Понедельник , 27 июня 2022
Бизнес-Новости
Разное / Подорожает ли доллар в 2018 году: Когда курс доллара отразится на ценах в России

Подорожает ли доллар в 2018 году: Когда курс доллара отразится на ценах в России

Содержание

«Арабы не прогнутся, и у нас все будет хорошо»: что станет с ценами на нефть?

Котировки черного золота резко поползли вниз впервые с начала спецоперации на Украине

Цены фьючерсов на нефть за несколько дней рухнули с $130 до менее $100 за баррель. Главный фактор роста черного золота — спецоперация на Украине — уходит на второй план на фоне продолжения переговорного процесса. Нефтяные котировки вновь попали в зависимость от вспышек COVID-19 в КНР и опасений роста долларовых ставок — к снижению цены подталкивают и попытки США заменить поставки российской нефти на аналоги из Венесуэлы и Ирана. На этом фоне снижаются цены на другие активы и сырье — газ, золото, алюминий и никель. О том, кто победит  — геополитика или «коронавирусные» риски, — в материале «БИЗНЕС Online».

Котировки нефти резко снижаются второй день подряд. В понедельник майские фьючерсы эталонной марки Brent на Лондонской бирже ICE подешевели на $5,77 (5,1%) до $106,9 за баррель, сегодня тенденция продолжилась Фото: © Zhao Jialin/ZUMAPRESS.com/www.globallookpress.com

Цены на нефть и золото устремились вниз

Котировки нефти резко снижаются второй день подряд. В понедельник майские фьючерсы эталонной марки Brent на Лондонской бирже ICE подешевели на $5,77 (5,1%) до $106,9 за баррель, сегодня тенденция продолжилась. Уже в 8:15 по московскому времени Brent упал на $4,97 (4,65%), к уровню закрытия понедельника стоил ниже $102 за баррель. Стоимость нефти WTI, по данным на 8:30 мск, снижалась на 5,59% до $95,52 за баррель.

Эксперты отмечают, что на такую динамику рынка влияет в первую очередь ход развития российско-украинских переговоров, где стороны накануне сообщили о небольшом прогрессе. Другие факторы — переговоры США по поводу увеличения поставок нефти из Венесуэлы и новая вспышка коронавируса в Китае. 

Накануне исполнительный директор международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль в интервью The Washington Post допустил, что цены еще могут подрасти — все зависит от того, какими будут дальнейшие шаги РФ в украинской спецоперации и «как остальной мир ответит России» (перевод ТАСС). «Думаю, будет слишком оптимистичным говорить, что на сегодняшний день худшее позади», — заявил Бироль, подчеркивая, что нынешняя ситуация с ценами на нефть является, «возможно, первым глобальным энергетическим кризисом, с которым мы столкнулись в мире». По его словам, если ранее и бывали ценовые потрясения на нефтяном рынке, то сегодня они происходят еще и на рынке природного газа, угля, т. е. в плане стоимости электроэнергии это затрагивает всю глобальную энергетику. МЭА в пятницу должно представить свой план по стабилизации мирового рынка энергоносителей, который бы минимизировал экспорт из России.

Цены на газ в Европе на открытии торгов впервые с 1 марта упали ниже $1,2 тыс. за 1 тыс. куб. м на бирже ICE Фото: © W. G. Allgoewer/blickwinkel/www.globallookpress.com

Впрочем, за последние пару дней не только нефтяные котировки устремились вниз. Цены на газ в Европе на открытии торгов впервые с 1 марта упали ниже $1,2 тыс. за 1 тыс. куб. м на бирже ICE. Стоимость алюминия на Лондонской бирже металлов сегодня опустилась ниже $3,3 тыс. за т впервые с 25 февраля. Торги никелем на LME пока заморожены — они возобновятся 16 марта в 11:00 мск, при этом внутридневной лимит ценового движения установлен в 15%.

Золото тоже теряет в цене. На притоке инвесторов цена драгметалла 8 марта обновляла максимумы с 2020 года, превысив $2 тыс. за тройскую унцию. С тех пор курс неуклонно ползет вниз — до $1 931 по состоянию на 10:00 15 марта. При этом с начала украинской спецоперации биржевые фонды, инвестирующие в драгметаллы, наращивают золотые активы — по данным Bloomberg, они уже достигли годового максимума в 3 216 т, увеличившись с конца февраля более чем на 100 тонн.

Специфическую «золотую» политику ведет и минфин РФ. Глава ведомства Антон Силуанов заявил, что на фоне нестабильной геополитической ситуации вложения в золото — хорошая инвестиция. По его словам, курс золота подвержен краткосрочным колебаниям, однако в долгосрочной перспективе вложения показывают прибыль. После этого президент России Владимир Путин подписал закон об отмене НДС на инвестиционное золото для физических лиц. До этого при покупке золотого слитка в банке необходимо было уплачивать НДС в размере 20%, а при его обратной продаже банку сумма налога не возвращалась. Отмечается, что отмена НДС станет распространяться на правоотношения, возникшие с 1 марта 2022 года, т. е. закон имеет обратную силу.

Рассматривается сейчас в правительстве и другая инициатива минфина: разрешить покупать инвестиционное золото в слитках за наличную иностранную валюту, сообщает «Интерфакс». Эта норма, по мнению ведомства, тоже должна работать на преодоление негативных последствий от введенных санкций. 

«Сегодня 15-е число, время закрытия фьючерсных контрактов, и многие не хотят выходить на поставку товаров, закрывают позиции. Это такая биржевая спекуляция. Хотел бы надеяться, что на рынке происходит стабилизация, потому что цены были явно перегреты» Фото: © Hou Jun/ZUMAPRESS.com/www.globallookpress.com

«Без геополитической поддержки Brent может опуститься в зону 90-100 долларов за баррель»

Продолжат ли геополитические факторы толкать цену на нефть вверх или на нее не перестанут давить «коронавирусные» риски, отвечают эксперты «БИЗНЕС Online». 

Евгений Локтюхов  начальник отдела экономического и отраслевого анализа ПСБ: 

— Вчера в условиях продолжения переговорного процесса между Россией и Украиной, уводящего геополитическую тему на второй план, нефтяные котировки вновь cтали откатываться: инвесторы предпочли начать учитывать ухудшение настроений на мировых рынках из-за вспышки COVID-19 в КНР и рост долларовых ставок (доходность 10-летних UST превысила 2,1 процентов годовых впервые с июля 2019 года). Способствуют откату цен на нефть и сообщения СМИ о планах США ослабить санкционное давление на Венесуэлу для решения вопроса с поставками топлива в страну. Сегодня начинается двухдневное заседание ФРС, по итогам которого регулятор собирается повышать ключевую ставку. И, хотя глава ФРС Джером Пауэлл заявлял, что в его планах повышение лишь на 25 базовых пунктов, поднятие ставки на 50 базовых пунктов выглядит более логичным, учитывая ускорение инфляции в США. Кроме того, рынкам важно понять, когда и какими темпами федрезерв собирается сокращать свой баланс. Поэтому и сегодня утром фьючерс на Brent снижается, тяготея к «круглой» отметке в 100 долларов за баррель. В отсутствие геополитического негатива Brent может растерять часть спекулятивной премии и вернуться в ценовой диапазон февраля, в зону 90–100 долларов.


Александр Разуваев  член наблюдательного совета гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров:

— Арабские страны играют первую скрипку при определении цены на нефть. На них станет давить Запад, чтобы все соглашения были отброшены, чтобы максимально увеличили добычу и экспорт, что позволит резко снизить цены на нефть. О том, что они не собираются прогибаться, представители Саудовской Аравии говорили мне еще в мае 2018 года на Исламском финансовом форуме в Казани в кулуарах. Думаю, арабы не прогнутся, и, соответственно, у нас все будет хорошо. Перспективы российской экономики и исход нашего противостояния с Западом зависят от цен на нефть и позиции арабского мира.

Все нефтяники России хорошо заработают. «Татнефть» выигрывает больше всех. Ее финансовые результаты исторически зависели от динамики цены на нефть в большей степени, чем у других крупных компаний, таких как «Лукойл» и «Роснефть». 

Считаю, что коррекция (цен за нефть) будет не очень значительной, и они дальше вернутся к росту, если арабы не прогнутся.


Геннадий Шмаль  

президент союза нефтегазопромышленников России:

— Цена, которую мы не так давно видели — 130 долларов за бочку, — великовата. Я считаю, что адекватная цена нефти — 80 долларов. Но это не означает, что она будет столько стоить, есть масса факторов, которые на нее влияют — переговоры [между Россией и Украиной], где-то сбросили бомбу и прочее. В будущем цены на нефть продолжат то повышаться, то понижаться. Недавно Новак назвал цифру в 300 долларов (вице-премьер РФ Александр Новак предупредил о росте цен на нефть до $300 долларов за баррель в случае отказа от российского сырья прим. ред.). Но цена должна соответствовать затратам на добычу нефти и спросу на нее. У высокой цены один минус — она рано или поздно упадет, и надо быть к этому готовыми, и не очень высоко ее задирать.

Весь рынок, не только нефтяной, но и мировой топливный, разбалансирован. Вы видите, что происходит с ценами на газ? Непонятно, откуда они берутся, кто их придумал. Но мы живем в таких условиях, под санкциями, уже не первый год. Мы должны спокойно относиться к тому, что что-то повышается или понижается.

Надо понимать, что в Европу альтернативных России источников поставок нефти просто нет. Норвегия за это время немного снизила добычу нефти и газа, Англия давно перестала быть нефтедобывающей страной. У всей Европы за душой ничего нет, там очень небольшие объемы нефтедобычи. Да, есть Саудовская Аравия, Ближний Восток. Но мы вложили деньги, построили инфраструктуру, обеспечили поставки [топлива]. Поэтому у европейцев нет альтернативы. А если они будут вести себя не совсем правильно, у нас есть Индия и другие страны, которым требуются большие объемы ресурсов, и мы можем им в этом помочь. 


Алексей Калачев  аналитик ГК «ФИНАМ»:

— Это колебания биржевых котировок по производным финансовым инструментам. Сегодня 15-е число, время закрытия фьючерсных контрактов, и многие не хотят выходить на поставку товаров, закрывают позиции. Это такая биржевая спекуляция. Я хотел бы надеяться, что на рынке происходит стабилизация, потому что цены были явно перегреты на всем этом кризисе, на угрозе ограничения экспорта и так далее и тому подобное. С другой стороны, мы знаем, что биржевая игра характеризуется правилом: «покупай на ожиданиях, продавай на фактах». Все знали, что Европа собирается вводить ограничения экспорта. По отдельным (позициям — прим. ред.) ввели, по остальным — не ввели. Вот и реакция.

Радикального снижения цен на нефть, я думаю, ждать не следует. Скорее всего, она так и будет в этом диапазоне. 


Марсель Салихов  научный сотрудник факультета мировой экономики и мировой политики центра комплексных европейских и международных исследований, руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов:

— Скачок цен на нефть, который произошел 24 февраля, в значительной степени связан с тем, что на рынке существовали опасения относительно того, что могут быть какие-то перебои с поставками нефти из России. Тогда имелись проблемы с отгрузками, нефтяные компании не могли продать свою нефть. Это в том числе выражается в том, что на российскую нефть сейчас довольно высокие спреды (разница в цене на заявку о продаже и на покупку — прим. ред.). То есть относительно мировых цен российская нефть торгуется с дисконтом. Но каких-либо проблем с точки зрения непосредственно ограничений, что российская сторона, допустим, ограничивает поставки нефти и нефтепродуктов, нет. Европейские страны говорят о том, что они не будут отказываться от российской нефти. Хотя Великобритания уже ограничила покупку нашей нефти, а США уже сейчас не планируют ее покупать. 

Все это приведет просто к перераспределению поставок. Скажется ли это на стоимости нефти? Это будет дополнительным фактором из-за появившихся транспортных издержек — в пределах одного доллара. Но по сравнению с теми колебаниями, которые мы с вами наблюдаем, это несущественно. Текущее снижение цены связано в том числе и с тем, что в спецоперации наметилось затишье. Переговоры видимых результатов не дали, но рынок это воспринимает как некую положительную динамику. Есть стабилизация, появились ожидания, что эта ситуация тем или иным политическим способом может разрешиться. Это означает, что больших проблем с поставками нефти из России не будет, поэтому цены и снижаются.

Насколько могут подорожать отечественные и европейские вина в России?

ЕС 15 марта утвердил новый пакет антироссийских санкций. В санкционный перечень не включили алкоголь. Европейские игристые и тихие вина, бренди, коньяк и шампанское останутся в России, но стоить они будут дороже

Фото: Zuma\TASS

Обновлено в 11:45

Страны Евросоюза 15 марта утвердили четвертый пакет антироссийских санкций. Они не коснулись алкоголя.

Что касается уже принятых санкций — американских. Несмотря на то что часть из них коснулись предметов роскоши, никакой ценовой отсечки по алкоголю там не было. То же самое может быть и в новом пакете европейских ограничительных мер. Теоретически мы можем остаться без европейских вин и бренди. Что тогда? По данным вице-президента Союза виноградарей и виноделов России Леонида Поповича, на данный момент прилавки магазинов примерно наполовину заполнены импортной продукцией, причем в эти 50% входят и вина из стран Нового Света, а вторая половина — российское вино. Полностью российское, говорит Леонид Попович:

Леонид Попович вице-президент Союза виноградарей и виноделов России му здесь все вопросы, связанные с виноматериалом, ушли гораздо раньше и по другим причинам. Есть закон 468, который определил, что произведенным в России вином называется лишь то, что производится из винограда, выращенного в Р«»

То же самое касается и другой винодельческой продукции. Но валютная составляющая там тоже есть: оборудование, пробки, этикетки, бочки, бутылки. Так что даже российское вино подорожает на 20% минимум. А европейское вино, если не исчезнет, то станет доступно далеко не всем, продолжает исполнительный директор виноторговой компании Fort Александр Липилин:

— Совершенно точно не будет меньше 40%, потому что это курс. Я думаю, что от 1,4 раза минимум, то есть на 40%, до 1,7-1,8 раза, почти в два раза.

— Это касается только вина или вообще всего алкоголя импортного?

— Я думаю, что это касается всего алкоголя импортного.

Все, кто заходил в магазин за вином в минувшие выходные, уже видели примеры роста цен на определенные вина и на 40%, и на 60%. А кое-что подорожало уже почти вдвое. И это, возможно, еще не предел.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Историческое соотношение тенге и рубля не отражает новых реалий — Нацбанк: 11 марта 2022, 12:51

Историческое соотношение тенге и рубля не отражает новых реалий и претерпевает значительные изменения, заявила заместитель председателя Национального банка Алия Молдабекова, передает Tengrinews.kz со ссылкой на пресс-службу НБ.

Комментируя влияние рубля на динамику курса тенге, Молдабекова отметила, что, несмотря на тесные торговые отношения с Россией, курсообразование тенге формируется в зависимости от целого ряда факторов.

«Национальный банк считает неоправданной и фундаментально не подкрепленной аналогичную динамику тенге с российским рублем, потому что условия, как внешние, так и внутренние, для нашей валюты кардинально отличаются от тех условий, в которых функционирует сейчас российская валюта», — считает она.

Заместитель главы Нацбанка добавила, что динамика курса тенге не следует и не будет линейно следовать за динамикой рубля, несмотря то, что Россия является крупнейшим торговым партнером Казахстана.

«Мы уже видим, что волатильность на валютном рынке РФ в разы выше, чем на нашем валютном рынке, это находит отражение на снижении стоимости рубля по отношению к тенге. Сложившийся ранее исторический паритет тенге/рубль в диапазоне 5-6 тенге за рубль не отражает новых реалий и вполне логично претерпевает значительные изменения», — заявила она.

В этой связи ориентироваться на какой-либо исторический паритет тенге к рублю — необоснованно, считает Алия Молдабекова.

Напомним, ранее председатель Национального банка Галымжан Пирматов заявил, что курс тенге по-прежнему будет плавающим. Возврат к фиксированному курсу, по его словам, не рассматривается.

У Tengrinews.kz есть Telegram-канал. Это быстрый и удобный способ получать самые главные новости прямо на твой телефон.

Өзекті жаңалықтарды сілтемесіз оқу үшін Telegram желісінде парақшамызға тіркеліңіз!

Политика Путина влияет на экономику США

Цена на бензин в Америке, где автомобиль никогда не был роскошью, — для многих сегодня боль. Как и немыслимый для любого американца дефицит: здесь больше полубака в одни руки не отпускают. Экономическую политику Джо Байдена сегодня звучно обсуждают на всех языках.

Президент США старается наказать Россию изо всех сил. Он запретил компаниям покупать у России водку, алмазы и морепродукты и продавать в Россию предметы роскоши, автомобили, ювелирные изделия и дорогую одежду. Он же подписал указ, по которому в Россию больше нельзя поставлять долларовые банкноты. Исключение составляют личные сбережения граждан для жизни.

Американский президент подчеркивает, что в рекордной инфляции в США виновата не Демократическая партия власти и не он, а Владимир Путин. Но тот же Дональд Трамп еще два года назад предупреждал американцев об экономическом спаде, если следовать курсом Байдена. Сегодня эти пугающие прогнозы уже не кажутся странными и несбыточными. Резкий рост цен начался не внезапно и не вчера.

Рик Перри, министр энергетики США: «Они могут говорить что угодно о вине России, но эта проблема началась в первый день президентского срока Байдена. Первое, что он сделал, — остановил трубопровод Keystone. Все эти его „зеленые“ послания компаниям по добыче ископаемого топлива и левые, которые управляют повесткой президента — за все расплачиваться американскому народу».

Быстро меняются цифры на ценниках и в кофейне, и в продуктовых магазинах. Это Джо Байден не сумел вывести страну из режима «пандемия», когда сначала ездить и летать стали меньше в разы, а, вернувшись к прежнему спросу, нарастить добычу или поставки топлива Америка пока не смогла. Но теперь на санкционную войну Байдена с Москвой здесь собираются многое списать — это фактор и внутренней американской политики.

Такер Карлсон, ведущий Fox News: «Цены на топливо и так самые высокие в истории, но поднимутся еще выше. Подорожает газ, электричество, еда — каждая вещь в вашей жизни станет дороже. Это нехорошие новости для вас, что бы там ни говорил Вашингтон. Наказан будет не Владимир Путин, а американские граждане. Вы скоро станете намного беднее. Это гарантировано».

Но американцам еще повезло, жалуются главы европейских государств и правительств. Здесь, в отличие от Европы, почти не потребляют российские нефть и газ.

Анналена Бербок, глава МИД Германии: «Треть нашего импорта нефти из России, и если мы его немедленно прекратим, то в ближайшие дни в Германии не сможем передвигаться».

В Италии из-за дорогого газа останавливают целлюлозно-бумажные фабрики. Пшеница стоит в два раза дороже, чем месяц назад. А во Франции бензин разбавляют водкой. Кое-где уже рассуждают о замене дизтоплива подсолнечным маслом и о личном вкладе каждого европейца в противостояние с Путиным.

Франс Тиммерманс, замглавы Еврокомиссии: «Понизив температуру в вашем доме, вы можете значительно снизить энергопотребление и сделать нас сильнее в борьбе с Россией».

Антироссийские санкции страшны. Но повышать ставки дальше иногда очень опасно: например, экспорт урана, необходимый для американских атомных станций, США ограничивать не стали, ведь половина необходимого Америке топлива для АЭС — это поставки из России и средней Азии. А иногда давить на Россию становится нечем: глава Европейской дипломатии Жозеп Боррель пожаловался, что санкции кончаются, хотя вводить ограничения американцы требуют и дальше. Но, к примеру, отказаться от российского газа прямо сейчас Европа не может.

Марк Рютте, премьер-министр Нидерландов: «Санкции пока не дали должного эффекта. Мы очень зависим от России. Если сейчас заставить европейские компании прекратить вести дела с Россией, это будет иметь огромные последствия не только для Европы, но и для всего мира».

Подробности в материале НТВ.
Фото: kremlin.ru

США без российской нефти, Россия без McDonald’s и чемпионата мира: пять событий в стране и мире, которые произошли, пока в Якутске была ночь

Этой ночью редакция News.Ykt.Ru следила за российскими и мировыми новостями — для нашего традиционного утреннего дайджеста мы отобрали пять важных и примечательных событий.

США ввели запрет на весь импорт российских нефти и газа

Соединенные Штаты вводят запрет на весь импорт энергоносителей из России. «Сегодня я объявляю, что США нацелились на главную артерию российской экономики. Мы вводим запрет на весь импорт российской нефти, газа и энергоносителей. Это означает, что российская нефть больше не сможет поступать в порты США. Мы должны стать энергетически независимой страной», — заявил президент Джо Байден.

Подробности тут

McDonald’s временно закроет свои рестораны в России

McDonald’s временно закроет все рестораны в России. Об этом говорится в письме главного исполнительного директора McDonald’s Криса Кемпчински, размещенном на сайте компании. «McDonald’s принял решение временно закрыть все рестораны в России и приостановить все операции на рынке РФ», — сообщается в письме. При этом компания объявила, что продолжит платить зарплату всем своим сотрудникам в России. Всего в РФ работают 850 ресторанов McDonald’s (часть из них — по франшизе). 24 февраля представительство компании сообщило о закрытии всех ресторанов сети в Украине.

Подробности тут

Россию отстранили от чемпионата мира по футболу, дальше идет Польша

Сборная Польши по футболу автоматически вышла в финал отбора к чемпионату мира. Полуфинальный матч с командой России проводиться не будет из-за отстранения российских сборных и клубов от международных турниров. В финале поляки сыграют с победителем матча между командами Швеции и Чехии. Чемпионат мира в Катаре пройдет с 21 ноября по 18 декабря.

Подробности тут

Хакеры взломали сайты российских госведомств

8 марта хакеры взломали сайты нескольких российских государственных ведомств. Кибератакам подверглись порталы Минкультуры, Минцифры, Росстата, ФАС, ФСИН и Роскомнадзора. На главных страницах сайтов появились изображения с силуэтами военных, танков, российским и украинским флагами. Работа всех сайтов довольно быстро была восстановлена.

Подробности тут

Производитель Dove, Lipton и Domestos приостановил экспорт в Россию

Компания Unilever объявила о том, что приостанавливает продажи своей продукции в России. Unilever производит бытовую химию (Cif и Domestos), средства гигиены (Rexona, Dove, AXE, Camay, Clear, «Чистая линия», «Лесной бальзам», «Бархатные ручки», «Черный жемчуг»), чай (Lipton и Brooke Bond), мороженое («Инмарко», Carte D’Or).

Подробности тут

Доллар ждет годы обесценивания

Факторы, способствовавшие ралли доллара после его минимумов 2011 года, начали меняться. Движение вниз было значительным. Инвесторы обеспокоены продажей доллара после 10-процентного падения по отношению к евро в течение трех месяцев. Доллар готов к дальнейшему падению в течение следующих нескольких кварталов, пока глобальный аппетит к риску остается умеренным.

Валютные рынки реагируют на изменения базовых переменных и, как и все рынки, движутся по импульсу.Доллар чувствителен к глобальному риску. Окружение осторожности и беспокойства, как правило, укрепляет доллар, поскольку портфельные потоки репатриируются в США. Длинная долларовая позиция — это хедж против основного портфеля акций, высокодоходных облигаций и других рискованных активов. Аппетит к риску улучшился с конца марта, а доллар ослаб.

Настроены приступы неприятия риска. Covid-19 остается источником неопределенности, напряженность между США и Китаем может вспыхнуть в ближайшие несколько месяцев, а выборы в США могут вызвать беспокойство у инвесторов.

В отличие от других цен на активы, которые зависят от скорости изменения экономических переменных, таких как рост, валюты отражают относительные экономические отношения между странами. В 2018 году доллар укрепился благодаря более высокой и растущей доходности в США по сравнению с европейской и японской.

Эти дифференциалы процентных ставок поддерживали доллар в течение последних десяти лет. Таким образом, инвесторы покупают облигации США из-за их более высокой доходности по сравнению с японскими облигациями или облигациями, номинированными в евро. Другие инвесторы корректируют свои валютные хеджирования в зависимости от затрат, обусловленных разницей в процентных ставках.Хотя разница в доходности по-прежнему в пользу доллара, разница с марта уменьшилась. Спрэд между десятилетними казначейскими облигациями США и немецкими облигациями с аналогичным сроком погашения снизился с 2,3% в начале этого года до менее 1,1%.

Федеральная резервная система вносит последние штрихи в свою обновленную основу денежно-кредитной политики. Предстоящий виртуальный симпозиум в Джексон-Хоуле даст инвесторам представление о том, как далеко ФРС продвинется, чтобы позволить инфляции подняться выше целевого уровня в 2%, чтобы «наверстать упущенное» с низкими темпами инфляции прошлых лет.Более высокая терпимость к инфляции и предположения о том, что учетные ставки останутся близкими к нулю, пока безработица не упадет до допандемического уровня, еще больше ослабят доллар.

Высокие бюджетные дефициты влияют на валюты. С начала пандемии дефицит бюджета в большинстве стран увеличился. В прошлом более высокая доходность сопровождалась более высоким дефицитом, но действия центрального банка в этот кризис заблокировали любое увеличение доходности. Прямые покупки облигаций и комментарии центрального банка удерживали доходность в США на низком уровне.Европа, Япония и многие другие страны также столкнулись с большим дефицитом, но ожидания нового финансового пакета США и сохраняющаяся мягкая позиция ФРС беспокоят иностранных инвесторов. Чтобы получить некоторую будущую прибыль от финансирования государственных расходов США, иностранцам может потребоваться некоторое поощрение за счет более высокой премии за риск.

Несмотря на длительные переговоры, будет принят финансовый пакет на сумму более 1 триллиона долларов. Европа и Япония также увеличивают свои бюджетные расходы. Европейский центральный банк и Банк Японии увеличили смягчение денежно-кредитной политики за счет агрессивной покупки активов.

Большой новостью стало соглашение о программе выпуска облигаций Европейской комиссии на сумму 750 миллиардов евро. Возникший в результате рынок облигаций ЕС может превратиться в значительную и ликвидную альтернативу казначейским облигациям США. Кроме того, это может поддержать стоимость евро, которая пострадала от Brexit и сохраняющихся опасений по поводу сплоченности союза. Рынок воспринял это сообщение позитивно, и евро значительно укрепился.

Еще одним фактором, ослабившим доллар, является неопределенность перед ноябрьскими выборами.Если стрессы, связанные с выборами, спровоцируют более широкий эпизод неприятия риска, доллар на короткое время будет чистым бенефициаром.

Доллар начал многолетнее обесценивание по отношению к другим основным валютам. Низкая и снижающаяся доходность, растущий бюджетный дефицит и менее склонность к риску должны сохраниться. Более структурные факторы, такие как диверсификация валютных активов управляющими международными резервами или увеличение доли расчетов в мировой торговле в евро или юанях, окажут лишь незначительное влияние на валюты.

Многие инвесторы сократили свои долларовые позиции, чтобы избежать обвала доллара. Скорее, будет постепенное снижение, перемежающееся случаями укрепления, если волатильность снова ударит по рынкам.

Раджив Де Мелло — управляющий директор Deep Learning Investments и бывший директор по инвестициям Банка Сингапура.

Доллар настроен на тяжелый 2018 год, так как евро растет, прогнозирует UBS

2018 год для американской валюты будет разочаровывающим, несмотря на то, что Федеральная резервная система продолжит текущий цикл повышения процентных ставок в следующем году, согласно валютным экспертам UBS.

Повышение базовых ставок обычно выгодно для доллара, поскольку все больше людей стекаются в активы США в ожидании более высокой доходности. Но швейцарский инвестиционный банк и группа финансовых услуг UBS считает, что в следующем году евро превзойдет все, что сделает доллар. Пока что в 2017 году евро вырос почти на 11,5% по отношению к доллару.

«Для доллара важны не сроки следующего повышения», — говорят стратеги UBS, а «то, насколько ФРС может ужесточить курс в течение цикла; и рынок уже ожидает справедливой суммы».

Стратеги в опубликованном во вторник обзоре мировых валютных курсов на 2018 год заявили, что относительно евро «остается дешевым» и что «сильный рост должен стать катализатором его укрепления». В этом году евро вырос по отношению к доллару на фоне улучшения экономических данных. и центральный банк, который только начал сокращать гигантский пакет ежемесячных покупок активов. на фоне уверенного роста, низкой, но плавно растущей базовой инфляции и благоприятных финансовых условий, которые позволяют политикам без происшествий еще больше нормализовать политику в 2018 году.Вот некоторые подробности из прогноза UBS:

d оллар по отношению к канадскому доллару и японской иене

2018 г.», — сказал Контопулос. «Перспективы инфляции в Канаде остаются мягкими, поскольку встречный ветер из-за недавнего укрепления канадского доллара, вероятно, сохранится до первой половины 2018 года, и это, по нашему мнению, должно привести к дальнейшему ослаблению канадского доллара».

Между тем, для доллар США по отношению к иене, UBS заявил, что сверхбольшинство премьер-министра Синдзо Абэ в парламенте «повышает шансы на то, что Банк Японии сохранит свою адаптивную позицию.»

«Это предполагает более высокий курс USD/JPY в 2018 году. По мере роста инфляции целевая кривая доходности, вероятно, будет скорректирована вверх, что стабилизирует иену и, в конечном итоге, приведет к ее укреплению.»

Чувствительные к риску валюты

Когда это произойдет к «чувствительным к риску валютам», которые, как правило, обесцениваются на фоне повышенного риска, поскольку инвесторы ищут предполагаемые валюты-убежища, UBS заявил, что «некоторые из них более привлекательны, чем другие». среды, мы ожидаем, что чувствительный к риску австралийский доллар, шведская крона и норвежская крона окажутся лучше», — отметили в швейцарском банке.

«Австралийский доллар должен продолжать находить поддержку на фоне устойчивой активности Китая, благоприятных глобальных финансовых условий и положительного отношения к риску в отношении керри. постепенное укрепление шведской кроны и норвежской кроны до 2018 года».

Стерлинг a nd Новозеландский доллар

Между тем, новозеландский и британский фунты «борются с политической неопределенностью», сообщает UBS, с политической неопределенностью в Новой Зеландии после выборов в сентябре и продолжающегося Брексита в США.К. весом на валютах соответственно.

«Мы немного умеряем наш бычий взгляд на новозеландский доллар, несмотря на то, что киви оценивается как недооцененный и его исторически положительная подверженность широкому глобальному росту. Это связано с тем, что политическая неопределенность после недавних выборов может сохраниться и ограничить часть потенциала роста новозеландского доллара». сказал УБС.

Для фунта стерлингов UBS заявил, что его медвежий взгляд на фунт «остается неизменным, поскольку замедление экономики усугубляет неопределенность вокруг переговоров по Brexit.»

Доллар США продолжит укрепляться до конца года

Трамп может сколько угодно пытаться снизить курс доллара США. Дело в том, что доллар укрепляется не только из-за факторов, в значительной степени неподконтрольных президенту США, но и из-за фактической политики президента, а не твитов. Как сообщает Reuters, «действия говорят громче слов», а повышение курса доллара США в значительной степени является результатом действий самого Трампа. Принятие закона о налогах побуждает транснациональные корпорации переводить деньги обратно в США.S., таким образом, покупая доллары США. Увеличение дефицита и экономическое улучшение в результате снижения налогов также приводят к повышению доходности казначейских обязательств, что в некоторой степени поддерживает доллар США. Экспорт составляет всего 14% ВВП США по сравнению с примерно 40% в Европе, поэтому негативный эффект сильной валюты на экспорт для экономики США действительно переоценен по сравнению с ней.

Разница в доходности 10-летних облигаций США и Германии близка к многолетнему максимуму. ЕЦБ отложил первое повышение процентной ставки до лета 2019 года.Федеральная резервная система собирается повысить процентные ставки не менее 10 раз (начиная с декабря 2015 г.), прежде чем ЕЦБ хотя бы один раз повысит процентные ставки. Экономика США получает поддержку фискального стимулирования в дополнение к работе при максимальной занятости, с целевым уровнем инфляции и сильными данными/ростом. Существует также общая устойчивость экономики США по сравнению со многими другими, и это можно увидеть в том, что США лидируют среди развитых стран с рыночной экономикой после мирового финансового кризиса. Уровень базовой инфляции в Японии и Европе составляет около 1%, что далеко от целей их центрального банка.

Федеральная резервная система также активно отменяет QE, сворачивая свой баланс, не реинвестируя все MBS с погашением и казначейские ценные бумаги. Это ужесточение денежно-кредитной политики в сочетании с более высоким бюджетным дефицитом США и увеличением выпуска казначейских долговых обязательств приводит к увеличению доходности облигаций США и ведет к увеличению стоимости фондирования в долларах США, как выразился Урджит Патель из центрального банка Индии.

Высокая инфляция является движущей силой обесценивания валюты. Инфляция в Соединенных Штатах приближается к целевому уровню немного выше (из-за роста цен на нефть, которые с тех пор стабилизировались и немного снизились), и импульс для U незначителен.S. инфляция значительно превысит целевой уровень на данный момент. Причин несколько. Во-первых, валюты и акции развивающихся рынков несут основную тяжесть ужесточения Федеральной резервной системы, а вместе с перспективами развивающихся рынков идут цены на сырьевые товары и инфляционные ожидания, как показано ниже в виде 10-летней ставки безубыточности. Центральный банк Китая, НБК, допускает некоторое обесценивание юаня и переходит к более гибкой денежно-кредитной политике. Обратная корреляция между USD/CNY и ценами на золото с начала года значительна, и я ожидаю, что она сохранится.

Данные обменного курса доллара США к китайскому юаню от YCharts

10-летние TIPS/данные об уровне безубыточности казначейских обязательств от YCharts

Другая причина заключается в том, что темпы роста денежной массы M2 в США фактически падают. Если оглянуться на 2010 и 2011 годы, когда сырьевой сектор показал лучшие результаты, а инфляционные ожидания росли, темпы роста денежной массы увеличивались, а перспективы развивающихся рынков были оптимистичными. В настоящее время рост М2 падает (с пика в 2012 г.), а акции и валюты развивающихся стран находятся под давлением с начала года.Данные SSEC от YCharts

Инфляция также очень сдержана в Японии и Европе. Я ожидаю краткосрочной стабилизации уровня инфляции в США около 2%, хотя инфляционные ожидания могут снизиться из-за цен на сырье, опасений развивающихся рынков (в частности, Китая) и развития международной торговли. Можно утверждать, что тарифы инфляционны, и в какой-то степени это верно, но если они станут катализатором глобального замедления, эффект разрушения спроса будет иметь большее значение.

Федеральная резервная система не идет по заданному курсу, но путь и траектория денежно-кредитной политики продолжают ужесточаться.Чиновники Федеральной резервной системы выразили некоторую озабоченность по поводу торговой напряженности, но, похоже, это не настолько тревожно, чтобы приостанавливать или менять денежно-кредитную политику. Председатель ФРС Джей Пауэлл неоднократно выражал оптимизм по поводу экономики США на пресс-конференциях после заседания ФРС и в выступлениях в Конгрессе. Также начиная с 2019 года пресс-конференции будут проводиться после каждого заседания FOMC. Это увеличивает неопределенность, потому что теперь каждая встреча будет в прямом эфире. Дни рыночного ценообразования в повышении ставок до того, как они действительно произойдут, закончатся.

Золото находится в устойчивом нисходящем тренде и продолжает формировать новые минимумы. Акции горнодобывающих компаний в настоящее время отстают. Цены на драгоценные металлы, такие как золото и серебро, в значительной степени определяются ожиданиями инфляционного давления и процентных ставок. Причина в том, что золото, например, является активом хеджирования инфляции и не приносит процентов, поэтому, когда доходность облигаций растет, это снижает спрос на беспроцентные металлы, включая золото. Когда инфляция растет, это положительно для золота, но, как указано выше, риски фактической инфляции и инфляционных ожиданий (ужесточение ФРС, замедление M2, опасения развивающихся рынков, снижение цен на сырьевые товары, торговая напряженность) в краткосрочной перспективе смещаются в сторону понижения.

Несмотря на то, что я занимаюсь короткими позициями в золотодобывающих и металлургических компаниях, я не сторонник вечных медведей по золоту. Я верю, что в будущем будет правильная точка входа, но это время еще не пришло. Риски для длинных позиций по золоту сейчас слишком велики по причинам, изложенным в этой статье.

В результате глобального количественного смягчения и масштабного расширения денежной базы существует реальная возможность инфляционного скачка в долгосрочной перспективе. Я думаю, что возможный бычий рынок золота будет вызван тем, что Федеральная резервная система потеряет контроль над инфляцией в пользу роста, не изменит курс и не приостановит ужесточение денежно-кредитной политики или ухудшение ситуации в США.С. эконом. Это будет следствием перегрева экономики. Я также считаю, что следующая рецессия в США будет очень похожа на Волкера. В долгосрочной перспективе Федеральная резервная система будет вынуждена в какой-то момент очень агрессивно ужесточить политику, чтобы положить конец инфляционному сценарию, потенциально способному привести экономику к рецессии. В ближайшей перспективе Федеральная резервная система активно защищается от риска рецессии Волкера, несколько постепенно повышая ставки и продолжая ужесточать политику.

Доминирование доллара и международная адаптация к глобальному риску

США и доллар играют особую роль в мировой экономике, как для торговли, так и для финансовых потоков (Rey 2013, Maggiori et al.2018, Гопинатх 2020). Доминирование доллара также проявляется во времена повышенного глобального риска. На Рисунке 1 это показано для глобального финансового кризиса и ранней стадии пандемии COVID-19 в марте 2020 года. В обоих случаях глобальный риск, измеряемый индексом VIX, резко возрастает, а доллар сильно укрепляется. На теоретическом уровне совместное движение доллара и показателей глобального риска можно объяснить тем, что некоторые активы США особенно безопасны и/или ликвидны (Farhi and Gabaix, 2016, Bianchi et al.2021, Цзян и др. 2021а). Но каковы последствия господства доллара для международной адаптации к глобальным шокам риска? Ослабляет или усиливает ли укрепление доллара их неблагоприятное воздействие на мировую экономику?

Рисунок 1 Обменный курс доллара США и VIX

Примечания : VIX — индекс ожидаемой волатильности фондового рынка, составляемый Чикагской опционной биржей; обменный курс доллара – это цена доллара, выраженная в иностранной валюте (в действующем выражении), при которой увеличение представляет собой укрепление.

Международная адаптация к шокам глобального риска

В новой статье мы проливаем свет на этот вопрос, определяя глобальные шоки риска и отслеживая их влияние на мировую экономику, уделяя особое внимание доллару (Georgiadis et al. 2021). Глобальные шоки риска — это инциденты, связанные с увеличением спроса на безопасные и ликвидные активы. Мы измеряем их влияние на мировую экономику в рамках оценочной байесовской прокси-структурной модели VAR. Мы идентифицируем глобальные шоки риска, используя внутридневные изменения цены на золото — самый безопасный актив — в соответствии с выбранными описательно датами, связанными с событиями глобального риска, в качестве внешнего инструмента (Piffer and Podstawski 2018, Engel and Wu 2018, Ludvigson et al. .2021).

Мы обнаружили, что, хотя глобальные шоки риска вызывают сокращение экономической активности, которое очень синхронизировано в США и остальном мире, они вызывают сильное укрепление доллара. Мы также документально подтверждаем, что глобальные шоки риска вызывают эффект бегства в безопасное место по мере увеличения иностранных активов в ценных бумагах казначейства США, роста премии казначейства США, увеличения долларовых резервов ликвидности банков и увеличения доли долларовых активов. эмиссия деноминированных международных долговых обязательств.

Что, если доллар не укрепится?

Затем мы исследуем, как доллар формирует передачу глобальных шоков риска, особенно сокращение экономической активности за пределами США. Теоретически эффект повышения курса доллара неоднозначен. С одной стороны, укрепление доллара ослабляет неблагоприятное воздействие глобальных шоков риска в остальном мире через торговый канал, поскольку вызывает переключение расходов с США на остальной мир (Obstfeld and Rogoff, 1995, Gopinath et al. др.2020). С другой стороны, укрепление доллара может усилить неблагоприятное воздействие глобальных шоков риска в остальном мире через финансовый канал, поскольку оно ухудшает чистую стоимость активов заемщиков, которые подвержены несоответствию валюты, и тем самым вызывает ужесточение мировых финансовых условий. (Бруно и Шин, 2015 г., Цзян и др., 2021а). Действительно, мы обнаруживаем, что за глобальными шоками риска, вызывающими повышение курса доллара, следует снижение чистого экспорта США и повсеместное ужесточение мировых финансовых условий, что выражается, в частности, в сокращении трансграничного банковского кредита.Но это не говорит нам о том, ослабляет ли рост доллара в целом или усиливает последствия глобальных шоков риска за пределами США.

Поэтому мы создаем контрфактический сценарий, в котором моделируем последствия глобального шока риска, который материализуется в отсутствие повышения курса доллара. Формально мы следуем подходу минимальной относительной энтропии (MRE) для построения контрфактической модели: мы используем апостериорное распределение, полученное из байесовской оценки, для определения контрфактической модели, в которой (а) доллар не реагирует на глобальные шоки риска, но (б) ) в остальном максимально похож на модель, генерирующую данные.Сравнивая фактический результат с предполагаемым, мы можем оценить общий вклад доллара в международную передачу глобальных шоков риска.

На рис. 2 показаны результаты. Синие линии представляют оценки для базовой модели, учитывающей повышение курса доллара (верхняя левая панель). Красные линии с кружками показывают адаптацию к глобальным шокам риска при отсутствии повышения курса доллара (т. е. контрфактического). Мы находим, что сокращение в остальном мире примерно вдвое меньше в контрфактическом плане.Верхняя средняя и правая верхняя панели показывают реакцию промышленного производства в США и в остальном мире (RoW) соответственно. Нижние панели показывают, что в гипотетическом случае чистый экспорт США и трансграничные банковские кредитные потоки (особенно выраженные в долларах) неамериканским заемщикам сокращаются меньше в ответ на глобальный шок риска. При прочих равных условиях первый эффект усиливает замедление экономической активности в остальном мире, а второй эффект ослабляет его. Следовательно, учитывая, что сокращение меньше в отсутствие укрепления доллара, мы заключаем, что финансовый канал доминирует над торговым каналом — в целом укрепление доллара усиливает неблагоприятные последствия глобальных шоков риска.

Рисунок 2 Последствия глобального шока риска с повышением курса доллара и без него

Примечание : По горизонтальной оси отложено время в месяцах, по вертикальной оси отложено отклонение от уровня до удара; размер шока – одно стандартное отклонение; синяя сплошная линия представляет поточечное апостериорное среднее и заштрихованные области 68%/90% равнохвостых, поточечно достоверных наборов. Красная линия в кружке изображает точечные средние значения контрфактического апостериорного распределения, полученные с помощью подхода MRE.

Денежно-кредитная политика США 

Наш анализ особой роли доллара в передаче глобальных рисков также проливает свет на развитие мировых финансовых рынков во время пандемии COVID-19, в частности на беспрецедентную поддержку ликвидности Федеральной резервной системой (ФРС) развивающихся экономик. В принципе, своп-линии ФРС обеспечивают безопасные активы, кредитуя центральные банки остального мира долларовыми резервами. В той мере, в какой это снижает доходность казначейских облигаций, это, в свою очередь, ослабит давление на курс доллара (Jiang et al.2021а, б). И приведенный выше рисунок 1 действительно свидетельствует о том, что укрепление доллара в начале 2020 года было довольно недолгим, если сравнить его с нашими оценками среднего эффекта глобального шока риска (как показано на рисунке 2).

Таким образом, мы исследуем, помогла ли стабилизация доллара, ставшая побочным эффектом экстренного предоставления ликвидности ФРС, предотвратить еще более выраженное замедление мировой экономики. В частности, в нашей структуре временных рядов мы используем последовательность идентифицированных шоков денежно-кредитной политики, которая идеально стабилизирует доллар перед лицом глобального шока риска.Конечно, это упражнение следует понимать только как приближение к более сложной реальности интервенций ФРС. В соответствии с исключительным характером экстренного предоставления ликвидности ФРС, рисунок 3 показывает, что для стабилизации доллара денежно-кредитная политика США ослабляется гораздо сильнее, чем в обычное время (см. ставка счета на левой панели рисунка 3). Важно отметить, что в этом контрфактическом плане экономическая активность за пределами США замедляется гораздо меньше (правая часть рисунка 3).Это говорит о том, что без экстренного предоставления ликвидности ФРС в начале 2020 года замедление мировой экономики действительно было бы значительно более выраженным, что соответствует аргументам, выдвинутым в других источниках (Cetorelli et al. 2020).

Рисунок 3 Базовые и структурные шоки, контрфактические реакции на шок глобального риска, основанные на шоках денежно-кредитной политики США, компенсирующих шоки

   

Примечание : см. примечание к рисунку 2. 1Y-TB указывает годовую ставку казначейских векселей.

Каталожные номера

Бьянки, Дж., С. Бигио и К. Энгель (2021), «Борьба за доллары: международная ликвидность, банки и обменные курсы», мимео.

Бруно, В. и Х.С. Шин (2015), «Потоки капитала и рискованные каналы денежно-кредитной политики», Journal of Monetary Economics  7(C): ​​119-132.

Четорелли, Н., Л. Голдберг и Ф. Раваццо (2020), «Снизили ли своп-линии ФРС напряженность в долларовом финансировании во время вспышки COVID-19?», Блог Федерального резервного банка Нью-Йорка Liberty Street Economics, 22 мая.

Engel, C и SPY Wu (2018), «Ликвидность и обменные курсы: эмпирическое исследование», Рабочий документ NBER 25397.

Farhi, E and X Gabaix (2016), «Редкие бедствия и обменные курсы», Quarterly Journal of Economics  131(1): 1–52.

Георгиадис, Г., Г. Дж. Мюллер и Б. Шуманн (2021 г.), «Глобальный риск и доллар», Дискуссионный документ CEPR 16245.

Гопинат, Г. (2020 г.), «Доминирование доллара США в торговле и финансах», VoxEU.org, 29 июня.

Gopinath, G, E Boz, C Casas, F Diez, P-O Gourinchas и M Plagborg-Moller (2020), «Парадигма доминирующей валюты», American Economic Review  110(3): 677-719.

Цзян З., Кришнамурти А. и Люстиг Х. (2021a), «Безопасность доллара и глобальный финансовый цикл», мимео.

Цзян З., Кришнамурти А. и Люстиг Х. (2021b), «Спрос на безопасные активы за границей и обменный курс доллара», Journal of Finance  76(3): 1049-1089.

Людвигсон, С., С. Ма и С. Нг (2021), «Неопределенность и деловые циклы: экзогенный импульс или эндогенная реакция?», American Economic Journal: Macroeconomics  13(4): 369-410.

Маджори М., Нейман Б. и Шрегер Дж. (2018 г.), «Рост доллара и падение курса евро в глобальной торговле активами», VoxEU.org, 18 июня.

Обстфельд, М. и К. Рогофф (1996), Основы международной макроэкономики , The MIT Press.

Пиффер, М. и М. Подставски (2018), «Выявление шоков неопределенности с использованием цены на золото», Economic Journal 128(616): 3266-3284.

Рей, Х. (2013 г.), «Дилемма, а не трилемма: глобальный финансовый цикл и независимость денежно-кредитной политики», VoxEU.орг, 31 августа.

Валютные курсы и процентные ставки

Обменные курсы

В таблице 1 показаны среднегодовые обменные курсы между евро и некоторыми европейскими валютами, а также китайским юанем, японской иеной и долларом США в период с 2011 по 2021 год. Динамика этих обменных курсов также показана на четырех различных диаграммах, составляющих Рисунок 1 (Рисунки 1a–1d) , где валюты сгруппированы вместе в соответствии с величиной их различных обменных курсов по отношению к евро.Среди государств-членов ЕС члены, не входящие в зону евро, могут фиксировать свои обменные курсы по отношению к евро в рамках механизма обменного курса (ERM II) в рамках подготовки к присоединению к ЕА, и это объясняет некоторые из очень стабильных обменных курсов евро: членами ERM II являются Болгария (с 10 июля 2020 г.), Дания (с 1 января 1999 г.) и Хорватия (с 10 июля 2020 г.).

Таблица 1: Обменные курсы по отношению к евро, 2011–2021 гг.

Ориентируясь на обменные курсы государств-членов, не входящих в зону евро, в период с 2011 по 2021 год евро наиболее сильно вырос по отношению к венгерскому форинту (28.3 %), румынский лей (16,1 %), шведская крона (12,4 %) и польский злотый (10,8 %). В остальных государствах-членах, не входящих в зону евро, обменные курсы изменились меньше, т. е. в Чехии (общее укрепление евро на 4,3 %), Хорватии (укрепление на 1,2 %) и Дании (ослабление на 0,2 %). Обменный курс между евро и болгарским левом не изменился в течение этого периода, поскольку лев был привязан к евро с момента его запуска в 1999 году.


На рисунках 1a–1d обменные курсы по отношению к евро за 2011–2021 годы показаны для стран, перечисленных в таблице 1 (за исключением болгарского лева, который не изменился в течение периода).Странам присвоены разные рисунки в зависимости от обменного курса их национальной валюты по отношению к евро в 2021 году. Таким образом, для осей Y на отдельных диаграммах используются разные масштабы. Падение обменного курса показывает повышение стоимости иностранной валюты и обесценивание стоимости евро.

На рисунке 1a показано изменение курса евро по отношению к фунту стерлингов Соединенного Королевства (GBP), швейцарскому франку (CHF) и доллару США (USD).

В целом евро обесценился на 1.0 % по отношению к 90 225 фунтам стерлингов Соединенного Королевства 90 226 за период 2011–2021 гг. Это общее изменение отразило падение стоимости евро в 2012, 2014, 2015, 2019 и 2021 годах, что в совокупности оказало большее влияние, чем повышение стоимости евро в другие годы. В 2015–2016 годах был особенно волатильный период, когда в 2015 году произошло значительное снижение курса евро по отношению к фунту стерлингов (на 10,0 %), за которым последовало значительное укрепление в 2016 году (на 12,9 %).

Евро обесценился по сравнению с швейцарским франком на 12.3 % за период. Курс евро немного колебался по отношению к франку в период с 2011 по 2014 год, после чего в 2015 году последовало резкое падение (снижение на 12,1 %). Несмотря на скромное повышение стоимости евро в 2016, 2017 и 2018 годах, дальнейшее обесценивание в 2019 и 2020 годах также способствовало его общему обесцениванию за этот период.

Евро обесценился на 15 % по сравнению с долларом США в период с 2011 по 2021 год. Обменный курс между евро и долларом следовал той же тенденции, что и швейцарский франк, и первоначально колебался: евро обесценивался в 2012 году, но повышался в 2013.Обменный курс почти не изменился в 2014 году, но в 2015 году произошло значительно более резкое обесценивание евро по отношению к доллару США (16,5 %). После этого события снова были нерегулярными: евро укреплялся в 2017, 2018, 2020 и 2021 годах, но обесценивался в 2019 году.

Рисунок 1a: Обменные курсы по отношению к евро, 2011–2021 гг. (RON), датская крона (DKK), хорватская куна (HRK) и китайский юань-юань (CNY).

В период с 2011 по 2021 год курс евро сильно вырос по отношению к польских злотых на 10,8 %. За этот период курс злотого по отношению к евро оставался стабильным или обесценивался во все годы, кроме 2017 года (укрепление на 2,4 %).

Точно так же евро сильно вырос по отношению к румынскому лею на 16,1 % за этот период. Курс лея по отношению к евро оставался стабильным или обесценивался во все годы, кроме 2013 года (укрепление на 0,9 %).

Дания и Хорватия являются членами ERM II и, таким образом, их валюты привязаны к евро, Дания (с диапазоном колебаний +/- 2.25 %) с 1 января 1999 г. и Хорватия с 10 июля 2020 г. Таким образом, за период 2011–2021 гг. обменные курсы обеих стран претерпели лишь незначительные изменения; евро укрепился по отношению к хорватских кун на 1,2 % и обесценился по отношению к датских крон на 0,2 %.

В целом в период с 2011 по 2021 год евро обесценился на 15,2 % по отношению к китайских юаней и юаней. За последние 10 лет, а именно в 2012 году, было два года заметного обесценивания стоимости евро по отношению к юаням. (вниз 9.9 %) и 2015 г. (снижение на 14,8 %). Евро также обесценился, но лишь незначительно, в 2019 и 2021 годах. Во все остальные годы между 2011 и 2021 годами курс евро повышался по отношению к китайскому юаню и юаню.

Рисунок 1b: Обменные курсы по отношению к евро, 2011–2021 гг.


На рисунке 1c показано изменение курса евро по отношению к шведской кроне (SEK), норвежской кроне (NOK), турецкой лире (TRY) и чешской кроне (CZK).

Евро вырос по отношению к шведской кроне за период 2011–2021 гг. на 12,4 %.

Аналогичным образом евро вырос на 30,4 % по отношению к норвежской кроне в период с 2011 по 2021 год. Динамика курса евро по отношению к норвежской кроне проходила в два отдельных этапа: падение курса евро в 2012 году, за которым последовали восемь лет стабильности или укрепления , и снова обесценился в 2021 году.

В целом евро укрепился на 449,7% по отношению к турецкой лире .Евро регулярно укреплялся по отношению к турецкой лире, при этом курс евро немного обесценивался в 2012 году, но повышался каждые два года в период с 2011 по 2021 год.

Евро вырос по отношению к чешской кроне на 4,3 % за этот период. Обменный курс кроны в целом изменился незначительно, но колебался в течение периода; Евро больше всего укрепился по отношению к кроне в 2014 году (рост на 6,0 %) и больше всего обесценился в 2021 году (снижение на 3,1 %).

Рисунок 1c: Курсы обмена по отношению к евро, 2011–2021 гг.
(1 евро = … национальная валюта)
Источник: Евростат (ert_bil_eur_a)


На рисунке 1d показано изменение курса евро по отношению к македонскому денару (MKD), сербскому динару (RSD), албанскому леку (ALL), японской иене (JPY), исландской кроне (ISK) и венгерскому форинту (HUF).

В течение этого периода обменный курс между евро и македонским денаром практически не изменился, при этом общее укрепление евро составило 0,2 %. Македонский денар был привязан (в диапазоне +/- 1 % от центрального курса) по отношению к евро с 2002 года.

В целом евро укрепился на 15,3 % против сербских динаров . Курс евро по отношению к сербскому динару развивался в три этапа: после сильного укрепления в 2012 году (11.0 %), курс евро оставался стабильным или укреплялся каждый из следующих четырех лет; за этим последовало два года небольшого обесценивания евро по отношению к сербскому динару в 2017 и 2018 годах, и с тех пор курс оставался стабильным до 2021 года.

В период с 2011 по 2021 год наблюдалось обесценивание евро по отношению к албанских леков (12,7 %).

Евро укрепился на 17,1% по сравнению с японских иен за этот период. Обменный курс колебался примерно раз в два года в течение периода: обесценивание евро в 2012 году, укрепление в 2013 и 2014 годах, снижение в 2015 и 2016 годах, повышение в 2017 и 2018 годах, снижение в 2019 и 2020 годах и укрепление в 2021 году.

За тот же период (2011–2021 гг.) евро также обесценился по отношению к исландской кроне (7,0 %).

Среди государств-членов ЕС евро наиболее сильно вырос по отношению к венгерского форинта (28,3 %). Значительное общее укрепление накапливалось в течение всего периода, поскольку курс евро ежегодно повышался или оставался стабильным по отношению к форинту, за исключением 2017 года, когда он немного обесценился (0,7 %).

Рисунок 1d: Обменные курсы по отношению к евро, 2011–2021 гг.

Процентные ставки

Средняя (взвешенная) доходность облигаций ЕС (см. веб-страницу) в 2021 году была ниже, чем в 2015 году, когда доходность была особенно высокой в ​​некоторых государствах-членах ЕС (см. Рисунок 2 ).В ЕС доходность облигаций в 2015 году (1,38 %) была в 3,5 раза выше, чем в 2021 году (0,39 %). Изменение для EA было еще больше, поскольку доходность облигаций в 2015 году (1,21 %) была в 17,3 раза выше, чем в 2021 году (0,07 %). В абсолютном выражении доходность облигаций в ЕС упала на 0,99 процентных пункта в период с 2015 по 2021 год, в то время как соответствующее изменение для EA составило падение на 1,14 пункта.

Урожайность упала более чем на 2,00 процентных пункта в пяти из 26 государств-членов ЕС, по которым имеются данные (данные за 2015 год по Эстонии отсутствуют) в период с 2015 по 2021 год.Наибольшее снижение (в процентном выражении) доходности облигаций в период с 2015 по 2020 год было зарегистрировано для Греции (падение на 8,79 пункта) и Кипра (падение на 4,17 пункта), которые ранее сильно пострадали от мирового финансово-экономического кризиса и последующий кризис суверенного долга — поскольку высокие доходности упали, когда экономическая и финансовая ситуация стабилизировалась.

В большинстве других государств-членов (17 стран) доходность облигаций снизилась на 0,73-1,64 пункта. Доходность облигаций упала на меньшую величину в двух государствах-членах: в Швеции она упала на 0.45 пунктов с 0,72 % в 2015 году до 0,27 % в 2021 году; в Венгрии они снизились на 0,37 пункта с 3,43 % в 2015 году до 3,06 % в 2021 году.

В двух государствах-членах доходность облигаций увеличилась за этот период: в Румынии она увеличилась на 0,15 пункта с 3,47 % в 2015 году до 3,62 % в 2021 году: в Чехии она увеличилась на 1,32 пункта с 0,58 % в 2015 году до 1,9 % в 2021 году.

Румыния (3,62 %) и Венгрия (3,06 %) были единственными государствами-членами ЕС с доходностью облигаций выше 3% в 2021 году. Следующая самая высокая доходность была в Польше (1,06 %).95 %) и Чехии (1,90 %). Остальные 22 государства-члена (данные за 2015 год по Эстонии отсутствуют) имели доходность ниже 1,00 %, при этом восемь государств-членов имели отрицательную доходность. Наибольшая отрицательная доходность была в Германии (-0,37 %), Люксембурге (-0,36 %) и Нидерландах (-0,33 %).

Рисунок 2. Доходность облигаций по критерию конвергенции ЭВС (критерий Маастрихта), 2015 и 2021 гг.
(%)
Источник: Евростат (tec00097)

На рисунках 3 и 4 показаны трехмесячные межбанковские ставки .Ставки денежного рынка, также известные как межбанковские ставки, представляют собой процентные ставки, используемые банками для операций между собой. На денежном рынке банки могут занимать и повторно кредитовать между собой высоколиквидные активы.

В EA пик этих показателей пришелся на 2007 или 2008 год. Таким образом, Рисунок 3 показывает временной ряд после того, как они уже быстро падали между 2008 и 2010 годами по мере ослабления последствий первоначального глобального финансово-экономического кризиса. После этого межбанковские ставки в целом продолжали снижаться, хотя и гораздо более умеренными темпами.

В период 2012-2016 годов межбанковские ставки для ЕА, Великобритании, Японии и США стабильно находились в диапазоне от -1,00 до +1,00 %. Это также имело место в Японии и Великобритании для всего временного ряда, показанного на рисунке 3, а также для СУ с 2012 по 2021 год.

Средние краткосрочные процентные ставки (см. веб-страницу) в EA стали отрицательными (-0,02 %) в 2015 году и с тех пор остаются отрицательными, при этом ставка в 2021 году равна -0.55 %. Напротив, в Соединенных Штатах наблюдался рост межбанковских ставок, и ставки росли пять лет подряд после 2014 года, поднявшись до 2,33% в 2019 году, затем резко упали в 2020 году до 0,64 %, а затем упали до 0,16 % в 2021 году.

Рисунок 3: Краткосрочные процентные ставки — трехмесячные межбанковские ставки (среднегодовые), 2011-2021 гг.
(%)
Источник: Евростат (tec00035), ЕЦБ

На рис. 4 показаны те же ставки на тех же рынках, но дополненные информацией, относящейся ко всем другим государствам-членам ЕС, не входящим в ЕС.Хотя наиболее существенное падение ставок денежного рынка часто регистрировалось в 2009 и 2010 годах, межбанковские ставки в 2015 году были еще выше (по сравнению с 2021 годом) примерно для половины этих государств-членов. Тем не менее, Румыния, Чехия и Швеция зафиксировали более высокие показатели в 2021 году, чем в 2015 году.

В ЕС межбанковская ставка снизилась с -0,02 % в 2015 году до -0,55 % в 2021 году, в то время как Дания и Швеция также сообщали об отрицательных ставках в оба года; Дания сообщила о снижении с -0,12% в 2015 году до -0,23% в 2021 году; Швеция сообщила о повышении с -0.20 % в 2015 году до -0,04 % в 2021 году.

В Венгрии и Польше межбанковские ставки в 2021 г. были ниже, чем в 2015 г., но в оба года ставки оставались положительными.

Две межбанковские ставки были прекращены в течение периода, поэтому для них не были собраны данные за 2021 год; Болгарский (SOFIBOR) прекращен с 01.07.2018, хорватский (ZIBOR) прекращенный с 01.01.2020.

Среднегодовые трехмесячные межбанковские ставки Японии, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов за этот период снизились.Межбанковские ставки в Японии были чуть ниже нуля (-0,08 %) в 2021 году и чуть выше нуля (0,09 %) в 2015 году. 0,09% в 2021 году. Точно так же ставки в Соединенных Штатах также снизились за этот период, но остались положительными: с 0,32 % в 2015 году до 0,16 % в 2021 году.

Рисунок 4: Краткосрочные процентные ставки — трехмесячные межбанковские ставки (среднегодовые), 2015 и 2021 гг.
(%)
Источник: Евростат (tec00035) и (irt_st_m), ЕЦБ

На рис. 5 показана кривая доходности евро в период с 2011 по 2021 год для облигаций центрального правительства с различными годами, оставшимися до погашения.Доходность была относительно высокой непосредственно перед началом финансово-экономического кризиса в 2008 г., а к 2010 г. уже несколько снизилась и продолжает снижаться. Доходность облигаций почти со всеми сроками погашения падала в большинстве лет до минимума в 2016 году, а затем несколько повысилась в 2017 году и стабилизировалась в 2018 году. на один или два года до погашения. В 2020 году облигации со сроком погашения 29 или менее лет имели отрицательную доходность, в то время как облигации со сроком погашения 30 лет предлагали доходность всего 0.01 %. Эта тенденция быстро изменилась в 2021 году. В 2021 году облигации со сроком погашения 17 или менее лет имели отрицательную доходность, а облигации со сроком погашения 30 лет предлагали доходность 0,15 %.

Рисунок 5: Кривая доходности евро, 2011-2021 гг.
(%)
Источник: Евростат (irt_euryld_a), ЕЦБ

Исходные данные для таблиц и графиков

Источники данных

Обменные курсы

Евростат публикует ряд различных наборов данных, касающихся обменных курсов. Можно выделить два основных набора данных со статистикой по:

  • двусторонние обменные курсы между валютами, включая некоторые специальные коэффициенты пересчета для стран, перешедших на евро;
  • индексов эффективного обменного курса.

Двусторонние обменные курсы доступны по отношению к евро, хотя до 1999 года они давались по отношению к европейской денежной единице (ЭКЮ). ЭКЮ прекратил свое существование 1 января 1999 года, когда его заменили евро по курсу 1:1. С этой даты валюты EA стали подразделениями евро по безвозвратно фиксированным курсам конвертации.

Ежедневные обменные курсы доступны с 1974 года по отношению к большому количеству валют. Эти дневные значения используются для построения месячных и годовых средних значений, которые основаны на дневных тарифах; в качестве альтернативы также публикуются ставки на конец месяца и на конец года.С 2010 года официальный курс исландской кроны (ISK) показан для ориентировочных целей.

Процентные ставки

Процентные ставки предоставляют информацию о стоимости или цене заимствования или прибыли от кредитования. Традиционно процентные ставки выражаются в годовом процентном выражении, хотя период кредитования/заимствования может быть любым, от однодневного до многолетнего периода. Различные типы процентных ставок различаются либо по периоду кредитования/заимствования, либо по сторонам, участвующим в сделке (бизнес, потребители, правительства или межбанковские операции).

Долгосрочные процентные ставки являются одним из критериев конвергенции Европейского экономического и валютного союза (ЭВС). Чтобы соответствовать требованиям, государства-члены ЕС должны продемонстрировать среднюю номинальную долгосрочную процентную ставку, которая не превышает более чем на 2 процентных пункта ставку не более чем в трех наиболее эффективных государствах-членах. Долгосрочные процентные ставки основаны на доходах по облигациям центрального правительства (или сопоставимым ценным бумагам) с учетом различий в национальных определениях, на вторичном рынке, за вычетом налогов, с остаточным сроком погашения около 10 лет.

Евростат также публикует ряд краткосрочных процентных ставок с различными сроками погашения (овернайт, от 1 до 12 месяцев). Кривая доходности, также известная как временная структура процентных ставок, представляет собой соотношение между рыночными ставками вознаграждения (процентами) и оставшимся сроком до погашения государственных облигаций.

Контекст

Процентные ставки, темпы инфляции и обменные курсы тесно связаны: взаимодействие между этими экономическими явлениями часто осложняется целым рядом дополнительных факторов, таких как уровень государственного долга, настроения на финансовых рынках, условия торговли, политическая стабильность и общие экономические показатели.

Обменный курс – это цена или стоимость одной валюты по отношению к другой. Те страны с относительно стабильными и низкими темпами инфляции, как правило, демонстрируют укрепление своих валют, поскольку их покупательная способность увеличивается по сравнению с другими валютами, тогда как более высокая инфляция обычно приводит к обесцениванию местной валюты. Когда стоимость одной валюты повышается по отношению к другой, тогда экспорт этой страны становится дороже, а ее импорт становится дешевле.

Благодаря использованию единой валюты страны ЕА устранили двусторонние обменные курсы и, таким образом, получают выгоду от устранения затрат на обмен валюты, снижения операционных издержек и поощрения торговли и инвестиций в результате масштаба рынка ЕА.Кроме того, использование единой валюты повышает прозрачность цен для потребителей в странах ЕА.

Все участники экономического и валютного союза имеют право перейти на евро. Помимо демонстрации стабильности обменного курса в течение двух лет (через членство в ERM II), те государства-члены ЕС, которые стремятся присоединиться к EA, также должны придерживаться ряда дополнительных критериев, касающихся процентных ставок, бюджетного дефицита, уровня инфляции и долга. отношения к ВВП.

С 1 января 2002 года банкноты и монеты евро вошли в обращение в ЕА, поскольку 12 государств-членов ЕС — Бельгия, Германия, Ирландия, Греция, Испания, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Австрия, Португалия и Финляндия — приняли евро в качестве их общей валюты.Словения впоследствии присоединилась к ЕА в начале 2007 г., за ней последовали Кипр и Мальта 1 января 2008 г., Словакия 1 января 2009 г., Эстония 1 января 2011 г., Латвия 1 января 2014 г. и Литва 1 января 2015 г., в результате чего общее число стран, использующих евро в качестве общей валюты, до 19.

Центральные банки стремятся влиять как на инфляцию, так и на обменные курсы, контролируя денежно-кредитную политику. Их основным инструментом для этой цели является установление ключевых процентных ставок.Присоединяясь к евро, каждое государство-член ЕС соглашается разрешить Европейскому центральному банку (ЕЦБ) действовать в качестве независимого органа, ответственного за поддержание стабильности цен путем проведения денежно-кредитной политики. С 1999 года ЕЦБ начал устанавливать контрольные процентные ставки и управлять валютными резервами EA. ЕЦБ определил ценовую стабильность как ежегодное увеличение гармонизированного индекса потребительских цен (HICP) для EA ниже, но близко к 2 % в среднесрочной перспективе (см. статью о потребительских ценах — инфляция и сравнительные уровень цен).Решения по денежно-кредитной политике принимаются управляющим советом ЕЦБ, который собирается каждые шесть недель для анализа и оценки экономических и денежно-кредитных изменений и рисков для ценовой стабильности, а затем принимает решение о соответствующем уровне ключевых процентных ставок.

Ослабление доллара США

Thinkstock/sureeporn

В течение 2017 года стоимость доллара США упала по отношению к другим основным валютам. Это ослабление доллара США было предметом недавних дебатов.Дебаты выявили положительные и отрицательные стороны более слабого доллара:

  • С положительной стороны, более слабый доллар пойдет на пользу конкурентоспособности американского экспорта и американских товаров, которые сталкиваются с иностранной конкуренцией на внутреннем рынке.
  • С другой стороны, более слабый доллар приведет к повышению цен для потребителей товаров иностранного производства.

Самое интересное, что ослабление доллара США ускорилось в начале 2018 года.На следующих рисунках показана динамика курса доллара по отношению к другим валютам с января 2017 года по март 2018 года.

Налицо ряд интересных закономерностей.

Обесценение доллара США

Прежде всего, доллар США обесценивался в течение большей части 2017 года по отношению к большинству основных валют. Учитывая возобновление повышения процентных ставок в течение года и перспективу дополнительного повышения в 2018 году, такое поведение сильно отличается от того, что наблюдалось во время «истерики снижения» в 2013 году.

Доллар обесценивается быстрее

Во-вторых, обесценение доллара США ускорилось на рубеже 2018 года. Для некоторых валют это ускорение существенно. Такое поведение примечательно в свете недавно утвержденных изменений корпоративных налогов в США, которые предполагают более высокую чистую прибыль от инвестиций в США.

Субсидирование амортизации

В-третьих, за исключением Японии, падение стоимости доллара США замедлилось в конце февраля/начале марта.Однако, за исключением Канады, стоимость доллара США в начале марта 2018 года была значительно ниже, чем в начале года.

Фундаментальные вопросы, лежащие в основе этих интересных наблюдений:

  • Является ли ослабление доллара США ранним проявлением средне- или долгосрочного отношения инвесторов к финансовым и реальным инвестициям в США
  • Связаны ли они также с постоянной перестройкой помолвки U.С. экономика с остальным миром

Примечания и ссылки

1 Например, см. Wayne, Alex; и Хантер, Кэтлин. «Мнучин защищает комментарии о слабом долларе как «ясные», «последовательные». Bloomberg, 25 января 2018 г.

2 Каждый график отображает ежедневную стоимость одного доллара США в пересчете на соответствующую иностранную валюту. Синие линии показывают фактические цены за каждый день, а оранжевые линии — сглаженные тренды обменных курсов.Тренды рассчитывались с использованием стандартного фильтра Ходрика-Прескотта с лямбдой, установленной на 100 000, что является обычным значением для ежедневных наблюдений.

Дополнительные ресурсы

Текущая и будущая роль доллара США в мировой экономике — Центр исследований США

  • Доллар США остается доминирующей валютой для международной торговли и инвестиций, оборота валютного рынка и расчетов, выпуска долговых обязательств и официальных валютных резервов, хранящихся в центральном банки.
  • Роль доллара США отражает непревзойденный размер, глубину и ликвидность рынков капитала в долларах США, поддерживаемых высококлассными политическими и экономическими институтами Америки.
  • Вопреки распространенному мифу, роль доллара США очень мало зависит от его статуса так называемой «резервной валюты». Доля доллара США в мировых валютных резервах является симптомом, а не причиной его доминирующей роли.
  • Если бы иностранные центральные банки владели меньшими активами в долларах США, это почти не повлияло бы на обменный курс доллара США или процентные ставки.Резервы Китая в долларах США не имеют ценности как инструмент международного экономического принуждения.
  • Роль доллара США не зависит от политики «сильного доллара». Пока в США существует плавающий обменный курс, а независимый Федеральный резерв продолжает контролировать внутреннюю инфляцию, у Соединенных Штатов нет осмысленной и эффективной курсовой политики.
  • Курс доллара США претерпевал значительные циклические колебания по отношению к другим валютам, что соответствует роли плавающего обменного курса в смягчении экономических потрясений.
  • Потенциальные конкуренты доллара США столкнулись с проблемами. Евро является частью недееспособного валютного союза, и его доля в международной валютной системе снизилась за последние 15 лет.
  • Китайский юань является частью режима управляемого обменного курса и системы контроля за движением капитала и финансовых репрессий, что несовместимо с получением юаня международного статуса. Кампания по интернационализации юаня с 2009 года потерпела неудачу.
  • Доллар США обычно укрепляется во время международных экономических и политических потрясений, что подчеркивает относительную силу политических и экономических институтов США.
  • Торговая война администрации Трампа укрепила обменный курс доллара США примерно на 12 процентов в реальном выражении, усугубив торговую напряженность и угрожая спиралью протекционизма.
  • Двусторонние инвестиционные отношения Австралии с Соединенными Штатами оставляют Австралии чистую подверженность доллару США как часть ее чистых активов в иностранной валюте.
  • Активы Австралии в долларах США и хеджирование займов в долларах США компенсируют ее обязательства в долларах США.
  • Чистая международная инвестиционная позиция Австралии улучшается, когда австралийский доллар обесценивается по отношению к доллару США.
  • Международная роль доллара США увеличивает вклад двусторонних инвестиционных отношений с Соединенными Штатами в экономику Австралии и дополняет дипломатические отношения и отношения в сфере безопасности.

Обменный курс доллара США становится все более политизированным. Президент Дональд Трамп призвал к более слабому обменному курсу, отходу от давней двухпартийной риторической позиции в пользу «сильного доллара».2] Эта повышенная политизация отчасти является симптомом значительного повышения курса доллара США после вступления в должность президента Трампа (рис. 1). Как будет показано в этом отчете, это повышение не противоречит хаотичной торговой войне и снижению процентных ставок Федеральной резервной системой. Обменный курс доллара США часто повышается в связи с увеличением международных политических и макроэкономических рисков.

Сила обменного курса доллара США часто рассматривается как мера силы экономики США, по крайней мере, на относительной основе.Однако доллар США играет уникальную роль в мировой экономике, которая отражает фундаментальные сильные стороны экономики и политической системы США. Эти сильные стороны наиболее независимы от экономического цикла, внутренней политики и взлетов и падений обменных курсов, хотя Соединенные Штаты не застрахованы от опасений по поводу долгосрочной устойчивости своих государственных финансов и состояния своей внутренней политики.

Источники роли доллара США в мировой экономике часто неправильно понимаются, что заставляет многих аналитиков ошибочно предсказывать долгосрочную кончину доллара США.3] Международное экономическое лидерство и лидерство в области безопасности идут рука об руку.

Рисунок 1. Торгово-взвешенный индекс доллара США — основные валюты, товары Март 1973 г. = 100

Источник: Федеральный резервный банк Сент-Луиса, FRED Economic Data

Соединенные Штаты являются ведущим производителем безопасных действующих активов как средства сбережения для вкладчиков мира. Из 16,1 трлн долларов США в публичных ценных бумагах Казначейства США доля иностранцев составляет 39 процентов. Из этих 39 процентов 17.4] Спрос на эти активы со стороны остального мира рос быстрее, чем Соединенные Штаты могут их производить, потому что экономический рост США замедлился по сравнению с большей частью остального мира. Изменения в регулировании финансовых институтов и рынков после финансового кризиса 2008 года увеличили количество безопасных активов, которые финансовые посредники должны держать, вычитая из их ликвидности. Этот повышенный спрос объясняет, почему доходность казначейских облигаций США и государственных облигаций других стран в последние годы была низкой.Доходность облигаций находится в обратной зависимости от цен на облигации. Одним из способов удовлетворения этого глобального избыточного спроса является повышение обменного курса доллара США, так что активы в долларах США становятся более дорогими для тех, кто находится за пределами Соединенных Штатов.

Структурный рост спроса на безопасные активы в долларах США дополняется циклическим спросом во время экономического стресса, не в последнюю очередь в Соединенных Штатах. Хотя финансовый кризис 2008 года был сосредоточен в экономике США, обменный курс доллара США вырос во время кризиса (Рисунок 1) из-за потоков убежища, поскольку активы в долларах США оставались относительно более надежной ставкой.5]

Эта заявка-убежище на активы в долларах США означает, что доллар США часто ведет себя способами, которые кажутся нелогичными по сравнению с экономическими основами США. Как показано на Рисунке 2, доллар США укрепляется в ответ на неопределенность экономической политики. Увеличение индекса неопределенности глобальной экономической политики на 1% повышает реальную стоимость доллара США на 0,2% с учетом относительной процентной ставки, инфляции и различий в экономическом росте с остальным миром. 60-процентное увеличение измеряемой неопределенности экономической политики при администрации Трампа из-за ее торговой войны с остальным миром увеличило реальную стоимость доллара США примерно на 12 процентов, сохраняя эти другие влияния постоянными.6] Повышение курса усугубляет торговую напряженность между Соединенными Штатами и остальным миром, сказываясь на конкурентоспособности экспорта США, запуская протекционистскую спираль.

Рисунок 2. Индекс неопределенности глобальной экономической политики и индекс, взвешенный по торговле в долларах США

Источник: policyuncertainty.com; Федеральный резервный банк Сент-Луиса, FRED Economic Data

В этом отчете рассматривается глобальная роль доллара США и его последствия для Австралии. В отчете сначала рассматривается глобальное превосходство доллара и то, как оно увеличивалось с течением времени, несмотря на противоположные прогнозы многих аналитиков.Затем в отчете рассматривается роль доллара США как «резервного актива», утверждая, что эта функция резервного актива является симптомом, а не причиной превосходства доллара. Хотя многие аналитики пытаются объяснить динамику обменных курсов и процентных ставок изменениями в резервных активах, изменения в резервных активах в основном обусловлены рыночными изменениями обменных курсов, поскольку центральные банки корректируют свои резервы, чтобы соответствовать контрольным показателям портфеля в реакция на изменения курсов валют.Ключевым следствием этого является то, что Китай не может эффективно «вооружить» свои казначейские обязательства США на сумму 1,124 триллиона долларов США.

Роль доллара США также не связана с политикой «сильного доллара». В настоящее время в США нет значимой политики в отношении обменного курса, и они не могут ее реализовать, учитывая наличие независимого Федерального резерва, нацеленного на инфляцию. Возможности директивных органов устанавливать обменный курс независимо от рыночных сил в течение длительных периодов времени ограничены.

Реальным источником глобальной роли доллара США являются непревзойденные размеры, глубина и ликвидность рынков капитала США, поддерживаемые высококачественными политическими и экономическими институтами, с которыми лишь немногие страны могут сравниться ни в настоящее время, ни в будущем.

Реальным источником глобальной роли доллара являются непревзойденные размеры, глубина и ликвидность рынков капитала США, поддерживаемые высококачественными политическими и экономическими институтами, с которыми лишь немногие страны могут сравниться ни в настоящее время, ни в будущем. Другие валюты, прежде всего евро и китайский юань (RMB), могут соперничать с ролью доллара США, учитывая размер их экономики, но для этого потребуется, чтобы они соответствовали силе и открытости рынков капитала США и политические и экономические институты, лежащие в их основе.Но и еврозона, и Китай страдают от хронически слабых политических и экономических институтов, которые также сопротивляются реформам. Перспектива того, что евро или юань значительно вытеснят доллар в мировой экономике в среднесрочной перспективе, близка к нулю.

В отчете также рассматривается, в какой степени доллар США и другие валюты могут быть «оружием» в рамках «валютной войны». Хотя Соединенные Штаты могут прибегнуть к интервенциям на валютных рынках или к регулируемому обменному курсу в рамках своей торговой войны с остальным миром, эти усилия лишь приведут к повышенной волатильности на финансовых рынках, не изменив основных экономических основ.7] оставляет Австралию с чистым риском по доллару США как часть своих чистых активов в иностранной валюте. Активы Австралии в долларах США и хеджирование заимствований в долларах США компенсируют ее обязательства в долларах США. Чистая международная инвестиционная позиция Австралии улучшается, когда австралийский доллар обесценивается по отношению к доллару США. Интеграция Австралии с рынками капитала, номинированными в долларах США, финансирует внутренние инвестиции и дополняет наши дипломатические отношения и отношения в сфере безопасности с Соединенными Штатами.Международная роль доллара США увеличивает вклад двусторонних инвестиционных отношений в экономику Австралии.

Доллар США был основной валютой мировой экономики в период после Второй мировой войны. Бреттон-вудская система фиксированных обменных курсов привела к тому, что большинство стран с развитой экономикой привязали свои обменные курсы к доллару США, который, в свою очередь, был привязан к паритетной цене золота. Бреттон-Вудская система рухнула в начале 1970-х годов, поскольку растущий мировой спрос на доллары США не мог быть удовлетворен ограниченными золотыми резервами правительства США.9] Тем не менее, даже во время финансового кризиса 2008 года, который был сосредоточен в Соединенных Штатах, доллар США укрепился по отношению к другим валютам, поскольку инвесторы искали относительную безопасность в американских активах. Когда казалось, что экономика США подвергается наибольшему риску, инвесторы по-прежнему отдавали предпочтение доллару США по сравнению с другими валютами.

The Economist вряд ли одинок в своих преждевременных прогнозах долгосрочного падения доллара США. В интервью для Wall Street Journal в 2006 году управляющий Резервным банком Австралии, который скоро выйдет на пенсию, Ян Макфарлейн заметил: собрание определило текущий счет США как серьезный дисбаланс, который необходимо исправить, и что, если это не будет исправлено, доллар США войдет в своего рода свободное падение, и люди перестанут покупать американские активы», — устало отвечает он.11] Чистые иностранные обязательства Австралии в процентах от ВВП в настоящее время аналогичны обязательствам Соединенных Штатов (рис. 3), хотя Соединенные Штаты обычно имеют более высокую норму прибыли на свои иностранные активы, чем выплаты по своим обязательствам по сравнению с Австралией.

Рисунок 3. Чистые иностранные обязательства (% ВВП)

Источник: ABS, BEA, расчеты автора

Долгая история неудачных прогнозов падения доллара США отражает фундаментальное непонимание роли доллара США в мировой экономике. .Эта роль обусловлена ​​не его статусом «резервной валюты» или «политикой сильного доллара». Регулярные циклические колебания обменного курса доллара США по отношению к другим валютам также не являются надежным показателем международной роли доллара США. Значительное обесценивание доллара США по отношению к другим валютам, если оно оправдано экономическими принципами, полностью соответствовало бы сохраняющемуся превосходству доллара США на международной арене, не в последнюю очередь потому, что колебания обменных курсов помогают смягчить внутренние и международные экономические потрясения, усиливая экономическая устойчивость.Напротив, важность доллара США зависит от непревзойденного размера и открытости рынков капитала США, а также от выдающегося положения Соединенных Штатов в международной торговле и инвестициях.

Доллар США является доминирующей валютой для глобального выпуска долговых обязательств, выставления счетов и платежей, резервов иностранной валюты, режимов управляемого обменного курса, а также оборота и расчетов в иностранной валюте. (Рисунок 4).

Рисунок 4. Доля доллара США и других валют в Международной валютной системе (%)

Источник: Eichengreen and Xia (2018)

На доллар США приходится 63 процента непогашенных долговых ценных бумаг во всем мире.12] Рынки капитала США являются домом для большей части мировых сбережений, начиная от валютных резервов Китая и заканчивая пенсионными сбережениями австралийцев. Выпуск долговых обязательств, номинированных в долларах США, позволяет как отечественным, так и иностранным компаниям получать доступ к емким и ликвидным рынкам капитала Америки. Привлеченный капитал в долларах США легче потратить, чем средства, привлеченные в других валютах. Напротив, на следующую по величине валюту, евро, приходится немногим более 20 процентов выпущенных международных долговых ценных бумаг.15] Его ликвидность означает, что крупные сделки в долларах США могут проводиться без неблагоприятных колебаний цен. Международные финансовые операции в долларах США в конечном итоге проходят клиринг в Соединенных Штатах американскими финансовыми учреждениями или в офшорных центрах расчетов в долларах, которые соответствуют законам США. Финансовые учреждения мира полагаются на банки США для доступа к системе платежей в долларах США, что дает правительству США и регулирующим органам эффективный контроль над большей частью архитектуры международных платежей.18] Роль доллара США в мировой экономике является скорее симптомом, чем причиной фундаментальной силы его политических и экономических институтов, а также его непревзойденных на международном уровне рынков капитала. Взлеты и падения в экономике и политике США по большей части не наносят ущерба фундаментальной устойчивости этих институтов, что часто поощряется международными инвесторами. Хотя доллар США не застрахован от опасений по поводу долгосрочной устойчивости своих государственных финансов, Соединенные Штаты вряд ли уникальны в этом отношении.19] Стоимость доллара США в иностранной валюте является относительной ценой, и Соединенные Штаты часто выглядят относительно привлекательными по сравнению с остальным миром, даже когда их внутренняя политика и бюджетный процесс кажутся дисфункциональными.

Доллар США занимает видное место в валютных резервах мировых центральных банков, и именно это имеет в виду большинство людей, когда называют доллар «резервной валютой» или «резервным активом». Прасад определяет резервную валюту как «обычно твердую валюту, которая легкодоступна и может свободно продаваться на мировых валютных рынках и рассматривается как безопасное средство сбережения.20] Прасад не определяет, что означает «жесткий» в этом контексте. Он также подразумевает, что включение в корзину специальных прав заимствования (СДР) Международного валютного фонда (МВФ) дает «резервный» статус, хотя СДР МВФ представляют собой не более чем расчетную единицу. Экономическое значение валютных резервов редко объясняется.

Согласно данным Валютной структуры официальных валютных резервов (COFER) МВФ, доллар США составляет 6,79 трлн долларов США из 11 трлн долларов США распределенных мировых валютных резервов, или около 62 процентов от их общей суммы.22]

Getty Images

Центральные банки мира держат валютные резервы, чтобы иметь возможность покупать и продавать свою собственную валюту за валюту другой страны. Валютные резервы также могут использоваться правительствами для покупки и продажи иностранных товаров и услуг, но официальные резервы для этой цели не нужны. Правительство всегда может выйти на валютный рынок и купить любую иностранную валюту, в которой оно нуждается, без необходимости держать резервы. Валютные резервы могут застраховать от колебаний стоимости национальной валюты, хотя в той мере, в какой центральные банки имеют чистую подверженность активам в иностранной валюте, это также оставляет их уязвимыми для оценки или реализованных убытков.23]

Валютные резервы не являются существенными в контексте свободно плавающего обменного курса, такого как в Австралии, где рыночные силы определяют курс, по которому национальная валюта торгуется по отношению к другим валютам. Только когда страны устанавливают официальный обменный курс, не зависящий от рыночных сил, или вмешиваются в рыночные отношения в других целях, резервы становятся важными.

Режим фиксированного обменного курса фиксирует цену единицы национальной валюты по отношению к одной или нескольким иностранным валютам.26]

Если обменный курс должен поддерживаться выше определяемой рынком или равновесной цены, центральный банк должен продать резервы в иностранной валюте в обмен на национальную валюту. Размер этих резервов накладывает ограничение на то, как долго центральный банк может удерживать валюту выше уровня рыночного клиринга. Если экономические основы приводят к снижению обменного курса, может оказаться невозможным поддерживать фиксированный курс, поскольку резервы иностранной валюты будут исчерпаны. Режимы обменного курса, которые стремятся удерживать обменный курс выше его фундаментальной стоимости, в конечном итоге уступают рыночному давлению в пользу девальвации.Рынки также могут вызвать переоценку заниженных обменных курсов. Плавающий курс австралийского доллара в декабре 1983 года был вызван рыночными спекуляциями относительно официальной переоценки. Участники рынка часто ускоряют этот процесс, предвидя изменение официального обменного курса, навязывая руку политикам. Поддержание значения обменного курса при наличии ограниченных валютных резервов может стать поводом для спекулятивной атаки. Плавающий обменный курс, такой как в Австралии, устойчив к спекулятивным атакам, потому что инвесторам приходится делать ставку на эффективный рынок, а не на действия политиков, которые относительно более предсказуемы.

Валютные резервы не нужны для ослабления обменного курса. Центральный банк может обесценивать внешнюю стоимость своей собственной валюты без ограничений, при условии, что это может увеличить уровень внутренней инфляции до нежелательного уровня. Накопление валютных резервов является побочным продуктом политики сохранения заниженного обменного курса, поскольку центральный банк продает свою собственную валюту в обмен на иностранную валюту. Резервы Китая в долларах США накапливались в периоды, когда он фиксировал свой обменный курс ниже его фундаментальной стоимости.

После отмены Бреттон-Вудской системы фиксированных обменных курсов в начале 1970-х годов большинство развитых стран поддерживали плавающие обменные курсы (заметным исключением был европейский механизм обменного курса начала 1990-х годов) и, как правило, воздерживались от интервенций на валютных рынках. . Резервный банк Австралии (РБА) не вмешивался в валютные рынки с целью повлиять на обменный курс или его волатильность с 2008 года. Однако центральные банки стран с плавающими обменными курсами по-прежнему обычно сохраняют валютные резервы, чтобы дать им возможность вмешиваться в валютные рынки, когда определяемые рынком обменные курсы чрезмерно волатильны, выше или ниже их предполагаемого равновесного значения или недостаточно ликвидны, чтобы сформировать цену, соответствующую фундаментальным показателям.28] Как показывает исторический упадок многих режимов обменного курса, центральные банки имеют лишь ограниченную возможность устанавливать обменный курс независимо от рыночных сил в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Для валют, у которых нет устоявшихся и ликвидных валютных рынков, торговля валютами, отличными от доллара США, обычно осуществляется косвенно через доллары США, чтобы воспользоваться глубиной и ликвидностью рынков для активов в долларах США. Это создает спрос на доллары США даже для операций, выраженных в других валютах.Однако это имеет мало общего со статусом «резервной валюты».

Небольшая выгода для Соединенных Штатов заключается в том, что иностранные центральные банки хранят их валюту. Соединенным Штатам практически ничего не стоит произвести единицу национальной валюты, но иностранные центральные банки платят номинальную стоимость валюты при приобретении резервов в долларах США. Экономические затраты на предоставление и хранение официальных резервных активов являются функцией относительной нормы прибыли на резервы по сравнению с внутренними активами, которая определяется разницей в процентных ставках и колебаниями обменного курса.

Существует еще одна выгода, которую Соединенные Штаты получают от широкого использования доллара США в международной торговле и инвестициях. Соединенные Штаты, как правило, импортируют и берут кредиты в своей собственной валюте и, таким образом, менее подвержены влиянию обменного курса, изменяющего стоимость их импорта и внешних обязательств, что облегчает их способность заимствовать на международном уровне. Возможность Соединенных Штатов брать кредиты в собственной валюте была названа французским министром финансов «непомерной привилегией» в 1960-х годах.Эта непомерная привилегия считается одним из основных преимуществ статуса «резервной валюты», но она имеет мало общего с официальными резервами иностранных центральных банков. Это функция размера и глубины рынков капитала в долларах США и желания иностранцев инвестировать в активы в долларах США.

Международная роль доллара США не зависит от наличия у других центральных банков резервов в долларах США. Вместо этого эти резервы являются отражением международной роли доллара.

Возможность заимствования в долларах США и ее роль в поддержании статуса международного чистого должника преувеличены. Австралия традиционно брала более крупные международные займы, чем Соединенные Штаты, в виде доли от ВВП, но риск обменного курса либо компенсируется активами в иностранной валюте, либо хеджируется обратно в австралийские доллары. Процентные ставки в Австралии, как правило, выше, чем в Соединенных Штатах, что, возможно, отражает премию за риск, полученную из размера чистых внешних заимствований Австралии, но эта премия за риск не препятствует доступу Австралии к международным рынкам капитала по сравнению с Соединенными Штатами.Чистые иностранные обязательства Соединенных Штатов в настоящее время мало отличаются от австралийских, а процентные ставки в Австралии ниже, чем в Соединенных Штатах, хотя в значительной степени по циклическим причинам.

Резервы иностранной валюты были важны в контексте Бреттон-Вудской системы фиксированного обмена, которая преобладала до начала 1970-х годов и до сих пор играет важную роль для тех стран, которые фиксируют или регулируют свои обменные курсы, таких как Китай. Но эти резервы играют лишь небольшую роль для большинства развитых стран, допускающих, чтобы их обменные курсы определялись рыночными силами, включая Австралию и США.Международная роль доллара США не зависит от наличия у других центральных банков резервов в долларах США. Вместо этого эти резервы являются отражением международной роли доллара.

Влияют ли изменения в составе активов в иностранной валюте официального сектора (главным образом центрального банка) на обменный курс или процентные ставки? Некоторые участники финансовых рынков уделяют значительное внимание изменениям в резервах центральных банков и других государственных учреждений, таких как суверенные фонды благосостояния.Аналитики изучают данные системы Treasury International Capital (TIC) Министерства финансов США, рассматривая изменения в резервных активах, чтобы понять их влияние на обменные курсы и процентные ставки. Это понятно в той мере, в какой банки хотят захватить бизнес по проведению сделок от имени правительств и других клиентов официального сектора. Но эти сделки имеют ограниченное экономическое значение. Те, кто смотрит на изменения в официальных резервных активах как на ориентир будущих движений цен на финансовых рынках, будут разочарованы.

Влияют ли изменения в составе активов в иностранной валюте официального сектора (главным образом центрального банка) на обменный курс или процентные ставки?

Центральные банки, как правило, имеют фиксированные целевые ассигнования или ориентиры для своих активов в определенных валютах в своих валютных резервах и перебалансируют эти портфели в ответ на изменения обменных курсов. Это означает, что они будут покупать больше валюты, которая обесценивается в цене, и продавать валюту, чем растет в цене.30] Гринспен приводит один яркий пример:

Японские монетарные власти после того, как с лета 2003 г. по начало 2004 г. накопили почти 40 миллиардов долларов в месяц в иностранной валюте, преимущественно в казначейских облигациях США, в марте 2004 г. резко прекратили эту практику. трудно найти существенные следы этого резкого изменения ни в ценах десятилетних казначейских облигаций США, ни в обменном курсе доллара к иене. Ранее японские власти купили казначейские облигации США на 20 миллиардов долларов за один день, но без особого результата.31]

Если иностранные центральные банки, такие как Народный банк Китая, значительно сократят свои долларовые резервы, это вряд ли повлияет ни на обменный курс доллара США, ни на процентные ставки. Изменения в составе валютных резервов отражают обменные курсы больше, чем обменные курсы отражают изменения в резервах из-за влияния на оценку изменений обменного курса и ребалансировки портфелей в ответ на эти изменения оценки.

Правительство США официально придерживается политики сильного доллара с января 1995 года, когда тогдашний министр финансов США Роберт Рубин впервые сформулировал ее, и обменный курс доллара США достиг рекордно низкого уровня после Второй мировой войны.По словам министра финансов при Бараке Обаме Джейкоба Лью, «сильный доллар всегда был благом для Соединенных Штатов». Эта политика сохраняется уже более 20 лет и сопровождается большими многолетними колебаниями обменного курса доллара США, колебаниями, которые несколько противоречат политике. После распада Бреттон-Вудса, несмотря на Плаза-соглашение 1985 г. и Луврское соглашение 1987 г., Соединенные Штаты фактически не проводили политику обменного курса, кроме как на риторическом уровне. По иронии судьбы, Рубин впоследствии потерял более 1 миллиона долларов своих собственных денег, сделав ставку против этой политики, продав доллар по отношению к другим валютам примерно в 2004 году.34] Если политики США не верят в политику сильного доллара, маловероятно, что финансовые рынки тоже верят.

Хотя президент Трамп изменил официальную риторику США, заявив, что отдает предпочтение более слабому обменному курсу для повышения экспортной конкурентоспособности США, это предпочтение мало что значит без поддержки политики Федеральной резервной системы.

В отличие от предыдущих администраций, президент Трамп выразил предпочтение более слабому доллару, полагая, что обменный курс доллара США и внешняя денежно-кредитная политика виноваты в дисбалансе торговли США с остальным миром.Тем не менее, отход Трампа от этой политики привел к повышению курса доллара США, продемонстрировав относительную власть экономических основ над официальной риторикой при определении обменных курсов.

Экономисты давно признали то, что стало известно как «невозможная троица», в которой говорится, что невозможно поддерживать фиксированный обменный курс, открытый счет операций с капиталом и независимую денежно-кредитную политику. Сильная долларовая политика не соответствует режиму фиксированного обменного курса, но по-прежнему несовместима с независимой внутренней денежно-кредитной политикой, особенно если денежно-кредитная политика нацелена на внутреннюю инфляцию.35] Администрация Трампа может подорвать независимость Федеральной резервной системы с целью снижения обменного курса, но последующий рост внутренней инфляции только подорвет конкурентоспособность США. Единственным другим политическим инструментом, который Федеральная резервная система и Казначейство должны влиять на обменный курс, является интервенция на валютном рынке. Но для того, чтобы это было эффективным, внутренняя денежно-кредитная политика должна учитывать интервенцию, ставя под угрозу достижение цели по инфляции.

Как евро, так и китайский юань имеют потенциал для увеличения своей доли в качестве номинальных валют для международной торговли и инвестиций. Ожидается, что значение юаня будет расти по мере увеличения доли Китая в мировом производстве. Аналогичные ожидания когда-то были и в отношении евро. Однако ни евро, ни юань вряд ли заменят доллар США в обозримом будущем из-за критической слабости их экономических и политических институтов и финансовых рынков по сравнению с Соединенными Штатами.36] Тем не менее, единая валюта, далекая от источника экономической мощи, нанесла ущерб многим экономикам-членам, привязав их к единой денежно-кредитной политике. Евро был источником экономической слабости, а не силы для экономик-членов, ограничивая возможности корректировки обменного курса, чтобы действовать как амортизатор макроэкономических потрясений. Рынки суверенного долга Европы остаются фрагментированными, а активы, номинированные в евро, не рассматриваются в качестве убежища, учитывая риски, присущие валютному союзу, не подкрепленному союзом фискального или банковского сектора.37] Составной индекс международной роли евро Европейского центрального банка показывает снижение доли евро в международной валютной системе за 10 лет до 2016 года (Рисунок 5). Несмотря на первоначальный рост, с момента его введения в 1999 г. международная роль евро практически не изменилась.

; скользящие средние за четыре квартала)

Источник: Международная роль евро, Европейский центральный банк, июнь 2019 г.Примечания: среднее арифметическое доли евро в запасах международных облигаций, кредиты банков за пределами зоны евро заемщикам за пределами зоны евро, депозиты в банках за пределами зоны евро от кредиторов за пределами зоны евро, расчеты в иностранной валюте, глобальные иностранные валютные резервы и доля евро в мировых валютных режимах.

Начиная с 2009 года Китай развернул кампанию по интернационализации юаня, уделяя особое внимание включению юаня в корзину специальных прав заимствования МВФ.Юань был включен с 1 октября 2016 года, но это был в значительной степени тщеславный проект, поскольку СДР МВФ мало используются, кроме как в качестве резервного актива или справочной ставки. Кампания по включению юаня в корзину SDR была отчасти направлена ​​на то, чтобы предоставить китайским реформаторам дополнительные рычаги для содействия внутренней финансовой либерализации. Однако при первых признаках финансовой нестабильности Коммунистическая партия отказалась от финансовой либерализации, и кампания по интернационализации юаня потеряла импульс.39] симптом отсутствия прогресса в интернационализации юаня.

Регулируемый режим обменного курса Китая и контроль за капиталом ограничивают его международную приемлемость. Юань был фиксированным по отношению к доллару США с середины 1990-х годов до июля 2005 года, но с тех пор стал более гибким. В августе 2015 года Китай стремился ввести более рыночный подход к установлению стоимости юаня, сопровождаемый 2-процентной девальвацией. Но китайские политики были недовольны возникшей в результате волатильностью, которую они связывают с беспорядком, и в январе 2016 года быстро вернулись к более управляемому подходу.40] Большая часть международной торговли Китая по-прежнему номинирована в долларах США. Рынки капитала Китая остаются недостаточно развитыми и не полностью доступны для международных инвесторов. Считается, что активы, номинированные в юанях, сопряжены со значительными макроэкономическими и политическими рисками, а недостаточно развитые рынки капитала в Китае ограничивают способность инвесторов эффективно управлять этими рисками.

Чтобы Китай успешно интернационализировал юань, ему необходимо отказаться от большей части аппарата государственного контроля над трансграничными операциями и либерализовать свои финансовые рынки.Когда-то Китай демонстрировал признаки движения в этом направлении, но с приходом к власти президента Си с 2012 года Коммунистическая партия Китая отдала приоритет государственному контролю над экономикой в ​​ущерб экономической реформе. В то время как Китай в последние годы частично либерализовал свои финансовые рынки, международная роль юаня останется ограниченной в отсутствие полной либерализации.

Getty Images

Следует отметить, что Министерство финансов Японии руководило кампанией по интернационализации иены в 1990-х годах, кульминацией которой стало злополучное предложение о создании Азиатского валютного фонда, исключающего Соединенные Штаты.Трудно представить, чтобы Китай преуспел там, где Япония потерпела неудачу.

И еврозона, и Китай демонстрируют, что размер сам по себе не может повысить международный статус валюты. Австралийский доллар и швейцарский франк занимают большую долю в мировом валютном обороте, чем юань. Только хорошо развитые рынки капитала, поддерживаемые надежными политическими институтами, относительно разумной денежно-кредитной и фискальной политикой, правами собственности и верховенством закона, могут обеспечить основу для валюты, пользующейся большим спросом за пределами ее собственных границ.41]

Негосударственные валюты как конкуренты доллару США

Негосударственные средства обмена, такие как Биткойн и предложенные Facebook Весы, вполне могут развиться до такой степени, что они вытеснят роль суверенных валют во внутренних и международные операции, в том числе в долларах США. Тем не менее, более вероятно, что эти криптовалюты заменят те валюты, которым не хватает внутренней и международной приемлемости и которые подлежат капиталу и другим мерам контроля, прежде чем вытеснить доллар США.Доллар США, вероятно, останется основным эталоном, по которому оцениваются или поддерживаются криптовалюты. Конкуренция со стороны этих альтернативных валют может служить дисциплиной для их государственных аналогов, хотя эти валюты также могут регулироваться таким образом, чтобы они не могли эффективно конкурировать с государством как доминирующим эмитентом валюты.

Вмешательство государства в валютные рынки либо на разовой основе, либо как часть режима регулируемого обменного курса может использоваться для снижения обменного курса в целях повышения конкурентоспособности экспорта, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. -бегать.Это известно как снижение обменного курса по принципу «нищего соседа» или «валютная война». Доминирующая роль доллара США в мировой экономике и многочисленных экономиках, привязанных к доллару США, означает, что денежно-кредитная политика США имеет значительные международные вторичные эффекты. Ужесточение денежно-кредитной политики США оказывает угнетающее воздействие на мировую экономику и международную торговлю и наоборот из-за роли доллара США в качестве якоря или базовой валюты для большей части остального мира.

Следует отметить, что обусловленное рынком снижение обменного курса в связи с изменением внутренней денежно-кредитной политики в целях внутренней экономической стабилизации не следует рассматривать как хищническое по отношению к зарубежным странам или как часть «валютной войны».Хотя изменения во внутренней денежно-кредитной политике могут иметь международные побочные эффекты, у стран с плавающими обменными курсами и независимыми центральными банками, нацеленными на инфляцию, такими как Австралия, нет причин беспокоиться о том, что внутренняя денежно-кредитная политика другой экономики поставит их в невыгодное положение. Они всегда могут корректировать свою политику, чтобы компенсировать эти международные побочные эффекты.

Неудивительно, что политика обменного курса была затронута торговым спором между США и Китаем. Однако, несмотря на все разговоры о «валютной войне», обменные курсы трудно использовать в качестве оружия.

Когда в 2011 году австралийский доллар поднялся до рекордно высокого уровня, некоторые комментаторы предположили, что Австралия стала жертвой монетарного смягчения в других странах, потеряв международную экономическую конкурентоспособность. Но в контексте бума условий торговли повышение курса австралийского доллара помогло смягчить воздействие более высоких экспортных цен на экономику Австралии. Австралия ни в коем случае не была жертвой внешней денежно-кредитной политики. Резервный банк Австралии смягчил свою денежно-кредитную политику с ноября 2011 года, и с тех пор обменный курс австралийского доллара значительно снизился.42] Неудивительно, что политика обменного курса была затронута торговым спором между США и Китаем. Однако, несмотря на все разговоры о «валютной войне», обменные курсы трудно использовать в качестве оружия.

Лучшим индикатором того, манипулируют ли валютой, является масштаб официального вмешательства на валютном рынке и связанное с этим изменение валютных резервов. Фиксированный обменный курс часто требует серьезного вмешательства, чтобы поддерживать его против рыночных сил, поэтому Соединенные Штаты назвали Китай «валютным манипулятором» в середине 1990-х годов, но этот ярлык становится все более неподходящим для Китая.

Трудно утверждать, что курс китайской валюты систематически занижается с целью стимулирования экспорта. В последние годы Китай вмешивался, чтобы поддержать стоимость юаня, чтобы остановить бегство капитала. Недавнее управление Китаем своего обменного курса предназначено для того, чтобы приспособиться к рыночным силам, снижающим обменный курс в ответ на торговую войну, сохраняя при этом контроль над движением капитала и способствуя внутренней экономической стабильности. Если бы Китай пользовался плавающим обменным курсом, как в Австралии, нет никаких сомнений в том, что финансовые рынки снизили бы его обменный курс, возможно, резко, в ответ на растущую торговую войну с Соединенными Штатами.Далеко не вмешиваясь в девальвацию юаня, китайцы просто делают меньше, чтобы стоять на пути корректировки под влиянием рынка.

Правительство США традиционно выступало за гибкие обменные курсы, поскольку они больше соответствуют принципам свободной и открытой международной торговли. Но при администрации Трампа Соединенные Штаты добивались от Китая обязательств, что он не допустит снижения своего обменного курса в рамках какой-либо торговой сделки. Соединенные Штаты просят Китай манипулировать своим обменным курсом в интересах США.

При администрации Трампа Соединенные Штаты добивались от Китая обязательств, что он не допустит снижения своего обменного курса в рамках какой-либо торговой сделки. Соединенные Штаты просят Китай манипулировать своим обменным курсом в интересах США.

Законодательство США позволяет Министерству финансов США определять страны как «валютные манипуляторы». Критерии манипулирования: (1) значительное положительное сальдо двусторонней торговли с США; (2) существенный профицит счета текущих операций; и (3) постоянное одностороннее вмешательство на валютном рынке.На самом деле первые два критерия не обязательно несовместимы с плавающим обменным курсом, полностью определяемым рыночными силами. Только (3) является надежным индикатором манипуляции. В то время как Китай удовлетворяет (1), он не удовлетворяет (2) или (3). Проигнорировав собственные критерии, есть все основания полагать, что Минфин США действовал политически, объявив Китай манипулятором. Объявление другой страны манипулятором не имеет никаких последствий в соответствии с законодательством США, кроме требования, чтобы Министерство финансов провело консультации либо на двусторонней основе, либо через Международный валютный фонд.

В то время как Министерство финансов США может вмешиваться в валютные рынки, с Федеральной резервной системой или без нее, такое вмешательство не будет иметь долговременного эффекта и сделает сами Соединенные Штаты уязвимыми для обвинений в манипуляциях. Соединенные Штаты имеют глубокие и ликвидные рынки иностранной валюты и капитала, которые являются ключевой экономической силой, не в последнюю очередь потому, что они являются оплотом против попыток США или иностранных правительств манипулировать обменными курсами и процентными ставками. Попытки установить обменные курсы и процентные ставки, противоречащие экономическим основам, в конечном итоге терпят неудачу.43] Управляемые обменные курсы, такие как в Китае, успешны только в той мере, в какой они приспосабливаются к этим силам. Плавающие обменные курсы, такие как в Австралии, учитывают рыночные силы в режиме реального времени.

«Валютная война» может вызвать повышенную волатильность на финансовых рынках, но не имеет эффективного оружия и не изменит основные экономические основы. Даже если администрация Трампа сможет спровоцировать существенное снижение обменного курса доллара США независимо от внутренней денежно-кредитной политики, это окажет повышательное давление на внутреннюю инфляцию и подорвет экономическую конкурентоспособность США.Курсовая политика — это не бесплатный обед, как, кажется, предполагает президент Трамп.

Государственный секретарь США Майк Помпео (слева) и министр финансов Стивен Мнучин (справа) в Белом доме, сентябрь 2019 г. (Getty)

Getty Images

Роль доллара США в международных операциях и эффективный контроль правительства США над инфраструктурой для клиринга и расчетов по платежам в долларах США дает Соединенным Штатам потенциально мощный инструмент международного экономического принуждения.Правительство США может использовать свою юрисдикцию над системой платежей в долларах США для обеспечения соблюдения экономических санкций против своих противников. В отношении России, Ирана, Венесуэлы и Северной Кореи были введены санкции, эффективность которых во многом обусловлена ​​ролью доллара США в мировой экономике.

Экономические санкции США имеют значительный охват, поскольку как американские, так и неамериканские финансовые учреждения неохотно имеют дело с организациями и странами, находящимися под санкциями, опасаясь штрафов со стороны регулирующих органов США или отказа в доступе к платежной системе в долларах США.Неамериканские банки полагаются на свои отношения с банками США и доступ к инфраструктуре системы долларовых платежей, регулируемой США, для осуществления международных транзакций от имени своих клиентов.

Международная роль доллара является мощным инструментом внешней политики США, но эта роль не зависит от обменного курса, статуса «резервной валюты» или курсовой политики. Недавно другие страны предприняли усилия по разработке альтернативных механизмов международных платежей, чтобы уменьшить подверженность контролю США над платежами в долларах.44] Если бы правительство США злоупотребило ролью доллара как инструмента международного экономического принуждения, это могло бы еще больше способствовать развитию альтернативных платежных механизмов, не основанных на долларах США. Таким образом, существует определенная дисциплина в отношении использования доллара США для достижения внешнеполитических целей, но пока он остается мощным инструментом международного экономического принуждения.

В большинстве международных экономических взаимодействий Австралии доллар США используется как минимум на одной стороне сделки.45] Финансовые рынки Австралии тесно интегрированы с рынками капитала, номинированными в долларах США, что поддерживает внутренние инвестиции и дополняет наши дипломатические отношения и отношения в области безопасности с Соединенными Штатами. Таким образом, Австралия проявляет постоянный интерес к будущему доллара США.

Операции по отношению к доллару США составляют почти половину всего оборота валютного рынка Австралии (таблица 1). Оборот австралийского доллара на местном валютном рынке составляет менее половины оборота доллара США.46]

Финансовые рынки Австралии тесно интегрированы с рынками капитала, выраженными в долларах США, что поддерживает внутренние инвестиции и дополняет наши дипломатические отношения и отношения в области безопасности с Соединенными Штатами.

Заимствования и инвестиции Австралии за рубежом, преимущественно в Соединенных Штатах, оставляют австралийскую экономику с чистым риском в размере 217,1 млрд австралийских долларов по отношению к доллару США, когда последний опрос проводился в 2017 году. Он состоит из 494,4 млрд австралийских долларов в виде акций в долларах США, 672 австралийских долларов. .долговые активы в долларах США на сумму 2 миллиарда долларов США, компенсированные долговыми обязательствами в долларах США на сумму 949,5 миллиардов австралийских долларов (таблица 2).

Австралия, таким образом, подвержена риску изменения стоимости доллара США, что составляет значительную долю чистых активов Австралии в иностранной валюте. Активы Австралии в долларах США фактически компенсируют ее заимствования в долларах США. Когда австралийский доллар обесценивается, его чистые иностранные обязательства сокращаются. По оценкам РБА, 10-процентное обесценивание австралийского доллара снижает чистые иностранные обязательства примерно на 3 процента ВВП[47], хотя этот эффект будет варьироваться в зависимости от состава чистой международной инвестиционной позиции Австралии.Это значительное изменение по сравнению с предыдущими десятилетиями, когда снижение обменного курса привело бы к увеличению этих обязательств.

Внешние обязательства Австралии в подавляющем большинстве выражены в австралийских долларах. Обязательства по иностранному капиталу выражены в австралийских долларах. Государственный долг полностью выпускается в австралийских долларах. Частный сектор выпускает долговые обязательства в иностранной валюте, в том числе долговые обязательства, номинированные в долларах США, но эти долговые обязательства в иностранной валюте часто обмениваются обратно на австралийские доллары.49] Хотя этот процесс обмена валютных рисков обратно в австралийские доллары не является беззатратным, это означает, что Австралия пользуется преимуществами заимствования на международных рынках капитала, не принимая на себя чрезмерный валютный риск. Говорят, что «непомерная привилегия», которой Соединенные Штаты пользуются, занимая деньги в своей собственной валюте, вероятно, преувеличена, учитывая, что Австралия также фактически занимает деньги в своей собственной валюте.

Австралия также извлекает выгоду из того факта, что мировые цены на товары обычно котируются и торгуются в долларах США.50] Это несколько меньше, чем 62-процентная доля доллара США в мировых валютных резервах. Future Fund также имеет значительные чистые активы в иностранной валюте в размере 85 миллиардов австралийских долларов, включая доллар США. Поскольку процентные ставки в Австралии сейчас ниже, чем в Соединенных Штатах, официальный сектор получает положительный спред процентных ставок по своим активам в долларах США, хотя в среднем активы в австралийских долларах имеют относительно более высокую доходность по сравнению с другими развитыми странами.

«Непомерная привилегия», которой, как говорят, пользуются Соединенные Штаты, занимая деньги в своей собственной валюте, вероятно, преувеличена, учитывая, что Австралия также фактически занимает деньги в своей собственной валюте.

Бывший казначей Джо Хоккей вложил 8,8 млрд австралийских долларов в Резервный фонд Резервного банка Австралии. Целью Резервного фонда является покрытие возможных убытков от оценки валютных резервов РБА. Правительство Австралии может рекапитализировать Банк в любое время для покрытия любых убытков. Тем не менее, Резервный фонд позволяет избежать смущения, связанного с тем, что РБА должен идти с протянутой рукой к правительству для пополнения для покрытия оценки или фактических убытков в политически неудобные времена.51] В полугодовом экономическом и фискальном прогнозе правительства на 2013 год говорится, что вливание «повысит способность Резервного банка проводить свою денежно-кредитную политику и операции с иностранной валютой». Но, как отмечалось ранее, валютные резервы не имеют существенного значения для проведения денежно-кредитной политики. Язык хоккея предполагает, что тогдашний казначей рассматривал вливание как поддержку способности Резервного банка вмешиваться в валютные рынки для поддержки стоимости австралийского доллара, поскольку валютные резервы не нужны для ослабления валюты.

По-прежнему существует обоснование интервенций для поддержки ликвидности валютного рынка в периоды рыночного стресса. Учитывая, что доллар США является самой ликвидной валютой в мире и участвует почти в половине операций с иностранной валютой на австралийском рынке, у Резервного банка есть веские основания хранить большую часть резервов в долларах США. Политическая выгода от диверсификации этих резервов в менее ликвидные валюты незначительна, даже если диверсификация приводит к появлению портфеля активов в иностранной валюте с более высокими характеристиками риска и доходности.Учитывая, что резервы в иностранной валюте хранятся в целях политики, характеристики риска и доходности портфеля должны быть соображениями второго порядка по сравнению с поддержкой способности эффективно вмешиваться в валютные рынки. Но, как отмечалось ранее, ожидания в отношении эффективности любого вмешательства должны быть низкими, учитывая, что его последствия не очень устойчивы.

Доллар США остается доминирующей валютой для международной торговли и инвестиций, оборота валютного рынка и расчетов, выпуска долговых обязательств и официальных валютных резервов.Доминирующая роль доллара США в мировой экономике отражает непревзойденную глубину и ликвидность рынков капитала в долларах США, поддерживаемых высококлассными политическими и экономическими институтами Америки.

Вопреки распространенному мифу, роль доллара США очень мало зависит от его статуса так называемой «резервной валюты». Тот факт, что доллар США составляет большую часть официальных мировых активов в иностранной валюте, является симптомом, а не причиной доминирующей роли доллара США. Если бы иностранные центральные банки владели меньшими активами в долларах США, это почти не повлияло бы на обменный курс доллара США или процентные ставки.

Роль доллара США также не зависит от политики «сильного доллара». Пока в США существует плавающий обменный курс, а независимый Федеральный резерв продолжает контролировать внутреннюю инфляцию, у США нет осмысленной и эффективной долларовой политики. Хотя президент Трамп изменил официальную риторику США, дав понять, что отдает предпочтение более слабому обменному курсу для повышения экспортной конкурентоспособности США, это предпочтение мало что значит без поддержки со стороны политики Федеральной резервной системы. Казначейство США, при поддержке Федеральной резервной системы США или без нее, может вмешиваться в валютные рынки с целью повлиять на стоимость обменного курса.Однако такое вмешательство практически не окажет устойчивого влияния на обменный курс доллара США и мало что изменит в конкурентоспособности экспорта США. Такое вмешательство только усилит волатильность валютного рынка. Несмотря на все разговоры о «валютных войнах», обменные курсы трудно использовать в качестве оружия.

Роль доллара США также не зависит от его относительной силы по отношению к другим валютам. Курс доллара США претерпевал значительные циклические колебания по отношению к другим валютам, что соответствует роли плавающего обменного курса в опосредовании внешних и внутренних экономических потрясений.Многолетние предсказания об упадке доллара США как доминирующей международной валюты не оправдались, потому что они неправильно понимают источники роли доллара США или потому что они ошибочно полагают, что снижение обменного курса доллара США несовместимо с его ролью как доминирующей мировой валюты. валюта.

В принципе, роль доллара США может быть заменена другими валютами. Но ближайший потенциал доллара США сталкивается с проблемами.

В принципе, роль доллара США может быть заменена другими валютами.Но ближайший потенциал доллара США сталкивается с проблемами. Евро является частью недееспособного валютного союза, который привел к обеднению одних экономик-членов и обогащению других, породив политическую и дипломатическую напряженность, которая разрывает Европейский Союз на части. Китайский юань является частью режима управляемого обменного курса и системы контроля за движением капитала и финансовых репрессий, что несовместимо с получением юаня международного статуса. Активы, деноминированные в юанях, страдают от некачественного управления, незащищенных прав собственности и отсутствия верховенства закона.Криптовалюты могут бросить вызов фиатным валютам, но они, скорее всего, вытеснят менее доминирующие валюты, прежде чем вытеснить доллар США. Доллар США, вероятно, останется основным ориентиром, по которому оцениваются криптовалюты.

Доллар США обычно укрепляется во время международного экономического и политического стресса, что подчеркивает относительную силу политических и экономических институтов США. Это остается в силе, даже несмотря на то, что президент Трамп развязал хаотичную торговую войну против остального мира.52] международная роль доллара США вряд ли будет значительно уменьшена администрацией Трампа и может быть усилена, даже если по извращенным причинам. Политическая неопределенность, связанная с торговой войной президента Трампа, привела к повышению курса доллара США на 12% в реальном выражении, что усугубило торговую напряженность.

Глубокие двусторонние инвестиционные отношения Австралии с Соединенными Штатами оставляют Австралию со значительной зависимостью от доллара США. Активы Австралии в долларах США компенсируют ее обязательства в долларах США.Чистая международная инвестиционная позиция Австралии улучшается, когда австралийский доллар обесценивается по отношению к доллару США. Интеграция рынков капитала Австралии и США гарантирует, что Австралия может получить доступ к крупнейшему в мире, самому глубокому и наиболее ликвидному рынку капитала, поддерживая внутренние инвестиции и экономический рост.

Check Also

Стимулирование определение: Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?

Содержание Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?Смотреть что такое «Стимулирование» в других словарях:КнигиСтимулирование — это… …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.