Четверг , 26 мая 2022
Бизнес-Новости
Разное / Заключение психолого психиатрической экспертизы пример гражданское право: Судебно психиатрическая экспертиза примеры | 2021 год

Заключение психолого психиатрической экспертизы пример гражданское право: Судебно психиатрическая экспертиза примеры | 2021 год

Содержание

Рецензия на судебно-психиатрическую экспертизу | Рецензия на психолого-психиатрическую экспертизу в Москве

Психиатрическая экспертиза (психолого-психиатрическая экспертиза) проводится для установления психического состояния человека. Необходимость экспертизы может возникнуть для признания человека недееспособным или назначения принудительного лечения, в случае расторжения брака и принятия решения о последующем воспитании детей, для того чтобы подтвердить вменяемость участников дела.

Психиатрическая экспертиза назначается судом с целью установления способности адекватно оценивать обстоятельства в конкретный период времени. 

Случаи проведения досудебных или судебно-психиатрических экспертиз (СПЭ):

  • Дела о содержании завещания или договора дарения — для определения времени наступления недееспособности;
  • Признание сделки недействительной;
  • Бракоразводные процессы;
  • Принудительная госпитализация без согласия человека;
  • Признание недееспособности или ограничения дееспособности;
  • Уголовные дела;
  • и др.

Установленные отклонения от нормального поведения, либо, наоборот, адекватность действий влияют на построение линии защиты, вынесенный приговор, срок и место отбывания наказания.

Полный перечень вопросов психиатрической экспертизы зависит от ее вида и целей, некоторые из них:

  • Способен ли человек отдавать отчет своим действиям, правильно оценивать последствия предпринимаемых им действий?
  • Необходимо ли принудительное лечение?
  • Находился ли человек в состоянии аффекта, растерянности, стресса в момент совершения преступления?
  • Подтверждается ли поставленный ранее диагноз психического заболевания?
  • Мог ли потерпевший оказывать сопротивление действиям, совершаемым против него?
  • и т.д.

Рецензии на психиатрические экспертизы

Основополагающий принцип судопроизводства — состязательность сторон. Если вы не согласны с заключением эксперта, именно вам необходимо обосновать назначение повторной психиатрической экспертизы.

Принцип состязательности сторон (в данном случае эксперта, с одной стороны, и рецензента, с другой) реализуется путем привлечения специалиста/эксперта — лица, обладающего специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях, в том числе для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст.188 ГПК РФ; ст.58 УПК РФ; ст.55.1 АПК РФ). Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения.

Рецензия на судебную психиатрическую экспертизу (СПЭ) изучает материалы дела и исходные данные, без проведения самостоятельной экспертизы. В процессе этой комплексной проверки анализируются законодательство, методики исследования, соблюдение нормативных и процессуальных документов, достаточность материалов для исследования, полнота выводов и их соответствие проведенному исследованию, форма заключения и т.д.

Основные вопросы, на которые должен ответить рецензент:

  • Верно ли выбрана и применена методика исследования, в полном ли объеме проведено исследование?
  • Является ли эксперт компетентным в области производства судебных экспертиз и исследований, т.е. соответствует ли его образование тому виду экспертизы (исследования), который им был проведен?
  • Соответствуют ли процессуальным нормам форма и содержание заключения эксперта, процедура получения объектов исследования, их описание, организация проведения осмотра, а также отражение данных фактов и обстоятельств в заключении эксперта?

Заказать производство рецензии на заключение эксперта может любое лицо, принимающее участие в деле.

По нашей статистике, 82% рецензируемых заключений экспертов получают отрицательную рецензию с выводом следующего содержания: «Заключение эксперта должно содержать исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, должно быть всесторонним, тщательным и проводиться в пределах компетентности экспертов, на строго научной и практической основе с использованием современных достижений науки и техники, однако исследование, результаты которого изложены в рецензируемом Заключении, не является полным, всесторонним и объективным, что противоречит требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001г. №73-ФЗ».

Типичные ошибки в заключениях экспертов, с которыми сталкиваются наши рецензенты:

  • Отсутствие данных об анамнезе;
  • Отсутствие анализа клинических факторов (обоснование диагноза) в мотивировочной части заключения;
  • Недостаточная ясность и полнота заключения эксперта.

В таких случаях имеются достаточно веские основания оспорить психиатрическую экспертизу и назначить повторную. Об этом сказано в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ от 14.12.2011 г.: «Повторная экспертиза (ст.87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001г. №73-ФЗ) в основном назначалась в связи с сомнениями суда в объективности и обоснованности экспертного заключения, например, когда … был нарушен порядок проведения экспертизы…».

Рецензия на психиатрическую экспертизу для суда – это возможность обжаловать или поставить под сомнение выводы судебной экспертизы и переломить ход расследования или судебного разбирательства.

Статистика говорит сама за себя — из нескольких тысяч рецензий, проведенных нашими рецензентами, 89% ходатайств были удовлетворены судом.

Для того чтобы рецензия была принята судом, она должна быть подана надлежащим образом. Заключение специалиста (рецензию) необходимо подавать с ходатайством о приобщении к материалам дела, кроме того в просительной части ходатайства можно заявить о назначении повторной психиатрической экспертизы, если в этом есть необходимость.

Оставьте заявку на анализ заключения эксперта, и мы бесплатно проконсультируем вас.

Повторная экспертиза в гражданском процессе Текст научной статьи по специальности «Право»

5.2. ПОВТОРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Акаёмова Нина Васильевна, канд. юрид. наук. Должность: и.о. заведующего кафедрой. Место работы: Московский финансово-промышленный университет «Синергия». Подразделение: кафедра гражданского права и процесса. E-mail: [email protected] Чейшвили Манана Зурабовна. Должность: преподаватель. Место работы: Московский финансово-промышленный университет «Синергия». Подразделение: кафедра гражданского права и процесса. E-mail:[email protected]

Аннотация: Актуальность данной темы связана с разрешением споров на наследуемое имущество между наследниками по завещанию. В статье исследуются вопросы назначения повторных судебно-психиатрических экспертиз, а также значение экспертного заключения для судебных решений.

Ключевые слова: судебно-психиатрическая экспертиза, гражданский процесс, экспертное заключение, эксперт, повторная экспертиза.

REEXAMINATION IN CIVIL PROCESS

Akayomova Nina Vasilievna, PhD at law. Position: temporary acting head of chair. Place of employment: Moscow financial industrial university «Synergy». Department: Civil law and process chair. E-mail: [email protected] Cheyshvili Manana Zurabovna. Position: lecturer. Place of employment: Moscow financial industrial university «Synergy». Department: Civil law and process chair. E-mail:[email protected]

Annotation: The relevance of this topic is related to the resolution of disputes between the heirs of property inherited by will. The article questions the appointment of repeated forensic examinations and expert opinion for the value judgments.

Keywords: forensic examinations, civil process, expert opinion, expert, reexamination.

В гражданском процессе нередко возникают вопросы, для разрешения которых требуются специальные познания в различных областях науки, техники, искусства, ремесла. Например, такие познания требуются в категории дел, связанных с оспариванием сделок, в связи с необходимостью установления нахождения лица, совершившего сделку в момент ее совершения ,в состоянии, не способном осознавать значение своих действий и руководить ими, а также в иных состояниях.

Наиболее часто такие дела связаны с разрешением прав на имущество между наследниками по завещаниям и иными правообладателями. Далеко не во всех случаях лицо, чья сделка оспаривается, при жизни состояло на учете в психоневрологическом диспансере или наркологическом диспансере. Однако, само по себе это обстоятельство не является основанием полагать, что лицо при этом не осознавало значение своих действий, руководствуясь ими во всех случаях при заключении сделок. Рассматривая примеры, связанные с наследственными спорами, надо отметить, что назначаемые экспертизы по таким делам являются посмертными. Основания иска по таким категориям дел связаны, как правило, с предположениями истца о том, что лицо употребляло лекарственные средства или страдало заболеваниями, препятствующими адекватному поведению, делая такое лицо безвольным или не понимающим последствия совершенных им сделок. Эти доводы истца влекут необходимость изучения и

анализа медицинской документации, а также выяснения и совокупной оценки иных обстоятельств, характеризующих поведение лица в юридически значимый период. Учитывая, что суды не обладают специальными познаниями в области медицины, руководствуясь ст. 79 ГПК РФ, судами назначаются экспертизы.

Здесь стоит отметить, что специалисты-эксперты в этой области для случаев, когда при жизни лица не установлено психиатрических диагнозов, указывают на необходимость проведения комплексной психолого-психиатрической посмертной судебной экспертизы.

В настоящей статье рассматриваются вопросы назначения повторной экспертизы, поскольку данный вопрос актуален в судебной практике.

Так, следует отметить, что выводы экспертов по сути являются версией, но версией специалистов в данной области, в связи с чем это имеет значение для рассматриваемых споров по данной категории дел. Кроме того, установить истину по делу, помимо заключения экспертов, не представляется возможным, так как, как правило, стороны по делу привлекают для допроса свидетелей, показания которых противоречат друг

другу.

Между тем, итоговое заключение — выводы экспертов не всегда отвечают критерию достоверности. Учитывая, что выводы экспертов по таким категориям дел, то есть выводы о том, находилось ли лицо в состоянии, не способном осознавать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период, неизбежно носят субъективный характер, особенно в отсутствие установленного при жизни психиатрического диагноза, то такие выводы, хотя и являются экспертным мнением, все же вряд ли их можно отнести к однозначно достоверным. Между тем, от таких выводов зависит судьба спора, что иногда существенно отражается на законных интересах граждан, участвующих в деле.

Например, после смерти одинокого пожилого гражданина, лицо, получившее либо по завещанию (или, возможно, при жизни по договору ренты) квартиру этого гражданина, продает ее третьим лицам. А спустя некоторое время появляется иной наследник, которому ранее этот одинокий пожилой гражданин завещал свою собственность. И такое лицо, полагая, что умерший пожилой гражданин не осознавал значение своих действий и не мог руководить ими, так как страдал различными заболеваниями (что, впрочем, характерно, для пожилых людей) обращается в суд с требованием о признании права собственности на квартиру за собой в порядке наследования. В этом споре в случае удовлетворения требований страдает больше всего третье лицо, приобретшее такое имущество. Не касаясь вопроса о добросовестности истцов и наличия мотивов для изменения своей воли у умершего лица, отметим, что фактически разрешение такого спора зависит именно от заключения экспертов, специалистов в данной области, то есть все же чисто субъективного мнения. Особенно в таких случаях, когда речь идет о том, что умерший гражданин никогда при жизни не имел психиатрических диагнозов. Такие споры нередки в судебной практике.

Далеко не всегда такие заключения достаточно обоснованы с точки зрения полноты, однозначности выводов и проверяемости этих доводов.

Однако, стороны, сами не обладающие специальными познаниями, не всегда могут правильно оценить недостатки экспертных заключений. При этом суды, как правило, редко ставят под сомнение выводы спе-

ПОВТОРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Акаёмова Н.В. Чейшвили М.З.

циалистов. Учитывая такой неизбежно субъективный характер выводов, принимая во внимание, как правило, незначительный юридически значимый период (речь во всех случаях идет о конкретном дне сделки) относительно которого экспертам следует установить то или иное состояние умершего гражданина, учитывая, что результатам разрешения споров становятся нередко права лиц, приобретших спорное имущество, для полного, всестороннего и объективного судебного разбирательства, полагаем целесообразным заслушивания мнений иных специалистов в данной области, обладающих специальными познаниями.

В этой связи представляется целесообразным привлечение к участию в деле специалиста, который может дать письменную оценку (письменную консультацию) относительно заключения экспертов, то есть расширение роли специалистов в соответствующей области, которые могут в ходе консультаций квалифицированно разъяснять заключение экспертов на предмет полноты и обоснованности. Роль специалиста в данном случае сводится не столько к выводам о правильности суждений, сколько к оценке последовательности изложения, полноты исследований с учетом принятых методик и требований нормативно-правовых актов, наличия исследовательской части в заключении и отражения в ней всех обстоятельств, имеющих значение для ответов на вопросы, постановленными перед экспертами.

Так, в соответствии со ст.67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы; суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. В соответствии со ст.187 ГПК РФ заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы. В соответствии со ст.188 ГПК РФ в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств, суд может привлекать специалистов-экспертов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества и т.д.).

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ1, исходя из принципа процессуального равноправия сторон, и, учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства исследовать каждое доказательство, представленное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, отвечающее требованиям относимости и допустимости2. При возникновении сомнений в достоверности исследуемых доказательств, их следует разрешать путем сопоставления с другими, установленными судом доказательствами, проверки правильности содержания и оформления документа, назначения в необходимых случаях экспертизы и т.д. При исследовании заключения эксперта суду следует

1 Пункты 13-15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции».

2 Статьи 59-60 Гражданского процессуального кодекса РФ.

проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов».

В этой связи исследование заключения экспертов следует проводить с участием специалиста и на предмет соответствия положениям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»3 и Приказа Минздрава России от 12 августа 2003 года № 401 «Об утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе»4 в части законности, объективности, всесторонности, полноты исследований и проверяемости.

Только мотивированные сомнения в правильности и обоснованности заключения эксперта (комиссии экспертов) могут послужить основанием в назначении повторной экспертизы в соответствии со ст.87 ГПК РФ. Такие сомнения могут быть обоснованы недостаточной полнотой исследовательской части, которая является обязательной для любого экспертного заключения, и в которой должны содержаться исследования и обоснования итоговых выводов. Полнота экспертного исследования может быть поставлена под сомнение, если экспертами, применительно к рассматриваемому примеру, исследованы только медицинские документы без оценки их в совокупности с иными доказательствами по делу, как указано в Приказе Минздрава России от 12 августа 2003 года № 4015 Если исследовательская часть не отвечает критерию проверяемости выводов экспертов, то есть отсутствует логическая цепь рассуждений, основанных на анализе всех доказательств и приведшей к определенным выводам, то данное экспертное исследование не является достоверным и не может в полном объеме ответить на поставленные судом вопросы.

На наш взгляд, полноценное исследование экспертного заключения является частью судебного процесса, и полная всесторонняя оценка экспертного заключения, как в отдельности, так и в совокупности с иными доказательствами, анализом их достаточности и взаимной связи, соответствия каждого из доказательств требованиям закона, а в совокупности — на достоверность выводов, ведет к справедливому и законную решению по делу. Для целей назначения повторной экспертизы рекомендуется также представлять иные доказательства, ранее не представленные стороной и требующие наравне с иными доказательства экспертной оценки в их совокупности. Результаты повторных экспертиз, зачастую отличаются от результата первично экспертизы, что изменяет ход гражданского дела и результат его рассмотрения.

Список литературы:

1. Гражданский процессуальный кодекс РФ.

2. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

3 Статьи 8 и 25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

4 Пункты 1-4 Приложения №2 к Приказу Минздрава России от 12 августа 2003 года № 401«Об утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе».

5 Пункты 1-4 Приложения №2 к Приказу Минздрава России от 12 августа 2003 года № 401«Об утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе».

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2008 № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции».

4. Приказ Минздрава России от 12 августа 2003 года № 401<Юб утверждении отраслевой учетной и отчетной медицинской документации по судебно-психиатрической экспертизе».

Рецензия

На статью «Повторная экспертиза в гражданском процессе» авторов — Акаёмовой Н.В., и.о. заведующего кафедрой гражданского права и процесса НОЧУВО «Московский финансово-промышленный университет «Синергия», кандидата юридических наук, и Чейшвили Мананы Зурабовны, преподавателя кафедры гражданского права и процесса НОЧУВО «Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

В современном гражданском процессе исключительно важной является проблема экспертного обеспечения при рассмотрении некоторых категорий гражданских дел. Особое значение экспертного заключения в виде повторной экспертизы имеет место при разрешении споров на наследуемое имущество между наследниками по завещанию. В статье исследуются вопросы назначения повторных судебно-психиатрических экспертиз, а также значение экспертного заключения для принятия судебных решений по оспариванию сделок.

Новизной данной статьи является вывод о целесообразности привлечения к участию в деле специалиста, который может дать письменную оценку относительно заключения экспертов, а также в ходе судебного процесса квалифицированно разъяснять заключение экспертов на предмет полноты и обоснованности с целью назначения повторной экспертизы.

Авторы делают вывод о необходимости обоснования назначения повторной экспертизы мнением (письменной консультацией) специалиста, что изменяет ход гражданского дела и результат его рассмотрения.

Таким образом, статья Акаёмовой Н.В. и Чейшвили М.З. посвящена актуальной проблеме, представляет научный интерес, соответствует предъявляемым требованиям и рекомендуется к публикации.

Рецензент: Кандидат юридических наук, доцент кафедры ГПиП Университета «Синергия» Отарова К.Г.

Статья проверена системой «Антиплагиат»; оригинальность текста — 79 %.

Заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы не всегда имеет заранее установленную силу. История «возвращения» квартиры законному владельцу. — Адвокат Журавлев Евгений Анатольевич — Судебная практика

К сожалению не всегда суды руководствуются постулатом- «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы», особенно когда дело касается заключения эксперта. Эта история о гражданском деле по иску о признании недействительными завещания и договора купли-продажи квартиры повествует о том, что не всегда экспертное заключение становится основой судебного постановления, вопреки закону, а также обстоятельствам и доказательствам по делу.

Обстоятельства дела.

Ко мне, на стадии подачи апелляционной жалобы на решение суда, за оказанием юридической помощи обратилась Е. и поведала следующее.

У нее была родная сестра З. которая умерла и 28.10.2008 года завещала все принадлежащее имущество, в том числе и спорную квартиру, внучатой племяннице — К.

Однако внучатая племянница перестала за ней ухаживать, стала приезжать к ней два раза в неделю на 2 часа и она 02.10.2009 года все принадлежащее имущество, в том числе спорную квартиру, завещала своей сестре Е. Впоследствии на основании договора от 23 октября 2009 года З. спорную квартиру продала Е., которая стала проживать с З. и ухаживать за ней.

Дело было инициировано иском внучатой племянницы К., которая просила признать недействительным завещание от 02.10.2009 года и договор купли-продажи квартиры, заключенный между З. и Е, ссылаясь на то, что на момент совершения данных сделок З. не могла понимать значение своих действий и руководить ими в силу того, что страдала психическим заболеванием, в связи с чем в 2008 году умершей была установлена группа инвалидности в филиале «Главного бюро медико-социальной экспертизы».

Е. обратилась со встречным иском, в котором просила признать недействительным завещание от 28.10.2008 года составленного З. в пользу К. Решением суда первоначальный иск К. был удовлетворен, встречный иск заявленный Е. был признан необоснованным. Также суд не применил двустороннюю реституцию признав порочной расписку о передаче денег написанную З. в подтверждение договора купли-продажи квартиры. Таким образом из судебного решения следовало, что мой доверитель Е. осталась в одночасье без квартиры и без денег, которые она заплатила своей сестре З. за эту квартиру.

В рамках рассмотрения данного дела судом была проведена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Согласно выводам данной экспертизы на момент составления завещания на имя К. в 2008 году, расстройства здоровья З. не были выражены столь значительно, не доходили до степени деменции, в связи с чем умершая могла понимать значение своих действий. На момент составления завещания в пользу моего доверителя Е. и последующем оформлении договора купли-продажи в 2009 года, умершая обнаруживала признаки необратимого выраженного психического расстройства в форме деменции, которое лишало её способности понимать значение своих действий и руководить ими. Данная экспертиза по сути и стала «фундаментом» для решения суда.

Но самым интересным в этом деле была индивидуальная карта амбулаторного больного на имя З., которая при проведении экспертизы специалистам не была предоставлена ввиду ее поступления в суд практически в последние дни процесса. В ней отсутствовали записи о прохождении лечения З., в периоды совершения сделок и до момента ее смерти, врачом психиатром.

В судебное заседание был вызван эксперт Биц Ю.А., который подтвердил экспертное заключение, и показал, что индивидуальная карта амбулаторного больного на имя З. никак не повлияла бы на выводы экспертов, а только бы подтвердила заключение экспертов и усилила их выводы. Более того эксперт высказался также о том, что в медицинской карте амбулаторного больного З. вообще не имеется никаких сведений о ее психических заболеваниях.

Таким образом такая противоречивая позиция эксперта, позволяла мне говорить о том, что заключение экспертов содержит во-первых- неполные сведения о здоровье умершей З., а во-вторых- их выводы стали выглядеть преждевременными.

Мной была подготовлена апелляционная жалоба от имени доверителя Е. в которой были изложены следующие доводы.

Считаю, что вывод суда о том что — «Тот факт, что медицинская карта амбулаторного больного З. не была предметом исследования экспертов при даче ими заключения и не является основанием для отказа К. в удовлетворении заявленных ею исковых требований, так как допрошенный в судебном заседании эксперт Биц Ю.А. после изучения этой медкарты пояснил, что данные, имеющиеся в этой медицинской карте не повлияли бы на их заключение, а только бы его усилили…» — является необоснованным и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Согласно ч. 1 ст. 85 ГПК РФ- эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением.

Исходя из ч. 3 ст. 85 ГПК РФ эксперт может знакомиться с материалами дела постольку, поскольку это необходимо для дачи заключения, а не после изготовления экспертизы.

Между тем, как следует из протокола судебного заседания по данному гражданскому делу эксперт уже после изготовления посмертной судебной психиатрической экспертизы в нарушение ст. 85 ГПК РФ ознакомился, неизвестно по чьей инициативе, с медицинской картой амбулаторного больного З. которая ему не представлялась в момент производства экспертизы.

Отвечая на вопросы, касающиеся экспертного заключения эксперт Биц Ю.А. ограничился лишь тем, что указанное экспертное заключение было принято экспертами единогласно, однако экспертом было уделено большее внимание медицинской карте З. которая с его слов ему была представлена уже непосредственно в судебном заседании. Из протокола судебного заседания видно, что эксперту не представлялось время для более детального исследования медицинской карты,- по делу в связи с этим перерыв не объявлялся, медицинская карта ему была передана в самом судебном заседании и, по моему мнению, он не вправе был высказываться о достоверности и допустимости данного доказательства, так как это является прерогативой суда.

Более того эксперт Биц Ю.А. сам высказался о том, что в медицинской карте амбулаторного больного З. вообще не имеется никаких сведений о ее психических заболеваниях.

Из показаний врача терапевта П.М.Ю. следует, что умершая З. у врача психиатра последнее время не наблюдалась, и она получила инвалидность по общему заболеванию: болезнь сердца, головного мозга, атеросклероз.

Согласно ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (ч.2 ст. 87 ГПК РФ).

Учитывая диаметрально противоположные сведения в заключении экспертов и амбулаторной карте, а также в показаниях эксперта Биц Ю.А. и свидетеля П.М.Ю. суд обязан был поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении повторной судебной- психиатрической экспертизы, чего судом сделано не было в нарушение ст. 12 ГПК РФ.

Ввиду что того свидетель П.М.Ю. (врач-терапевт) не являлся специалистом, так как суд его не вызывал в качестве специалиста в порядке предусмотренном ч. 2 ст. 188 ГПК РФ, а эксперт Биц Ю.А. не мог давать заключений по медицинской карте амбулаторного больного согласно ч. 1 ст. 85 ГПК РФ,- вещественное доказательство: медицинская карта амбулаторного больного № 4-07   З. судом было исследовано ненадлежащим образом, так как ни суд, ни стороны не обладали специальными познаниями в области медицины в момент исследования данного документа. Необходимо было привлечение специалиста, чего судом также сделано не было.

Судом были нарушены положения ст. 12, 85, 188 ГПК РФ.

Заседание суда апелляционной инстанции.

В ходе судебного заседания нами было заявлено ходатайство о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, которое было оставлено без удовлетворения. Однако судебная коллегия постановила вызвать в судебное заседание эксперта Биц Ю.А., что в целом я посчитал хорошим знаком. Такое решение коллегии я воспринял как согласие суда с моими разумными сомнениями касающимися обоснованности и достаточности экспертного заключения для удовлетворения исковых требований К.

Допрос эксперта в судебном заседании суда апелляционной инстанции эти сомнения не устранил, и четкого ответа на вопрос почему медицинская карта амбулаторного больного не смогла бы повлиять на выводы экспертов- от эксперта не последовало.

Судебная коллегия проверив материалы дела по доводам жалобы признала из убедительными в части. Выводы суда первой инстанции о том, что в момент составления в пользу Е. завещания и договора купли-продажи квартиры З. не понимала значения своих действий, судебная коллегия посчитала не доказанными и приняла решение об отказе в удовлетворении исковых требований заявленных К.

Таким образом судебная коллегия Белгородского областного суда, основываясь на законе и представленных доказательствах, «вернула» законному владельцу Е. квартиру, которая чуть было не выбыла из ее обладания благодаря экспертному заключению противоречащему другим доказательствам по делу.

Тексты судебных актов а также другие процессуальные документы деперсонифицированы.
адвокат Журавлев Евгений Анатольевич, № 31/709 в реестре адвокатов Белгородской области.

Акт судебно психиатрической экспертизы | Федерация Судебных Экспертов

Точная стоимость зависит от конкретного случая. Оставьте заявку или уточняйте по телефону.

Акт судебно психиатрической экспертизы – это доказательство, представляемое в делах гражданского и криминального направления. Представляется оно в виде заключения, которое составляют эксперты психиатры, пришедшие в ходе обследования к определенным выводам. Состоит акт судебно-психиатрической экспертизы, как правило, из трех частей, однако учитывая специфику направления, методика написания акта предусматривает пять составляющих: вводная часть, анамнез, статус обследуемой личности, мотивация и заключение. Введение характеризуется наличием такой информации как:
  • название документа, номер и дата его составления;
  • метод проведения исследования;
  • ФИО обследуемого человека и дата рождения;
  • статья обвинения;
  • краткое изложения дела, которое ставится в вину;
  • название учреждения медицинского уклона, где была проведена экспертиза;
  • данные о специалистах, проводивших экспертизу с указанием категории и звания (если есть).
Также в водной части перечисляются те вопросы, которые были поставлены перед специалистами в ходе проведения обследования. Также случается, что постановка или выражение отдельных вопросов в акте судебно-психиатрической экспертизы может быть непонятна специалистам, проводящим исследование. В таком случае они подают прошение дать нужные объяснения. Если организация, назначившая исследование прошение не удовлетворяет, за экспертами остается право на вопросы такого рода ответ не давать. Важно отметить, что формулировка всех вопросов производится исходя из тезисов современной психиатрической науки. В анамнезе акта судебно-психиатрической экспертизы специалист-психиатр воспроизводит значительную с его позиции информацию о минувшем существовании обследуемого лица. В анамнез могут входить следующие данные:
  1. наследственные психологические отклонения;
  2. характерные особенности формирования исследуемого человека как личности;
  3. заболевания, перенесенные на протяжении жизни;
  4. важные с точки зрения судебно психиатрической позиции сведения из биографии.
Сюда входит поведенческая особенность человека, характер взаимоотношений, складывающийся с различными людьми, имеющиеся преступления. В обязательном порядке необходимо указать, если обследуемая личность находилась под наблюдением специалиста и причины психического расстройства, имело ли оно какие-либо последствия в жизни этого человека. Излагается в акте судебно психиатрической экспертизы также методика лечения и меры, применяемые к испытуемой особе. Для того, чтобы не поставить под вопрос достоверность информации изложенной в анамнезе, нужно указать ее источники – опрос обследуемого, протокольные допросы, врачебные документы, ссылаясь при  этом на определенный источник с указанием данных свидетеля. В статусе или описании нынешнего состояния человека, который проходил  обследование, указывается описание внешнего облика и то, в каком состоянии пребывают его внутренние органы. При наличии указываются симптомы  поражения ЦНС, результаты лабораторных анализов и прочая информация, дающая полную характеристику личности и подтверждающая или отрицающая присутствие изменений патологического характера. Основное внимание при составлении акта судебно-психиатрической экспертизы сосредоточивается на поведении человека при экспертизе, поскольку дает глубокое представление об ориентировке обследуемого во внешней среде, осознании себя как личности, контактности с другими людьми, постижении того, что происходит. В данном случае значение имеет абсолютно все – от мимических реакций на происходящее и состояния восприятия и мышления до отношения к предъявленному обвинению или прочим действиям юридической сферы, которые рассматриваются относительно открытого дела. Значительное внимание должно быть уделено всем обнаруженным симптомам расстройства психики. Их фиксируют при составлении акта судебно психиатрической экспертизы, не оценивая, а лишь описывая, поскольку заключение медицинского эксперта будет даваться в следующих составляющих документа. Интересно, что при выявлении симуляции обнаруженной во время обследования, ее необходимо тоже подробно описать. Мотивация и заключение акта судебного психиатрического освидетельствования должны содержать выводы с ответами на установленные вопросы, а также обоснование этих заключений. Документ должен быть написан четко и понятно, с разъяснением специальных терминов, чтобы в нем разобрались даже те, кто к области психиатрии не имеет никакого отношения. Акт должен быть заверен подписями всех экспертных специалистов, которые проводили исследование и печатью того медицинского заведения, где экспертиза была проведена. Нередко к акту прилагается заключение следователя, оно должно быть тоже подписано экспертами и добавлено к делу. Из всего вышеизложенного ясно, что составление акта судебно психиатрической экспертизы должно проводиться специалистами высокого класса с опытом работы проведения подобных исследований. Чтобы избежать непринятия судом заключения и назначения повторной экспертизы, важно обратиться к услугам известных экспертных организаций, которые имеют положительную репутацию в делах такого рода. Таковой является НП «Федерация Судебных Экспертов», специалисты которой всегда к вашим услугам и с удовольствием придут на помощь при необходимости составить грамотный документ. Профессионалы НП «Федерация Судебных Экспертов»  помогут Вам провести и составить акт судебно психиатрической экспертизы в соответствии с существующими законодательными нормами. Сделав качественную работу в кратчайшие сроки, профессиональные эксперты помогут Вам сэкономить время, финансовые средства с гарантией отлично выполненного экспертного заключения.

Цены

Вид экспертизы Стоимость экспертизы
Судебно-психиатрическая экспертиза от 15 000

ПРИМЕЧАНИЕ:

Цена психиатрической экспертизы указана с учетом налогов. Транспортные расходы оплачиваются отдельно.

Ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы

В производстве находится дело об определении порядка общения с дочерью истца. В последнее время я и мои родственники обратили внимание на то, что ответчик, ведет себя неадекватно: у неё навязчивая идея, что отец ребенка хочет украсть дочь. Истец просит назначит истцу судебно-психиатрическую экспертизу.

 

В коллегию по гражданским делам ___________ городского суда

Истец: ________________________
Адрес: ________________________
Ответчик: _____________________
Адрес: ________________________

Третье лицо:
Органы опеки и попечительства Муниципалитета «__________»
Адрес: _____________________
Органы опеки и попечительства Муниципалитета «______________» г. ________
Адрес: ________________________
 
 
ХОДАТАЙСТВО
о назначении судебно-психиатрической экспертизы.
 
В Вашем производстве находится дело об определении порядка общения с дочерью, отца ______________________________
В последнее время я и мои родственники обратили внимание на то, что ответчик, _______________________ ведет себя неадекватно: у неё навязчивая идея, что отец ребенка хочет украсть дочь.
В заключении о психологическом состоянии дочери ___________ указано, что она опасается будто ее отец и его мать (бабушка) отнимут ее у ее матери и никогда не вернут. Но таких прецедентов не было. Отец, _____________________, ни разу не нарушил, ни устного соглашения, ни решения районного суда. Ни он, ни его родители никогда не скрывали девочку, не увозили ее в неизвестном направлении, не забирали ее из детского сада, без предварительного согласования с матерью ребенка. Как раз наоборот, это мать ребенка увезла Настю без предупреждения и всячески препятствовала общению ребенка и отца несколько месяцев в ____ году.
Также в этом же году в квартире родителей отца, _______________, произошел следующий инцидент. По рассказам бабушки ребенка, т.е _____________________, и ее супруга, происходило следующее. Мать ребенка собирала дочь в детский сад  и при этом изводила её криками и прямо довела ребенка до истерики и слез. После того как ребенок расплакался, она стала его всячески смешить и веселить. ____________________ наедине попыталась поговорить с невесткой и обсудить этот инцидент. Она всего лишь посоветовала своей невестке обратиться к психологу за помощью, а ____________________ через некоторое время заявила, что ее свекры грозились сдать ее в психологическую клинику и забрать у нее ребенка.
Также имел место следующий инцидент. ________________ года, после того как ответчик, забрала ребенка на квартиру к своим родителям и скрыла это от отца ребенка. Истец, _________________, вместе со своей матерью и гражданской женой своего младшего брата, а именно _________ отправился ДК «________________», где его дочь занимается в творческом кружке. Истец ребенка и его бабушка всего лишь хотели увидеться ребенком, но ответчик воспротивилась этому. В результате вспыхнул конфликт, и дело дошло до рукоприкладства со стороны ответчика и ее сестры. Бабушке, ___________________, были нанесены ушибы головы, о чем есть заключение врача. И _________________, и ее сын, и гражданская жена ее другого сына написали объяснительные в полицию. Также есть третий человек, свидетель произошедшего который был очевидцем данного конфликта.
Ответчик пыталась возбудить уголовное дело против бывшего мужа, обвинив его в похищении ребенка, но в этом ей было отказано. В том числе и из-за того что обвинения ее были голословны, что подтверждают и показания свидетелей данных событий.
Неадекватное состояние матери ребенка может пагубно отразиться на состоянии ребенка.

На основании изложенного, руководствуясь ст 35, 79 ГПК РФ
 
ПРОШУ:
Назначить _____________________ судебно-психиатрическую экспертизу, поставив перед экспертами следующие вопросы:
1. Каково психическое состояние ______________ в настоящее время, может ли она отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими?
2. Не страдает ли _______________ в настоящее время психическим заболеванием, если да, то каков характер этого заболевания, не нуждается ли она в связи с этим в применении мер медицинского характера?
 
 
«____»_________________г ______________
 
 

 

Ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы

Юридическая консультация адвоката по гражданским делам. Согласно статье 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд назначает экспертизу при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

Адвокатскую практику по делу, в котором назначалась такая экспертиза, можно посмотреть тут.

Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

Некоторые вопросы, связанные с назначением и проведением экспертизы по гражданским делам, рассмотрены в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам (Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года).

С текстом документа можно ознакомиться здесь.

Районный суд города Москвы

Федеральному судье

от адвоката

ХОДАТАЙСТВО
о назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы

В производстве Районного суда города Москвы находится гражданское дело №2-1000/1000 по о признании недействительным завещания.

В течение последних лет наследодатель злоупотреблял алкогольными напитками. Он в тяжелом состоянии поступил в центральную районную больницу города Москвы с диагнозом: «Цирроз печени этанолового генеза»; был ослабленным, вел себя неадекватно. Несмотря на проводимое лечение его состояние не улучшалось, а через несколько дней, 10.10.10 г., он самовольно покинул отделение, из-за чего был выписан с диагнозом: «Хронический токсический гепатит высокой активности с исходом в цирроз печени. Гепатоспленомегалия. Синдром портальной гипертензии, асцит, паренхиматозная желтуха. Хронический токсический панкреатит, фаза обострения. Интоксикационная энцефалопатия, полинейропатия нижних конечностей».

В последующем его состояние продолжало прогрессивно ухудшаться. 10.10.10г. наследодатель была вызвана бригада «Скорой помощи», однако он уже практически не мог общаться с врачами, что-либо сообщить о своих жалобах, самочувствии, смог назвать только свое имя. В этот же день наследодатель был осмотрен врачом поликлиники, который оценивал его состояние как тяжелое: он лежал в постели, аппетит отсутствовал, был безразличен ко всему происходящему, при опросе врачом смог назвать только свое имя.

Указанные обстоятельства позволяют предположить, что при оформлении завещания 10.10.10 г. наследодатель не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Учитывая, что для правильного и своевременного рассмотрения дела по существу требуются специальные познания в области психиатрии, руководствуясь статьями 79, 80 Гражданского процессуального кодекса РФ.

ПРОШУ:

Назначить по делу посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, поставив на ее разрешение следующие вопросы:

  1. Страдал ли наследодатель при жизни каким-либо психическим расстройством?

  2. Страдал ли наследодатель в период оформления завещания 10.10.1000 г. каким -либо психическим расстройством?

  3. В каком психическом и физическом состоянии находился наследодатель в период оформления завещания 10.10.1000 г. и мог ли он понимать значение своих действий и руководить ими?

Производство экспертизы поручить следующим экспертам:

профессиональный адвокат по гражданским делам в Москве

Дополнительно:

Ходатайство о передаче дела по подсудности.

Ходатайство об истребовании доказательств.

Ходатайство об отложении судебного заседания.

Замечания на протокол судебного заседания по гражданскому делу.

Ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы.

Постановление о назначении судебно психиатрической экспертизы образец — autobratan.ru

В соответствии с действующей Инструкцией о производстве экспертизы и на основе. Это юридическая процедура, которая производится только в судебном порядке. Напишите текст постановления о назначении судебномедицинской экспертизы. Образец постановления о назначении судебно психиатрической экспертизы. В рамках судебного иска о признании гражданина недееспособным, суд назначает судпсих. Может ктонибудь помочь найти образец постановления о назначении судебнобухгалтерской экспертизы? Назначить по делу проведение судебной психиатрической экспертизы, на. ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении стационарной экспертизы. Стационарные экспертизы проводятся в. Экспертизы образец заполнения Примерная форма. Психиатрическая больница отделение судебно психиатрической экспертизы. Официальный сайт компании КонсультантПлюс. Ходатайство о назначении судебной психиатрической экспертизы. Образцы процессуальных документов для. Образец постановления, где эксперту на исследование предоставлен нож со следами рук. Поводами для назначения комплексной экспертизы в целях решения таких задач могут. Судебномедицинская экспертиза и экспертиза. Особо отмечается, что недопустимо указывать в определении о назначении судебной экспертизы не ее. У кого есть образец постановления о назначении экспертизе. Если перед Вами встал вопрос о назначении судебной экспертизы, и Вы еще не выбрали свою экспертную организацию, то поспешите. Порядка общения с дочерью истца, управляющим органом власти, постановление о назначении психиатрической экспертизы образец с подробными слайдами! Процессуальные акты предварительного расследования. Стационарной судебной экспертизы. Постановление о назначении экспертизы подсудимому П. Образец постановления о назначении судебной экспертизы как составить. Для того чтобы этого избежать, необходимо написать заявление о назначении опекунства. Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы. Постановление о назначении судебной психологической экспертизы бланк. Круг вопросов, составляющих компетенцию психиатрической судебной. Постановление о назначении почерковедческой судебной экспертизы. Постановление о назначение судебно психиатрической экспертизы образец. Знакомиться с постановлением о предназначении судебной экспертизы. Помещение в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной. Права, образец ходатайства в суд о назначении психиатрической экспертизы по гражданскому. Давно хочешь узнать про Образец постановления о назначении судебно психиатрической экспертизы отличный вариант. Ходатайства в суд Судебные экспертизы Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы. Не кидайте в меня камнями, подсоветуйте, делала контрольную по. Правосудие в сфере предпринимательской и постановления о назначении судебно психиатрической экспертизы. Помогите пожалуйста мне нужна характеристика образец о прохождении. ДанилаЗадание вынесите постановление о назначении медицинской судебной экспертизы. Форма постановление о назначении криминалистической экспертизы. ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении экспертизы Образец ходатайства в суд о. Постановление о назначении экспертизы и. Составьте судебномедицинский диагноз. Чаще всего экспертовпсихиатров вызывают в суд в отношении лиц, которые ходатайство о назначении посмертной психиатрической экспертизы образец судебно. Постановление о назначении судебно психологической экспертизы образец. Постановление о назначении судебной психологической экспертизы образец. Образец постановление о назначении судебно психиатрической экспертизы. Назначить экспертизу 28. Распечатать может быть обжаловано в Забайкальский. Образцов ходатайств о назначении нижеследующих видов экспертиз ходатайство о проведении судебной экспертизы по гражданским делам в рамках гпк рф. Постановление о назначении стационарной экспертизы образец заполнения ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении Образец постановления о назначении экспертизы можно скачать здесь Постановление о назначении судебной экспертизы образец. Могу завтра на работе взять, скинуть. Бельянинов Приложение N 1 к приказу Порядок отбора проб и образцов. Назначить по настоящему делу амбулаторную экспертизу. При производстве судебномедицинской или Основания, порядок. Объявление постановления о Постановление о о назначении экспертизы, образец магнитогорск расписание. Образец заполнения заявления о признании гражданина недееспособным можно. УПК содержит существенную оговорку, согласно которой постановление о назначении экспертизы не объявляется. Образец постановление о назначении экспертизы свидетеля. Информируем, что наш портал в ближайшее время будет оснащен образцами разновидностей. Постановление следователя, лица, производящего дознание, о. Вы можете узнать про Ходатайство о назначении судебно психиатрической экспертизы образец. Постановление о назначении судебномедицинской экспертизы образец заполнения. Постановление суда о назначении экспертизы образец Не могу найти файл, подскажите? Помогите найти пример постановления о назначении экспертизы! В ходе предварительного слушания дела постановление о назначении экспертизы. экспертизы, проводимой в экспертном учреждении. При необходимости проведения экспертизы следует. Помогите пожалуйста найти бланк постановления о назначении судебной экспертизы. Нужен образец судебной бухгалтерской экспертизы 1 ответ далее. Постановление о назначении судебно бухгалтерской экспертизы образец. Постановление о назначении судебно психиатрической экспертизы истца образец. Постановление о назначении экспертизы, образец которого вы можете скачать на сайте нашей компетентной Психиатрическая экспертиза, она же экспертиза, является. Постановление о назначении судебномедицинской экспертизы образец. Нужен оч срочно образец постановления о назначении судебно. Заявил с постановлением от 30 декабря 1997 года о назначении амбулаторной экспертизы. Дознаватель, следователь обязаны наряду с постановлением о назначении экспертизы. Бланк Постановление о назначении судебной экспертизы файл 1. Потеря трудоспособности постановление о назначении генетической экспертизы образец судебно. Судья Калининского районного суда г. Образец постановление о назначении судебно психиатрической экспертизы свидетеля. Постановление о назначении стационарной экспертизы образец заполнения Примерная форма. Образец постановления о назначении комплексной судебной экспертизы, стихотворение кем быть. Помогите найти пример постановления о назначении экспертизы! Судебная защита право граждан, а также совокупность процессуальных действий, направленных на защиту чести и достоинства, жизни и здоровья, личной. По информации сайта публикуем ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. и судебномедицинские. Помогите найти пример постановления о назначении экспертизы! . В постановлении о назначении экспертизы важно правильно сформулировать. Бланк постановления о назначении судебной экспертизы. Постановление о назначении компьютерно технической экспертизы образец. Образец ходатайства о назначении судебно психиатрической экспертизы. Иск в суд залите квартиры Напишите пожалуйста образец искового заявления в. Образец Ходатайства о назначении экспертизы, как

» frameborder=»0″ allowfullscreen>
Получать необходимые объекты и образцы для сравнительного исследования и дачи. Является необходимость органов дознания специалиста в области психиатрии для решения вопроса о назначении судебно психиатрической экспертизы. ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении экспертизы Образец ходатайства в суд о назначении психиатрической экспертизы по гражданскому. Образец постановление о назначении судебно медицинская экспертиза. ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении комплексной амбулаторной Возникающая в ходе судопроизводства потребность в психиатрических заниях служит. Постановление о направлении на экспертизу суд в соответствующих случаях выносит определение о проведении экспертизы. Обследование проводится на основании постановления следователя или по определению суда. Постановление о назначении амбулаторной экспертизы образец. Постановление о назначении экспертизы, проводимой в экспертном. Судебномедицинской или экспертизы возникает Наберите в поисковике образец постановления о назначении эксгумации. Одатайства о назначении судебно психиатрической экспертизы образец. Ходатайств о назначении по делу и судебных экспертиз, а также психолого психиатрической. Образец жалобы на бездействие администрации местного самоуправления дупутату гос. Заключение судебномедицинской экспертизы о. Методические указания по вопросам назначения судебно психиатрических консультаций и экспертиз, О порядке оплаты за проведение судебно. В связи с этим, одна из сторон уже до судебного заседания выходит с. При вынесении постановления о назначении экспертизы таким лицам следователь должен указать, что обвиняемый направляется. ХОДАТАЙСТВО о назначении экспертизы. Однако постановление о назначении экспертизы не. При поступлении определения постановления суда о назначении экспертизы экспертное подразделение органа Государственного комитета судебных. Как было указано в предыдущем абзаце, назначение экспертизы предоставляет суду. Были нанесены ушибы головы, образец ходатайства в суд о назначении психиатрической экспертизы. Постановление о назначении экспертизы. Порядок назначения и производство Постановление о назначении экспертизы, проводимой в. Образец ходатайства в суд о назначении психиатрической экспертизы по гражданскому. Определение о назначении судебно психиатрической экспертизы образец. Постановление о назначении экспертизы образец. Образец постановление о назначении экспертизы. Ксерокопия Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 2006. При назначении экспертизы. Заявление о вынесении судебного приказа о взыскании долга жку образец. ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении судебной экспертизы какой именно 20 г. После этого они обязаны ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы.Б Образцы почерка подозреваемой Бобровой И. Постановление о назначении судебномедицинской экспертизы, судебномедицинский диагноз. Нужно постановление о назначении экспертизы на экзамен. Постановление о назначении экспертизы бланк. Постановление о назначении судебно психиатрической экспертизы. Судья назначает проведение экспертизы. Спрашивает Лилия наркоучет диспансерное постановление о назначении стационарной судебно психиатрической экспертизы образец наблюдение, сроки Добрый. При таком положении вывод суда о явном уклонении Т.

Психиатрические доказательства по окончательной проблеме

Резюме

Федеральное правило доказывания 704(b) запрещает психиатрам и другим свидетелям-экспертам в федеральных уголовных процессах давать показания относительно того, было ли у подсудимого психическое состояние или состояние, включающее либо элемент преступления, либо элемент защиты. В данной статье описывается происхождение Правила и его судебное развитие. Правило является исключением из тенденции 20-го века, когда свидетелям все чаще разрешается решать окончательный вопрос.Он применялся непоследовательно, подвергался критике в апелляционных решениях и породил идиосинкразическое юридическое определение «полезного». Попытки обойти это включали в себя приглашение присяжных делать выводы, придумывание гипотетических дел, имитирующих дело, рассматриваемое судом, и получение показаний экспертов о том, что «возможно» или «вероятно». Суды постановили, что раскрытие причин, лежащих в основе выводов эксперта, может свести к минимуму ущерб, причиняемый окончательными свидетельскими показаниями.

Федеральные правила доказывания были введены в 1975 году.В своей первоначальной форме они предусматривали признание заключения эксперта по рассматриваемому судом вопросу. Они сделали это, несмотря на давние опасения, что такие «доказательства по окончательному вопросу» вторгаются в компетенцию присяжных и приводят к путанице, когда эксперты расходятся во мнениях. После того, как правила были введены, эти опасения сосредоточились на громких делах, в которых были заслушаны показания экспертов. Правило 704(b) было добавлено в 1984 году после оправдания Джона Хинкли. Он предусматривает, что: Ни один свидетель-эксперт, дающий показания в отношении психического состояния или состояния подсудимого по уголовному делу, не может высказать мнение или сделать вывод о том, имел ли подсудимый психическое состояние или состояние, составляющее элемент обвинение в совершении преступления или защита от него.Такие окончательные вопросы являются вопросами только для тех, кто исследует факты [Ref. 1, с. 14].

Правило не ограничивается психиатрическими показаниями. 2 , 3 Применялось к сотрудникам полиции, дающим показания о том, что поведение подсудимого указывало на то, что он собирался распространять наркотики. 4 Один окружной суд США описал Правило 704(b) как единственное законодательно установленное ограничение на вторжение экспертных показаний в компетенцию присяжных. 5

В Федеральных правилах не указано, что считается «окончательным вопросом».Прецедентное право до и после введения Правил предполагает, однако, что, когда свидетель использует те же слова, которые будут представлены присяжным, черта была пересечена. Таким образом, когда речь шла о «полной постоянной нетрудоспособности» истца, Верховный суд США постановил, что разрешение врачам использовать этот термин для описания его состояния было ошибкой. 6 Когда в обвинении описывалась «умышленная» попытка «уклонения» от уплаты налогов, психиатрические показания, касающиеся того, действительно ли действия ответчика были умышленными или составляли уклонение, были исключены. 7 По крайней мере, для психиатров, занимающихся испытаниями невменяемости, ответ кажется ясным. До принятия Закона о реформе защиты от невменяемости 1984 года окончательным вопросом, когда подсудимый признавал себя невменяемым в федеральном суде, был вопрос о том, не обладает ли он «существенной способностью либо оценить противоправность своего поведения, либо привести свое поведение в соответствие с требованиями закона». ссылка 8, стр. 265). С момента принятия Закона вопрос заключался в том, «осознает ли он характер и качество или противоправность своих действий» (Ref.9, стр. 134).

Прецедентное право и законодательная история Регламента предполагают также, что в менее очевидных случаях «окончательный» статус вопроса зависит от того, кто имеет полномочия решать его. Апелляционный суд США 8-го округа исключил показания психолога о достоверности свидетелей обвинения, поскольку они представляли собой «окончательное мнение». Под этим 8-й округ имел в виду мнение, которое могло быть должным образом достигнуто только присяжными. 10 Отчет палаты представителей, вводящий Правило 704(b), касался окончательного вопроса в судебном разбирательстве по гражданским обязательствам: было ли лицо настолько опасным, чтобы требовалось обязательство. 11 Авторы отчета пришли к выводу, что у экспертов не было навыков или полномочий для решения такого вопроса. Они заметили, что решение о том, должен ли кто-то быть преданным, требует взвешивания безопасности общества и свободы личности. Для этого ни один эксперт не имел квалификации или не мог быть должным образом уполномочен.

Другие федеральные правила также регулируют допустимость. Правило 403 исключает несправедливые, предвзятые или вводящие в заблуждение доказательства. Правило 701 ограничивает допустимые мнения и выводы теми, которые «полезны» и «рационально обоснованы».Правило 702 исключает экспертов из обычного требования, чтобы свидетели знали не понаслышке. Это правило заменило правило общего права, согласно которому допустимость показаний эксперта зависела от состояния признания соответствующей совокупности знаний 12 , и было изменено в 2000 году после решений Верховного суда в Daubert 13 и Kumho . 14 Правило включает оговорку, аналогичную той, что содержится в Правиле 701, — мнение эксперта должно «помочь проверяющему факты.«Эта квалификация привела к исключению доказательств, которые усложнили бы задачу присяжных 15 или которые представляют собой не более чем здравый смысл. 16 , 17 Это не помешало заслушиванию показаний по окончательному вопросу. 18 Подраздел (а) Правила 704, в отличие от следующего за ним подраздела, предусматривает, что «показания в форме мнения или вывода, которые в ином случае допустимы, не вызывают возражений, поскольку они охватывают окончательный вопрос, который должен решаться судом факт» (см.1, стр. 14).

Правило 704(b), таким образом, отличается от других Федеральных правил доказывания выделением доказательств психического состояния для исключения и указанием конкретных обстоятельств, при которых будет применяться это исключение. В этой статье описывается происхождение и развитие правила 704(b), а затем рассматривается прецедентное право, регулирующее применение правила.

Федеральное правило 704

Юридическое происхождение

«Принцип свидетельских показаний», согласно которому свидетель должен говорить как «знающий», а не как «предполагающий», по-видимому, впервые появился в английском общем праве в 1700-х годах. 19 Одним из следствий стало то, что мнения, в отличие от воспоминаний свидетелей, стали считаться вообще неприемлемыми. В то же время представление присяжным свидетельских показаний должно было заменить два средства, с помощью которых суды ранее использовали профессиональную и иную экспертизу. Первый из них требовал создания специального жюри. Мэр Лондона 14-го века созывал присяжных из купцов для разрешения торговых споров, и, похоже, специальные жюри продолжали использоваться таким образом в Англии, по крайней мере, до 17-го века.Второй случай произошел, когда суд вызвал экспертов, чтобы дать ему совет непосредственно по вопросам фактов, в которых ему не хватало знаний. 20

Таким образом, впервые экспертное мнение должно было быть представлено присяжным и быть доступным для перекрестного допроса. Изменение не обошлось без критики. Судья Лэрнед Хэнд утверждал, что это привело к тому, что эксперт занял место присяжных при условии, что они поверили эксперту. Судья Хэнд утверждал, что два практических последствия заключались в том, что эксперт неизбежно становился сторонником одной стороны, и что, когда эксперты не соглашались, присяжные сбивались с толку, потому что у них не было возможности решить, какому эксперту верить.Присяжным, которые могли бы решить это, в первую очередь не требовались бы экспертные заключения. 20 Судья Хэнд предпочитал трибунал экспертов, который заслушивал показания экспертов (и заслушивал их перекрестный допрос), прежде чем выносить единое мнение в суд. Затем присяжные могли принять или отклонить.

Эксперты были не единственными людьми в XIX веке, давшими показания о вменяемости или ненормальности обвиняемых. Принцип свидетельских показаний, по-видимому, не препятствует принятию мнений непрофессиональных свидетелей при условии, что свидетель наблюдал за поведением подсудимого. 21 Внешний вид и поведение Джосайи Пайка до убийства Томаса Брауна привели непрофессиональных свидетелей к выводу, что он был безумен. Эти мнения были исключены в ходе судебного разбирательства. При рассмотрении апелляции судья Доу заметил: Мнения, как и другие свидетельские показания, компетентны в том классе дел, в которых они являются лучшими доказательствами, например, когда простое описание без мнения обычно передает очень несовершенное представление о силе, значении и неотъемлемые доказательства описываемых вещей. Как и другие свидетельские показания, мнения некомпетентны в тех случаях, когда они не являются лучшим доказательством, например, когда они основаны на слухах или на доказательствах, на основании которых присяжные могут составить мнение так же, как и свидетель [Ref.22, с. 423].

Мнения высказывались постоянно, заключил судья Доу. Без них дело не могло быть рассмотрено.

Судебные решения девятнадцатого века, защищающие использование показаний экспертов, указывали также на дополнительные факты, о которых экспертам могло быть известно: После того, как факты были доказаны, люди, сведущие в таких вопросах, могут быть допущены для доказательства существования других более общих фактов или законов природы. …чтобы дать возможность присяжным сделать вывод для себя.Таким образом, существование определенных проявлений в мертвом теле доказано, и химик свидетельствует, что такие явления всегда или обычно указывают на действие какого-то сильнодействующего химического агента [Ref. 23, с. 674–5].

Экспертные показания должны были быть приняты, когда присяжные были «некомпетентны, чтобы делать выводы без помощи большего мастерства, чем их собственные, относительно вероятного существования фактов, подлежащих установлению» (Ref. 23, p. 674–675). Однако апелляционные дела девятнадцатого и двадцатого веков также указывают на то, что там, где присяжным не предоставлялось «самостоятельное заключение», экспертные заключения по окончательному вопросу должны были быть исключены.Обоснованием этого исключения было то, что такие доказательства представляли собой «вторжение в провинцию» (ссылка 24, стр. 71) суда присяжных и «узурпировали» функцию суда присяжных. 25

Эта точка зрения, возможно, была более широко распространена среди судей апелляционной инстанции, чем в судах первой инстанции. Примеры девятнадцатого века также показывают, что, по крайней мере, когда речь шла о правомерности составления завещания, мнения по конечному вопросу регулярно выявлялись без возражений. 26 Суд в деле Sessa позже утверждал, что принцип исключения экспертных показаний, выносимых на окончательный вопрос, недостаточно доверяет присяжным: переходит к «самому вопросу перед присяжными.«Жюри не теряет способности критически оценивать мнение эксперта просто потому, что это мнение касается «последнего» вопроса [См. 5, с. 1067].

Судебная конференция, разработавшая Федеральные правила доказывания 27 , смогла указать на несколько случаев, когда показания, относящиеся к окончательному вопросу, были допущены 28 , 29 , и на выводы юридических текстов о том, что исключение таких доказательств было неправомерным ограничительный. 19 , 30

В заявлении, которое перекликается с пропагандой судьи Доу в 19 веке «наилучших доказательств» в качестве надлежащего критерия приемлемости, Конференция судей пришла к выводу, что мнения непрофессионалов и экспертов должны быть приняты, когда они будут полезны для проверки фактов. .Признавая, что это уже может быть обычной практикой во многих судах, конференция пояснила, что первоначальное правило 704 было составлено, чтобы «сделать этот подход полностью эффективным и развеять любые сомнения по этому вопросу» (ссылка 27, стр. 91). Тот же самый пункт содержится в аннотации консультативного комитета к окончательной версии Правила 704. В окончательной версии говорилось: «Показания в форме мнения или вывода, допустимые в других отношениях, не вызывают возражений, поскольку они охватывают окончательный вопрос, который должен решаться судебным приставом. факт» (см.31, стр. 53). Федеральные правила были приняты в январе 1975 года и вступили в силу в июле того же года.

Правило 704(b): Психиатрическое исключение

Психиатрические доказательства по последнему вопросу, однако, вызвали особую озабоченность, возможно, из-за их вклада в оправдательный приговор, посредством защиты невменяемости, людей, которые признались в совершении действий, которые в противном случае были бы незаконными. В 1967 году окружной суд округа Колумбия постановил, что, когда подсудимый сослался на невменяемость: [T] нет никаких оснований разрешать психиатрам давать показания по окончательному вопросу.Психиатры должны объяснить, как болезнь или дефект подсудимого связаны с его предполагаемым преступлением, то есть как развитие, адаптация и функционирование поведенческих процессов подсудимого могли повлиять на его поведение [см. 32, с. 456].

Подраздел 704 (b) восстановил запрет на то, чтобы свидетели обращались к окончательному вопросу, когда их показания касались психического состояния подсудимого. Он вступил в силу в октябре 1984 года как часть Всеобъемлющего закона о борьбе с преступностью.Закон был принят после расстрела президента Рейгана, хотя нападки на защиту невменяемости предшествовали возмущению, последовавшему за оправданием Джона Хинкли. 33 Две взаимосвязанные проблемы, по-видимому, способствовали изменению Правил.

Первый повторил страх, выраженный в судебных решениях 19-го и 20-го веков, что роли присяжных и эксперта не должны пересекаться. В отчете Палаты представителей отмечается: Хотя медицинские и психологические знания свидетелей-экспертов вполне могут предоставить данные, которые помогут присяжным в определении существования защиты, нельзя сказать, что ни один человек не обладает знаниями в отношении вовлеченного юридического и морального решения.Таким образом, в отношении конечного вопроса психиатр, психолог или другой подобный специалист не более квалифицирован, чем неспециалист [Ref. 11, с. 16].

Измененное правило было сочтено необходимым, чтобы гарантировать, что присяжные не «принимают на веру» мнения экспертов 34 , а вместо этого решают для себя, является ли подсудимый вменяемым с юридической точки зрения. 35 , 36

Это разделение ролей было частично сохранено за счет судебного развития принципа полезности, на который ссылался судья Доу и который был четко сформулирован в ходе обсуждений на Судейской конференции.Когда апелляционные суды описывают показания по окончательному вопросу как бесполезные 37 , они обычно не имеют в виду бесполезные в глазах присяжных. Например, в деле о невменяемости один суд отметил: Доказательством, которое, скорее всего, будет наиболее полезным для присяжных в вопросе о вменяемости, является мнение эксперта о том, знал ли подсудимый, что он или она делает, и знал ли он, что он или она делает. был неправ [см. 35, с. 1249].

Суд тем не менее признал показания эксперта защиты недопустимыми.Вместо этого «полезный», похоже, означает помощь присяжным в правильном вынесении вердикта. Надлежащим образом вынесенный вердикт не является вердиктом, вынесенным после того, как эксперты высказали свое мнение по вопросу, относящемуся к компетенции присяжных. Это относится даже к свидетельским показаниям по вопросам, которые не известны или не имеют опыта большинства присяжных, например, достоверность утверждений детей о сексуальном насилии. 10

Второе опасение перекликается с мнением Джастиса Ученого Хэнда о том, что присяжные будут в замешательстве относительно того, как действовать, если эксперты не согласны.В отчете Сената по Правилу 704 (b) поясняется, что одной из целей изменения Правил было предотвращение «зрелища» свидетелей-экспертов, свидетельствующих о прямо противоположных выводах. 38 С тех пор суды аналогичным образом постановили, что Федеральное правило было разработано для предотвращения «путаницы и нелогичности» перевода медицинских понятий, на которые опираются психиатры и другие эксперты в области психического здоровья, в юридические заключения (ссылка 39, стр. 1241). . Хотя Конгресс и суды пришли к тому же выводу, что и судья Хэнд, их аргументам, похоже, не хватает силы, порожденной его прагматизмом.Не говоря о «зрелищности» или «нелогичности», судья подчеркнул, что у неспециалиста присяжных, сталкивающегося с двумя мнениями, не будет адекватных средств выбора между ними.

Границы психиатрического исключения

В отчете Сената, вводящем Правило 704(b), предлагалось разрешить экспертам давать показания относительно наличия или отсутствия других правовых понятий, таких как психическое заболевание или психический дефект. Эта рекомендация, по-видимому, была основана на предположении, что эти термины были широко распространены в медицине: каковы характеристики такого заболевания или дефекта, если таковые имеются [Ref.38, с. 3412].

На момент написания отчета Окружной суд США уже отметил, что наличие категории DSM не указывает для юридических целей на наличие психического заболевания. 40 Сенат, тем не менее, добавил, что «психическое заболевание или дефект» имеет клиническое значение, которое эксперты могут обоснованно подтвердить.

Доклад Палаты представителей занял иную позицию. При обсуждении достоинств одного, впоследствии отвергнутого, альтернативного словосочетанию «психическое расстройство или дефект» Комитет обозначил преимущества использования немедицинских терминов: , понятия.Язык Комитета не является техническим… . Использование медицинского определения «психического заболевания или дефекта» дало бы медицинской профессии возможность контролировать, кто имеет право повышать защиту от невменяемости [Ref. 11, с. 13].

В окончательной версии Федеральных правил доказывания 31 ничего не говорилось о том, было ли наличие или отсутствие психического расстройства или дефекта решающим вопросом для присяжных.

Однако в 1999 г. Апелляционный суд 5-го округа постановил, что психиатрические показания относительно наличия или отсутствия психического заболевания или дефекта должны быть приняты.Суд не упомянул о расхождении между отчетами Сената и Палаты представителей. Отвергая довод защиты о том, что существует два основных вопроса («тяжелое психическое заболевание» и «неспособность оценивать»), вместо этого он опирался на формулировку самого правила. Он постановил, что для целей защиты невменяемости: Психическое состояние или состояние, которое составляет элемент защиты, — это неспособность оценить проступок. Требование о «тяжелом психическом заболевании» подчинено этому общему элементу и не должно рассматриваться как предмет, запрещенный Правилом 704 (b) [См.41, с. 400].

Другие суды также разрешили психиатрам решать вопрос о том, имеет ли обвиняемый, ссылающийся на невменяемость, психическое заболевание или дефект, не предлагая столь же четкого обоснования. 42

Поскольку Правило 704(b) описывает два обстоятельства, при которых доказательства не допускаются, когда эти доказательства относятся к «элементу обвинения в совершении преступления» или «защите от него» (ссылка 1, стр. 14), суды иногда постановляли, что одно и то же доказательство соответствует критериям исключения в одном из этих обстоятельств, но не соответствует другому. 43 Таким образом, заключение психиатра о том, был ли подсудимый, обвиняемый в вооруженном ограблении, способен привести свое поведение в соответствие с законом (и, следовательно, «юридически вменяемым»), было допустимым, если подсудимый не ссылался на невменяемость, а вместо этого стремился показать, что у него не было необходимых намерение. Заключение эксперта о том, что подсудимый знал, что он делает что-то не так, недопустимо, если он ссылается на невменяемость, также было допустимо по вопросу об умысле. 44 ​​

Юридическое толкование правила 704(b)

Прецедентное право предполагает, что суды обычно стремились интерпретировать Правило 704(b) таким образом, чтобы доказательства были приняты, политика, которая согласуется с их подходом к другим доказательствам, ведущим к безумию. 36 Таким образом, когда речь шла о намерении подсудимого, только явное использование экспертом слова «преднамеренный» подразумевало Правило 704(b) 45 , а когда подсудимый признал себя невменяемым, даже использование психиатром слова «невменяемый» должно было понимать только как диагноз состояния больного. 46 Когда доказательства были приняты ненадлежащим образом, апелляционные суды сочли, что ошибка исправлена ​​инструкцией для присяжных. 41 Применяя Правило 704(b), суды также выносили решения по нескольким методам, с помощью которых адвокаты стремились представить убедительные доказательства в поддержку дел своих клиентов.

Выводы

Когда эксперт уклоняется от выражения мнения по окончательному вопросу, присяжные, тем не менее, могут сделать вывод из показаний эксперта, каково это мнение. Трудно определить из апелляционных решений точку, в которой вывод становится настолько очевидным, что свидетельские показания будут последовательно исключаться. Правило 704(b) было сочтено исключающим доказательство, из которого «неизбежно следует» заключение по конечному вопросу (Ref.3, стр. 1037). Свидетельство о том, что подсудимый «был в курсе», например, было настолько близко к криминальному требованию о «знании или умысле», что его следовало исключить. 47 Другие суды предостерегли от подобных попыток подорвать правило с помощью «семантической маскировки» (ссылка 15, стр. 1165).

Однако другие суды решили подчеркнуть, что запрет в Правиле 704(b) применяется только к «окончательному выводу» (ссылка 34, стр. 332; ссылка 48), и указали 45 или подразумевают 49 , 50 , что эксперт может даже предположить, каким может быть этот вывод.Экспертные показания также принимаются, когда они ставят под сомнение безопасность других выводов, которые могут быть сделаны присяжными. В деле США против Чайлдресса Окружной округ Колумбия пришел к выводу, что психиатрические доказательства должны были быть приняты, потому что, хотя в противном случае можно было бы с уверенностью предположить, исходя из поведения подсудимого, что он достаточно понимал, чтобы быть виновным, умственная отсталость Чайлдресса означала, что это в его случае это может быть небезопасно. 51

Гипотезы: отслеживание фактов дела

Как предполагает подход судов к выводам, вопросы адвоката, которые спрашивают мнение эксперта о гипотетическом лице в положении подсудимого, становятся недопустимыми, когда ответы эксперта приводят к «необходимому выводу» (см.9, стр. 134) относительно того, имел ли ответчик требуемый умысел. 2 Мнение психолога о том, что человек с историей болезни, идентичной истории болезни подсудимого, мог бы оценить характер и качество или противоправность его или ее поведения, таким образом, было исключено на том основании, что это было «средством обойти четкий мандат Правила 704(b)» (ссылка 52, стр. 1223). Психологические доказательства относительно гипотетического лица с тем же психическим состоянием, что и подсудимый, которое выпило столько же пива, сколько подсудимый выпил в рассматриваемую ночь, тем не менее, были допустимыми, при условии, что они ограничивались тем, был ли подсудимый способен сформировать необходимый умысел. 53

Фактическая невозможность

Вопросы к экспертам, сформулированные в форме «Возможно ли, что, учитывая его психическое состояние, у подсудимого мог сформироваться необходимый умысел?» представляют особую проблему для судов. Отрицательный ответ решает главную проблему. Однако положительный ответ просто оставляет открытым вопрос о наличии необходимого умысла. При решении вопроса о допустимости такого вопроса некоторые суды исходили из ответа, данного экспертом.Так, в деле Esch , 54 , когда психолог дала показания о том, что зависимая личность подсудимой помешала бы ей сформировать намерение, необходимое для осуждения, Апелляционный суд 10-го округа признал показания неприемлемыми.

Другие суды признали вопрос неприемлемым без ссылки на ответ эксперта. В деле Hillsberg вопрос психиатру о том, способен ли подсудимый сформировать необходимое намерение, был исключен, поскольку отрицательный ответ означал бы «устранение вопроса о намерении» (Ref.34, стр. 332). Совпадение в деле West , в котором говорилось о «вредных последствиях» Правила 704(b), предполагало, что психиатра можно было спросить: «Указывает ли факт, что человек страдает шизоаффективным расстройством, само по себе, что лицо не в состоянии оценить противоправность своих действий?» (Ссылка 35, стр. 1251). Согласие утверждало, что этот вопрос избегал того, что ответчик действительно знал или намеревался. Однако представляется, что он все равно был бы исключен судом в деле Hillsberg , потому что утвердительный ответ решил бы окончательный вопрос.

Заявления о вероятности

Ответчик по делу Беннет был обвинен в банковском и почтовом мошенничестве в связи с функционированием схемы Понци, в которой средства, полученные от инвесторов в качестве благотворительных пожертвований, использовались для других целей. Апелляционный суд исключил показания психиатра и других экспертов о том, что психическое состояние подсудимого «препятствовало» формированию у него намерения совершить мошенничество, а также аналогичные доказательства о том, что его психическое состояние делало «маловероятным» или «весьма маловероятным» то, что он мог сделать это. 55

Когда подсудимый пытался показать, что он стал жертвой полицейской провокации, психиатрические показания разрешались для решения вопроса о том, делало ли психическое состояние подсудимого более восприимчивым к убеждению, чем обычное лицо, но не в том, был ли он на самом деле подстрекаем полиции действовать так, как он. 56 Психиатрические свидетельские показания также были разрешены по вопросу о том, может ли чье-либо психическое заболевание или дефект «влиять» на способность человека оценивать свои действия, поскольку они оставляли на усмотрение присяжных вопрос о том, было ли этого достаточно, чтобы сделать его неспособным оценить их. . 42

Из этого, по-видимому, следует, что утверждения, относящиеся не более чем к разумной вероятности, например, о том, что конкретная характеристика «совместима» с конкретным выводом по конечному вопросу, также часто допускаются. Таким образом, свидетельство, представленное детективом по наркотикам, о том, что количество и природа кокаина, обнаруженного у обвиняемого, «соответствовало распространению», было допустимым (ссылка 4, стр. 216), как и свидетельство психиатра о том, что поведение обвиняемого у которого была шизофрения, «соответствовало» его осознанию того, что он делал что-то неправильно. 57

Источники информации

Хотя Правило 704(b) применяется к любому экспертному заключению, касающемуся психического состояния подсудимого, некоторые суды проводят различие между источниками доказательства при принятии решения о его допустимости. В деле Lipscomb, 7-й Окружной апелляционный суд постановил, что показания сотрудников полиции о том, что кокаин, найденный у ответчика, предназначался для распространения, могут быть приняты при условии, что присяжные были проинструктированы или это было разъяснено в ходе допроса офицеров, что доказательства были «основаны на знании экспертом обычных уголовных практик, а не на каком-то специальном знании психических процессов подсудимого» (Ref.58, стр. 1241).

Заключение

Вне зала суда психиатрам часто предлагается решать важнейшие вопросы, и при определенных обстоятельствах они уполномочены делать это по закону. Так, Раздел 18 Кодекса Соединенных Штатов гласит, в разделе 4247, что «психиатрическое… заключение, предписанное [судом]… должно включать… заключения эксперта о… том, был ли [подсудимый] невменяемым во время предъявления обвинения в преступлении». (Лит. 59). Во многих штатах действуют законы о гражданских обязательствах, которые предусматривают принятие решения профессионалами в ожидании судебного рассмотрения — и это несмотря на запрет Палаты представителей об обратном (Ref.11, стр. 16). Решение окончательного вопроса в этих случаях было фактически «делегировано» профессионалам, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Апелляционные суды сами указали на несоответствия в применении Правила 704 (b). 48 , 60 Некоторые дошли до того, что поставили под сомнение разумность правила, утверждая, что его дух противоречит принципу, согласно которому полезность является первым критерием, определяющим допустимость экспертного заключения.Когда подсудимый заявляет о невменяемости в федеральной системе, 7-й округ заявил, что доказательством, которое больше всего помогает присяжным, является мнение эксперта о том, знал ли подсудимый, что он делал, и знал ли он, что это неправильно (ссылка 35, стр. 1249).

Однако разработка правила отражает давнюю и широко распространенную обеспокоенность тем, что свидетельские показания психиатра с большей вероятностью, чем другие доказательства, вторгаются в сферу компетенции присяжных. 61 Эта озабоченность, в свою очередь, по-видимому, отражает два взаимосвязанных и повторяющихся аргумента: что есть некоторые решения, которые должны принимать не только присяжные, но и присяжные, используя только те ресурсы, которые непрофессионал приносит в зал суда. 62 и что спор между экспертами порождает бесполезный и неуместный юридический спектакль.Второй из этих аргументов, по-видимому, затемняет более ранний и более убедительный момент, согласно которому, даже имея возможность выслушать перекрестный допрос, присяжные часто не имеют ресурсов для правильного выбора между различными экспертными мнениями.

Рассмотренные здесь дела не предполагают, что апелляционные решения относительно допустимости психиатрических доказательств в федеральных судебных процессах становятся более последовательными. В той мере, в какой границы того, что будет допущено, остаются неясными, экспертам, адвокатам и отдельным судам остается решать, насколько близко и каким образом экспертные заключения будут допущены к окончательному вопросу.Решения психиатров будут частично определяться их собственными моральными и этическими позициями в отношении того, что входит, а что нет в сферу их компетенции.

Наиболее частый совет психиатрам заключался в том, что решение по конечному вопросу обычно требует применения моральных ценностей и поэтому должно быть оставлено на усмотрение присяжных. 63 67 Некоторые авторы-правоведы различают ту часть Правила 704(b), которая применяется к «элементу обвинения в совершении преступления», от той части, которая применяется к защите по уголовному делу, утверждая, что свидетельские показания должны быть разрешены в отношении первого но не последнее. 68 Американская психиатрическая ассоциация не выпускала руководств, но предположила, что психиатры должны давать показания, используя медицинский, а не юридический язык. 69 В дебатах отсутствует любая защита, на теоретических и практических основаниях, психиатров и других свидетелей-экспертов, дающих показания по окончательному вопросу.

Какую форму может принять такой аргумент? Во-первых, он может попытаться защитить психиатрические доказательства, выходящие за рамки окончательного решения, только когда были предприняты дополнительные шаги для проверки достоверности свидетелей-экспертов.Одним из таких шагов может быть назначение эксперта судьи в помощь суду. Во-вторых, это может указывать на тот факт, что средства защиты от психических состояний используются настолько редко, что многие суды и адвокаты имеют мало опыта в их использовании. Сторонник Правила 704(b) мог бы затем ответить, что это последнее соображение, которое ограничивает возможности судов контролировать показания экспертов и проводить перекрестный допрос для проверки этих доказательств, усиливает аргументы в пользу законодательного регулирования. Апелляционные дела демонстрируют, что окончательные доказательства по делу, прямые и косвенные, часто заслушиваются.Это может свидетельствовать о том, что некоторые суды сочли его более полезным, чем допускали теоретики.

Те, кто вызывается в качестве свидетелей-экспертов, могут также отметить, что большей части вреда, который суды определяют как проистекающий из доказательств, вынесенных на окончательное рассмотрение, можно было бы избежать, если бы показания давались с большей прозрачностью. Отметив, что свидетели-непрофессионалы высказали свое мнение относительно «здоровья» раба, что является окончательным вопросом для суда, судья Южной Каролины в Seibles постановил, что: … [I] если бы они остановились на этом, такие показания должны быть отвергнутым; но [свидетели] продолжают подкреплять свои мнения фактами, свидетельствующими о некоторых основаниях для них, и, следовательно, они были допустимы и должны были быть сопоставлены с фактами присяжными [Ref.70, с. 57].

Судебные решения ХХ века о допустимости медицинских и иных экспертных показаний также подчеркивали необходимость того, чтобы присяжные видели, как эксперт пришел к своему мнению. 62 , 71 Психиатрические и психологические комментаторы заняли ту же позицию. 69 , 72

Некоторые судебные решения 19-го века придерживались другой точки зрения, согласно которой допустимость была предварительным вопросом, не сводимым к тому, будут ли доказательства прозрачными. 21 Но суд в Seibles имел прецедент 18 века. Когда лорд Феррерс признал себя невменяемым, он представлял себя на суде в Палате лордов. Он спросил доктора Монро, считает ли доктор его сумасшедшим. Возражение Короны по этому вопросу было поддержано, потому что оно «спрашивало [ред] мнение врача о результатах доказательств». Однако Феррерсу сказали, что его вопрос будет приемлемым, если будут объяснены факты, на которых основывается мнение врача (Ref.73, стр. 943). Это, кажется, мало помогло Феррерсу. Хотя ему удалось выяснить мнение врача о том, что он сумасшедший, Палата лордов предпочла свое собственное мнение и признала его виновным в убийстве.

  • Американская академия психиатрии и права

Ссылки

  1. Федеральное правило о доказательствах 704(b), 2004 г.

  2. США против Бойда, 55 F.3d 667, 671 (D.C. Cir.1995)

  3. США против Моралеса, 108 F.3d 1031 (9-й округ 1997 г.)

  4. США против Валле, 72 F.3d 210 (1-й округ 1995 г.)

  5. США против Сесса, 806 F.Supp. 1063, 1067 (EDNY 1992)

  6. США против Сполдинга, 293 США 498, 506 (1935)

  7. У.С. против Фелака, 831 F.2d 794 (8-й округ 1987 г.)

  8. США против Эдвардса, 819 F.2d 262, 265 (11-й округ 1987 г.)

  9. США против Левина, 80 F.3d 129, 134 (5-й округ 1996 г.)

  10. США против Роуз, 111 F.3d 561, 571 (8-й округ 1997 г.)

  11. HR Rep. No. 577, 98th Cong. 1-я сессия. 2, 16 (1983)

  12. Фрай с.США, 293 F. 1013 (округ округа Колумбия, 1923 г.)

  13. Daubert против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc., 509 U.S. 579 (1993)

  14. Kumho Tire Co., Ltd. против Кармайкла, 526 U.S. 137 (1999)

  15. США против ДиДоменико, 985 F.2d 1159, 1163 (2-й округ 1993 г.)

  16. Вашингтон против Шривера, 90 F.Приложение 2d 384, 389 (S.D.N.Y. 2000)

  17. США против Ареналя, 768 F.2d 263, 269 (1985)

  18. США против Ангиуло, 897 F.2d 1169, 1189 (1-й округ 1990 г.)

  19. Вигмор Дж.: Трактат о системе доказательств в судебных процессах по общему праву (том 3). Бостон: Little, Brown & Company, 1904

  20. Рука L: Исторические и практические соображения относительно показаний экспертов.Harv Law Rev 15:40–58, 1901–2

  21. Браун против Содружества, 77 Ky. 398, 406 (Ky. 1878)

  22. State v. Pike, 49 NH 399, 423 (NH 1870)

  23. Mayor v. Pentz, 24 Wend. 668, 674–5 (Нью-Йорк, 1840 г.)

  24. Де Гроот против Винтера и др., 247 N.W. 69, 71 (Мих. 1933)

  25. Chicago and Alton Railroad Company и др.против Спрингфилда и Северо-Западной железнодорожной компании, 67, илл. 142, 145 (илл. 1873)

  26. Райт против Татема, 5 кл. и Ф. 670, 690–1, 7 ЭР 559, 566 (1838)

  27. Конференция судей США: Комитет по правилам практики и процедуры. Пересмотренный проект предлагаемых правил доказывания для судов и магистратов Соединенных Штатов. Сент-Пол, Миннесота: West Publishing Co., 1971, стр. 91

    .
  28. Люди с.Уилсон, 153 стр. 2d 720, 725 (1944)

  29. Clifford-Jacobs Forging Co. против Industrial Comm. и др., 166 N.E.2d 582 (ил. 1960)

  30. Strong E: Маккормик о доказательствах (изд. 5). Сент-Пол, Миннесота: West Group, 1999, стр. 53

    .
  31. Федеральный судебный центр: Федеральные правила доказывания с аннотациями. Нью-Йорк: Мэтью Бендер, 1975, стр. 102

    .
  32. Вашингтон против.США, 390 F.2d 444, 456 (округ округа Колумбия, 1967 г.)

  33. Американская психиатрическая ассоциация: Заявление о защите невменяемости, в «Вопросах судебной психиатрии». Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, 1984, стр. 1–26

    .
  34. США против Хиллсберга, 812 F.2d 328, 332 (7-й округ 1987 г.)

  35. США против Запада, 962 F.2d 1243, 1247 (7-й округ.1992)

  36. США против Александра, 805 F.2d 1458, 1463 (11-й округ 1986 г.)

  37. США против Гипсона, 862 F.2d 714, 716 (8-й округ 1988 г.)

  38. 1984 U.S.C.C.A.N. 3182, 3412

  39. США против Липскомба, 14 F.3d 1236, 1241 (7-й округ 1994 г.)

  40. У.С. против Торниеро, 570 F.Supp. 721, 733 фн. 24 (Д. Конн., 1983)

  41. США против Диксона, 185 F.3d 393, 400 (5-й округ 1999 г.)

  42. США против Кристиансена, 901 F.2d 1463 (8-й округ 1990 г.)

  43. США против Голда, 661 F.Supp. 1127, 1132 (DDC 1987)

  44. США против Кокса, 826 F.2d 1518, 1524–5 (6th Cir.1987)

  45. США против Брауна, 7 F.3d 648, 653 (7-й округ 1993 г.)

  46. США против Остина, 981 F.2d 1163, 1164 (10-й округ 1992 г.)

  47. США против Виндфельдера, 790 F.2d 576 (7-й округ 1986 г.)

  48. США против Данна, 846 F.2d 761–2 (Округ Колумбия, 1988 г.)

  49. У.С. против Ричарда, 969 F.2d 849, 854–5 (10-й округ 1992 г.)

  50. США против Альвареса, 837 F.2d 1024, 1031 (11-й округ 1988 г.)

  51. США против Чайлдресса, 58 F.3d 693, 728–9 (Округ Колумбия, 1995 г.)

  52. США против Мэнли, 893 F.2d 1221, 1223 (11-й округ 1990 г.)

  53. США против Саламанки, 990 F.2d 629 (округ Колумбия, 1993 г.)

  54. США против Эша 832 F.2d 531 (10 округ 1987 г.)

  55. США против Беннета, 161 F.3d. 171 (3-й округ 1998 г.)

  56. США против Ньюмана, 849 F.2d 156, 164 (5-й округ 1988 г.)

  57. США против Рино, 992 F.2d 739, 743 (7-й округ 1993 г.)

  58. У.С. против Липскомб, 14 F.3d 1236, 1242 (7-й округ 1994 г.)

  59. 18 U.S.C. § 4247(с)(4)(Б)

  60. США против Мидера, 914 F.Supp. 656, 659 (Д.М. 1996)

  61. США против Блумберга, 961 F.2d 787 (8-й округ 1992 г.)

  62. State v. Carr, 144 S.E. 698, 700 (Северная Каролина, 1928)

  63. Cuozzo L: Правило 5-704 (b) штата Мэриленд: где провести черту для окончательных свидетельских показаний.Univ Baltimore Law Forum 28:19–28, 1998

  64. Аппельбаум П., Гутейл Т.: Клинический справочник по психиатрии и праву (изд. 2). Балтимор: Williams & Wilkins, 1991, стр. 267

    .
  65. Морс С: Неудачные объяснения и уголовная ответственность: эксперты и бессознательное. Закон Вирджинии, ред. 68:971–1084, 1982

  66. Мелтон Г., Петрила Дж., Пойтресс Н., Слобогин К.: Психологические оценки для судов.Нью-Йорк: Guilford Press, 1987, стр. 368–71

    .
  67. Grisso T: Оценка компетенций. Нью-Йорк: Пленум Пресс, 1986

  68. Бонни Р., Слобогин С. Роль специалистов в области психического здоровья в уголовном процессе: дело об обоснованных предположениях. Закон Вирджинии, ред. 66:427–522, 1980 г.

  69. Американская психиатрическая ассоциация: Психиатрия в процессе вынесения приговора, в Вопросы судебной психиатрии.Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, 1984, стр. 181–216

    .
  70. Сейблз против Блэквелла, 1 Макмалл 56, 57 (1840)

  71. США против Симпсона, 7 F.3d 186 (10-й округ 1993 г.)

  72. Хоге С., Гриссо Т.: Точность и показания экспертов. Bull Am Acad Закон о психиатрии 20:67–76, 1992

  73. р.против Феррерса (1760 г.), 19 State Trials Howell, 886, 943

Судебная психиатрия – обзор

Судебная психиатрия – это клиническая специализация, связанная с оказанием помощи людям, страдающим психическим расстройством, представляющим значительный риск и, возможно, имеющим проблемы с законом. Области, входящие в компетенцию этой специализации, включают: оценку и лечение правонарушителей с психическими расстройствами; исследование сложных взаимосвязей между психическим расстройством и насилием; работа с органами уголовного правосудия для поддержки пациентов и защиты населения.Судебные психиатры работают вместе со многими другими службами, включая общие службы психического здоровья взрослых, службы психического здоровья детей и подростков, службы по борьбе с наркотиками и алкоголем, полицию, службы пробации, суды, группы по делам несовершеннолетних правонарушителей, социальные службы, Королевскую прокуратуру и тюрьмы. Все чаще судебные психотерапевты привлекаются к работе в отделениях судебной психиатрии наряду с междисциплинарными клиническими бригадами, ухаживающими за пациентами.

Закон о психическом здоровье 1983 г. (с поправками 2007 г.)

В Великобритании истоки современного законодательства в области психического здоровья лежат в Законе о психическом здоровье 1959 г., который отменил все существующие законы, касающиеся психических заболеваний и умственной отсталости (в первую очередь Закон о безумии 1845 г.). и Закон об умственной отсталости 1913 г.).Закон о психическом здоровье 1983 г. (Англия и Уэльс) объединил Закон 1959 г. и Закон о психическом здоровье (открытая поправка) 1982 г. Ожидалось, что положения нового Закона будут действовать в отношении приема, ухода и лечения пациентов с психическими расстройствами, управление своим имуществом и другие связанные с этим вопросы. Закон о психическом здоровье 2007 года был принят для внесения поправок в Закон о психическом здоровье 1983 года, Закон о домашнем насилии, преступности и жертвах 2004 года и Закон о психической дееспособности 2005 года в отношении лиц с психическими расстройствами.

Гражданское право

Часть 2 измененного Закона о психическом здоровье 1983 г. (ЗМС) предусматривает обязательную госпитализацию и опекунство над пациентами для обследования и лечения психических расстройств.

Медицинское лечение включает уход за больными, абилитацию и реабилитацию под наблюдением врача. В этой части Закона содержатся различные положения, которые предусматривают задержание пациентов на срок от 28 дней до максимум 6 месяцев в первой инстанции.

Уголовное право

Часть 3 измененного МЗ 1983 г. касается обстоятельств, при которых пациенты могут быть госпитализированы и помещены в больницу (или взяты под опеку) по распоряжению суда или могут быть переведены в больницу из пенитенциарных учреждений. по указанию министра юстиции (на практике — Отдел психического здоровья при Министерстве юстиции). За исключением раздела 35, для каждого из судебных постановлений и указаний о переводе, описанных ниже, требуются доказательства от двух практикующих врачей о том, что рассматриваемое лицо страдает психическим расстройством такого характера или степени, которое делает целесообразным его содержание в больнице. для лечения, и соответствующее лечение доступно.

Право на предварительное заключение

Содержание под стражей в соответствии с разделом 35 для отчета : Коронный или мировой суд может направить любого подсудимого в больницу для отчета о состоянии его здоровья, если ему предъявлено обвинение в совершении преступления, влекущего за собой лишение закрепляется законом. Для этого требуется только одно медицинское заключение о том, что подсудимый страдает психическим расстройством, от врача, утвержденного в соответствии со статьей 12 MHA 1983 с поправками. Госпитализация должна быть произведена в течение 7 дней с момента помещения обвиняемого под стражу судом, и суд должен возобновлять постановление каждые 28 дней. дней до максимальной продолжительности 12 недель.В этом разделе нет положения о том, чтобы назначать лечение задержанному пациенту в течение периода его обследования в больнице.

Содержание под стражей для лечения в соответствии со статьей 36: Королевский суд (но не мировой суд) может направить обвиняемого в больницу для лечения. Максимальная продолжительность пребывания в больнице для лечения составляет 12 недель, и, как указано выше, суд должен продлевать постановление каждые 28 дней. Этот раздел не распространяется на подсудимых, обвиняемых в убийстве.

Раздел 38 временного приказа о больнице: После вынесения обвинительного приговора, если королевский или магистратский суд не уверен, будет ли приказ о больнице подходящим средством распоряжения при вынесении приговора, они могут издать временный приказ о больнице.Это позволяет провести осмотр и лечение в больнице, прежде чем будет принято окончательное решение об утилизации. Первоначальный заказ действует в течение 12 недель, но может быть продлен до 28 дней за один раз, но не более чем на 12 месяцев.

Диверсионные приговоры

Раздел 37. Больничный приказ: Больничный приказ является некарательной альтернативой тюремному заключению и направлен на перевод преступников с психическими расстройствами из системы уголовного правосудия на лечение специалистов в области психического здоровья.Это не альтернатива пожизненному заключению, т.е. после осуждения за убийство, поскольку они установлены законом.

Ограничительный ордер по разделу 41: После вынесения ордера на госпитализацию Королевский суд может добавить ограничительный ордер, если это будет сочтено необходимым для защиты населения от серьезного вреда. При рассмотрении уместности судебного запрета суд должен учитывать характер правонарушения, прошлое правонарушителя (например, предыдущие судимости или опасное поведение) и риск того, что соответствующее лицо совершит новые правонарушения в случае освобождения.Хотя это вопрос должен решить суд, устные показания должны быть заслушаны одним из двух практикующих врачей, которые дали рекомендацию для первоначального больничного приказа. Приказ ограничивает право Ответственного врача переводить, выписывать или предоставлять больничный отпуск пациенту на неограниченный период времени. Выписка из больницы может быть произведена только с согласия министра юстиции или по распоряжению Трибунала первого уровня (психическое здоровье). В большинстве случаев вполне вероятно, что выписка ограниченного пациента будет зависеть от ряда условий, таких как соблюдение предписанных лекарств, участие в общественном надзоре и проживание по указанному адресу.Министр юстиции имеет право отозвать условно выписанного пациента.

Раздел 45a направление в больницу: Этот раздел Закона о психическом здоровье позволяет Королевскому суду при вынесении приговора о тюремном заключении правонарушителю с психическим расстройством давать распоряжение о немедленном помещении в больницу вместе с «предписанием об ограничении свободы», которое имеет те же полномочия, что и запретительный ордер по статье 41. Затем ответственный клиницист имеет возможность перевести пациента обратно в тюрьму в любое время до даты его освобождения, если дальнейшее лечение не требуется или может быть полезным.Для вынесения решения о госпитализации Суд должен прийти к выводу, что, несмотря на наличие доказательств, обосновывающих постановление о госпитализации, в данном случае необходимо тюремное заключение.

Перевод заключенных в госпиталь

Раздел 47: Этот раздел позволяет министру юстиции распорядиться о помещении лица, отбывающего наказание в виде тюремного заключения, в больницу на основании отчета двух практикующих врачей. Перевод не отменяет срок тюремного заключения, и когда дальнейшее лечение не требуется или может быть полезным, пациент может быть переведен в тюрьму для отбытия наказания.Если срок их тюремного заключения подходит к концу, пока они остаются под стражей в соответствии с положениями статьи 47, они будут оставаться под стражей, как если бы они были подпадающими под действие больничного ордера по статье 37.

Раздел 48: Этот раздел уполномочивает министра юстиции распоряжаться о переводе осужденного заключенного в больницу. Важно помнить, что если по какой-либо причине субъект приказа перестанет находиться под стражей (например, если дело развалится), полномочия, переданные в соответствии со статьей 48, немедленно прекратятся, и он больше не будет задержан.В соответствии с разделом 3 MHA 1983 (с поправками) кто-то может быть задержан одновременно, если есть опасения, что это может произойти.

Раздел 49: Если дается распоряжение о переводе, Министр юстиции может (и обычно делает) издать распоряжение об ограничении, имеющее такую ​​же силу, как и постановление об ограничении в соответствии с разделом 41.

Надзор за задержанными пациентами

1 апреля 2009 года Комиссия по качеству медицинской помощи (CQC) была создана в качестве единого органа, заменившего Комиссию по Закону о психическом здоровье, Комиссию по здравоохранению и Комиссию по инспекции социального обеспечения.Одной из функций CQC является обеспечение надзора за лечением пациентов, подлежащих принудительному заключению в соответствии с измененным MHA 1983 года. необходимость дальнейшего принудительного содержания больных в психиатрических больницах. Трибунал первого уровня — это общий трибунал, учрежденный парламентом в соответствии с Законом о трибуналах, судах и правоохранительных органах 2007 года, в который, среди прочего, вошло MHRT.Члены трибунала (Англия и Уэльс) назначаются лордом-канцлером, и каждая коллегия трибунала состоит из трех членов: юриста в качестве председателя, медицинского члена и непрофессионала. Юридический член должен быть судьей для ограниченных пациентов. Основная функция Трибунала состоит в том, чтобы решить, следует ли продолжать содержание пациента в больнице. Полномочия трибунала различаются в зависимости от того, является ли пациент неограниченным, под опекой, ограниченным или переведенным из тюрьмы.

Законодательство о психическом здоровье в Шотландии и Северной Ирландии во многом аналогично законодательству Англии и Уэльса.В 2007 г. в Закон о психическом здоровье (уход и лечение) (Шотландия) были внесены поправки в 2007 г. Полномочия, касающиеся лиц с психическими расстройствами, которым грозит уголовное преследование, изложены в главе 8 Закона и включают: постановления об оценке и лечении лиц, содержащихся под стражей, статья 57. приказы о принуждении с ограничениями или без ограничений (в качестве альтернативы тюремному заключению) и направления на перевод для осужденных, страдающих психическим расстройством. В 2011 году в Приказ о психическом здоровье (Северная Ирландия) 1986 года должны быть внесены поправки, предусматривающие введение нового компонента психического здоровья к 2014 году.

Деинституционализация людей с психическими заболеваниями: причины и последствия | Журнал этики

 

В Древней Греции и Риме убежище было местом, где преследуемые могли найти убежище и убежище. Среди этих лиц были должники, преступники, рабы с жестоким обращением и жители других государств [1].

Есть ли группа американских граждан, более заслуживающих безопасности и убежища, чем люди с тяжелыми психическими заболеваниями (ТПЗ), которые променяли один уровень заключения в государственных психиатрических больницах на другой в наших домах престарелых, учреждениях промежуточного ухода, тюрьмах и тюрьмах— или, что еще хуже, стать бездомным? В этой статье рассматриваются тенденции трансинституционализации людей с ТПЗ и предлагается предложить убежище, в лучшем смысле этого слова, наиболее уязвимым людям с тяжелыми психическими заболеваниями.

По данным Национального института психического здоровья (NIMH), 6,3% населения страдают тяжелыми психическими заболеваниями [2], определяемыми как длительные психические заболевания, обычно психозы, вызывающие длительную инвалидность средней и тяжелой степени [3]. . Учитывая, что число взрослых в возрасте 18 лет и старше в Соединенных Штатах в 2010 г. оценивалось примерно в 234 564 000 [4], около 14,8 млн человек страдают тяжелыми психическими заболеваниями. Эксперты, опрошенные Центром защиты прав пациентов, подсчитали, что около 50 коек на 100 000 человек удовлетворят потребности в неотложной и долгосрочной помощи, но в некоторых штатах количество доступных коек составляет всего 5 на 100 000 человек [5].Таким образом, многие, нуждающиеся в стационарном лечении, не могут его получить.

Изменения, которые привели к нехватке места, а также изменения в процессе институционализации лишили людей с тяжелыми психическими заболеваниями возможности найти надлежащий уход и приют, что привело к бездомности или «жилью» в тюрьмах системы уголовного правосудия. и тюрьмы [6]. Процент людей с тяжелыми психическими заболеваниями в тюрьмах и следственных изоляторах обычно оценивается в 16 процентов от общей численности населения [6].Учитывая, что в 2010 г. общее количество заключенных в тюрьмах и тюрьмах США составляло 2 361 123 человека [7], можно предположить, что почти 378 000 заключенных страдают тяжелыми психическими заболеваниями [7].

Как мы сюда попали?

Деинституционализация как политика государственных больниц началась в период движения за гражданские права, когда многие группы интегрировались в основное общество. Три силы побуждали людей с тяжелыми психическими заболеваниями из больниц в общество: вера в жестокость и бесчеловечность психиатрических больниц; надежда на то, что новые нейролептики излечат; желание сэкономить [8].Это не сработало так хорошо, как ожидалось, ни на одном из трех фронтов. Людей с тяжелыми психическими заболеваниями все еще можно найти в ужасных условиях, лекарства не у всех пациентов успешно улучшают функции, даже когда они улучшают симптомы, а закрытие учреждений привело к тому, что недостаточно финансируемые общественные службы наводнили новые группы населения, с которыми они были плохо подготовлены.

Исторически сложилось так, что государственные больницы удовлетворяли многие потребности людей с тяжелыми психическими заболеваниями, включая терапию, лекарства, лечение, работу и профессиональную подготовку, а также чувство общности.До 1950-х годов государственные больницы нередко обеспечивали рабочую среду. Часто были мастерские и фермы, чтобы производить или выращивать что-то для своих нужд. Это было особенно верно в конце девятнадцатого века [9], прежде чем предприниматели осознали, что в системе государственных больниц можно получать прибыль, и постепенно начали продавать товары и услуги больницам, сокращая «объем работы и увеличивая объем работы». бездействия в системе» [9].

Правовые ограничения институционализации .По мере того как пациентов выписывали по месту жительства, ряд юридических решений также влиял на возможность повторного госпитализации или пребывания в больнице. Уже в 1866 г., после того как Э.П.В. Паккард была помещена ее мужем в психиатрическую лечебницу штата Иллинойс, где предпринимались усилия по «реформированию» системы. По ее словам, к ней домой пришли два врача, измерили ее пульс и объявили ее сумасшедшей [9]. Она была заключена в тюрьму на 3 года и после освобождения провела успешную кампанию по всей стране по изменению законов для защиты прав людей в процессе госпитализации [9, 10].Сегодня в каждом штате есть законы о гражданских обязательствах, в которых излагаются требования, необходимые для госпитализации человека с ТПЗ.

Со временем несколько судебных дел определили юридические требования для госпитализации или содержания в больнице. В деле Lake v. Cameron , рассмотренном Апелляционным судом округа Колумбия в 1966 году, была введена концепция «наименее ограничительных условий», требующая от больниц выписывать пациентов в среду, менее ограничительную, чем в больнице, если это вообще возможно [11].В деле О’Коннор против Дональдсона 1975 года Верховный суд США постановил, что человек должен представлять опасность для себя или других, чтобы заключение было конституционным [12]. Решение Верховного суда США от 1999 г. по делу Olmstead v. L.C.  указывалось, что психическое заболевание является инвалидностью и подпадает под действие Закона об американцах-инвалидах. После этого все государственные учреждения, а не только государственные больницы, должны были сделать «разумные приспособления» для перевода людей с психическими заболеваниями на лечение по месту жительства, чтобы положить конец ненужной институционализации [13].

Эти судебные решения, безусловно, ограничили возможности государственных учреждений помещать людей в больницы против их воли и создали конфликт между законами, призванными защитить свободу и предотвратить неправомерную госпитализацию, с одной стороны, и необходимостью раннего выявления и лечения людей в своих болезнях, с другой. Хотя сохранение права людей с тяжелыми психическими заболеваниями на лечение в наименее ограничительных условиях является благородным делом, это позволило многим людям с ТПЗ «провалиться сквозь трещины» в системе или быть повторно госпитализированными в рамках так называемой «вращающейся двери». «острых госпитализаций» [8].Еще более вопиющая ситуация возникает, когда трудности с госпитализацией приводят к бездомности людей с тяжелыми психическими заболеваниями, которые бродят по улицам крупных городов, подвергаются арестам или умирают. Термин «умереть с сохранением своих прав» был придуман Дарольдом Треффертом в 1973 году для описания того, насколько далеко зашли законы в защите прав людей в ущерб их безопасности и благополучию [14].

Уменьшенные койки в государственных учреждениях . Изменение федеральных законов также в значительной степени способствовало сокращению количества доступных коек в государственных учреждениях.Принятие в 1963 г. Закона о строительстве психиатрических учреждений в сообществе, который предоставил штатам федеральные гранты для создания местных центров психического здоровья, было направлено на обеспечение лечения в сообществе в ожидании выписки пациентов из государственных больниц [9]. Законы, предусматривающие субсидирование доходов в рамках программы помощи инвалидам (последняя называлась Supplemental Security Income или SSI), продовольственных талонов и жилищных субсидий, якобы дали возможность людям с ТПЗ жить в обществе, хотя многие до сих пор не могут выжить ни в каких достойных условиях. или независимым способом, учитывая, что субсидии находятся ниже уровня бедности в размере 11 490 долларов США для человека [15] (текущая федеральная выплата SSI в 2013 году составляет 8 529 долларов США.32 в год на человека [16]).

Возможно, самым важным изменением в федеральном законодательстве стало введение программы Medicaid, в соответствии с которой финансирование лечения людей с ТПЗ в государственных больницах перешло от ответственности штатов к совместному партнерству с федеральным правительством [17]. Это побудило штаты закрыть учреждения, которые они финансировали самостоятельно, и перевести пациентов в общественные больницы и дома престарелых, частично оплачиваемые Medicaid и федеральным правительством. С принятием сводного закона о согласовании бюджета 1981 г. федеральное правительство прекратило прямое федеральное финансирование домов престарелых по месту жительства, которые в первую очередь лечили пациентов с проблемами психического здоровья и требовали скрининга пациентов, поступающих в дома престарелых, чтобы убедиться, что они имеют законное медицинское заболевание [18].Это потребовало от штатов вернуться к финансированию домов без престарелых для долгосрочного ухода за людьми с ТПЗ в сообществе [18], фактически разделив многих людей с ТПЗ на большие недофинансируемые учреждения. Эти объекты часто были коммерческими и находились в частной собственности, что создавало стимул для снижения затрат и заботы во имя прибыли. Опасности этого были удачно проиллюстрированы в серии статей Клиффорда Леви в New York Times  в 2002 году [19].

Структурные социальные и экономические факторы .Почему так много людей с тяжелыми психическими заболеваниями неправомерно помещаются в наши тюрьмы и тюрьмы? Дэвис утверждает, что нынешняя децентрализованная система охраны психического здоровья в первую очередь помогает людям среднего класса с менее тяжелыми расстройствами [20], оставляя большинство людей с ТПЗ, которые либо бедны, либо имеют более тяжелые заболевания, с неадекватными услугами и более трудным временем интеграции в общество. сообщество. Такие факторы, как высокий уровень арестов лиц, совершивших преступления, связанные с наркотиками, отсутствие доступного жилья и недостаточное финансирование лечения по месту жительства, могут лучше объяснить высокий уровень арестов людей с тяжелыми психическими заболеваниями [21].Отделения неотложной помощи переполнены тяжелобольными пациентами с длительным психиатрическим анамнезом, но без правдоподобных предрасположенностей. Пациентов, склонных к насилию, имеющих криминальное прошлое, хронически склонных к суициду, имеющих в анамнезе материальный ущерб или зависимых от наркотиков, нелегко определить. Их часто выписывают обратно на улицу, где они начали.

Во многих штатах государственные больницы даже не рассматривают возможность приема пациентов по программе Medicaid, ожидая, что о них позаботится частный сектор. Но частным больницам трудно использовать судебную систему для помещения людей с ТПЗ в больницу из-за стоимости транспортировки в суд, которая обычно осуществляется за пределами места, использования персонала и отсутствия возмещения расходов психиатров, дающих показания в суде.Это трудоемкий процесс, который часто занимает до половины дня.

Что нужно?

Государственные больницы должны вернуться к своей традиционной роли больниц последней инстанции. Они должны функционировать как точки входа в систему охраны психического здоровья для большинства людей с тяжелыми психическими заболеваниями, которые в противном случае окажутся в тюрьме или тюрьме. Государственные больницы также необходимы для недобровольной госпитализации. Как нация, мы переживаем серию трагедий с оружием в руках людей с тяжелыми психическими заболеваниями — в Колорадо, где Джеймс Холмс убил или ранил 70 человек, в Аризоне, где Джаред Лофнер убил или ранил 19 человек, и в Коннектикуте, где Адам Ланца убил 28 человек, включая детей в возрасте 6 лет.Считается, что все они страдали тяжелым психическим заболеванием во время совершения преступлений. После того, как мы закончим дискуссию о доступности оружия, особенно для людей с психическими заболеваниями, нам, безусловно, придется заняться системой психического здоровья и отсутствием услуг, особенно для тех, кто нуждается в лечении, но не хочет или не может его получить. При надлежащих услугах, в том числе в принудительном порядке, можно лечить многих лиц, склонных к насилию. Только где эти услуги будут инициированы, и что будет необходимо?

Почти 30 лет назад Гудеман и Шор опубликовали оценку числа людей, нуждающихся в длительном уходе, определяемом как безопасный, поддерживающий, бессрочный уход в специализированных учреждениях, в штате Массачусетс [22].Хотя это довольно небольшое исследование, оно поучительно и сегодня. По их оценкам, 15 человек из 100 000 населения в целом нуждаются в длительном уходе. Трудель и его коллеги подтвердили это приближение, изучив долгосрочную потребность в уходе среди людей с наиболее тяжелыми и стойкими психическими заболеваниями в полусельской местности Канады, где они оценили потребность в 12,4 койки на 100 000 человек [23]. Согласно единодушному мнению других экспертов, общее количество государственных коек, необходимых для неотложной и долгосрочной помощи, составляет около 50 коек на 100 000 населения [5].На пике доступности в 1955 г. на 100 000 населения приходилось 340 коек [5]. В 2010 г. количество государственных коек составило 43 318 или 14,1 койки на 100 000 населения [7].

После первоначального лечения в государственных больницах многие люди по-прежнему будут нуждаться в длительном лечении, как отмечалось выше, в настоящем приюте, каким представляли себе древние. (Точные цифры необходимо будет пересмотреть; текущие исследования слишком малы или проводятся не в достаточно городских районах, чтобы их можно было применить по всей стране и для каждой группы населения.) Мы не можем полагаться на наши нынешние амбулаторные учреждения для оказания поддержки, необходимой для предотвращения ненужной бездомности или госпитализации в тюрьмы и тюрьмы среди наиболее уязвимых людей с ТПЗ. В систему охраны психического здоровья необходимо вернуть больше жилья с различной степенью надзора и учреждений с полным спектром услуг, а также пересмотренные законы о доступе к этим услугам, чтобы должным образом заботиться об этом населении.

Новые больницы сегодня больше похожи на роскошные отели, чем на больницы.Они предназначены для создания курортной атмосферы со всеми ее удобствами. Конечно, мы можем спроектировать безопасные учреждения, предоставить убежище от сложного мира и предложить значимые мероприятия для улучшения жизни самых тяжелых психически больных. Для тех, кто нуждается в передышке, заботе и реабилитации, идея приюта, идеализированная древними, может быть желанной альтернативой.

Каталожные номера

  1. Филлипсон К. Международное право и обычаи Древней Греции и Рима , Том 1. Лондон: MacMillan and Company; 1911: 355-357.

  2. Кесслер Р.К., Чиу В.Т., Демлер О., Уолтерс Э.Е. Распространенность, тяжесть и сопутствующие заболевания двенадцатимесячных расстройств DSM-IV в репликации Национального обследования сопутствующих заболеваний (NCS-R). Arch General Психиатрия . 2005;62(6):617-627.
  3. Goldman HH, Gattozzi AA, Taube CA.Определение и подсчет хронически психически больных. Общественная психиатрия Хосп . 1981;32(1):21-27.
  4. Бюро переписи населения США, Отдел населения. Таблица 1. Межпереписные оценки постоянного населения США по полу и возрасту: с 1 апреля 2000 г. по 1 июля 2010 г. По состоянию на 4 сентября 2013 г.

  5. Торри Э.Ф., Энтсмингер К., Геллер Дж., Стэнли Дж., Джаффе Д.Дж.Нехватка общественных коек для психически больных: отчет Центра защиты прав на лечение, 2008 г. http://www.treatmentadvocacycenter.org/storage/documents/the_shortage_of_publichospital_beds.pdf. По состоянию на 3 сентября 2013 г.

  6. Лэмб Р.Х., Вайнбергер Л.Е. Перенос психиатрической стационарной помощи из больниц в тюрьмы и тюрьмы. J Am Acad Закон о психиатрии . 2005;33(4):529-534.
  7. Филлипсон К. Международное право и обычаи Древней Греции и Рима , Том 1. Лондон: MacMillan and Company; 1911: 355-357.

  8. Кесслер Р.К., Чиу В.Т., Демлер О., Уолтерс Э.Е. Распространенность, тяжесть и сопутствующие заболевания двенадцатимесячных расстройств DSM-IV в репликации Национального обследования сопутствующих заболеваний (NCS-R). Arch General Психиатрия . 2005;62(6):617-627.
  9. Goldman HH, Gattozzi AA, Taube CA.Определение и подсчет хронически психически больных. Общественная психиатрия Хосп . 1981;32(1):21-27.
  10. Бюро переписи населения США, Отдел населения. Таблица 1. Межпереписные оценки постоянного населения США по полу и возрасту: с 1 апреля 2000 г. по 1 июля 2010 г. По состоянию на 4 сентября 2013 г.

  11. Торри Э.Ф., Энтсмингер К., Геллер Дж., Стэнли Дж., Джаффе Д.Дж.Нехватка общественных коек для психически больных: отчет Центра защиты прав на лечение, 2008 г. http://www.treatmentadvocacycenter.org/storage/documents/the_shortage_of_publichospital_beds.pdf. По состоянию на 3 сентября 2013 г.

  12. Лэмб Р.Х., Вайнбергер Л.Е. Перенос психиатрической стационарной помощи из больниц в тюрьмы и тюрьмы. J Am Acad Закон о психиатрии . 2005;33(4):529-534.
  13. Лэмб Р.Х., Вайнбергер Л.Е.Некоторые взгляды на криминализацию. J Am Acad Закон о психиатрии . 2013;41(2):287-293.
  14. Талбот Дж.А. Деинституционализация: предотвращение бедствий прошлого. Психиатрическая служба . 2004;55(10):1112-1115.
  15. Словенко Р. Трансинституционализация психически больных. Закон Северного университета Огайо, ред. .2003; 29:641-660.

  16. Паккард EPW. Пример супружеской власти в судебных процессах миссис Паккард и самозащите от обвинения в невменяемости или трех лет тюремного заключения за религиозные убеждения, по произвольной воле мужа, с призывом к правительству изменить законы таким образом, чтобы защитить права замужних женщин . Хартфорд: Кейс, Локвуд и компания; 1866.

  17. Лейк против Кэмерона , 364 F 2nd 657 (DC Cir 1966).

  18. О’Коннер против Дональдсона , 422 US 563, 95 S Ct 2486 (1975).

  19. Олмстед против Л.С. , 119 S Ct 2176 (1999).

  20. Трефферт Д.А. Умереть со своими правами. ДЖАМА . 1973; 224(12):1649.

  21. Помощник госсекретаря по планированию и оценке, Министерство здравоохранения и социальных служб США. Руководство по бедности 2013 года.http://aspe.hhs.gov/poverty/13poverty.cfm. По состоянию на 4 сентября 2013 г.

  22. Управление социального обеспечения США. Суммы федеральных платежей SSI за 2013 год. http://www.ssa.gov/OACT/cola/SSI.html. По состоянию на 4 сентября 2013 г.

  23. Гронфейн В. Стимулы и намерения в политике охраны психического здоровья: сравнение программ Medicaid и общественных программ охраны психического здоровья. J Health Soc Behav .1985;26(3):192-206.
  24. Эйхман М.А., Гриффин Б.П., Лайонс Дж.С., Ларсон Д.Б., Финкель С. Оценка влияния OBRA-87 на уход в домах престарелых в США. Общественная психиатрия Хосп . 1992;43(8):781-789.
  25. Леви К. Безмолвный, беззащитный и источник денег. Нью-Йорк Таймс . 30 апреля 2002 г. http://www.nytimes.com/2002/04/30/nyregion/30HOME.html. По состоянию на 4 сентября 2013 г.

  26. Дэвис Л., Фульгинити А., Кригель Л., Брекке Дж.С. Деинституционализация? Куда пропали все люди? Curr Psychiatry Rep . 2012;14(3):259-269.

  27. Ошер ФК, Хан Ю.Л. Тюрьмы как жилье для лиц с тяжелыми психическими заболеваниями. Журнал американских тюрем . 2002;16(1):36-41.
  28. Гудеман Дж. Э., Шор М. Ф.. Помимо деинституционализации: новый класс учреждений для душевнобольных. N Английский J Med . 1984;311(13):832-836.
  29. Трудель Дж. Ф., Лесаж А. Уход за больными с наиболее тяжелыми и стойкими психическими заболеваниями в районе, где нет психиатрического стационара. Психиатрическая служба .2006;57(12):1765-1770.

Цитата

Виртуальный наставник. 2013;15(10):886-891.

ДОИ

10.1001/виртуалментор.2013.15.10.mhst1-1310.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику АМА.

Информация об авторе

  • Даниэль Йоханна, доктор медицинских наук , является заместителем председателя и доцентом кафедры психиатрии и поведенческой неврологии Медицинской школы Притцкера Чикагского университета. Его интересы лежат в области внебольничной психиатрии и судебной психиатрии, а также в разработке систем ухода за людьми с психическими заболеваниями.

Прямой и перекрестный допрос свидетелей-экспертов, занимающихся вопросами психического здоровья [2] тест, в зависимости от юрисдикции.Судья суда принимает решение о допустимости заключения эксперта. Эффект Добера состоял в том, чтобы ограничить показания экспертов мнениями, основанными на научной основе. Добер указывает, что должны существовать адекватная научная поддержка и метод, а также известная частота ошибок. Свидетельство эксперта по психическому здоровью, выносящее заключение с использованием критериев, не соответствующих стандартам Даубера, ослабляется тем, что оно не основано на «надежной науке». В некоторых случаях, например, эксперт по психическому здоровью использует подход, в котором нет рецензируемых исследований или методов, например, когда психологи составляют свои собственные наборы нейропсихологических тестов.В большинстве случаев, когда адвокат рассматривает «проблему Добера», рекомендуется поиск актуальной и актуальной литературы. Кроме того, в настоящее время существует обширная судебная практика по конкретным вопросам. Знакомство с критериями Добера повышает эффективность оспаривания мнения эксперта по психическому здоровью, будь то на допросе или перекрестном допросе. При прямом рассмотрении сильные стороны мнения, полученные в соответствии с критериями Даубера, становятся «учебным моментом» для проверяющего факты, поскольку они будут основаны на науке об оценке психического здоровья.

Правило 702 Федеральных правил дачи показаний, показаний свидетелей-экспертов гласит, что

«Свидетель, имеющий квалификацию эксперта по знаниям, навыкам, опыту, подготовке или образованию, может давать показания в форме заключения или иным образом, если:

(a)  научные, технические или другие специальные знания эксперта помогут исследователю фактов понять доказательства или установить рассматриваемый факт;

(b)  показания основаны на достаточных фактах или данных;

(c)  свидетельство является продуктом надежных принципов и методов; и

(d)  эксперт достоверно применил принципы и методы к обстоятельствам дела.)”

 ПОДГОТОВКА

Чем лучше подготовлен консультант-психиатр, тем лучше будут его показания. Когда выводы и логика хорошо понятны, присяжные, скорее всего, придут к согласию с мнением и обоснованием эксперта. И наоборот, чем лучше адвокат подготовлен к перекрестному допросу эксперта противной стороны, тем более плодотворным будет перекрестный допрос.

Вышеприведенное кажется очевидным, но стоит упомянуть из-за его важности.Как эксперт, я считаю, что моя работа состоит в том, чтобы обучить адвоката, на которого я работаю, о психиатрической патологии, ее значении для дела и о том, как адвокат может получить наилучшие доказательства от меня и наилучшие доказательства от эксперта, выступающего против. Я не считаю, что психиатр, помогающий адвокату подготовить прямой вопрос или вопрос для перекрестного допроса, является адвокацией. Я считаю, что работа эксперта состоит в том, чтобы обучать адвоката, чтобы адвокат мог помочь эксперту обучать присяжных или других лиц, проводящих проверку фактов, по вопросам, в которых эксперт является экспертом.Если эксперт понимает судебный процесс как процесс открытия, то помощь адвокату в обнаружении противоречий или недостатков во мнении эксперта противной стороны является не адвокатской деятельностью, а, скорее, свидетельскими показаниями эксперта после его удаления. Кроме того, эксперту необходимо понимать основу мнений, к которым пришел противоположный эксперт, чтобы в полной мере учитывать основу своего мнения.

 ФОН:

В качестве общей предпосылки в деле Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc.[3] Верховный суд США постановил, что критерий «общего признания» Фрая[4] был заменен принятием в Федеральных правилах доказывания и что допуск научных показаний регулируется Федеральным правилом доказывания 702. Короче говоря, тест Доберта Критерии требуют, чтобы мнение эксперта достигалось с использованием «научной методологии», по существу формулируя гипотезы и проводя эксперименты для подтверждения или опровержения гипотезы. Чтобы установить обоснованность вывода, необходимо использовать эмпирическое тестирование, чтобы метод был (или был) подвергнут рецензированию и публикации, и чтобы он имел известную или потенциальную частоту ошибок.Кроме того, должны существовать поддерживаемые стандарты и средства контроля, касающиеся работы этого метода (например, как проводится, оценивается, тестируется и интерпретируется психологический тест). Валидность далее определяется степенью, в которой теория и методика общеприняты соответствующим научным сообществом.

НАУЧНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ:

С принятием Добера суд определил «научную методологию» как процесс формулирования гипотез и последующего проведения эксперимента(ов) для подтверждения или опровержения (фальсификации) гипотезы.Чтобы быть допустимой, теория или метод должны быть фальсифицируемыми, опровержимыми и проверяемыми. Кроме того, он должен быть рецензирован, опубликован и иметь известную или потенциальную частоту ошибок. Должны существовать и поддерживаться стандарты и средства контроля, касающиеся его операций. Теория и методика общеприняты соответствующим научным сообществом. Показания основаны на достаточных фактах или данных. Свидетельство является продуктом надежных принципов и методов. И свидетель надежно применил принципы и методы к фактам дела.

Затем Американская психологическая ассоциация обратилась к постановлению Доберта в контексте психологического тестирования и сформулировала четыре (4) руководящих принципа для применения к Доберту.

1. Использовать теоретически и психометрически адекватные инструменты сбора данных.

2. Сделать выводы, используя научно обоснованные теоретические положения.

3. Взвешивать и квалифицировать показания на основе адекватности теории и эмпирических исследований по рассматриваемым вопросам.

4. Будьте готовы защищать научный статус ваших методов сбора данных в процессе квалификации в качестве свидетеля-эксперта.

Тест Фрая является альтернативным основанием для принятия судом заключения эксперта в качестве доказательства. Тест Фрая применим в определенных юрисдикциях. Допустимость научных доказательств согласно Фраю утверждает, что новые научные доказательства допустимы, если они «получили всеобщее признание в конкретной области, к которой они относятся.«Суд удерживает лженауку от доказательств, уступая место тем, кто находится в этой области.

РАЗУМНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ВЕРОЯТНОСТЬ:

Вопрос, который я предложил адвокатам в отношении «разумной медицинской вероятности» медицинского заключения, представляет собой степень уверенности, выраженную экспертом на основании всех рассмотренных доказательств. Эта линия допроса, как правило, раскрывает, предвзято ли относится эксперт к той стороне, в пользу которой он дает показания, и рассматривал ли эксперт противоречивые показания.Для того чтобы медицинское заключение было допустимо в гражданском суде, уголовном суде или другом судебном органе, заключение должно быть сделано с «разумной медицинской вероятностью» или «разумной медицинской уверенностью», что означает, что заключение «скорее вероятно, чем нет». истинный. В большинстве оспариваемых дел может иметь место «битва экспертов», когда выражаются противоречивые мнения, основанные на одних и тех же доказательствах, которые по-разному оцениваются различными экспертами. Если у эксперта есть мнение, в котором он уверен только на 51%, то это должно означать, что имеются 49% противоречивых данных, которые необходимо опровергнуть.Стоит изучить, какие из данных противоречат мнению эксперта; это может отражать предвзятость или достаточное рассмотрение медицинских доказательств, которые не подтверждают его мнение. Запрос может также выявить непонимание экспертом того, что представляет собой допустимое медицинское заключение. Многие специалисты не понимают правовых оснований для выражения медицинского заключения. Вместо этого они считают, что если заболевание «возможно», то они могут свидетельствовать о нем как о медицинском заключении.Они также не понимают Критерии Добера (или Критерии Келли/Фрайя в применимых юрисдикциях) и, таким образом, не могут оценить медицинские доказательства в судебно-медицинской экспертизе. При перекрестном допросе выявление этого невежества у эксперта явно выгодно. Кроме того, выявление незнания экспертом этих руководящих принципов может позволить адвокату добиться того, чтобы мнение эксперта было проигнорировано или отклонено судом как неприменимое, относящееся к делу или допустимое.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ АДЕКВАТНОСТИ КЛИНИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ:

The Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 5 th Edition обычно принимается в качестве стандарта для определения необходимых клинических критериев различных психических расстройств.В ноябре 1995 года в Американском журнале психиатрии , том 152, приложение было опубликовано подробное руководство по психиатрической экспертизе взрослых под названием «Практические рекомендации по психиатрической экспертизе взрослых». Достаточное обследование психического статуса эквивалентно медицинскому осмотру «обычным врачом», т. е. не специалистом в области психического здоровья. Исследование психического статуса представляет собой описание различных психических функций или их проявлений на момент проведения обследования.На мой взгляд, обследование психического статуса должно включать следующие элементы:

• Общий вид, включая одежду, походку, позу, выражение лица, готовность к сотрудничеству, доступность, настороженность, напряженность, беспокойство, дружелюбие, опрятность, беспорядочность, задумчивость, возбуждение, негативизм, безразличие, ступор или стереотипное поведение.

• Общие действия, такие как нормальные компульсивные причудливые или заторможенные движения, действия под давлением, заламывание рук, хождение взад-вперед или плач.

• Нарушения речи, такие как сканирование, нерешительность, неразборчивость или заикание, а также неспособность идентифицировать объекты.

• Расстройства мышления, такие как прерывание мышления. Производство мысли, включая поток мысли, ускорение или замедление и отвлекаемость. Непрерывность мысли, такая как ясность мысли, связность, уместность, бессвязность мыслей, неспецифичность их в рассматриваемой теме, наличие персеверации или нет i.т. е. человек остается на той же теме, даже если экзаменатор переходит к другой теме, бегство идей, когда идеи экзаменуемого перескакивают с темы на тему без завершения, или блокируются, из-за чего мысли не завершаются.

• Содержание мыслей включает формирование у оцениваемого понятий, обращение с идеями, тревогами, страхами, навязчивыми идеями, фобиями, ипохондрическими озабоченностями, заботами об образе тела, аутистическим мышлением, идеями отношения или идеями влияния (мышление параноидального типа), самоуничижением, суицидальные идеи, соматический бред, другие систематизированные бредовые идеи, самореференциальное мышление, галлюцинации (аномальные сенсорные переживания), тревожное ожидание (ожидание чего-то плохого), страх быть покинутым или чувство отчуждения.

• Эмоциональное состояние должно указывать на то, насколько хорошо регулируются эмоции, перепады настроения, контроль над эмоциями, тревога, чувство нереальности, растерянность, возбуждение, раздражительность, депрессия, апатия, восторг, беспокойство или эмоциональное онемение.

• Соматическое функционирование может включать головные боли, боли или другие нарушения со стороны медицинской системы. Это может включать, помимо прочего, нарушения сна, приема пищи, аппетита, веса, регулярности стула, секса, злоупотребление алкоголем или наркотиками или чрезмерное курение.

• Умственное схватывание следует оценивать в отношении понимания человеком его или ее текущей ситуации, внимания, концентрации, памяти, способности к вычислениям, участия в абстрактных рассуждениях и качества их суждений. Отсутствие адекватной оценки психического состояния может представлять собой неполноценную психиатрическую или психологическую оценку и позволять оспаривать адекватность заключения эксперта.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТЕСТИРОВАНИЯ КАК ЧАСТЬ ОСНОВАНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ О ПСИХИЧЕСКОМ ЗДОРОВЬЕ:

На мой взгляд, лучшим психологическим тестом личности, доступным для оценки организации личности, является Миннесотский многофазный опросник личности 2, более известный как MMPI-2.Это самый распространенный психологический тест в мире. Это наиболее изученный тест, и тест, наиболее согласованный между оценщиками, т. Е. Два разных специалиста, изучающие одни и те же результаты теста, согласятся с интерпретацией теста. Как психиатр, который провел не менее 2000 тестов MMPI-2, прошел обучение по его использованию и имеет квалификацию эксперта по MMPI-2 в различных юрисдикциях, я считаю, что использование теста оправдано и полезно. MMPI-2 принят Добертом и Фраем.

MCMI-III, Клинический многоаксиальный опросник Миллона-III, на мой взгляд, не особенно полезен в судебно-медицинской экспертизе, потому что он слишком часто диагностирует расстройства личности. Я считаю, что тест также может не соответствовать критериям Доберта, поскольку только три вопроса из 175 касаются отношения испытуемого. Судья, вынесший решение о приемлемости, может постановить, что он не имеет уровня фальсифицируемости, который является научно надежным.

Многие тесты очевидны. Это не причина избегать их, но это влияет на их надежность.

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ:

Существует множество рецензируемых батарей нейропсихологических тестов, которые оценивают различные параметры когнитивного функционирования. К ним относятся, помимо прочего, батарея Холстеда-Рейтана, тестовая батарея Луриа-Небраска, батарея WAIS-III, шкала памяти Векслера III, карточная сортировка Висконсина, маршруты A и B и около тысячи других.

Некоторые нейропсихологи используют нестандартные процедуры, то есть они применяют части различных наборов тестов для проведения судебно-медицинской оценки нейропсихологического функционирования человека.Я полагаю, что при Добере это может быть неприемлемо, поскольку нестандартные процедуры не поддаются фальсификации и не прошли рецензирование. Таким образом, этот гибкий подход к батареям не подвергался адекватным научным испытаниям. В то время как клинически использование частей тестов широко признано психологическим сообществом (таким образом, удовлетворяя критериям Фрая), это может не соответствовать Доберу). Даже если экзаменатор имеет право проводить эти тесты, я считаю, что Добер открывает дверь для оспаривания признания этого нейропсихологического доказательства в судебно-медицинских условиях.Существует различие между методологией и квалификацией. Иными словами, Добер требует, чтобы мнение эксперта было допустимым, чтобы весь процесс рассуждения был действительным. Должна существовать связь между результатами испытаний и сделанными выводами.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕСТИРОВАНИЯ ПО ПРИНУДИТЕЛЬНОМУ ВЫБОРУ В СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ:

Тестирование с принудительным выбором означает, что испытуемый должен дать ответ на вопрос. Этот тип тестирования является одним из способов оценки надежности.

ДРУГИЕ ИСПЫТАНИЯ НА НАДЕЖНОСТЬ:

MMPI-2 имеет несколько шкал достоверности. Низкие показатели узнавания в Калифорнийском тесте на вербальное обучение также свидетельствуют о сниженной надежности, как и шкалы оценки памяти. Нетипичная производительность в таких тестах, как пересмотренная шкала памяти Векслера или WAIS-III, может вызвать вопросы о надежности.

При перекрестном допросе нейропсихолога по поводу нейропсихологической оценки лица с предполагаемым повреждением головного мозга я полагаю, что отсутствие тестирования с принудительным выбором сильно подрывает достоверность высказанных мнений.Учитывая медико-правовой контекст нейропсихологической травмы, я считаю, что нейропсихолог обязан использовать тестирование с принудительным выбором. Как психиатр, который часто занимается нейропсихиатрическими случаями, я сам часто провожу тесты с принудительным выбором в рамках проверки своего психического статуса.

ВЫВОД:

В свете вышеизложенного, думаю, стоит повторить ключ к показаниям свидетеля-эксперта:

Правило 702 Федеральных правил дачи показаний, показаний свидетелей-экспертов гласит, что

«Свидетель, имеющий квалификацию эксперта по знаниям, навыкам, опыту, подготовке или образованию, может давать показания в форме заключения или иным образом, если:

  (a)  научные, технические или иные специальные знания эксперта помогут исследователю фактов понять доказательства или установить рассматриваемый факт;

(b)  показания основаны на достаточных фактах или данных;

(c)  свидетельство является продуктом надежных принципов и методов; и

(d)  эксперт достоверно применил принципы и методы к обстоятельствам дела.)”


[1] Daubert против Merrell Dow Pharmaceuticals, 509 U.S. 579 113 S. Ct. 2786, 125 л. Изд. 2д 469 (1993)

[2] Фрай против США 293 F. 1013 (DC Cir 1923)

Правило М’Нагтена — FindLaw

Существует множество стратегий защиты по уголовным делам, которые адвокат может использовать при защите клиента в уголовном деле. Но, несмотря на то, как это изображается в индустрии развлечений, защита от безумия не проста в использовании. Чтобы быть невиновным по причине невменяемости, обвиняемый по уголовному делу должен соответствовать определению юрисдикции невменяемости, принятому в юрисдикции.

Суды будут определять невменяемость, применяя один из следующих тестов/правил:

Суд не должен решать, какой тест применять; вместо этого это определяется законами конкретного штата. Эта статья посвящена правилу М’Нагтен для проверки невменяемости, которое используется в большинстве штатов.

Обзор правила М’Нагтена

Правило (или тест) М’Нагтена было установлено английской палатой лордов в середине 19-го века и гласит, что:

«Каждый человек считается вменяемым, и…… что для установления защиты на основании невменяемости необходимо ясно доказать, что во время совершения деяния обвиняемый страдал таким недостатком разума, от болезни ума, а не для знать характер и качество действия, которое он совершал; а если и знал, то не знал, что поступает неправильно».

По сути, этот тест фокусируется на том, знал ли обвиняемый о характере преступления и понимал ли правильное и неправильное во время его совершения.Таким образом, чтобы быть признанным юридически невменяемым в соответствии с этим тестом, подсудимый должен соответствовать одному из этих двух различных критериев.

Применяя этот критерий, суды могут по-разному относиться к тому, относится ли рассматриваемое «неправомерное правонарушение» к моральному или юридическому правонарушению (или к тому и другому). Кроме того, некоторые штаты отменили критерии, согласно которым обвиняемый считается невменяемым за то, что он не полностью понимает, что он сделал.

Примеры безумия с использованием правила М’Нагтен

Лучший способ лучше понять этот тип юридического безумия — увидеть несколько примеров того, как правило может применяться к определенным сценариям.

Пример 1 : Мужчина убил свою жену и дочь, а затем спокойно ждал прибытия полиции. Три эксперта по психическому здоровью показали, что он был слишком психически болен, чтобы понимать, что его преступные действия были неправильными. Он был признан невиновным по причине невменяемости и приговорен к 10 годам заключения в психиатрической больнице.

Пример 2 : Женщина с тяжелой формой шизофрении обвиняется в нападении и нанесении побоев после того, как напала на соседку с лопатой.Она утверждает, что сосед на самом деле был демоном, который пытался забрать ее душу. Она была признана невиновной по причине невменяемости после того, как суд установил, что она не понимала характера своих действий.

Приведенные выше примеры показывают два разных способа, которыми подсудимый может быть признан юридически невменяемым в соответствии с этим правилом.

Критика правила М’Нагтен

Этот конкретный тест на невменяемость был оспорен по ряду причин. Некоторые утверждали, что подсудимые, соответствующие юридическому определению невменяемости, не всегда соответствуют медицинским критериям невменяемости, но в любом случае приговариваются к обязательной медицинской помощи.

Другая критика заключается в том, что в нем не проводится различие между обвиняемыми, представляющими общественную опасность, и теми, кто этого не делает, или между временными психическими расстройствами и пожизненными состояниями. Наконец, некоторые утверждают, что это правило позволяет подсудимому с тяжелым психическим расстройством слишком легко избежать ответственности за любые преступления, независимо от того, насколько большую роль сыграло расстройство в инциденте.

Узнайте больше о правиле М’Нагтен: поговорите с адвокатом

Как видите, защита от невменяемости имеет очень специфические критерии для квалификации и может иметь пожизненные последствия.Если вам предъявлены уголовные обвинения и вы хотите узнать больше о стандартах защиты от невменяемости, ваш первый шаг должен состоять в том, чтобы поговорить со знающим адвокатом. Узнайте больше и поговорите с местным адвокатом по уголовным делам сегодня.

Как юристы могут эффективно проводить перекрестный допрос психиатров и психологов

  1. Дом
  2. Журнал
  3. Как юристы могут эффективно проводить перекрестный допрос…

Адвокатура

Как юристы могут эффективно проводить перекрестный допрос психиатров и психологов

Г.М. Филиско

Иллюстрация Дэвида Оуэнса

Адвокаты часто сталкиваются с психиатрами или психологами во время судебных разбирательств. Будь то дело о телесных повреждениях или врачебной халатности, слушание для определения пригодности предстать перед судом или часть слушания по вынесению приговора, суды по всей стране требуют свидетельских показаний этих экспертов.

Они являются одними из самых сложных свидетелей, которых трудно оспорить, потому что их показания могут содержать как элементы слухов, так и субъективность.Это связано с тем, что медицинские жалобы пациентов специалистам в области психического здоровья субъективны, и диагноз, основанный на этих жалобах, часто также субъективен. Даже если свидетельские показания основаны на данных тестов, проводимых экспертами в области психического здоровья, немногие юристы обладают глубиной знаний в этой области, чтобы сравниться в остроумии с психиатрами или психологами.

Этот факт слишком хорошо известен адвокату Уильяму Чамбли. Он признается, что, когда около 30 лет назад начинал свою карьеру, боялся подвергать перекрестному допросу психиатров и психологов.Все, что требовалось, чтобы стереть этот страх, было крещением огнём.

«Я познакомился с доктором Филом [МакГроу] как экспертом по медицинскому делу в конце 1980-х годов в маленьком городке на западе Техаса, — говорит Чамбли, партнер-основатель Chamblee Ryan в Далласе. «Он еще не был экспертом Опры Уинфри по делу о говядине в Амарилло. Но адвокаты истцов часто нанимали его в качестве свидетеля-эксперта в судебном процессе. Я сделал несколько кроссов до него, но он был самым сложным».

Чамбли приписывает свою победу в этом деле частично подготовке и строгому перекрестному допросу.«Я читал многие из его предыдущих показаний и знал, что если я не возьму его под контроль во время кросса, я не добьюсь успеха», — говорит Чамбли. «Психолог или психиатр, как правило, представляет собой более трудную задачу, чем другие типы экспертов, особенно с сильным характером».

Подвергание сомнению

Однако, по словам двух человек, которые консультируют юристов по вопросам эффективного перекрестного допроса специалистов в области психического здоровья, существуют стратегии, позволяющие подорвать и даже уничтожить достоверность таких свидетелей.

Брюс Лекарт, судебный психолог из Лос-Анджелеса и почетный профессор психологии Университета штата Сан-Диего, разработал свод правил перекрестного допроса специалистов в области психического здоровья. Одно правило состоит в том, чтобы никогда не спрашивать их о пациенте напрямую, а вместо этого ограничивать вопросы их отчетом. Другой — всегда определять, собрали ли они полную историю симптомов и жалоб пациента для подтверждения диагноза.

Дороти С. Симс из Окалы, Флорида, почти полностью сосредотачивает свою практику на перекрестном допросе свидетелей-экспертов.Симс был членом группы из трех адвокатов защиты Кейси Энтони, которая была оправдана в 2011 году по делу об убийстве ее 2-летней дочери Кейли. Симс говорит, что процессы психиатров и психологов могут быть глубоко ошибочными и уязвимыми для атак. Ваша цель, по ее словам, должна состоять в том, чтобы нанести удар на ранней стадии на этапе дачи показаний, чтобы ваш противник был вынужден отозвать эксперта по психическому здоровью — в идеале после того, как будет разрешено назвать замену.

Также важно понимать различия в обучении и образовании специалистов в области психического здоровья.По словам Лекарта, психиатры получили медицинское образование и прошли общую медицинскую интернатуру, а затем резидентуру по психиатрии. Симс говорит, что благодаря своему медицинскому образованию они могут выписывать рецепты, заказывать и интерпретировать сканирование мозга или анализ крови, а также проводить медосмотры.

Психологи обычно не имеют медицинского образования. Вместо этого они получили степень доктора философии или доктора психологических наук. Их обучают психологической диагностике в дополнение к психологическому тестированию, которое дает единственную форму объективных данных в оценке психического здоровья.«Из того, что я видел, большинство психиатров вообще не имеют никакого образования в области психологического тестирования», — говорит Лекарт.


Поиск общих ошибок

Маловероятно, что вы будете встречаться с одним специалистом чаще, чем с другим в каком-либо конкретном случае. Но Симс говорит, что определенные типы ошибок характерны для каждого из них. По ее опыту, психиатры часто проводят психологические тесты без надлежащей подготовки.

Психологи, хотя и обучены проводить психологические тесты, могут неправильно проводить их, неверно истолковывать или искажать результаты, говорит Симс.Эти эксперты также часто полагаются на ненаучные психологические тесты, некоторые из которых, по словам Симса, создаются экспертами по психическому здоровью для страховых компаний, в интересах которых они дают показания.

Какой бы ни была подготовка эксперта, Лекарт и Симс говорят, что эффективный перекрестный допрос будет одинаковым. Он начинается с глубокого изучения биографии эксперта и должен включать в себя подачу запросов о свободе информации в лицензирующие органы и работодателей, а также поиск судебных материалов.

«Многие из этих людей искажают информацию в своем резюме до такой степени, что это становится абсурдным, — говорит Симс.«Они лгали даже о том, что у меня есть степень. … Эксперты меняют что-то в своем резюме в зависимости от того, кем они хотят быть в этот день».

Симс говорит, что эти эксперты обычно отрицают, что им предъявляли иск, и никогда не признаются в том, что предъявляли к ним иски о злоупотреблении служебным положением, что ее раскопки часто находят ложными. «Мы заходим на сайт суда, где человек живет или практикует, и проверяем все иски против него», — говорит она. «Я обнаружил, что одного эксперта дважды обвиняли в избиении женщины.

Когда вы встречаетесь с экспертом на даче показаний, вы выходите из себя, атакуя его предубеждения, говорит Мартин Хоффман, старший партнер офиса Hoffman, Larin & Agnetti в Норт-Майами-Бич, Флорида.

«Мне нравится очень быстро сбить этого эксперта с высокого стульчика, где он преподаватель в каком-то университете, а значит, голос разума», — говорит он. «Я хочу знать, какой процент его дохода получен от дачи показаний, которые обычно можно получить через повестку в суд в университет.Я также нахожу очень полезным подчеркнуть, что он берет 150 долларов в час за прием пациентов, а здесь он берет 500 долларов в час».

Дон Карлсон, старший партнер-основатель компании Carlson, Calladine & Peterson из Сан-Франциско, обвиняет экспертов, задавая вопросы о «денежной терапии», когда истцы чудесным образом выздоравливают после получения решения. Карлсон также подчеркивает, что они основывают свое мнение на утверждениях пациента. Он указывает, что специалисты могут лечить пациентов нечасто или что лечение было связано исключительно с судебным разбирательством.

Изучение процессов

Вы также можете подорвать доверие к кому-либо, напав на его процессы. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам — основополагающее руководство Американской психиатрической ассоциации по психическим расстройствам. Лекарт говорит, что многие эксперты даже не сопоставляют свой диагноз с симптомами, перечисленными в томе.

«Ясно, что такое диагностические критерии, и у врачей всегда огромный разрыв между диагностическими критериями и данными в их отчете — у них нет соответствующих данных для диагностики диагностируемого ими расстройства», — говорит он.«Одним из наиболее частых расстройств, по утверждению истцов, является большое депрессивное расстройство. DSM требует, чтобы для этого диагноза присутствовали по крайней мере пять из девяти симптомов. Если вы сравните отчет врача с критериями DSM , врач часто не предоставляет достаточно информации для подтверждения этого диагноза».

Вам не нужно полагаться на DSM , говорит Карлсон, который получает аналогичную информацию из Нейропсихологическая оценка Мюриэль Лезак, которую он называет «обязательным обзором», прежде чем пересечься с психологом.

Хоффман называет государственные критерии оценки инвалидности социального обеспечения «невероятным источником информации».

По словам Лекарта, многие диагнозы также строятся на неадекватной истории болезни пациента, которую юристы могут эффективно опровергнуть, запомнив мнемонику, которую он называет FIDO-C.

«Чтобы получить полную историю симптомов пациента, врач должен получить информацию о частоте симптомов, их интенсивности, их продолжительности, их начале и их течении во времени», — говорит он.

Другой частью оценки каждого психиатра и психолога является проверка психического статуса, во время которой эксперт сидит лицом к лицу с пациентом и задает стандартные вопросы, которые вызывают относительно наблюдаемые ответы, говорит Лекарт. Это проверяет память, внимание, концентрацию, проницательность, суждение и вербальные навыки. Отчеты экспертов часто содержат только заключения, например: «Г-жа. Память Джонса была нарушена».

«Этого недостаточно, — говорит Лекарт. «Это краткий вывод.Спросите во время дачи показаний или суда: «Какие приемы вы использовали, чтобы сделать вывод, что память мисс Джонс нарушена?» Кроме того, вы знаете, что в отчете нет данных, поэтому спросите: «Где в вашем отчете я могу найти собранные данные, которые демонстрируют обесценение?»

Все дело в том, чтобы задавать правильные вопросы и ничего не принимать за чистую монету.


Эта статья была опубликована в июльском номере журнала ABA Journal за 2017 год под заголовком «Столкновение с вызовом: как юристы могут эффективно подвергать перекрестному допросу психиатров и психологов».»

Сложная связь между насилием и психическим расстройством: результаты национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний | Психиатрия и поведенческое здоровье | JAMA Психиатрия

Контекст Связь между психическим заболеванием и насилием оказывает значительное влияние на политику в области психического здоровья, клиническую практику и общественное мнение об опасности людей с психическими расстройствами.

Объектив Использовать лонгитюдный набор данных, репрезентативный для населения США, чтобы выяснить, приводят ли и каким образом тяжелые психические заболевания, такие как шизофрения, биполярное расстройство и глубокая депрессия, к агрессивному поведению.

Дизайн Данные о психических расстройствах и насилии были собраны в рамках Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний (NESARC), двухэтапного личного исследования, проведенного Национальным институтом злоупотребления алкоголем и алкоголизма.

Участники В общей сложности 34 653 субъекта прошли интервью NESARC 1 (2001–2003 гг.) и 2 (2004–2005 гг.). Данные волны 1 о тяжелых психических заболеваниях и факторах риска были проанализированы для прогнозирования данных волны 2 о агрессивном поведении.

Показатели основных результатов Сообщения о насильственных действиях, совершенных между волнами 1 и 2.

Результаты Двумерный анализ показал, что частота случаев насилия была выше среди людей с тяжелыми психическими заболеваниями, но только значительно выше среди лиц с сопутствующим злоупотреблением психоактивными веществами и/или зависимостью.Многофакторный анализ показал, что тяжелые психические заболевания сами по себе не предсказывают насилие в будущем; вместо этого оно было связано с историческими (насилие в прошлом, содержание под стражей несовершеннолетних, физическое насилие, запись об аресте родителей), клиническими (злоупотребление психоактивными веществами, предполагаемые угрозы), диспозиционными (возраст, пол, доход) и контекстуальными (недавний развод, безработица, виктимизация) факторами. . Большинство из этих факторов чаще подтверждались испытуемыми с тяжелыми психическими заболеваниями.

Выводы Поскольку тяжелое психическое заболевание не является независимым предиктором агрессивного поведения в будущем, эти результаты бросают вызов представлениям о том, что психическое заболевание является основной причиной насилия среди населения в целом.Тем не менее, люди с психическими заболеваниями чаще сообщали о насилии, в основном потому, что у них были другие факторы, связанные с насилием. Следовательно, понимание связи между насильственными действиями и психическим расстройством требует рассмотрения ее связи с другими переменными, такими как злоупотребление психоактивными веществами, стрессовые факторы окружающей среды и история насилия.

16 апреля 2007 года Чо Сын-Хуи убил 32 человека, многих ранил и положил конец беспорядкам, совершив самоубийство в кампусе Технологического института Вирджинии в Блэксбурге, штат Вирджиния.Семь месяцев спустя, 5 декабря 2007 года, Роберт А. Хокинс застрелил 8 человек в универмаге Von Maur в Омахе, штат Небраска. После обоих преступлений быстро стало известно, что преступники ранее получали психиатрическую помощь, что вызвало вопросы о том, могли ли и как их психические заболевания привести к этим ужасающим насильственным действиям, могли ли специалисты в области психического здоровья предвидеть (или должны были) такие массовые убийства. и могло ли адекватное лечение их предотвратить.

Связь между психическим заболеванием и насилием была предметом научных исследований в течение последних 20 лет, в течение которых был достигнут существенный прогресс в выявлении факторов риска, эмпирически связанных с насилием. 1 -4 Психиатры и другие поставщики психиатрических услуг теперь имеют в своем распоряжении обширную доказательную базу и эффективные инструменты оценки риска для оценки риска пациента стать жертвой насилия в будущем. Исследования были сосредоточены на связи между психическими расстройствами и насилием, 5 -8 , но дали смешанные результаты.Некоторые исследования подтверждают наличие четкой связи между психическим заболеванием и насилием, 9 -12 , в то время как другие исследования подтверждают мнение о том, что злоупотребление алкоголем и наркотиками, 1 ,13 ,14 , не является психическим заболеванием как таковым, способствуют риску насилия среди взрослых с психическими расстройствами. В результате в области психического здоровья существуют серьезные разногласия относительно того, как лучше всего интерпретировать связь между психическим заболеванием и насилием. 15 ,16

Связь между психическим заболеванием и насилием оказывает значительное влияние на практику охраны психического здоровья 17 и политику, 18 руководства по распределению ограниченных ресурсов в области психического здоровья 19 -21 и уголовное правосудие 22 — 24 , и служит основанием для введения обязательного лечения для защиты общественной безопасности в ущерб самоопределению и свободе пациентов. 21 ,25 Надежные данные необходимы для надлежащего информирования общественности о взаимосвязи между психическим заболеванием и опасностью 26 -28 во избежание потенциально необоснованной стигматизации людей с психическими заболеваниями. 29 ,30

Научная литература о связи между психическим заболеванием и насилием неубедительна по нескольким причинам. Во-первых, чтобы установить, что психическое заболевание вызывает насилие, необходимо (хотя и недостаточно) продемонстрировать, что психическое заболевание предшествует более позднему насилию; однако перекрестные эпидемиологические исследования анализируют корреляции между насилием в прошлом и текущими или пожизненными психиатрическими диагнозами. 6 ,11 Во-вторых, когда исследование было лонгитюдным, оно в основном фокусировалось на риске насилия для лиц, уже находящихся в клинических или институциональных условиях 31 -35 , а не на выборках, репрезентативных для населения в целом. Исследования с использованием этих лонгитудинальных выборок в значительной степени способствовали пониманию важного фактора риска насилия среди людей с психическими заболеваниями 36 , но, в силу используемых критериев включения, возможно, ограничены в описании того, является ли тяжелое психическое заболевание независимым риском и если да, то в какой степени. фактор насилия.В-третьих, эмпирические исследования часто объединяют все насильственные действия в одну составную переменную 37 из-за ограниченной статистической мощности для различения конкретных форм насильственных действий (например, насилие, связанное с наркотиками, жестокое насилие с применением оружия), оставляя без ответа вопрос о том, является ли психическое заболевание предсказывает одни виды насилия, но не другие.

Настоящее исследование пытается восполнить пробелы в научной литературе, используя национально репрезентативный набор продольных данных для изучения (1) того, какие факторы риска проспективно предсказывают агрессивное поведение; (2) предсказывают ли тяжелые психические расстройства будущее насильственное поведение; и (3) как различные факторы риска могут предсказать различные виды насилия.

Национальное эпидемиологическое исследование по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC) представляет собой двухэтапное очное обследование, проводимое Национальным институтом по злоупотреблению алкоголем и алкоголизму. Волна 1 собиралась с 2001 по 2003 год и включала 43 093 респондента в возрасте 18 лет и старше. 38 Из них 39 959 человек имели право на включение в волну 2, и, в конечном счете, 34 653 респондента прошли опросы во 2-й волне с 2004 по 2005 год.Детали системы классификации для интервью были описаны в другом месте. 39

Целевой группой NESARC является гражданское население, проживающее в Соединенных Штатах, включая Аляску и Гавайи. Основа выборки жилищных единиц NESARC основана на дополнительном обследовании Бюро переписи населения США. NESARC также включает в себя основу выборки групповых кварталов, полученную из Описи групповых кварталов переписи 2000 г., 38 , которая охватывает важные подгруппы населения с моделями употребления тяжелых психоактивных веществ, которые не часто включаются в общие обследования населения, такие как военнослужащие, живущие за счет базы в пансионах и людей в ночлежках, непереходных гостиницах и мотелях, приютах, помещениях для размещения рабочих, общежитиях колледжей и групповых домах.Больницы, тюрьмы и тюрьмы не были включены в выборку.

Доля ответивших на волну 2 с использованием респондентов, соответствующих критериям 1, составила 34 653 из 39 959 (86,7%). 39 Отсутствие ответа произошло, когда опрошенный участник волны 1 не завершил интервью волны 2. Оценки NESARC были скорректированы на индивидуальном уровне для учета отсутствия ответов. Общая частота ответов на волну 1 составила 81,0%, а общая частота ответов на волну 2 составила 86,7%; умножение этих двух показателей показало, что общий совокупный уровень ответов на опрос, включая обе волны, составил 70.2%, что существенно выше, чем в других опросах такого рода.

Определенные веса были включены по мере необходимости, чтобы обеспечить сходство выборки с генеральной совокупностью и компенсировать убыль между волнами 1 и 2. Выборка NESARC была взвешена для корректировки вероятностей выбора жилой единицы выборки или эквивалентной жилищной единицы из группы. квартальная основа выборки, отсутствие ответов на уровне домохозяйств и отдельных лиц, отбор одного человека на домохозяйство и избыточная выборка молодых взрослых.После взвешивания данные были скорректированы, чтобы они были репрезентативными для населения США по региону, возрасту, полу, расе и этнической принадлежности на основе переписи 2000 года. 38

Охват в процессе выборки обследования включает степень, в которой общая совокупность, которая может быть отобрана, покрывает целевую совокупность обследования. Неполный охват NESARC является результатом пропущенных единиц жилья и пропущенных лиц в опрошенных единицах жилья. 39 По сравнению с оценками переписи 2000 г., неполный охват волны 2 составляет около 14.0%. Неполное покрытие зависит от возраста, пола, расы и этнической принадлежности. Как правило, недостаточное покрытие больше для мужчин, чем для женщин, и больше для афроамериканцев, чем для тех, кто не является афроамериканцем. Процедура взвешивания использует оценку отношения, в которой выборочные оценки корректируются с независимыми оценками населения страны по возрасту, расе, полу и этнической принадлежности. Эта корректировка взвешивания направлена ​​на исправление систематической ошибки из-за недостаточного охвата.

Тяжелое психическое заболевание и злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость

Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма Расписание опросов, связанных с расстройствами, связанными с употреблением алкоголя, — DSM-IV Version, 40 современное структурированное диагностическое интервью, разработанное для использования непрофессиональными интервьюерами, проведенное на волне 1 для определения продолжительности жизни и недавних (последние 12 месяцев) диагнозов большой депрессии, биполярного расстройства или злоупотребления психоактивными веществами или зависимости (включая злоупотребление или зависимость от алкоголя, марихуаны, кокаина, опиоидов, галлюциногенов, метамфетамина или других запрещенных наркотиков).Субъектам также задавали вопросы, чтобы выяснить, была ли у них когда-либо или была ли в течение последних 12 месяцев диагностирована шизофрения или другое психотическое расстройство. Руководствуясь эпидемиологическими исследованиями психических расстройств и насилия, 11 субъектов в текущем исследовании были закодированы как 1, отсутствие серьезного психического заболевания или злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость; 2 — только шизофрения; 3 — только биполярное расстройство; 4 — только большая депрессия; 5, только злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость; 6, шизофрения плюс злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость; 7, биполярное расстройство плюс злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость; или 8, большая депрессия плюс злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость.

Диспозиционные, исторические, клинические и контекстуальные факторы

В соответствии с концептуальной структурой, использованной в исследовании оценки риска насилия Макартура, 2 ,41 факторы риска были разделены на 4 области: диспозиционные, исторические, клинические и контекстуальные. Для диспозиционного домена демографические данные из волны 1 о возрасте испытуемых, образовании (0, ниже среднего; 1, старшее или выше), поле (0, женщина; 1, мужчина), личном годовом доходе за последний год. (0, <медиана 20 000 долларов США; 1, > медиана 20 000 долларов США) и этническая принадлежность (0, не белый; 1, белый).

Что касается исторических факторов, испытуемых в волне 1 спрашивали, участвовали ли они когда-либо в (1) серьезном/жестоком насилии («Использовали ли когда-нибудь оружие, такое как палка, нож или пистолет, в драке?» «Били ли когда-нибудь кого-нибудь так сильно, что вы ранили их или им пришлось обратиться к врачу?» «Вы когда-нибудь специально устраивали пожар, чтобы уничтожить чье-то имущество или просто посмотреть, как оно горит?» «Вы когда-нибудь принуждали кого-то заниматься с вами сексом против его воли?») и (2) Насилие, связанное с употреблением психоактивных веществ («Вы когда-нибудь дрались, когда или сразу после выпивки?» и «Вы когда-нибудь дрались, находясь под воздействием наркотиков?»).Эти и другие вопросы («Вы когда-нибудь преднамеренно причиняли физический вред другому человеку?» «Вы когда-нибудь вступали в драку, которая сводилась к обмену ударами с кем-то, например, с мужем, женой, бойфрендом или девушкой?» драки, которые вы затеяли?») использовались для составления истории любого насильственного поведения. К анализу были добавлены дополнительные исторические вопросы, заданные во второй волне, но не в первой, в том числе о том, был ли субъект в возрасте до 18 лет свидетелем того, как его или ее родители физически ссорились, подвергался физическому насилию со стороны своих родителей, был ли он в заключении. в исправительном учреждении для несовершеннолетних или родители, которые отбывали срок в тюрьме.

Клинические данные, собранные в волне 1, кроме диагностики, сосредоточены на предполагаемых угрозах 9 , в которых субъектам задавали вопрос: «Выявляете ли вы скрытые угрозы или оскорбления в том, что люди говорят или делают?»

Что касается контекстуальных факторов, то испытуемых в волне 1 спрашивали, подвергались ли в прошлом году (1) уголовному преследованию они сами или член их семьи; (2) кто-либо из членов семьи или друзей умер; (3) они были уволены с работы; или (4) они были разведены или проживали отдельно. Были использованы данные о том, был ли субъект безработным, то есть не работал большую часть прошлого года и не посещал школу полный рабочий день.

Жестокое поведение совершено между волнами 1 и 2

Во время второй волны сбора данных испытуемым сказали: «Теперь я хотел бы задать вам несколько вопросов об опыте, который у вас может быть. Когда я прочитаю каждый опыт, пожалуйста, скажите мне, произошло ли это с момента вашего последнего интервью в (месяц/год). Со времени вашего последнего интервью.. . Затем испытуемым задавали эквивалент вышеупомянутых вопросов, измеряющих серьезное/жестокое насилие и насилие, связанное с наркотиками. Кроме того, как описано выше, составная переменная была создана для регистрации любого насильственного поведения, о котором субъект сообщал о совершении между волнами 1 и 2 NESARC.

Поскольку оценки волны 2 получены из подмножества выборки волны 1, они могут отличаться от цифр, которые были бы получены для всего населения с использованием тех же вопросников, инструкций и интервьюеров. 39 Разница между оценкой, основанной на выборке, и оценкой, которая была бы получена, если бы выборка включала всю совокупность (ошибка выборки), в первую очередь измеряется стандартными ошибками. В текущем анализе стандартные ошибки рассчитывались с использованием SUDAAN (RTI International, Research Triangle Park, North Carolina) — пакета статистического программного обеспечения, которое учитывает влияние дизайна комплексных выборочных обследований.

Статистический анализ был проведен с использованием SAS 9.1 (Институт SAS, Кэри, Северная Каролина) и программные пакеты SUDAAN. Описательный анализ использовался для представления частот или средних значений независимых и зависимых переменных. Кроме того, анализ χ 2 был проведен с использованием SUDAAN, чтобы показать двумерные отношения между факторами волны 1 и агрессивным поведением волны 2. Поскольку данные были взвешены, чтобы быть репрезентативными для населения США, двумерный анализ был проведен для невзвешенных и взвешенных данных.

Были проведены многомерные логистические регрессии, в которых вторая волна агрессивного поведения служила в качестве зависимых переменных.Отношения шансов (OR) и 95% доверительные интервалы (CI) для многомерных моделей были оценены с использованием SUDAAN, который использует линеаризацию рядов Тейлора для корректировки эффектов схемы выборочных обследований, таких как NESARC. Код SAS для характеристик оператора приемника сгенерировал площадь под кривой (AUC) для оценки величины эффекта многомерных моделей. Прогнозируемые вероятности были рассчитаны для иллюстрации комбинированного воздействия факторов риска.

Одномерный, двумерный и многомерный анализы проводились с использованием пожизненных диагнозов тяжелых психических заболеваний и/или злоупотребления психоактивными веществами и/или зависимости.Был проведен параллельный анализ с использованием диагнозов за последние 12 месяцев, чтобы определить, были ли недавние диагнозы связаны с насилием.

Продолжительность времени между волнами 1 и 2 различалась у разных испытуемых, что может повлиять на результаты измерения (например, чем больше времени между волнами, тем больше возможностей для проявления насилия). Впоследствии многофакторный анализ включал переменную, отражающую количество дней между опросами испытуемых в волнах 1 и 2. Среднее время между интервью составило 1113 дней (3 года и 18 дней; диапазон 870-1470 дней).

Простая логистическая регрессия была проведена на данных волны 1, чтобы установить двумерную связь между психическим расстройством и факторами риска, в которой психическое расстройство служило независимой переменной, а факторы риска служили зависимыми переменными. Таким образом можно было выяснить, было ли психическое заболевание связано с увеличением или уменьшением опыта предполагаемых факторов риска (например, недавняя виктимизация).

Описательный анализ факторов риска представлен в таблице 1.В общей сложности у 10,87% субъектов была диагностирована только шизофрения, биполярное расстройство или большая депрессия, а у 9,4% субъектов были диагностированы сопутствующие психические расстройства и зависимость от психоактивных веществ. Включая 21,41% субъектов, у которых диагностировано злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость, в общей сложности 41,68% выборки имели пожизненный диагноз тяжелого психического расстройства и/или злоупотребления психоактивными веществами и/или зависимости. В Таблице 2 и Таблице 3 показаны двумерные отношения между факторами волны 1 и насилием между волнами 1 и 2.Все факторы были статистически связаны с насилием, за исключением тяжелых психических заболеваний без злоупотребления психоактивными веществами и/или зависимости.

В таблице 4 представлены многомерные модели факторов, предсказывающих любое насилие, серьезное/жестокое насилие и насилие, связанное с употреблением психоактивных веществ. Предикторы любого насилия включали более молодой возраст, мужской пол, более низкий доход, насилие в анамнезе, наличие свидетелей ссор между родителями, содержание под стражей несовершеннолетних, физическое насилие со стороны родителей в анамнезе, сопутствующие психические расстройства и расстройства психоактивных веществ, восприятие скрытых угроз, виктимизация в прошлом году. , развод или раздельное проживание в прошлом году и отсутствие работы в прошлом году.Эта модель имела AUC 0,85 и была статистически значимой, объясняя четверть дисперсии агрессивного поведения.

Предикторы серьезного/жестокого насилия включали подмножество этих факторов риска, в том числе более молодой возраст, принадлежность к мужскому полу, образование ниже среднего, насилие в анамнезе, содержание под стражей несовершеннолетних, восприятие скрытых угроз со стороны других, а также развод или раздельное проживание в прошедший год. Эта модель имела AUC 0,87 и была статистически значимой, объясняя четверть дисперсии серьезного/жестокого агрессивного поведения.

Предикторами насилия, связанного с употреблением психоактивных веществ, были более молодой возраст, принадлежность к мужскому полу, более низкий доход, насилие в анамнезе, содержание под стражей несовершеннолетних, физическое насилие со стороны родителей в анамнезе, только зависимость от психоактивных веществ, сопутствующие психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, виктимизация в прошлом году, безработица и поиск работы в прошлом. Эта модель имела AUC 0,90 и была статистически значимой, объясняя 30% дисперсии насилия, связанного с наркотиками.

В 3 многомерных моделях насилие не было предсказано только шизофренией, большой депрессией или биполярным расстройством.Кроме того, анализ диагнозов в течение последнего года волны 1 (в отличие от всей жизни) не изменил структуру результатов ни в одной из вышеупомянутых многомерных моделей.

В таблице 5 перечислены размеры эффекта наиболее надежных предикторов агрессивного поведения в этой многомерной модели. Чтобы показать, как тяжелое психическое заболевание связано с риском насилия, на рисунке показана прогнозируемая вероятность любого насилия в зависимости от тяжелого психического заболевания, злоупотребления психоактивными веществами и/или зависимости, а также истории насилия.Базовый уровень насилия в выборке включен в качестве эталона. Предсказанная вероятность насилия только для тяжелых психических заболеваний примерно такая же, как и для субъектов без тяжелых психических заболеваний. Лица с тяжелыми психическими заболеваниями и злоупотреблением психоактивными веществами и / или зависимостью представляли более высокий риск, чем лица с одним из этих расстройств. Самый высокий риск был показан для субъектов с двойным расстройством и с историей насилия, у которых риск насилия был почти в 10 раз выше по сравнению с субъектами только с тяжелыми психическими заболеваниями.

Из рисунка видно, что в группах с насилием в анамнезе было больше людей с тяжелыми психическими заболеваниями (33%), чем людей без психических заболеваний (14%). Простой логистический регрессионный анализ показывает, что в выборке NESARC у людей с любым тяжелым психическим заболеванием значительно повышена вероятность насилия в анамнезе (OR, 2,96; P  < 001). Тяжелое психическое заболевание также было в значительной степени связано с рядом демографических, исторических, клинических и контекстуальных факторов риска, связанных с повышенным риском насилия, включая сообщения о физическом насилии со стороны родителей (OR, 3.69; P  < 001), свидетели физической драки родителей (OR, 2,51; P  < 001), криминальное прошлое родителей (OR, 1,73; P  < 001), злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость (OR, 2,33; P  < 001), содержание под стражей несовершеннолетних (OR, 1,73; P  < 001), восприятие угроз (OR, 4,52; P  < 001), отсутствие работы в прошлом году (OR, 2,37 ; P  < 001), недавно развелись (OR, 2,81; P  < 001) и недавно стали жертвами (OR, 2.41; P  < 0,001). Люди с тяжелыми психическими заболеваниями в целом находились в более неблагоприятном экономическом положении по сравнению с субъектами, не страдающими психическими заболеваниями (ОШ 0,75; P  < 001).

NESARC был проанализирован для изучения того, какие факторы риска предсказывают насильственное поведение в перспективе, предсказывают ли психические расстройства насильственное поведение в будущем и как факторы риска могут предсказывать различные виды насилия. Двумерный анализ показал, что частота агрессивного поведения, хотя и немного выше среди людей с тяжелыми психическими заболеваниями, была значительно выше только у лиц с сопутствующим злоупотреблением психоактивными веществами.Таким образом, использование национально репрезентативной выборки NESARC дало результаты, аналогичные тем, которые были получены в исследовании оценки риска насилия Макартура. 1 ,42 ,43 Многофакторный анализ подтвердил, что тяжелые психические заболевания сами по себе не являются значимым предиктором совершения насильственных действий; скорее, исторические, диспозиционные и контекстуальные факторы были связаны с будущим насилием. Анализ показывает значительное влияние этих дополнительных факторов на индивидуальный риск насилия и указывает на необходимость того, чтобы клиницисты не ограничивались диагностикой и более внимательно рассматривали историческую и текущую жизненную ситуацию пациента при оценке риска насилия. 44 ​​

Тем не менее, обзор этих данных показывает, что связь между психическим заболеванием и насилием имеет прямое отношение к управлению рисками насилия в клинической практике. Эту ссылку нельзя недооценивать или игнорировать. Анализы показали, что у людей с сопутствующим тяжелым психическим заболеванием и злоупотреблением психоактивными веществами и/или зависимостью была значительно более высокая частота насильственных действий между волнами 1 и 2 NESARC, даже по сравнению с субъектами, злоупотребляющими только психоактивными веществами.Кроме того, 46% лиц с тяжелыми психическими заболеваниями в течение жизни страдали сопутствующим злоупотреблением психоактивными веществами и/или зависимостью. Анализы показали, что люди с тяжелыми психическими заболеваниями были более уязвимы к прошлому (например, физическому насилию, преступным действиям родителей) и склонны к стрессовым факторам окружающей среды (например, безработица, виктимизация), которые повышают риск насилия. Люди с любым тяжелым психическим заболеванием чаще подвергались насилию в анамнезе по сравнению с людьми без тяжелых психических заболеваний, что согласуется с другими исследованиями. 11 В результате данные свидетельствуют о том, что случаи насилия выше среди людей с тяжелыми психическими заболеваниями, чем среди людей без них.

Тем не менее, анализ предостерегает от завышения или преувеличения этого более высокого показателя. Данные NESARC показали, что тяжелые психические заболевания сами по себе не были статистически связаны с будущим насилием в двумерном или многомерном анализе. С точки зрения размера эффекта отдельных факторов риска, тяжелое психическое заболевание не входит в число самых сильных предикторов агрессивного поведения в этой выборке.Кроме того, анализы показали, что люди с любым типом тяжелого психического заболевания не подвергались повышенному риску совершения серьезных/тяжелых насильственных действий, таких как применение смертоносного оружия, причинение тяжких телесных повреждений или принуждение к половым актам. Такие данные противоречат общественным опасениям, например, данным национального опроса, в ходе которого 75% выборки считали людей с психическими заболеваниями опасными 27 , а 60% полагали, что люди с шизофренией склонны к совершению насильственных действий. 26 Вместо этого, текущие результаты показывают, что если у человека тяжелое психическое заболевание без злоупотребления психоактивными веществами и насилия в прошлом, он или она имеет такие же шансы на насилие в течение следующих 3 лет, как и любой другой человек в общей популяции.

Хотя клиницисты часто не сосредотачиваются на контекстуальных факторах при оценке риска насилия со стороны пациента, 45 текущие данные подчеркивают важность учета ситуационных переменных при оценке индивидуального риска насилия. 41 ,46 ,47 Полученные данные обеспечивают эмпирическую поддержку гипотез, выдвинутых в перекрестных исследованиях, изучающих связь между психическим заболеванием и насилием, 6 а именно, что стрессоры окружающей среды предшествуют более поздним насильственным действиям, даже при контроле диагноза .Этот вывод означает, что индивидуальный риск насилия в будущем может меняться с течением времени в зависимости от факторов стресса, испытываемых в окружающей среде. 48 ,49 Несколько контекстуальных факторов перечислены в Таблице 5, но самыми сильными предикторами насилия были диспозиционные и исторические. Апостериорный посреднический анализ 50 данных NESARC показывает, что связь между тяжелым психическим заболеванием и насилием уменьшается, но остается статистически значимой после учета контекстуальных факторов, что согласуется с результатами других исследований. 6 Данные свидетельствуют о важности переменных уровня окружающей среды при оценке риска насилия, но также предостерегают от недооценки роли ключевых факторов на индивидуальном уровне.

Наконец, результаты многомерных моделей указывают на динамические факторы, которые кажутся многообещающими целями для разработки подходов к снижению риска насилия. В то время как некоторые из исследованных нами факторов были статичными и менее поддающимися вмешательству (например, история насилия, криминальная история родителей), другие были динамичными в том смысле, что они могут меняться и, следовательно, быть в центре внимания вмешательства. 51 Связь текущего статуса работы с последующим насилием подразумевает, что практические и измеримые вмешательства, такие как профессиональная подготовка, поддерживаемая занятость и другие средства помощи людям в поиске стабильной работы, могут помочь снизить риск насилия. 52 ,53 Семейная терапия или юридическое посредничество в контексте супружеского конфликта или в ожидании развода могут представлять другие точки вмешательства, учитывая результаты, связывающие насилие с недавним разводом. 54 ,55 Интегрированное лечение двойного расстройства кажется оправданным в качестве еще одного пути снижения риска насилия среди лиц с сопутствующим злоупотреблением психоактивными веществами и тяжелыми психическими заболеваниями. 56 ,57 Физическое насилие и сообщения о недавней виктимизации часто связаны со стрессовыми реакциями, вызывающими проблемы, связанные с тревогой. Решение этих проблем с помощью когнитивно-поведенческой терапии и психотропных препаратов может быть полезным в качестве тактики управления риском насилия. 58 Ориентация на динамические факторы с прочной ассоциацией с насилием в NESARC может привести к разработке эффективных стратегий по снижению риска насилия и потребовать дальнейшего изучения.

Текущие результаты не исключают причинной роли психического заболевания в насилии.Внутри диагностических групп неизменно будут факторы, связанные с насилием, не отраженные в текущем анализе. Например, предполагается, что характеристики контроля над угрозами, при которых человек опасается личного вреда и чувствует, что ему или ей угрожают другие, связаны с насилием у людей с психотическими расстройствами. 59 ,60 Это может быть подтверждено текущими данными, показывающими тесную связь между воспринимаемыми угрозами и насилием. Однако восприятие скрытых угроз в других может быть не клиническим симптомом в каждом случае, а скорее отражением контекста, в котором человек живет и действует.Другие неисследованные переменные, такие как приверженность лечению или участие в лечении 37 , также могут влиять на риск насилия при психических расстройствах. Поэтому подробный анализ NESARC, изучающий факторы риска насилия среди людей с психическими заболеваниями, был бы плодотворным.

В текущем исследовании есть дополнительные ограничения. Самооценка насилия, используемая в опросах, вероятно, занижает фактическое насилие, 5 ,61 , и промежуток времени между интервью мог повлиять на воспоминания о агрессивном поведении.Кроме того, хотя мы исследовали жестокое/серьезное насилие, мы не знаем, включали ли эти действия убийство или покушение на убийство; таким образом, нельзя делать обобщения относительно того, связано ли тяжелое психическое заболевание с поведением, связанным с убийством. Кроме того, как и в других эпидемиологических исследованиях, 11 информация о шизофрении была основана на самоотчетах; таким образом, представляется вероятным, что часть больных шизофренией не сообщила о своем диагнозе. Истощение между волнами 1 и 2 привело к смещению выборки, которое можно контролировать статистически, взвешивая данные.Возможны несколько источников ошибки, не связанной с выборкой, например, интервьюеры записали неправильные ответы, респонденты предоставили неверную информацию, респонденты неточно оценили запрашиваемую информацию, нечеткие вопросы обследования были неправильно поняты респондентом (ошибка измерения), пропущенные лица (ошибка охвата), пропущенные ответы (ошибка отсутствия ответа) ), формы потеряны, а данные неправильно введены, закодированы или перекодированы (ошибка обработки). 39

То, что NESARC нацелен на неинституционализированных субъектов, может повлиять на обобщаемость текущего анализа; однако распространенность тяжелых психических заболеваний и злоупотребления психоактивными веществами и/или зависимости предполагает достаточное включение людей с этими диагнозами.Однако эффект от этого компенсируется, поскольку в центре внимания данного исследования находится насилие, совершаемое людьми, живущими в сообществе. Жертвы насильственных действий, о которых сообщалось, неизвестны; необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, связаны ли разные факторы с насилием в отношении разных типов жертв. Не все потенциальные факторы риска были проанализированы, хотя включенные переменные концептуально основаны на научной литературе по оценке риска насилия. Пока неизвестно, существуют ли другие переменные, которые могли бы способствовать более надежному прогнозированию насилия в статистическом моделировании.

Полученные данные предоставляют данные для поддержки простого правила принятия решений, которое врачи могут использовать для выявления пациентов с повышенным риском насилия. Например, наличие 3 факторов (тяжелое психическое заболевание, злоупотребление психоактивными веществами и/или зависимость, насилие в анамнезе) было связано с явно более высоким, чем в среднем, риском насилия. Будущее насильственное поведение, о котором идет речь в настоящем исследовании, носит долгосрочный характер (в среднем 3 года). Для клиницистов, которых просят оценить непосредственный риск насилия для лиц, поступающих в службы неотложной или кризисной помощи, текущие результаты могут помочь определить лиц, которым следует пройти более формальную оценку риска насилия.Структурированные и проверенные эмпирическим путем инструменты, такие как Классификация риска насилия (COVR), основанные на результатах исследования риска насилия Макартура, обеспечивают легко управляемую (менее 10 минут) и компьютеризированную актуарную оценку риска пациента подвергнуться насилию после выписки. из психиатрической больницы скорой помощи. 33 Инструмент оценки риска насилия HCR-20 (Historical, Clinical, and Risk Management), структурированное клиническое руководство, может использоваться для улучшения оценки риска в гражданских психиатрических, судебных и тюремных учреждениях, 3 ,62 и рассматривает контекстуальные переменные, такие как те, которые оказались актуальными в текущем исследовании.Будущие исследования должны быть направлены на определение того, как долгосрочные факторы риска насилия, выявленные в этом исследовании, могут быть полезны в контексте отделений неотложной помощи или кризисных служб, когда человек проходит скрининг на краткосрочный или неминуемый риск насилия.

Настоящее исследование было направлено на выяснение связи между психическим расстройством и насилием, и его результаты предоставляют эмпирические доказательства того, что (1) тяжелое психическое заболевание не является надежным предиктором насилия в будущем; (2) люди с сопутствующим тяжелым психическим заболеванием и злоупотреблением психоактивными веществами/зависимостью чаще прибегают к насилию, чем люди только со злоупотреблением психоактивными веществами/зависимостью; (3) люди с тяжелыми психическими заболеваниями сообщают о анамнезе и стрессовых факторах окружающей среды, связанных с повышенным риском насилия; и (4) тяжелое психическое заболевание само по себе не является независимым фактором, объясняющим различия в многофакторном анализе различных видов насилия.Поскольку не было показано, что само по себе тяжелое психическое заболевание последовательно предшествует более поздним насильственным действиям, полученные данные бросают вызов представлениям о том, что тяжелое психическое заболевание является основной причиной насилия в обществе в целом. Данные показывают, что было бы упрощением и неточностью утверждать, что причиной насилия среди психически больных людей является само психическое заболевание; вместо этого текущее исследование показывает, что психическое заболевание явно связано с риском насилия, но его причинные роли сложны, косвенны и встроены в сеть других (и, возможно, более) важных индивидуальных и ситуационных кофакторов, которые необходимо учитывать.

Цена насилия для отдельных лиц, семей и сообществ велика. Усилия, направленные на то, чтобы сделать оценку риска насилия более научно обоснованной, в конечном итоге улучшат нашу способность более точно оценивать риск насилия, чтобы мы могли предпринять шаги для эффективного и гуманного управления этим риском, а также направить задачу обеспечения безопасности без необоснованной стигматизации людей с психическими заболеваниями. Недавний всплеск насилия подчеркивает важность этой задачи и ответственность наших медицинских и юридических систем за продолжение исследований в этой области.

Для переписки: Эрик Элбоген, доктор философии, программа и клиника судебной психиатрии, кафедра психиатрии, Медицинская школа Чапел-Хилл Университета Северной Каролины, CB 7160, Чапел-Хилл, Северная Каролина 27599 ([email protected]).

Подано для публикации: 4 апреля 2008 г .; окончательная редакция получена 21 июня 2008 г.; принято 21 июля 2008 г.

Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

Дополнительные взносы: Авторы хотели бы поблагодарить Келли Адамс, доктора медицины, Карен Кьюсак, доктора философии, Стивена Харта, доктора философии, Мэтью Хасса, доктора философии, Карли Рубиноу, доктора медицины, и Джилл Волин, доктора медицины, за их комментарии к предыдущим проектам эту рукопись.Авторы также хотят поблагодарить Бриджит Грант, доктора философии, и ее коллег из Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизма за проведение Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний, источника данных, проанализированных в данной статье.

1. Стедман Х. Дж. Малви Э. П. Монахан Джей Роббинс PCAppelbaum PSГриссо TRoth LHSilver E Насилие со стороны людей, выписанных из стационаров неотложной психиатрической помощи, и других лиц, проживающих в тех же районах. Arch General Psychiatry 1998;55 (5) 393- 401PubMedGoogle ScholarCrossref 2.

Monahan Джей Стедман HJ  Насилие и психическое расстройство: достижения в области оценки рисков.  Чикаго, IL University of Chicago Press, 1994;

3. Дуглас КСОглофф Дж. Р. Николлс ТЛ Грант I Оценка риска насилия среди пациентов психиатрического профиля: схема оценки риска насилия HCR-20 и Контрольный список психопатии: версия для скрининга. J Consult Clin Psychol 1999;67 (6) 917– 930PubMedGoogle ScholarCrossref 4.McNiel DE Эмпирически обоснованная клиническая оценка и ведение потенциально склонного к насилию пациента. Клиспи PM  Чрезвычайные ситуации в области оценки и управления психиатрической практикой. New York, NY Guilford Press, 1998; 95– 116Google Scholar5.Lidz CWBanks Саймон ЛШуберт CMulvey EP Насилие и психические заболевания: новый аналитический подход. Закон Хам Бихав 2007;31 (1) 23- 31PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Silver ETeasdale B Психическое расстройство и насилие: исследование стрессовых жизненных событий и нарушения социальной поддержки. СоцПробл 2005;52 (1) 62- 78Google ScholarCrossref 8.Фазель СГранн M Влияние тяжелых психических заболеваний на насильственные преступления среди населения.  Am J Psychiatry 2006;163 (8) 1397– 1403PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Связь Б.Г.Стуев A Психотические симптомы и насильственное/противоправное поведение психически больных по сравнению с контрольной группой. Монахан Джей Стедман HJ  Насилие и развитие психических расстройств при оценке рисков. Чикаго, IL University of Chicago Press, 1994; Google Scholar10.Krakowski Зобор P Клинические симптомы, неврологические нарушения и прогнозирование насилия у психиатрических стационаров. Общественная психиатрия Хосп 1994;45 (7) 700– 705PubMedGoogle Scholar11.Суонсон JWHolzer CEGanju ВКДжоно RT Насилие и психические расстройства в обществе: данные обследований эпидемиологического охвата. Общественная психиатрия Хосп 1990;41 (7) 761- 770PubMedGoogle Scholar12.Swanson JWBorum RSwartz М.С.Монахан J Психотические симптомы и расстройства и риск насильственного поведения в обществе.  Crim Behav Ment Health 1996;6 (4) 309– 329Google ScholarCrossref 13.Малви ЭПОджерс CSkeem Дж. Гарднер Шуберт CLidz C Употребление психоактивных веществ и насилие в обществе: проверка отношений на повседневном уровне. J Consult Clin Psychol 2006;74 (4) 743- 754PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Volavka J Нейробиология насилия: обновление. J нейропсихиатрия Clin Neurosci 1999;11 (3) 307- 314PubMedGoogle Scholar15.Buchanan Риск насилия со стороны психиатрических пациентов: за рамками дебатов об оценке «актуарных и клинических». Психиатрическая служба 2008; 59 (2) 184– 190PubMedGoogle ScholarCrossref 16. Торри EFСтэнли Джей Монахан Джей Стедман HJGroup MS Новый взгляд на исследование оценки рисков насилия Макартура: два взгляда через десять лет после его первоначальной публикации. Психиатрическая служба 2008; 59 (2) 147- 152PubMedGoogle ScholarCrossref 20.Skeem Дж. Л. Монахан Дж. Малви EP Психопатия, участие в лечении и последующее насилие среди пациентов гражданской психиатрии. Закон Хам Бихав 2002;26 (6) 577- 603PubMedGoogle ScholarCrossref 21. Monahan Джей Бонни Р. Дж. Аппельбаум PSHyde П.С.Стидман HJSwartz Обязательное лечение рассеянного склероза по месту жительства: помимо амбулаторного лечения. Психиатрическая служба 2001;52 (9) 1198– 1205PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Cerulli CКоннер К.Р.Вайсман R Объединение мер реагирования здравоохранения, полиции и суда на насилие со стороны интимного партнера, совершаемое лицами с тяжелыми и стойкими психическими заболеваниями.  Психиатр Q 2004;75 (2) 139– 150PubMedGoogle ScholarCrossref 24.McNiel ДЕБиндер РЛ Эффективность суда по психическому здоровью в снижении преступного рецидивизма и насилия. Am J Psychiatry 2007;164 (9) 1395– 1403PubMedGoogle ScholarCrossref 25.Swanson JWВан Дорн Рамонахан Дж. Шварц РС Насилие и принудительное лечение лиц с психическими расстройствами по месту жительства.  Am J Psychiatry 2006;163 (8) 1404– 1411PubMedGoogle ScholarCrossref 26.Пескосолидо БАМонахан Джлинк Б.Г.Стуев А.Кидзава S Мнение общественности о компетентности, опасности и необходимости юридического принуждения лиц с проблемами психического здоровья.  Am J Общественное здравоохранение 1999;89 (9) 1339– 1345PubMedGoogle ScholarCrossref 27.Link БГФелан JCBresnahan М.Стуев АПескосолидо BA Общественные представления о психических заболеваниях: ярлыки, причины, опасность и социальная дистанция.  Am J Общественное здравоохранение 1999;89 (9) 1328– 1333PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Пенн ДЛКоммана Смэнсфилд Млинк БГ Рассеивание стигмы шизофрении II: влияние информации на опасность. Шизофр Бык 1999;25 (3) 437- 446PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Corrigan П.У.Уотсон ACWarpinski АКГрасия G Значение просвещения общественности о психических заболеваниях, насилии и стигме. Психиатрическая служба 2004;55 (5) 577– 580PubMedGoogle ScholarCrossref 31.Харрис GTRice ME Оценка риска и управление насильственным поведением. Психиатрическая служба 1997;48 (9) 1168– 1176PubMedGoogle Scholar32.Douglas KSWebster CD Схема оценки риска насилия HCR-20: параллельная валидность в выборке заключенных правонарушителей.  Поведение уголовного правосудия 1999;26 (1) 3– 19Google ScholarCrossref 33.Монахан Джей Стедман Х. Дж. Роббинс PCAppelbaum Банки СГриссо Хейлбрун К. Малви EPRoth LSilver E Актуарная модель оценки риска насилия для лиц с психическими расстройствами. Психиатрическая служба 2005; 56 (7) 810– 815PubMedGoogle ScholarCrossref 34.NcNiel ДЕБиндер RL Пациенты, которые приносят оружие в отделение неотложной психиатрической помощи. J Clin Psychiatry 1987;48 (6) 230– 233PubMedGoogle Scholar35.Buckley ПФХруда Д.Р.Фридман LNoffsinger С.Г.Ресник PJCamlin-Shingler K Insight и его связь с агрессивным поведением у пациентов с шизофренией. Am J Psychiatry 2004;161 (9) 1712– 1714PubMedGoogle ScholarCrossref 36.Суонсон JWSwartz М.С.Ван Дорн РАЭбоген Э.Б.Вагнер HRRosenheck RAStroup ТСМцЭвой Дж. П. Либерман JA Национальное исследование насильственного поведения у лиц, страдающих шизофренией. Arch General Psychiatry 2006;63 (5) 490– 499PubMedGoogle ScholarCrossref 37.Эльбоген ЭБВан Дорн RSwanson JWSwartz М.С.Монахан J Вовлеченность в лечение и риск насилия при психических расстройствах. Br J Psychiatry 2006;189354-360PubMedGoogle ScholarCrossref 38.

Грант Б.Ф.Каплан КШепард Джей Мур T Заявление об источнике и точности для волны 1 Национального эпидемиологического исследования 2001-2002 гг. по алкоголю и связанным с ним состояниям.   Bethesda, MD Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма, 2003 г.;

39.

Грант Б.Каплан K  Заявление об источнике и точности данных Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC).   Роквилл, Национальный институт алкоголизма и алкоголизма, 2005 г .;

40.

Грант Б.Ф.Доусон Д.А.Хасин DS  Расписание интервью о расстройствах, связанных с употреблением алкоголя, и связанных с ними нарушениях – версия DSM-IV.   Bethesda, MD Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма, 2001 г .;

41. Стедман ХМонахан Джей Роббинс П.Аппельбаум ПГриссо ТКлассен DMulvey ERoth L От опасности к оценке риска: последствия для соответствующих исследовательских стратегий. Ходгинс S  Психическое расстройство и преступность. Thousand Oaks, CA Sage Publications Inc., 1993; 39– 62Google Scholar42.Monahan Джей Стедман Х. Дж. Аппельбаум PSРоббинс PCMulvey ЭПСильвер ERoth LHGrisso T Разработка клинически полезного актуарного инструмента для оценки риска насилия. Br J Psychiatry 2000;176312-319PubMedGoogle ScholarCrossref 43.Stadman HJSilver ЭМонахан Яппельбаум PSРоббинс PCMulvey Э.П.Гриссо TRoth LHBanks S Подход с использованием дерева классификации к разработке актуарных инструментов оценки риска насилия. Закон Хам Бихав 2000;24 (1) 83- 100PubMedGoogle ScholarCrossref 44.Swanson JWSwartz MSEssock СМОшер Ф.К.Вагнер HR Гудман Л.А.Розенберг SDMeador KG Социально-окружающий контекст насильственного поведения у лиц, лечившихся от тяжелых психических заболеваний. Am J Общественное здравоохранение 2002; 92 (9) 1523– 1531PubMedGoogle ScholarCrossref 45.Elbogen ЭБХусс МТТомкинс AJScalora MJ Клиническое принятие решения о психопатии и оценка риска насилия в психиатрических учреждениях государственного сектора.  Psychol Serv 2005;2 (2) 133– 141Google ScholarCrossref 47.Серебро E Раса, неблагоприятное соседство и насилие среди лиц с психическими расстройствами: важность контекстуального измерения. Закон Хам Бихав 2000;24 (4) 449- 456PubMedGoogle ScholarCrossref 48.Silver E Понимание связи между психическим расстройством и насилием: необходимость криминологической точки зрения. Закон Хам Бихав 2006;30 (6) 685– 706PubMedGoogle ScholarCrossref 49.Пилигрим D Психическое расстройство и насилие: эмпирическая картина в контексте. J Ment Health (Великобритания) 2003;12 (1) 7– 18Google ScholarCrossref 51.Дуглас КССким JL Оценка риска насилия: конкретизация динамики.  Закон о государственной политике в области психологии 2005; 11 (3) 347- 383Google ScholarCrossref 52.Lehman А.Ф.Гольдберг Диксон LBMcNary SPostrado Л.Хакман AMcDonnell K Улучшение результатов трудоустройства лиц с тяжелыми психическими заболеваниями. Arch General Psychiatry 2002;59 (2) 165– 172PubMedGoogle ScholarCrossref 53.Дрейк REMcHugo Г. Дж. Бекер DRЭнтони WAClark RE Нью-Гэмпширское исследование поддерживаемой занятости для людей с тяжелыми психическими заболеваниями. J Consult Clin Psychol 1996;64 (2) 391- 399PubMedGoogle ScholarCrossref 54.Miklowitz DJGeorge ЭЛРичардс JASimoneau TLSuddath RL Рандомизированное исследование психообразования, ориентированного на семью, и фармакотерапии при амбулаторном лечении биполярного расстройства. Arch General Psychiatry 2003;60 (9) 904- 912PubMedGoogle ScholarCrossref 55.McFarlane WRDixon ЛЛюкенс ЭЛюкстед Семейное психообразование и шизофрения: обзор литературы.  J Marital Fam Ther 2003;29 (2) 223- 245PubMedGoogle ScholarCrossref 56.

Mueser КТНоордсы DLDrake REFox L Комплексное лечение двойных расстройств: руководство по эффективной практике.  Нью-Йорк, NY Guilford Press, 2003;

57.Мартино СКэрролл К.Костас ДПеркинс JRounsaville B Мотивационное интервью с двойным диагнозом: модификация мотивационного интервью для пациентов, злоупотребляющих психоактивными веществами, с психотическими расстройствами. J Subst Abuse Treat 2002;23 (4) 297- 308PubMedGoogle ScholarCrossref 58.Monson CMRodriguez БФУорнер R Когнитивно-поведенческая терапия посттравматического стрессового расстройства в реальном мире: действительно ли межличностные отношения имеют значение? J Clin Psychol 2005;61 (6) 751- 761PubMedGoogle ScholarCrossref 59.Аппельбаум PSРоббинс PCMonahan J Насилие и заблуждения: данные исследования риска насилия Макартура. Am J Psychiatry 2000;157 (4) 566- 572PubMedGoogle ScholarCrossref 60.Link Б.Г.Стуев Афелан J Психотические симптомы и агрессивное поведение: исследование компонентов симптомов «угрозы/контроля-переопределения».  Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol 1998;33 (1) ((дополнение 1)) S55- S60PubMedGoogle ScholarCrossref 61.Малви ЭПЛидз CW Измерение насилия со стороны пациента в исследовании опасности. Закон Хам Бихав 1993;17 (3) 277– 288Google ScholarCrossref 62. Дуглас КСОглофф Дж. Р. Харт SD Оценка модели оценки риска насилия среди судебно-психиатрических пациентов. Психиатрическая служба 2003;54 (10) 1372– 1379PubMedGoogle ScholarCrossref .