полнокровие, паренхиматозная дистрофия внутренних органов.

В представленных документах имеется копия медицинской справки для предоставления в ГАИ №01207 на имя ———— В.В., 1933 года рождения, зарегистрированного по адресу: ул. ————— 15-1-106 от 26 февраля 2009 года, из которой следует, что подэкспертный был годен к управлению автомобилями (категория В) (л. д. 69).

В деле имеются копии разрешения на хранение и ношение охотничьего пневматического и огнестрельного оружия №———, действительного по 6 апреля 2012 года, и билета №——— МООО ОИР «Динамо» с уплатой последнего взноса 8 августа 2011 года (л. д. 71).

В деле имеется заявление от 28 июня 2012 года (последнее волеизъявление), адресованное в ———— суд г. Москвы и Черемушкинский ЗАГС г. Москвы. Данное заявление составлено от имени ———— В.В., 1933 года рождения. В тексте заявления говорится, что в апреле 2012 года на него оказывалось психологическое воздействие со стороны ———— В.Ф. и родного брата ———— Валерия, а также его супруги, которые принудили его подписать на имя ———— В.Ф. завещание на Ѕ доли собственности и заключить с ней брак. Автор заявления просит в случае его смерти передать все принадлежащее ему имущество в пользу внучки, ————ой А.А. 1999 года рождения (л. д. 8).

В материалах дела имеется ксерокопия удостоверения ветерана Великой Отечественной войны №———, выписанного на имя ———— Василия Михайловича. В удостоверение вклеена фотография подэкспертного ———— В.В.. Данный документ предоставил истец, заявив, что отец специально вклеил свою фотографию. (л. д. 142).

В деле имеются фотографии, представленные стороной истца и ответчика, на которых изображен подэкспертный в окружении различных людей, как друзей, так и родственников. На некоторых фотографиях изображено застолье,  на столе имеется алкоголь. На всех фотографиях внешний вид ———— В.В. опрятный, ухоженный, судить о наличии признаков каких-либо психических расстройств невозможно. (л.д. 130-133, 143-149).

———— А.В. обратился в ——— районный суд г. Москвы с исковым заявлением о признании недействительным завещания, подписанного его отцом, ————ым В.В. в пользу ———— В.Ф. Завещание составлено и удостоверено нотариусом г. Москвы ———— М.В. 16 апреля 2012 года (л. д. 4-5).

В исковом заявлении ———— А.В. поясняет, что перед смертью его отца стало известно, что последнего принудили в конце апреля 2012 года заключить брак с ———— В.Ф. и оформить на нее завещание на долю в квартире. Для достижения этого «использовалось психологическое воздействие, угрозы и запугивание, а также алкоголь во взаимодействии с медицинскими препаратами, принимаемыми отцом по назначению врачей». Истец пишет, что отцу было запрещено общаться и советоваться с ним, обращаться к нему за помощью. Истец поясняет, что по просьбе отца с его слов было составлено заявление, как последнее волеизъявление умершего, которое он подписал собственноручно. Оформить нотариально заявление отца не представилось возможным, так как он внезапно умер (л.д. 4).

Истец заявляет, что с 1998 года ———— В.В. страдал рядом заболеваний и постоянно направлялся на лечение в стационары. Из-за хронических заболеваний и после смерти жены ————ой Э.М. 30 февраля 2011 года, психическое состояние отца резко ухудшилось. Это проявлялось, по мнению истца, тем, что отец заявлял о том, что вокруг него все предатели и шпионы, рассказывал о своей работе первым встречным людям на улице, предъявлял сфальсифицированные удостоверения и знакои отличия ФСБ и МВД России (л. д. 4).

12 марта 2013 года на заседании ——— районного суда г.Москвы в составе судьи ————-А.М. и в присутствии секретаря ————- А.А. истец заявлял, что о составленном завещании на имя ———— В.Ф. узнал 28 июня 2012 года. Сообщил, что в этот же день привез своего отца к себе домой в плачевном состоянии. Отец рассказал, что на него было оказано психическое давление, и что он не соображал, что подписывал, когда его принуждали подписать завещание, так как был под действием сильнодействующих медицинских препаратов. Истец утверждал, что последнее волеизъявление, которое имеется в деле, отец вначале хотел написать от руки, но в силу состояния здоровья не смог, и он напечатал волеизъявление на компьютере со слов отца, а тот подписал собственноручно (л. д. 74).

На вопрос представителя ответчика об обстоятельствах смерти отца истец ответил, что отец умер в госпитале ФСБ. Также истец добавил, что о болезни отца узнал от двоюродной сестры и на похоронах не присутствовал (л.д. 74).

Ответчик ———— В.Ф. на этом же судебном заседании заявила, что брак с ————ым В.В. был зарегистрирован 20 апреля 2012 года, но они были знакомы с 1973 года. Она считает, что он был женат, но всегда испытывал к ней теплые чувства: каждый год приезжал к ней в деревню, пока его жена ездила отдыхать. После смерти жены подэкспертного  ———— В.Ф. переехала к нему в квартиру на улицу Обручева. Далее ———— В.Ф. рассказала, что умерший ———— В.В. всегда говорил, что хочет завещать ей свою Ѕ долю в квартире. Ответчица также утверждает, что с сыном умерший общался редко, говорил о нем неохотно, последний раз виделся с ним 04 июня 2012 года (л.д. 74).

Ответчик ———— В.Ф. также рассказала, что 28 июня 2012 года была дома вместе с ————ым В.В., где они ожидали врача из поликлиники ФСБ, который пришел в 5-6 часов вечера и выписал наряд на госпитализацию. 29 июня 2012 года приехала карета скорой помощи и увезла ———— В.В. в госпиталь. ———— В.Ф, также сообщила, что все это время пробыла с мужем и что он не отлучался к сыну. На вопрос о том, были ли какие-нибудь психические заболевания у умершего, ответчик заявила, что никаких психических заболеваний у него никогда не было (л. д. 74).

Свидетель ———— В.И. в ходе того же судебного заседания заявил, что является двоюродным братом умершего ————. Пояснил, что знал его более 60 лет, что был на свадьбе покойного с ———— В.Ф. Свидетель заявил, что сына на свадьбе ———— В.В. не было. Подэкспертный сообщил ему, что составил завещание на свою новую жену  (л.д. 74).

На вопрос председательствующего судьи свидетель ———— В.И. ответил, что психических заболеваний у покойного не было. Добавил, что последний раз виделся с ним в апреле, но созванивался по телефону постоянно. С сыном покойный особо не общался, его не было ни на похоронах, ни на поминках по прошествии 40 дней после смерти (л.д. 74).

Свидетель ———— В.В., заявил на этом же заседании суда, что является родным братом подэкспертного и что о составленном завещании он узнал в августе 2011 года (о том, что Ѕ квартиры подэкспертный «завещал Вере Федоровне»). Свидетель подтвердил, что сделал это брат добровольно (л.д. 74).

На вопросы суда свидетель ———— В.В. ответил, что с братом он общался только тогда, когда тот болел, психических заболеваний у него не было, спиртным он не злоупотреблял и что после смерти брата он настоял на вскрытии. Свидетель заявил, что «Веру Федоровну знает давно», и после похорон первой жены у брата возникли намерения связать свою судьбу с ———— В.Ф.. (л.д. 74).

Свидетель ———— С.А., заявил на судебном заседании, что является племянником ———— В.Ф. ———— В.В. знал с 1977-78 годов, был с ним в хороших отношениях, в 2012 году виделся с ним часто, бывал в больнице, забирал из госпиталя, возил на дачу. Свидетель пояснил, что до последнего момента подэкспертный ———— В.В. был «абсолютно вменяемым» и добавил, что отношения умершего с сыном были не очень хорошие, тот практически не общался с ним (л.д. 75).

———— районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи А.М. ————-, при секретаре А.А. —————- вынес определение о назначении по данному делу посмертной судебно-психиатрической экспертизы, сочтя возможным поручить её проведение экспертам АНО «Центр медико-криминалистических исследований».

Аналитическая часть.

 

В представленных медицинских документах и материалах дела отсутствуют какие-либо указания на то, что подэкспертный ———— В.В. страдал психическими расстройствами.

Сведений о том, что подэкспертный когда-либо обращался за медицинской помощью к психиатру и наркологу, нет.

На это косвенно указывает копия медицинской справки для предоставления в на имя ———— В.В от 26 февраля 2009 года, из которой известно, что подэкспертный годен к управлению автомобилями (категория В). Как известно, при прохождении медицинской комиссии для допуска к управлению транспортным средством водитель в обязательном порядке осматривается психиатром и наркологом в диспансерах по месту жительства для установления наличия или отсутствия противопоказаний к вождению.

Об этом же свидетельствует имеющаяся в деле копия разрешения на хранение и ношение охотничьего пневматического и огнестрельного оружия, действительного по 6 апреля 2012 года, и билет стрелкового клуба «Динамо» с уплатой последнего взноса 8 августа 2011 года. При оформлении вышеуказанных документов обязательно освидетельствование психиатра и нарколога в диспансерах по месту жительства.

В деле присутствуют выписки из различных соматических стационаров г. Москвы, в том числе из Главного клинического госпиталя ФСБ и военного госпиталя имени А.А. Вишневского. В указанных документах сведений о том, что у ———— В.В. имелись расстройства памяти, внимания или поведения, нет. Подэкспертный ни разу не осматривался психиатром в указанных стационарах. Отсюда следует, что признаков психических и поведенческих расстройств у него не было.

Отсутствие у подэкспертного психических заболеваний подтверждают и показания свидетелей ————— В.И., ———— В.В. и ———— С.А., которые заявляли, что умерший был  «полностью адекватен» до последнего дня жизни.

В деле также имеются показания истца, ———— А.В., согласно которым на подэкспертного оказывалось психологическое воздействие и он находился под действием сильнодействующих медицинских препаратов. В качестве доказательства истец прилагает фотографии упаковок препаратов. (л.д. 14). Однако препараты кавинтон, финлепсин не только не являются сильнодействующими, но и не способны вызывать в терапевтической дозе психических и поведенческих нарушений.

 

ВЫВОДЫ.

 

  1. ———— Виктор Васильевич, 01 сентября 1933 года рождения, умерший 30 июня 2012 года, какими-либо психическими заболеваниями не страдал (ответ на вопрос №1).
  2. ———— Виктор Васильевич, 01 сентября 1933 года рождения, умерший 30 июня 2012 года, в силу своего возраста и по своему состоянию здоровья 16 апреля 2012 года, в момент подписания завещания, был способен понимать значение своих действий и (или) руководить ими (ответ на вопрос №2).

 

 

 

Эксперты                                                                    Н.И. Андриянов

 

А.О. Токарев

cmki.ru

Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы

Психиатрические экспертизы проводятся для определения психического состояния гражданина в данный момент, либо в определенный момент времени. Такие экспертизы назначаются по делам о признании гражданина недееспособным, о применении последствий недействительности сделок, а также по наследственным спорам.

Психиатрическая экспертиза может быть проведена:

  1. Заочно, по предоставленным в распоряжение экспертов документам.
  2. Очно, с обследованием гражданина, психическое состояние которого вызывает сомнения:
  • стационарно, с помещением обследуемого в психиатрическое учреждение для проведения исследований;
  • амбулаторно, с обследованием подэкспертного в зале суда или по месту жительства.

Вопросы для судебной психиатрической экспертизы

Приведем типовые вопросы для судебной психиатрической экспертизы:

  1. Страдает ли гражданин каким-либо психическим заболеванием, с какого времени?
  2. Может ли гражданин по своему психическому состоянию понимать значение своих действий и руководить ими?
  3. Может ли гражданин по своему состоянию принимать участие в судебном разбирательстве?
  4. Осознавал ли гражданин свои действия при совершении сделки, заключении договора, написании завещания?

Психиатрические экспертизы проводятся комиссией из трех экспертов в государственных специализированных учреждениях.

Образец ходатайства о психиатрической экспертизе

Рекомендуем более детально ознакомиться с правилами назначения экспертиз по гражданским делам. При составлении письменного ходатайства рекомендуется воспользоваться правилами составления искового заявления.

В _________________________ (наименование суда)

От: _______________________ (ФИО полностью, адрес)

по гражданскому делу № _______

по иску __________ (ФИО истца)

к ____________ (ФИО ответчика)

Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы

В производстве суда находится гражданское дело № ____ по иску _________ (ФИО истца) к _________ (ФИО ответчика) о _________ (указать сущность требований).

Для подтверждения психического состояния гражданина _________ (ФИО) необходимо назначить проведение судебной психиатрической экспертизы.

Считаю, что экспертиза может быть проведена заочно (или в очном порядке (стационарно или амбулаторно), поскольку _________ (обосновать свою позицию по способу проведения психиатрической экспертизы).

На основании изложенного, руководствуясь статьей 79 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Прошу:

  1. Назначить по делу проведение судебной психиатрической экспертизы, на разрешение которой поставить следующие вопросы: _________ (привести перечень вопросов перед экспертами).

Перечень прилагаемых к ходатайству документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):

  1. Документы, подтверждающие основания ходатайства о психиатрической экспертизе

Дата подачи ходатайства «___»_________ ____ г.                           Подпись _______


Скачать образец ходатайства: 

Образец искового заявления  Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы

 

vseiski.ru

Пример рецензии судебной психолого-психиатрической экспертизы

                                             

ЦЕНТР

МЕДИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Автономная некоммерческая организация

111250 Москва ул.Красноказарменная, д.3 стр.6

тел. (495) 723-41-69, 8-905-586-30-71

[email protected]

ОГРН 1117799017995                  ИНН 7725350534

 

 

 

№   32-Пх                                                                27 марта    2013 года

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию)

 

Мы, Андриянов Николай Иосифович, врач-психиатр, имеющий сертификат специалиста по специальности «Психиатрия» и стаж экспертной работы 3 года и Токарев Андрей Олегович, имеющий высшее медицинское образование, квалификацию врача-психиатра, стаж экспертной работы по специальности 21 год, высшую квалификационную категорию, на основании запроса адвоката ————- Н.В. в АНО «Центр медико-криминалистических исследований»  от 19 марта 2013 г. дали разъяснения по вопросам полноты, объективности и научной обоснованности заключения комиссии экспертов от 31 января 2013 года, выполненного в —————— областной психиатрическая больнице №1, по комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизе ————а Ильи Владиславовича 1990 года рождения, обвиняемого по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

 

На исследование представлено:

Заключение комиссии экспертов № 103 от 31 января 2013 года, выполненное в ———— областной психиатрической больнице №1», по комплексной первичной амбулаторной судебной психолого-психиатрической по комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизе ————а Ильи Владиславовича 1990 года рождения, обвиняемого по ст. 105 ч. 1 УК РФ. Копия на 5 листах.

 

Перед специалистом поставлены вопросы:

  1. Насколько полным, объективным и научно обоснованным является заключение комиссии экспертов от 31 января 2013 года, выполненного в Брянской областной психиатрическая больнице №1, по комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизе ————а Ильи Владиславовича 1990 года рождения, обвиняемого по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

 

 

Используемая литература.

 

  1. А.А. Ткаченко. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦС и СП. им. Сербского – М., 2001.
  2. А.А. Ткаченко. Экспертное судебно-психиатрическое исследование: подготовительная и аналитическая стадии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2005.
  3. А.А. Ткаченко. Судебная психиатрия. Консультирование адвокатов. – М., 2004.
  4. Клиническая психиатрия. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой М., 1998.
  5. Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния. Руководство для врачей и психологов. – М., 2001.
  6. Н.Г. Шумский. Диагностические ошибки в судебно – психиатрической экспертизе. – СПБ., 1997.
  7. Н.Н. Иванец, И.П. Анохина, М.А. Винникова. Наркология: национальное руководство. — М.,
  8. Л.В.Гусинская, Т.И. Кадина, С.А. Потапов, Т.И. Смирнова. Комплексные судебно-психиатрические экспертизы: Пособие для врачей. М., 1996.
  9. И.А.Кудрявцев. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.,1999.
  10. Т.А. Смирнова. Проблемы соматопсихиатрии в судебной экспертизе . Рос. Психиатр. Журнал. – М., 1999, № 4.
  11. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) Классификация психических и поведенческих расстройств. – СПБ., 1994.
  12. МКБ – 10 в судебно-психиатрической экспертизе. Пособие для врачей. Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.В. Шостаковича. – М., 1999.
  13. «Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждена Приказом Минздрава России №: 401 от 12 августа 2003 года.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ.

Как следует из строк 13-14 снизу на стр. 2 заключения, эксперты излагали содержание исследовательской части, исходя из «материалов уголовного дела №38101 в 3 и со слов подэкспертного».

Обращает на себя внимание то, что эксперты не указали объём уголовного дела (количество томов, листов дела). Это, в свою очередь, лишает какой-либо достоверности их многочисленные ссылки на материалы дела в тексте исследовательской части.

Текст заключение идет монолитно, не разделен на абзацы, не выделены вводная и исследовательская части.

Обратим внимание на то, насколько формально и уклончиво экспертами был изложены данные о раннем развитии, возрастных (в данном случае – пубертатном) критических периодах, особенностях реагирования на житейские ситуации,  трудовой и социальный анамнез ————а И.В. Собственно, это трудно назвать изложением – информация уместилась в несколько строк. При этом эксперты упоминают (строки 10-14 снизу, лист дела №2): в раннем развитии от сверстников не отставал. В школу пошел в срок, с программой массовой школы справлялся хорошо, окончил 11 классов массовой школы, затем поступил в Российский государственный университет туризма и сервиса, который окончил в 2012 году. Некоторое время работал в компании «Сотовик» сборщиком заказов, проживал у родителей, по месту жительства характеризовался положительно, как спокойный и дружелюбный (характеристика в деле и показания свидетелей).

Думается, в задачу экспертов не входило подобное формальное перечисление материалов дела и дача им оценки (положительно или нет характеризуется ———— И.В.), тем более что ссылок на листы дела нет.

Указанные характеристики – важнейший с экспертной точки зрения материал, описывающий личность подэкспертного, однако он, по сути, проигнорирован: о конкретном содержании характеристик не сказано ни слова.

Это противоречит, в частности, требованиям действующей «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.2.2., посвящённом порядку описания анамнеза подэкспертного, в подпунктах «а», «г» и «з» требует изложить:

«2.2.2.  а) наследственную отягощенность психическими расстройствами, если таковая выявляется, данные об особенностях раннего развития подэкспертного;

г) особенности реагирования на различные житейские обстоятельства, в частности на психические травмы;

з) трудовой анамнез, в котором важно не просто перечислить места работы и занимаемые должности, но и приводить, где это возможно, трудовые характеристики, отзывы сослуживцев».

Подобный подход к изложению важной в контексте данной экспертизы информации нельзя назвать иначе, как необъективным.

Кроме того, действующая «Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.2.2., подпункте «к», посвящённом требованиям к описанию исследуемой юридической ситуации, предписывает:

«2.2.2. к) … Существенное значение имеют заключения судебно-медицинской экспертизы, содержащие описание телесных повреждений жертвы, которые могут поспособствовать воссозданию реального поведения подэкспертного в момент правонарушения. Обязательно наличие в заключении данных судебно-медицинской экспертизы и осмотра места происшествия, имеющих значение для последующей реконструкции поведения и оценки состояния подэкспертного».

Эксперты лишь упоминают, что ———— И.В. нанес по голове по терпевшей не менее 8 ударов автомобильным домкратом, в результате чего причинил ей открытую черепно-мозговую травму, повлекшую наступление смерти на месте преступления от ушиба мозга (строки 1-4 страница 3 Заключения экспертов). В анализируемом экспертном заключении требуемые «Инструкцией по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)» данные отсутствуют.

Если по факту смерти потерпевшей ———— А.С. проводилась судебно-медицинская экспертиза, авторы заключения обязаны были изложить её результаты. Если же судебно-медицинское исследование не проводилось, они также обязаны были указать это, но, как следует из текста, не сделали ни того, ни другого.

Соматический и неврологический статус подэкспертного ————а И.В. описан экспертами даже не в нескольких предложениях, а в двенадцати словах (стр. 3 заключения, строки 10-12 сверху). При этом подобное изложение заявлено как «Данные настоящего обследования», что явно не соответствует действительности.

Психический статус подэкспертного (важнейший фрагмент исследовательской части) описан в заключении формально, с обилием общих и оценочных формулировок, психиатрической терминологии. Данное описание лишено конкретного смысла, поскольку эксперты не потрудились описать непосредственные особенности поведения подэкспертного.

Действительно, такие фрагменты, как «отвечает по существу», «речь и мышление последовательные», «эмоции соответствуют теме беседы» являются оценочными и без иллюстрации конкретными примерами ни о чём не говорят.

Подобный подход к описанию психического статуса прямо противоречит требованиям действующей «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.3.7. прямо предписывает экспертам:

«2.3.7. Расплывчатые или преждевременные оценочные термины («эксцентричен», «демонстративен», «неадекватен» и т.п.), которые более уместны при итоговых характеристиках, здесь не должны заменять описание конкретных особенностей поведения».

«2.3.10. Описание юридически значимой ситуации и её оценки подэкспертным включает анализ возникающих противоречий между содержанием излагаемого подэкспертным при настоящем обследовании и объективной картиной происшедшего, зафиксированной в уголовном и гражданском деле».

Однако эксперты-психиатры не анализируют не только указанные противоречия. В тексте заключения практически отсутствует какая-либо аналитическая часть, за исключением попыток анализа, предпринятых экспертом-психологом: «в настоящее время ———— И.В. каким-либо психическим расстройством не страдает, на что указывает: «ранее к психиатрам не обращался, рос и развивался нормально, окончил школу и ВУЗ, положительно характеризуется, при настоящем обследовании у него не выявлено психической патологии…». Фактически, после изложения материала исследовательской части эксперты-психиатры переходят к формулированию выводов, игнорируя собственно экспертную (т. е. аналитическую) часть работы.

Подобное построение текста заключения прямо нарушает требование «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.3.16 предписывает экспертам:

«2.3.16. Клиническое исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики».

Как видим, никаких попыток систематизации, психопатологической квалификации, дифференциальной диагностики экспертами-психиатрами предпринято не было. Собственно, это одна из причин получения ими ошибочных и необоснованных выводов.

Итоговая часть рассматриваемого заключения психиатров (выводы) не оформлена в виде ответов на вопросы, поставленные судом, а выполнена «в общем», в виде свободного изложения (стр. 3 заключения).

Таким образом, эксперты нарушают предписание «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №: 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая в разделе 3. Выводы, пункте 3.3 требует:

«3.3. На каждый из поставленных перед экспертом (экспертами) вопросов даётся либо ответ, либо мотивированное сообщение о невозможности дачи ответа».

Какой фрагмент итоговой части заключения экспертов-психиатров является ответом на какой из поставленных судом вопросов, можно только догадываться.

 

 

ВЫВОДЫ.

 

Заключение комиссии экспертов №103 от 31 января 2013 года, выполненное в отделении амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Брянской Областной Психиатрической Больницы №1, по комплексной первичной амбулаторной судебной психолого-психиатрической по комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизе ————а Ильи Владиславовича  1990 года рождения, обвиняемого по ст. 105 ч. 1 УК РФ., выполнено не в полном объеме.

Текст вводной, исследовательской и итоговой части заключения выполнен с рядом нарушений требований инструктивных документов, регламентирующих регламентирующих порядок оформления результатов судебно–психиатрических (в том числе и комплексных) экспертиз.

Не указан объем (количество томов, листов) уголовного дела, нет ссылок на листы дела.

Описания анамнеза и данных объективного обследования носят формальный характер, выполнены с использованием шаблонных и расплывчатых формулировок, которые не могут объективно отражать физическое состояние, а также и личностные и поведенческие особенности подэкспертного.

Экспертами не приведены в тексте исследовательской части необходимые фрагменты: заключение судебно-медицинской экспертизы по поводу повреждений, полученных потерпевшей ———— А.С. а также протокол осмотра места происшествия.

Попытки анализа, предпринятые экспертами при формулировании выводов (ответов на вопросы следствия), неубедительны.

Итоговая часть заключения экспертов-психиатров не структурирована в виде ответов на вопросы суда, идет монолитным текстом.

 

Данное экспертное не является достаточно полным, объективным и научно обоснованным.

 

 

Специалисты                                                                            Н.И. Андриянов

 

А.О. Токарев

 

 

 

cmki.ru

Судебно-психиатрическая экспертиза по признанию сделок недействительными в гражданском процессе.

Гражданское право признает недействительной сделку, совершенную гражданином, признанным недееспособным. Согласно ст. 171 ГК РФ, ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным, вследствие психического расстройства. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах. Эксперты должны также оценивать психическое состояние и глубину психических расстройств у лиц, которые, хотя и были дееспособными, но в период совершения сделки не могли понимать значение своих действий или руководить ими. Как видно из ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. При этом, поскольку период совершения сделки ограничен точными временными границами, при производстве этого рода судебно-психиатрических экспертиз необходимо как можно более точно установить время начала психического расстройства, решить вопрос о том, насколько была выражена болезненная симптоматика. Основная экспертная задача — лишали ли человека эти психические расстройства способности в то время понимать значение своих действий или руководить ими. В практике судебно-психиатрической экспертизы бывают такие случаи, когда психические расстройства возникали уже после совершения тех или иных сделок, в таких случаях гражданские акты считаются действительными.

  1. Понятие опасности психических расстройств.

  2. Особенности участия лица с психическими расстройствами в производстве по делу. «Уголовно-процессуальная дееспособность».

  3. Судебно-психиатрическая оценка «завещательной дееспособности».

Стр. 72

  1. Основания для выбора вида судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе.

Согласно процессуальному законодательству, экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Возникающая в ходе судопроизводства потребность в психиатрических познаниях служит фактическим основанием для назначения СПЭ. Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для комплексных экспертиз (психолого-психиатрических, сексолого-психиатрических).

Впервые по делу целесообразно назначать амбулаторную СПЭ. Стационарные экспертные исследования необходимы по сути лишь тогда, когда эксперты лично убедились, что амбулаторных исследований для дачи ответа на поставленные вопросы недостаточно. Первичная стационарная экспертиза в принципе возможна, но необходимость в ней должна быть вызвана действительно вескими причинами и основательно мотивирована в постановлении о ее назначении.

Судебно-психиатрическая экспертиза, как правило, проводится комиссией, состоящей из 3 экспертов (допускается проведение экспертизы двумя или даже одним специалистом). Более 3 экспертов включается в состав комиссии в особо сложных и ответственных случаях, что может быть сделано как по инициативе экспертного учреждения, так и по предписанию органа, назначающего персональный состав экспертов. Производство комиссионной экспертизы регламентируется ст. 200 УПК РФ.

Один из членов экспертной комиссии является ее председателем, один — врачом-докладчиком, который непосредственно изучает представленную документацию, проводит обследование подэкспертного и составляет проект заключения, а в случае стационарной экспертизы осуществляет его курацию с ведением истории болезни. Все члены комиссии подписывают заключение или акт судебно-психиатрической экспертизы и несут за него равную ответственность. Если между членами комиссии нет единогласия, один из них письменно излагает свое мнение. Оно составляется по тем же правилам, что и комиссионное заключение, и прилагается к последнему.

Виды судебно-психиатрической экспертизы:

1) экспертиза в кабинете следователя;

2) амбулаторная экспертиза;

3) стационарная экспертиза;

4) экспертиза в судебном заседании;

5) заочная, в том числе посмертная экспертиза.

Экспертиза в кабинете следователя проводится сравнительно редко. Чаще речь идет не об экспертизе, а об обследовании, которое носит характер консультации, так как обычно заключается в однократном осмотре обследуемых одним врачом-психиатром. Врач-психиатр в этих случаях решает вопросы: о психическом состоянии лица в настоящее время; о необходимости проведения ему экспертизы определенного вида; о возможности подвергать обследуемого по состоянию психического здоровья допросам и проводить очные ставки с его участием и т. п.

Амбулаторная экспертиза проводится в психиатрических стационарах, в диспансерах, в помещении медицинской службы следственных изоляторов. Назначается она:

1) в отношении подозреваемых, обвиняемых, совершивших правонарушение в состоянии алкогольного опьянения;

2) в случаях временных расстройств психической деятельности;

3) во многих случаях нерезко выраженных психических расстройств (остаточные явления после травмы черепа, перенесенных инфекций и т. д.), либо, наоборот, при ярко выраженных расстройствах психической деятельности.

Стационарная экспертиза. Это наиболее совершенный вид экспертизы, поэтому к ней следует прибегать во всех случаях, когда возникают трудности в распознавании болезни и определении ее тяжести:

1) начальные этапы и стертые формы психических заболеваний, пограничные состояния;

2) обследуемые нуждаются в проведении специальных лабораторных исследований;

3) симуляция и диссимуляция заболеваний;

4) повторные экспертизы.

Направление на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу лица, не находящегося под стражей, может быть осуществлено только по решению суда или с санкции прокурора (ст. 188 УПК РСФСР). Срок стационарной экспертизы в соответствии с упомянутой в начале раздела Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы не должен превышать 30 дней. Однако, если указанный срок наблюдения оказывается недостаточным для ответа на поставленные вопросы, проводится комиссионное освидетельствование лица и составляется акт судебно-психиатрической экспертизы о необходимости продления наблюдения. Акт направляется назначившему экспертизу органу для принятия соответствующего решения.

Экспертиза в судебном заседании назначается:

1) обвиняемым, которые ранее не подвергались экспертному освидетельствованию, но вызвали сомнение в психической полноценности только в процессе судебного рассмотрения. Эксперт в данном случае сообщает суду о целесообразности назначения амбулаторной или стационарной экспертизы;

2) обвиняемым, в отношении которых вопрос о вменяемости решен не был;

3) обвиняемым, в отношении которых в стадии предварительного следствия уже было дано заключение. Вызов экспертов в данном случае может быть обусловлен необходимостью разъяснения тех или иных положений экспертного заключения, сообщением неизвестных экспертам данных, которые, по мнению суда, могут иметь значение, изменением психического состояния и поведения обвиняемого, сомнением суда в правильности заключения;

4) при выборе мер медицинского характера в отношении невменяемых.

Заочная экспертиза проводится только по материалам дела, если невозможно непосредственное обследование обвиняемого, или после смерти лица, когда необходимо выяснить его психическое состояние в тот или иной период его жизни. Такая посмертная экспертиза проводится, например, в гражданском процессе, когда возникает сомнение в психической полноценности лица в момент составления им дарственного акта или завещания.

  1. Оценка заключения (акта) судебно-психиатрической экспертизы судом. Определение суда о признании обвиняемого вменяемым или невменяемым и назначении мер медицинского характера в отношении невменяемого или «ограниченно вменяемого».

Заключение экспертов-психиатров является одним из доказательств по уголовному и гражданскому делу. Отнесение экспертного заключения к числу доказательств по делу обусловливает требования, которые предъявляет к нему процессуальный закон. В ЭЗ выделяют обычно три части: вводную, исследовательскую и заключительную.

Заключение экспертов-психиатров, как и всякое доказательство, подлежит оценке дознавателем, следователем, прокурором, судом. При оценке ЭЗ анализируется его внутренняя структура, а также соответствие его выводов другим доказательствам, собранным по делу. Оценивая ЭЗ, следователь (суд) обязан:

— проверить соблюдение процессуально-правового порядка подготовки, назначения и проведения экспертизы;

— проверить, достаточна ли научная квалификация экспертов для ответа на поставленные вопросы, и не вышли ли эксперты за пределы своих специальных познаний;

— убедиться в полноте экспертных исследований и ЭЗ;

— оценить научную обоснованность методов экспертного исследования и экспертных выводов;

— оценить содержащиеся в заключении доказательства с т.з. их относимости, допустимости и места в системе других доказательств.

Оценив ЭЗ, следователь (суд) либо признает его выводы полными и достоверными, а установленные экспертами доказательства кладет в основу принимаемых решений, либо назначает новую экспертизу.

В случае, когда в деле имеется несколько ЭЗ, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, следователю, прокурору, суду следует дать оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами. Суд в приговоре или ином решении должен привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другое.

В ряде случаев оценить ЭЗ, а также устранить возникающие в ходе его оценки сомнения помогает допрос эксперта. С помощью допроса можно дополнить ЭЗ при условии, что это не потребует от эксперта дополнительных исследований. Допрос эксперта должен ограничиться предметом экспертного исследования.

studfile.net

Образец — Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Изнасилование (ст. 131). Здоров.

НСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР
З А К Л Ю Ч Е Н И Е
амбулаторного судебно-психиатрического
экспертного отделения

от дата № 000


комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы на подэкспертного ФИО, 1900 года рождения, обвиняемого по ст.131, ч.1 УК РФ — изнасилование

Проведена в составе:

  • члена комиссии ФИО, образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 37 лет, кандидата медицинских наук, судебно-психиатрического эксперта, врача высшей категории, главного врача ГБУЗ «НГПНД»
  • члена комиссии ФИО, образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 22 год, судебно-психиатрического эксперта, врача второй категории, врача-психиатра амбулаторного судебно-психиатрического экспертного отделения ГУЗ «НГПНД»
  • члена комиссии врача-докладчика ФИО, образование высшее, психиатра, судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 46 лет, кандидата медицинских наук, доцента, судебно-психиатрического эксперта, врача высшей категории, заведующего амбулаторным судебно-психиатрическим экспертным отделением ГУЗ «НГПНД»
  • члена комиссии ФИО, образование высшее, психолога, медицинского психолога, стаж работы 17 лет, медицинского психолога амбулаторного судебно-психиатрического экспертного отделения ГУЗ «НГПНД»
В связи с сомнением в психической полноценности ФИО назначена судебно-психиатрическая экспертиза на основании постановления следователя по ОВД НО по Нскому району г. Нска СУ СК при прокуратуре РФ по Нской области ФИО от *дата. Материалы уголовного дела судебно-психиатрической комиссией экспертов получены *дата.

Перед экспертами поставлены следующие вопросы:
1. Страдает ли обвиняемый ФИО каким-либо психическим расстройством в настоящее время?

2. Страдал ли обвиняемый ФИО во время совершения инкриминируемого ему деяния психическим расстройством, которое делало его не способным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими? К какой категории болезненных состояний относится данное психическое расстройство – к хроническому, временному, слабоумию или иному болезненному состоянию?

3. Страдал ли обвиняемый ФИО во время совершения инкриминируемого ему деяния психическим расстройством, которое делало его не способным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими?

4. Не находился ли обвиняемый ФИО в момент совершения преступления в состоянии физиологического или патологического аффекта?

Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперты предупреждены по ст. 307 УК РФ. Права и обязанности по ст. 57 УПК РФ экспертам разъяснены.

Психиатрическое освидетельствование проведено в помещении Нского городского психоневрологического диспансера, (конвой из СИЗО-4 Минюста РФ по Нской области), 00.00.2000 года.

Из материалов уголовного дела №653876, в одном томе, со слов подэкспертного, с использованием клинико-анамнестического, психопатологического и экспериментально-психологического методов исследования установлено следующее.
Отец подэкспертного ФИО, 1900 года рождения, во время службы в армии проходил обследование в психиатрическом стационаре и был комиссован. Младший брат ФИО, 1900 года рождения отставал в развитии с детского возраста, речь практически отсутствует, не учился, не работал. Подэкспертный второй из шести детей. Раннее психофизическое развитие без особенностей. В школе учился удовлетворительно. Окончил 6 классов. В 18 лет призван в армию. Участвовал в военных действиях, имел легкие осколочные ранения руки и ноги. Через 3,5 года демобилизован. В 1998 году женился. От брака имеет двух детей. С 2002 года проживает в Нской области. Работал в кафе поваром. В 2005 году в ДТП получил черепно-мозговую травму и около 1,5 месяцев лечился в больнице (подтверждающаяся мед. документация в материалах уголовного дела отсутствует). Спиртные напитки употребляет умеренно. Употребление наркотиков отрицает. На учёте у психиатра, нарколога не состоял.

Из обстоятельств дела (из постановления о назначении АСППЭ): дата, около 03 часов 00 минут ФИО, находясь в помещении кафе «…», расположенного по Варшавскому шоссе г. Нска, рядом с автомобильной мойкой «…», расположенной по адресу: г. Нск, Нское шоссе, д. 53 «в», совершил с ФИО половое сношение с применением насилия.

Соматическое состояние: Внутренние органы без признаков дисфункций.
Неврологическое состояние: Без знаков органического поражения ЦНС.
Психическое состояние: Все виды ориентировки сохранены. Ситуацию экспертизы понимает верно. На вопросы отвечает по существу, иногда уклончиво. Бредовых, галлюцинаторных расстройств не обнаруживает. Последовательно излагает основные биографические сведения. Эмоциональные реакции адекватные. Категорически отрицает свою причастность к инкриминируемому ему деянию. Утверждая, что уехал из кафе, где находилась потерпевшая со своими двумя знакомыми и обратно не возвращался, а был у себя дома. Не может объяснить, почему потерпевшая оговаривает его.

Члены комиссии:
Судебно-психиатрический эксперт
Судебно-психиатрический эксперт
Судебно-психиатрический эксперт
Медицинский психолог

Экспериментально-психологическое исследование:
В ходе исследования были использованы следующие методы и методики: беседа, наблюдение, психологический анализ материалов уголовного дела, МЦВ Люшера.
Подэкспертный на вопросы отвечает в плане заданного. Не признает себя виновным в совершении инкриминируемого ему деяния, заявляет, что его оговорили. Инструкции к экспериментальным заданиям понимает с первого предъявления. Темп мыслительной деятельности равномерный. Выявлены индивидуально-психологические особенности: обнаруживается способность подэкспертного к выполнению основных интеллектуальных мыслительных операций исключения, сравнения, обобщения. Уровень актуального интеллектуального развития подэкспертного соответствует его периоду возрастного развития и жизненному опыту. Способности к запоминанию, сохранению и воспроизведению информации – без нарушений. Внимание – без патологии. Волевые процессы не нарушены. Активность. Индивидуалистичность, повышенное стремление к независимой позиции, завышенные притязания. Склонность к «рисовке», стремление привлечь внимание к себе и вовлечь в сферу своих интересов тех, чье мнение значимо. Склонность к вспыльчивости в конфликтных ситуациях.
Эмоциональное состояние подэкспертного во время совершения инкриминируемого ему деяния классифицировать как физиологический аффект не представляется возможным в связи с отсутствием признаков, характерных для протекания соответствующих фаз физиологического аффекта («ощущения субъективной безвыходности» из сложившейся ситуации, нарушения регуляции деятельности, психической и физической астении), а также в связи с тем, что способность к смысловой оценке и волевому контролю своих действий у подэкспертного была не ограничена.

Член комиссии:
Медицинский психолог

Таким образом, отсутствие в материалах уголовного дела указаний на какие-либо странности в поведении и в высказываниях подэкспертного, достаточный уровень его социальной адаптации, результаты настоящих психопатологического и экспериментально-психологического исследований, констатирующих отсутствие у подэкспертного болезненно измененных психических функций – все эти факты дают основание комиссии, отвечая на поставленные перед экспертами вопросы, придти к выводам, что:
1,2) ФИО хроническим психическим заболеванием, слабоумием не страдал и не страдает;
3,4) ФИО во время совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии временного болезненного расстройства психической деятельности (в том числе патологического аффекта) не находился и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Члены комиссии:
Судебно-психиатрический эксперт
Судебно-психиатрический эксперт
Судебно-психиатрический эксперт

Ответ психолога на вопрос № 4:
4) ФИО во время совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии физиологического аффекта в связи с отсутствием признаков, характерных для протекания соответствующих фаз физиологического аффекта («ощущения субъективной безвыходности» из сложившейся ситуации, нарушения регуляции деятельности, психической и физической астении), а также в связи с тем, что способность к смысловой оценке и волевому контролю своих действий у подэкспертного была не ограниченна.

Член комиссии:
Медицинский психолог

 

raptus.su

Образец судебнопсихиатрической экспертизы Медицина и право

Главная Медицина и право

В процессе обращение это отражение качеств обращающегося. Начальник выстраивает эмоции о человеке, что изложил собственные доводы, просматривая текст и его смысл. Это является критично влиятельнымв ситуациях, если решение зависит от эмоционального осознания. Изготовить стоящий формуляр в юрфирме весьма затратно. Причина — отсутствие ошибок труд, требующий умения.

Вы узнаете из этой статьи, каким образом врачи эксперты оценивают возможность совершения противоправных действий человеком и влияние психического фактора на поведения. В частности каким образом психические расстройства могут оказать на работу следствия и посмотрите на наглядном реальном примере образец судебно-психиатрической экспертизы. Анамнестические сведения со слов под экспертной, материалов предоставленных следствием (Образец судебно-психиатрической экспертизы из реальной жизни).

Пациентка Б., 1990 года рождения, родилась единственным ребенком в семье. Мать во время беременности ломала руку. Лежала на сохранении, роды были в срок, стремительные. В детстве болела часто. Перенесла стафилококковую инфекцию, болезнь Боткина, краснуху. Были частые простуды. Росла и развивалась слабым физически ребенком. В школу пошла в 7 лет. Училась хорошо, практически только на отлично. В 6-ти летнем возрасте отец ушел в другую семью, что подэкспертная пережила очень тяжело. Росла в гиперопеке, мама пыталась оградить Б. от неприятностей, и направляла только на учебу. В 8 лет пациентка пыталась покончить жизнь самоубийством. Сказалось отсутствие отца и тяжелые отношения в школе (после перенесенной болезни Боткина В 1997-м году ее избегали дети, и с ней никто не общался). В 1998-м году Б. впервые попадает в РЦПЗ, отделение №6, где получает лечение с диагнозом: Последствие органического поражения ЦНС, обусловленное патологией беременности. Депрессивное расстройство (суицидальные мысли). В последующем Б. не единожды госпитализировалась и наблюдалась в РЦПЗ но уже с диагнозом Органическое эмоционально- лабильное расстройство. В клинической картине наблюдалось у Б. частые перемены настроения, суицидальные мысли, парасуициды, агрессия, апатия, эмоциональная холодность, отгороженность. Известно так же что практически до 12 лет под экспертная жила в некой изоляции от сверстников, в силу известности об ее заболеваниях с ней мало кто хотел общаться из сверстников. С матерью отношения были у подэкспертной всегда натянуты, из-за высоких требований матери к Б. Единственным человеком с которым у Б. были добрые отношения была бабушка, болезнь и смерть которой подэкспертная перенесла крайне тяжело. Б. переходила из 70-й средней городской школы во 2-ю, с ее слов из-за конфликта мамы (та преподавала в 70-й школе) с коллегами. Закончила 11 классов. Поступила на контракт в КРСУ на факультет архитектуры, дизайна и строительства. Контракт согласились оплачивать родственники из Казахстана.

Сейчас. Б, находится в академическом отпуске по состоянию здоровья. 10 мая 2009 года Б. предположительно совершила вменяемое ей деяние, связи с которым было возбуждено уголовное дело. 05 июня 2009 года, она легла в психиатрическую больницу, отделение №Х, с жалобами на тревогу, нарушение ночного сна, фрустрация на переживаниях связанных со стрессом, плохую память, грусть, сниженное настроение, мнительность, низкий аппетит, потеря в весе, чувство собственной неполноценности, самообвинение. Находясь уже на лечении, пришло уведомление от 04.06.09., зарегистрированное в бюро СПЕКа 19.06.09. от следователя, о проведении судебно-психиатрической экспертизы над Б. 1990 года рождения. Поставлены вопросы перед экспертной комиссией:

• Страдает ли Б. каким-либо душевным заболеванием на момент совершения преступления, если да, то отдавала ли отчет и руководила ли своими действиями?

• Нуждается ли Б. в принудительном лечении?

Соматоневрологическое состояние, на период пребывания в стационаре без острой патологии, очаговая микросимптоматика.

Психическое состояние (образец судебно-психиатрической экспертизы должен содержать в обязательном порядке эти данные): Внешне опрятна. Пользуется выразительным макияжем. Сидит в позе сгибателей. Говорит мало. Голос тихий. Речь замедленна. Мышление слегка заторможено, логичное. Основными жалобами являются тревога и сниженное настроение. Эмоционально при беседе стабильна. Настроение соответствует уровню легкой депрессии. Тревога внешне мало проявляется. Сознание ясное. В месте, времени и собственной личности ориентирована. Интеллект и память в границах нормы. Внимание фиксирует на переживаниях. Критика есть. Межличностные отношения в отделении поддерживает слабо.

Данные инструментального обследования (без них образец судебно-психиатрической экспертизы будет неполным).

ЭЭГ за 06.06.09: выраженные ирритативные изменения био электрической активности. активности по затылочно-теменным областям головного мозга. Пароксизмальная заинтересованность по затылочно–теменным областям головного мозга, периодами с регистрацией единичных пароксизмальных форм активностей билатерально синхронно по всем областям головного мозга. Четкая дисфункция стволовых структур головного мозга.

ЭхоЭГ за 06.06.09.: Смещение срединных структур не выявлено.

Лабораторные анализы крови, мочи в пределах нормы.

Экспериментальное психологическое обследование (ЭПО) от 10.06.09. Психологическое обследование обнаруживает: высокий уровень ситуативной, личностной и реактивной тревожности. Умеренная депрессия. Внимание в норме. Память в норме. Интеллектуальные способности развиты хорошо. Оборонительная позиция. Стремление скрыть тревогу. Тревога из-за межперсональных трудностей. Недостаточность самоактуализации. Эмоциональная зависимость. Негативизм.

Заключение: на основании изложенных материалов уголовного дела и медицинской документации комиссия психиатров-экспертов приходит к заключению, что Б. 1990 года рождения, обнаруживает признаки органического эмоционально – лабильного расстройства, об этом свидетельствуют анамнестические сведения о родах неоднократной госпитализации в РЦПЗ по данному диагнозу, а также ее эмоциональная неустойчивость выявленная при клиническом и экспериментальном психологическом обследовании. Однако указанные особенности психики не настолько выражены, что бы лишить Б. способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими в период относящемуся к инкриминируемому ей деянию и в настоящее время. В условиях судебно-следственной психогенной ситуации перенесла расстройство адаптации со смешанной тревожно-депрессивной реакцией. В мерах медицинского характера не нуждается.

ХОДАТАЙСТВО о назначении судебно-психиатрической экспертизы

(наименование коллегии и ю/к, адрес, телефон)

ХОДАТАЙСТВО о назначении судебно-психиатрической экспертизы

В Вашем производстве находится уголовное дело № 56120 по обвинению Трояновой С.С. по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

При общении с моей подзащитной Трояновой С.С. я обратил внимание, что она ведет себя неадекватно: возбуждена, безостановочно говорит о предъявленном ей обвинении, смысла моих вопросов не понимает и не отвечает на них.

В ходе допроса при предъявлении обвинения Троянова С.С. сообщила, что у нее были травмы головы (автодорожное происшествие) и что она обращалась за медицинской помощью в психоневрологический диспансер по месту жительства.

Из беседы с Трояновым И.М. бывшим мужем моей подзащитной, я узнал, что она в период брака с ним обнаруживала явные признаки душевной болезни, что по­служило причиной прекращения их семейных отношений.

Из характеристики с прежнего места работы Трояновой С.С. явствует, что причиной увольнения послужило ее неадекватное поведение в коллективе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 54, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР,

ПРОШУ:

Назначить Трояновой С.С. амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, поставив перед экспертами следующие вопросы:

1. Не отмечалось ли у Трояновой С.С. в период инкриминируемого ей деяния признаков какого-либо болезненного расстройства психической деятельности и могла ли она отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими при совер­шении инкриминируемого ей деяния?

2. Каково психическое состояние Трояновой С.С. в настоящее время, может ли она отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими?

3. Не страдает ли Троянова С.С. в настоящее время психическим заболевани­ем, если да, то каков характер этого заболевания, не нуждается ли она в связи с этим в применении мер медицинского характера?

Приложение: характеристика с прежнего места работы Трояновой С.С.

Дата__________________ Подпись__________________

Ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы

В производстве находится дело об определении порядка общения с дочерью истца. В последнее время я и мои родственники обратили внимание на то, что ответчик, ведет себя неадекватно: у неё навязчивая идея, что отец ребенка хочет украсть дочь. Истец просит назначит истцу судебно-психиатрическую экспертизу.

Адрес: ________________________

Третье лицо:

Органы опеки и попечительства Муниципалитета «__________»

Адрес: _____________________

Органы опеки и попечительства Муниципалитета «______________» г. ________

Адрес: ________________________

ХОДАТАЙСТВО

о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

В Вашем производстве находится дело об определении порядка общения с дочерью, отца ______________________________

В последнее время я и мои родственники обратили внимание на то, что ответчик, _______________________ ведет себя неадекватно: у неё навязчивая идея, что отец ребенка хочет украсть дочь.

В заключении о психологическом состоянии дочери ___________ указано, что она опасается будто ее отец и его мать (бабушка) отнимут ее у ее матери и никогда не вернут. Но таких прецедентов не было. Отец, _____________________, ни разу не нарушил, ни устного соглашения, ни решения районного суда. Ни он, ни его родители никогда не скрывали девочку, не увозили ее в неизвестном направлении, не забирали ее из детского сада, без предварительного согласования с матерью ребенка. Как раз наоборот, это мать ребенка увезла Настю без предупреждения и всячески препятствовала общению ребенка и отца несколько месяцев в ____ году.

Также в этом же году в квартире родителей отца, _______________, произошел следующий инцидент. По рассказам бабушки ребенка, т.е _____________________, и ее супруга, происходило следующее. Мать ребенка собирала дочь в детский сад и при этом изводила её криками и прямо довела ребенка до истерики и слез. После того как ребенок расплакался, она стала его всячески смешить и веселить. ____________________ наедине попыталась поговорить с невесткой и обсудить этот инцидент. Она всего лишь посоветовала своей невестке обратиться к психологу за помощью, а ____________________ через некоторое время заявила, что ее свекры грозились сдать ее в психологическую клинику и забрать у нее ребенка.

Также имел место следующий инцидент. ________________ года, после того как ответчик, забрала ребенка на квартиру к своим родителям и скрыла это от отца ребенка. Истец, _________________, вместе со своей матерью и гражданской женой своего младшего брата, а именно _________ отправился ДК «________________», где его дочь занимается в творческом кружке. Истец ребенка и его бабушка всего лишь хотели увидеться ребенком, но ответчик воспротивилась этому. В результате вспыхнул конфликт, и дело дошло до рукоприкладства со стороны ответчика и ее сестры. Бабушке, ___________________, были нанесены ушибы головы, о чем есть заключение врача. И _________________, и ее сын, и гражданская жена ее другого сына написали объяснительные в полицию. Также есть третий человек, свидетель произошедшего который был очевидцем данного конфликта.

Ответчик пыталась возбудить уголовное дело против бывшего мужа, обвинив его в похищении ребенка, но в этом ей было отказано. В том числе и из-за того что обвинения ее были голословны, что подтверждают и показания свидетелей данных событий.

Неадекватное состояние матери ребенка может пагубно отразиться на состоянии ребенка.

На основании изложенного, руководствуясь ст 35, 79 ГПК РФ

ПРОШУ:

Назначить _____________________ судебно-психиатрическую экспертизу, поставив перед экспертами следующие вопросы:

1. Каково психическое состояние ______________ в настоящее время, может ли она отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими?

2. Не страдает ли _______________ в настоящее время психическим заболеванием, если да, то каков характер этого заболевания, не нуждается ли она в связи с этим в применении мер медицинского характера?

«____»_________________г ______________

Акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы (заключение эксперта) (образец заполнения)

Заключение эксперта

АКТ N 593 амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы

На испытуемую Чужанову Маргариту Алексеевну 1945 года рождения, обвиняемую по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Судебно-психиатрическое освидетельствование произвела судебно-психиатрическая экспертная комиссия в составе:

председателя — В.В. Оликова,

на основании постановления старшего следователя Советского РОВД г. Энска от 25 мая 201* года.

Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ эксперты предупреждены:

В.В. Оликов

М.В. Потапов

Л.Г. Юрицина

Из материалов уголовного дела, меддокументации и со слов испытуемой известно. Родилась в многодетной семье средним ребенком. Раннее развитие протекало без особенностей. Из перенесенных заболеваний отмечает корь, ангины, ОРЗ. В школу пошла со сверстниками, училась удовлетворительно. Окончила 8 классов, Машиностроительный техникум. Работала старшим техником-конструктором. Часто меняла места работы. Из-за получения квартиры около 6 лет проработала дворником. Вышла замуж, имеет двух сыновей. В поле зрения психиатров впервые попала в 1984 году, когда стала конфликтной, возбужденной, перестала заниматься домашними делами, детьми, стала необычно активной, считала себя одаренной, начала писать сказки, посылала во все инстанции свое «творчество», испытывала слуховые обманы «внутри уха», считала, что ее хотят отравить, воспринимала окружающий мир «как бы в негативе». С 05.12.1984 г. по 22.02.1984 г. находилась на стационарном лечении в Энскгорпсихбольнице с диагнозом «шизофрения». После выписки лекарств не принимала, ГПД не посещала, работала лифтером, но за прогулы была уволена. Повторно была госпитализирована в ЭГПБ 29.03.1986 г. В то время отмечала предвзятое отношение к ней на работе, слышала стихи внутри головы, музыку, окружающий мир как «в негативе». В отделении длительное время была злобной, негативистичной, напряженной, высказывала необоснованные претензии, держалась без чувства дистанции, давала нелепые советы медперсоналу. Была выписана с третьей группой инвалидности. Через год была установлена вторая группа инвалидности. Не работала, оформила развод с мужем. Писала необоснованные жалобы в различные инстанции, стала неряшливой, конфликтной, нелепо одевалась, высказывала бредовые идеи отношения в адрес родных, бывшего мужа. Устроила скандал в помещении Облсобеса, была агрессивна к сотрудникам. Последняя госпитализация в ЭГПБ 02.11.201* г. Была выписана 16.01.201* г. с диагнозом «параноидная шизофрения». После выписки из больницы поддерживающего лечения не принимала. Плохо спала. Посещала лекции американских проповедников, испытывала слуховые обманы восприятия «голоса из космоса, галактики», «разговаривала с инопланетянами». 20.05.201* г. в состоянии психомоторного возбуждения побила оконные стекла, витрины ряда учреждений. Была задержана. 22.05.201* г. была стационирована в горпсихбольницу.

ФИЗИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ. Пониженное питание. В легких везикулярное дыхание. Тоны сердца ритмичные, ясные. АД 130/70 мм р.ст. Живот мягкий, безболезненный.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА. ЧМН без особенностей. Сухожильные и периостальные рефлексы с конечностей средней живости, равномерные, патологические не вызываются.

ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ. Ориентирована во времени, окружающем достаточно. Не совсем понимает цель направления на экспертизу. Манерна. Многословна, отвлекаема. Мышление непоследовательное, паралогическое. Заявляет, что у нее «импортная фамилия», что она жена «американского пастора Штирлица». Испытывает слуховые обманы «внутри головы», считает, что «голоса из космоса». Совершенно некритична, эмоционально значительно снижена. Не может объяснить причины содеянного без критики сложившейся судебной ситуации. На основании изложенного комиссия приходит к заключению, что ЧУЖАНОВА М.А. страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении с выраженным дефектом психики. Заболевание началось в 1984 году с аффективных колебаний, нарушений сна, с присоединением псевдогаллюцинаторных расстройств. Болезнь протекает непрерывно-проградиентно с нарастанием специфических для данного заболевания изменений личности. На это указывают данные медицинской документации о неоднократном стационарном лечении в Энской горпсихбольнице, инвалидизация по 2 группе, социальная дезадаптация, а также выявленные при данном клиническом обследовании непоследовательность и паралогичность мышления, парадоксальность, манерность, эмоциональная холодность, некритичность к своему состоянию, сложившейся судебной ситуации. Таким образом, указанные выше изменения психики у ЧУЖАНОВОЙ М.А. столь значительно выражены, что лишают ее способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Поэтому в отношении инкриминируемого ей деяния ЧУЖАНОВУ М.А. следует считать НЕВМЕНЯЕМОЙ. По своему психическому состоянию она нуждается в принудительном лечении в психиатрической больнице с обычным наблюдением.

Источники:
mosadvokat.org, www.bibliotekar.ru, peopleandlaw.ru, obrazec.org

Следующие статьи:

bfmac.com

Рецензия на заключение психолого-психиатрической экспертизы

На основании запроса …, являющейся …..,   в котором содержится просьба оценить полноту и научную обоснованность выводов заключения первичной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы

На изучение специалиста были представлены следующие документы:

  • Фотокопия заключения комиссии экспертов от .. №_ ГБУЗ … области  …  областная клиническая психиатрическая больница.

 

Рецензируемое заключение имеет ряд существенных недостатков, которые позволяют поставить под сомнение всесторонность и полноту проведённого исследования, его научную обоснованность и правильность экспертных выводов. На основании анализа представленных материалов данные экспертного заключения трудно считать научно обоснованными, поскольку выводы не вытекают из приведённых данных и не в полной мере согласуются с приведёнными доказательствами, содержащимися в уголовном деле.

Эксперты не соблюдают общепринятую хронологическую последовательность (требование п. 2.2.1 вышеуказанной Инструкции) в изложении анамнестических сведений, что существенно затрудняет анализ данных материалов и их целостное восприятие.

Анамнестическая часть Заключения отличается неполнотой, экспертами не были собраны важные для правильной постановки диагноза сведения. П.п. «з» п.2.2.2 Инструкции по заполнению отраслевой учётной формы №100/У-03 «Заключения судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)» предписывает сбор трудового анамнеза, «в котором важно не просто перечислить места работы и занимаемые должности, но и приводить, где это возможно, трудовые характеристики, отзывы сослуживцев». П.п. «и» п.2.2.2. той же Инструкции указывает, что «при перечислении прошлых судимостей следует приводить состав преступления (правонарушения) и, если это возможно, краткое описание сути противоправного деяния». Эти требования экспертами также проигнорированы, тем самым сведения анамнеза в исследовательской части можно считать неполным, и собранным небрежно. Не стоит забывать о том, что эксперты наделены правом «экспертной инициативы», и могут истребовать всю необходимую для проведения полноценного экспертного исследования информацию.

Практически все сведения, касающиеся периода жизни до момента осмотра …врачом-психиатром,  получены с его слов. Не представлены  характеристики …. ни по месту жительства, ни из правоохранительных органов, когда он отбывал условные сроки наказания. Самое странное, что отсутствует всестороннее описание самого момента преступления и предшествующих ему событий. Так, на стр.5 Заключения, указывается, что _._.__ …пришёл домой, умылся, поел, потом пришла жена и предложила ему полечиться в наркологическом стационаре. Он дал согласие, а потом приехала «скорая помощь». Но преступление было совершено _._._ года! Что происходило всё это время? Каким было поведение…… с момента прихода домой _._._ г. и до приезда «скорой помощи»? Высказывал ли он какие-то бредовые идеи? Принимал ли он наркотики или алкоголь? Если принимал, то какие, в какой дозе, как часто, не находился ли он в состоянии опьянения (алкогольного или наркотического) к моменту приезда «скорой помощи»? Если в «скорую помощь» он сел совместно с врачом, то где описание его психического состояния на тот момент? Почему в «скорой помощи» помимо медицинских работников были охранники? Где показания врача, охранников, водителя «скорой помощи» и жены …….находившиеся в момент преступления в машине о событиях, происходивших там?

Также не отмечается, какие  лекарственные средства назначались …в ФКУ СИЗО-_ УФСИН по … области, в каких дозировках, каков был терапевтический эффект (п.п. ж п.2.2.2 Инструкции предписывает собрать «терапевтический анамнез в случаях лечения психотропными препаратами в прошлом»). Также вызывает вопросы тот факт, что поступил он туда _._.20_ года; где находился …..в течение месяца после совершённого убийства, оказывалась ли ему психиатрическая помощь и каким было его состояние в этот период.

Таким образом, эксперты не выполняют требований п.2.2.5. Инструкции: «При изложении определяющим является принцип «равноправия» диагностических (экспертных) гипотез, в соответствии с которым недопустимо умаление и тем более игнорирование любой клинически значимой информации в пользу итоговой, конечной диагностической и экспертной концепции. Необходимо приводить всю фактическую совокупность информации, имеющейся в материалах дела». Учитывая все противоречия в описании состояния….. и в его высказываниях, эксперты должны были проработать версию о возможности симуляции психических расстройств.

Но наибольшие нарекания вызывают выводы экспертов, которые противоречат данным, представленным в исследовательской части. Напомним, что экспертиза должна основываться на «объективности, всесторонности и полноты исследования, проводимых с использованием современных достижений науки и техники» (ст.4 ФЗ от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). Кроме того п. 2.3.16. Инструкции гласит о том, что диагностика психического расстройства должна проводиться в соответствии с общепризнанными мировыми стандартами, т.е., в настоящее время, в соответствии с критериями диагностики Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Диагноз, выставленный экспертам, этим критериям не соответствует.

Даже не вдаваясь в тонкости диагностики шизофрении, следует отметить,  что критерий L в общих диагностических указаниях к рубрике «Шизофрения» гласит: «при развитии симптомов шизофрении вместе с выраженными симптомами других расстройств (аффективными, эпилептическими, при других болезнях мозга, при интоксикации лекарствами и психоактивными веществами) диагноз шизофрении не выставляется, и применяются соответствующие диагностические категории и коды».

Если эксперты отмечают, что при злоупотреблении …… у него сформировался абстинентный синдром, то непонятно, почему не диагностирован синдром зависимости от алкоголя, степень тяжести этой зависимости (стадия алкоголизма) и фаза заболевания (запой, воздержание, абстиненция), наличие или отсутствие характерных для алкоголизма личностных изменений. Также проигнорированы в диагнозе и сведения о полинаркомании …. (опий-сырец, героин, марихуана, амфетамины – т.н. «скорость»). При описании соматического состояния указано, что на предплечьях подэкспертного имеются рубцы от самопорезов, однако не указано, при каких обстоятельствах самопорезы были нанесены. Также, не указано, имеются ли на кожном покрове следы от внутривенных инъекций наркотических средств.

Кроме того, экспертами не учитываются современные психиатрические подходы к диагностике шизофрении, согласно которым ведущими симптомами являются т.н. «негативные расстройства» (эмоциональное уплощение (обеднение, эмоциональная безответность), бедность спонтанной речи, как по объёму речевой продукции, так и по её содержанию, снижение интересов и активности (анергия), бездеятельность (гипобулия, абулия), пассивно-апатическая социальная отгороженность, трудности в общении), а также явления нейрокогнитивного дефицита (нарушение объёма вербальной рабочей памяти, низкая скорость обучаемости и усвоения новых навыков, нарушение исполнительских функций, т.е. затруднения при решении многокомпонентных задач, нарушения зрительно-пространственных функций, концентрации внимания, снижение критики к заболеванию). Негативные и нейрокогнитивные расстройства практически необратимы и нарастают по мере течения болезни. Этих расстройств не выявлено ни врачами-психиатрами ФКУ СИЗО-_ УФСИН, ни психологом, проводившим психологическое исследование при экспертизе, ни самими экспертами-психиатрами.

Так, аффективные (эмоциональные) реакции …… вполне адекватны сложившейся ситуации – он плачет навзрыд при воспоминании о содеянном и при оценке своих перспектив, у него диагностируется «невротическая депрессия» с идеями самоуничижения, которые соответствуют эмоциональным переживаниям, в отличие от шизофрении, при которой бредовые идеи не соответствуют аффекту. Да и являются ли патологическими в сложившейся ситуации идеи самоуничижения и греховности? Не отражают ли они вполне психологически объяснимого состояния раскаяния? К вопросу об эндогенном происхождении депрессивных переживаний…… следует отметить, что плаксивость не свойственна эндогенным депрессиям; напротив, больные при эндогенной депрессии жалуются на мучительную неспособность плакать. А вот для невротических депрессий, обусловленных психотравмирующей ситуацией, свойственны фиксация на психотравмирующей ситуации и плаксивость при воспоминании о ней. Таким образом, о неадекватности аффекта ситуации, свойственной для шизофрении, речь не идёт.

Также не выявлено и специфических для шизофрении нарушений мышления – дезорганизации мышления, резонёрства, аморфности мышления, опоры в суждениях на латентные признаки. Судя по результатам проведённого исследования, изменения мышления обусловлены имеющейся депрессией, развившейся на фоне психотравмирующего события и его последствий, и не указывают на шизофренический процесс.

А ведь если «расшифровать» содержание статей Уголовного кодекса, то и выводы экспертов о «редукции энергетического потенциала» (т.е. стойкого снижения уровня активности и работоспособности) не выдерживает никакой критики. Мошенничество и грабёж, по которым ……… был осуждён в 200_ году, требуют инициативы, активного поведения при совершении деяния, решительности, находчивости. Более того, всё это время …… работал и на достаточно тяжёлых работах. И то, что эксперты трактуют как признак психического расстройства утомление – «сильно уставал» (стр.10 Заключения), совершенно удивительно. Было бы странно, если бы … не уставал при погрузке-разгрузке вагонов на Российско-…. границе (стр.3 Заключения) или работая без выходных занимаясь «сваркой газовых систем отопления, обвязкой котельных, наладкой оборудования» (там же). Эксперты смешивают два совершенно различных понятия – физиологическое утомление при тяжёлой работе и недостатке отдыха и астению при шизофрении, выражающуюся в повышенной умственной и физической утомляемости даже при работе, не требующей значительного напряжения, чувства неопределённого недомогания, «неясной головы», сопровождающееся пассивностью и не проходящее после отдыха. В случае …. мы видим обратную картину – он длительное время работает на тяжёлых работах, т.е. ни о какой шизофренической астении речь идти не может.

Кроме того, если бы речь шла о редукции энергетического потенциала, то чем объясняется тот факт, что подэкспертный до последнего времени работал, и уволился не вследствие снижения активности, нарастания пассивности и бездеятельности, что наблюдается при шизофрении, а потому что работодатель не давал выходных и лишил премии, т.е. по вполне объяснимым непатологическим мотивам. Более того, даже находясь в запое, ……. эпизодически подрабатывал  — «халтурил». Любой психиатр, имеющий опыт амбулаторной работы, может рассказать, как выглядят больные шизофренией с редукцией энергетического потенциала – вполне крепкие физически, сидящие на шее у родных, порой престарелых родителей,  и бесконечно рассуждающие на тему, что начать работать никогда не поздно или что им достаточно пенсии по инвалидности. Это типичная картина для  такой категории больных, а в случае …. мы ничего подобного не видим – практически всё время работает, несмотря на употребление различных психоактивных веществ, вплоть до суррогатов алкоголя, содержит семью, положительно характеризуется женой. Все эти факты опровергают диагноз шизофрении.

К тому же, никак не анализируется, куда же исчезло острое  психотическое состояние с бредом, которое, по мнению экспертов, послужило причиной совершённого убийства. По сути, психиатрами отмечены только идеи ревности, но ведь не из ревности же …. напал на охранника. Если же это был бред какого-то иного содержания и достигавший такой остроты состояния, то, как же он практически мгновенно купировался после преступления? Почему …… не воспринимал следователей и врачей СИЗО как палачей и преследователей? Заметим, что ревновать жену он при этом не перестал…

Поскольку в рецензируемом заключении имеются множественные нарушения требований Закона «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», это не позволяет считать данное заключение соответствующим по форме и содержанию правовым нормам.

Кроме того, упомянутая неполнота, недостаточная научная обоснованность итоговых выводов,  обуславливает равную вероятность иных, нежели содержащихся в представленном заключении, диагностических и экспертных версий.

Всё вместе позволяет высказать сомнение в полноте, научной обоснованности заключения экспертов, недостаточно согласующегося со всей совокупностью представленных объективных данных, вследствие чего  следует считать, что в данном случае  целесообразно проведение повторной  комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

sudmedrmpc.ru

Check Also

Условия для молодой семьи – Условия программы «Молодая семья» на 2016

Содержание Условия программы «Молодая семья» на 2016помощь, льготы и субсидии от государстваУчастие в программеКак воспользоваться …

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о