Среда , 22 сентября 2021
Бизнес-Новости
Разное / Майнеры 2018: Новости дня в России и мире — РБК

Майнеры 2018: Новости дня в России и мире — РБК

Содержание

Новости дня в России и мире — РБК

Несмотря на рекордную сумму, рост затрат на электричество сделал добычу цифровых денег неприбыльной, даже для крупнейших пулов

Прибыльность небольших майнеров, которые платят за электричество по розничным ценам, стала нулевой в 2018 г. , это произошло впервые в истории, согласно исследованию компании Diar. Эксперты выяснили, что несмотря на значительный рост доходности добычи цифровых денег, даже крупнейшие пулы практически ничего не заработали.

За последние 9 месяцев майнеры получили доход в $4,7 млрд, каждый месяц они получают 54 тыс. биткоинов ($355 млн по среднерыночному курсу на 9 октября) за добавление транзакций посредством майнинга блоков. Помимо этого они зарабатывают на комиссиях за операции пользователей.

В 2018 г. доход от майнинга биткоина стал на $1,7 млрд выше, чем в предыдущем году. При этом аналитики Diar подчеркнули, что ситуация на рынка крайне сложная, даже такие крупные игроки как Bitmain испытывают трудности. Китайский майнинг-пул был вынужден распределить свои вычислительные мощности между странами, чтобы сократить траты на электричество.

В августе компания Genesis Mining сообщила, что из-за снижения стоимости цифровых денег некоторые тарифы перестали приносить прибыль.

Клиентов начали вынуждать переходить на пятилетние премиум-контракты.

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Автор

Михаил Теткин

Обострилась проблема пожаров на объектах, где работают майнеры криптовалюты » Вечерние ведомости

В России не редкость крупные пожары из-за нарушений требований безопасности в местах массового скопления людей, торговых и развлекательных центрах, порою влекущих за собой человеческие жертвы. В последнее время к этим бедам добавилась еще одна: пожары, вызванные эксплуатацией оборудования для майнинга криптовалюты. В 2018 году в Екатеринбурге сгорел склад, где промышляли майнеры. Судебные споры по факту этого происшествия продолжаются до сих пор.

После того, как начался ажиотаж вокруг добычи криптовалют, пожары по вине майнеров попадают в новостные сводки с пугающей регулярностью. Один из многочисленных примеров – произошедший в феврале 2019 крупный пожар в многоэтажке в приморском городе Артёме, когда огонь охватил площадь более 500 квадратных метров, и полностью выгорели восемь квартир.

В СМИ также прошла информации, что одной из версий недавнего пожара в высотном офисном здании на Белинского, 83 в Екатеринбурге также была перегрузка электросетей, спровоцированная работой майнинговой фермы по выпуску криптовалюты.

Перегрузка – причина пожара

Причина возгораний проста: майнинг приводит к резкому увеличению потребления электроэнергии в условиях, не рассчитанных на такую нагрузку, в отсутствие нужного уровня пожарной безопасности, создавая реальную угрозу не только имуществу, но и жизни и здоровью непричастных людей.

Одна видеокарта в среднем потребляет порядка 100-150 ватт в час. Для эффективной работы необходимо использование, как минимум, пяти таких карт. При больших нагрузках возможно перегревание сетевого провода и его оплавление, что легко приводит к пожару.

В своих комментариях технические специалисты и пожаротехники настоятельно рекомендуют: прежде чем приниматься за оборудование майнинговой фермы, нужно заранее рассчитать нагрузку на электросеть: потребляемую мощность, номинал автоматического выключателя. Необходимо структурирование кабельной системы в ее связке с автоматикой, рассчитанной на предполагаемые нагрузки. То есть проведение электрического аудита, который позволит установить, что оборудование будет установлено пропорционально мощности, и нагрузка распределится правильно.

Проблема с правовой базой

Говоря юридическим и техническим языками, при эксплуатации энергоемкого и по этой причине достаточно пожароопасного майнингового электрооборудования необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение принятых в нашей стране нормативов, утвержденных ГОСТ, ПУЭ (Правила устройства электроустановок) и СНиП.

При этом в России пока нет единой нормативной базы, регламентирующей работу майнинг-фермы.

В вопросах соблюдения требований пожарной безопасности уголовная и гражданско-правовая юридическая практика до последнего времени складывалась однозначно – ответственность в случае пожара должно нести лицо, которое в силу закона или договора обязано обеспечить противопожарную безопасность.

Если помещения, в которых произошел пожар переданы в аренду, то таким лицом признавался арендатор, который должен отвечать за безопасность своей деятельности в арендуемом помещении, неся при этом полную ответственность за выполнение требований пожарной безопасности.

Майнеров освободили от ответственности

10 июля 2018 года в Екатеринбурге произошел крупный пожар в складском помещении по адресу ул. Совхозная, 20. Арбитражный суд Свердловской области в деле А60-1032/2019 ответственность за пожар в переданном в аренду помещении склада возложил на его собственника, а не на арендатора, который занимался майнингом криптовалюты.

Дело это, как пояснили нашему изданию специалисты по недвижимости, получило широкий резонанс, так как пожар произошел в помещении, которое арендатор использовал не только как склад, но и нарушив договор с собственником, как площадку для майнинга криптовалюты, разместив соответствующее оборудование, которое эксплуатировалось круглосуточно.

Арбитражный Суд Свердловской области изучил данные экспертизы о том, что перегрузка сети от работы оборудования для майнинга могла привести к замыканию и возникновению пожара, но не смог установить конкретную причину пожара и даже точное место очага возгорания. При этом суд полностью освободил арендатора от ответственности и возложил ее на собственника помещения.

Практикующие арбитражные юристы, ознакомившись с решением от 17 сентября 2019 по делу А60-1032/2019, оценили его как «судьбоносное и практикоформирующее». Но при этом, пояснив, что по его содержанию не раскрыто, какие конкретные требования противопожарной безопасности были нарушены собственником переданного в аренду помещения в здании склада, и что послужило основанием к признанию судом правомерности поведения арендатора.

Это решение свердловского Арбитража устояло в апелляционной инстанции. 8 апреля рассмотрением дела займется Арбитражный Суд Уральского округа.

Похожий случай уже был

В среде юристов, специализирующихся на делах о пожарах, памятны дела вокруг получившего широкую огласку пожара в августе 2013 года в одном из крупных логистических, торгово-складских комплексов Екатеринбурга – «Терминал Чкаловский» по адресу ул. Черняховского, 86, корп. 12.

Дела были неправильно рассмотрены Арбитражным Судом Свердловской области, судьи возлагали ответственность за пожар на собственника переданных в аренду помещений в здании склада – ООО «Терминал Чкаловский».

В течение более двух лет собственнику уничтоженного пожаром здания приходилось доказывать свою невиновность в судах различных инстанций. Добиться справедливого и объективного рассмотрения дела удалось только в кассационном Арбитражном Суде Уральского округа, который отменил необоснованные судебные акты нижестоящих судов.

К делу А60-1032/2019 проявляют живой интерес специалисты, сдающие в аренду недвижимость, предприниматели, эксплуатирующие в арендованных помещениях оборудование для майнинга, а также практикующие юристы. Учитывая этот факт, мы будем следить за развитием событий и сообщим, какое решение примет Арбитражный Суд Уральского округа при рассмотрении кассации по делу о пожаре в складах на ул. Совхозной, 20.

Максим Бойков © Вечерние ведомости

В Абхазии легализовали майнинг криптовалют и временно запретили ввоз майнеров

Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис извинился перед согражданами за ход ликвидации крупных лесных пожаров в разных частях страны.

«Возможно, что мы делаем всё, то в человеческих силах, но во многих случаях этого недостаточно», — сказал Мицотакис на фоне растущего общественного недовольства действиями правительства. Критики властей заявляют о промедлениях и сбоях в работе экстренных служб, в частности, они указывают на недостаточное количество самолётов для тушения огня с воздуха.

Премьер Мицотакис заверяет, что каждый просчёт будет учтён и изучен. Но глава правительства настаивает, что пожарные сейчас «ведут борьбу с чрезвычайными природными силами», которые часто превышают их возможности.

В операции задействованы сотни пожарных, пытающихся справиться с возгораниями, которые вынудили покинуть свои дома тысячи жителей. Эвакуация затронула также туристов. Огнём уничтожено множество разных строений.

Этим летом Греция переживает сильнейшую жару за десятилетия. С конца июля зафиксировано свыше 580 очагов природных пожаров. Крупнейшие из них действуют на острове Эвбея, где выжжены дотла десятки жилых домов и гектары леса. Сотни жителей обязали покинуть остров, но многие решили остаться, чтобы защитить хозяйства.

Глава администрации одного из поселений на Эвбее, общины Монокария, высказала опасение, что район уже никогда не сможет восстановиться. «Это холокост. Всем деревням, целой территории пришёл конец», — заявила Клелия Димитраки.

Крупные пожары зафиксированы также в окрестностях Афин и на полуострове Пелопоннес.

На данный момент известно о троих погибших в результате лесных пожаров в Греции.

Глава правительства Мицотакис пообещал выделить сотни миллионов евро на поддержку жителей, которые лишились собственности. Пожары он называет следствием «климатического кризиса».

9-го августа группа экспертов ООН опубликовала обширный доклад по изменению климата. В нём экстремальные температуры объясняются деятельностью человека и подчёркивается, что ситуация может ухудшаться.

В связи со стихийным бедствием Евросоюз заявил, что организована одна из крупнейших в Европе операций по ликвидации огня, чтобы помочь Греции и другим странам справиться с пожарами.

Есть ли жизнь на майнинге: что делать с вашим криптокошельком в 2019 году?

Массовый интерес к криптовалютам ощутимо снизился — из-за обвала котировок и разочарования в механизме ICO. Но криптоиндустрия продолжает глобальную экспансию. По всему миру правительства принимают законы, направленные на легализацию крипты в виде цифровых активов, и обсуждают создание национальных криптовалют (России тоже это светит). Эксперты замерли — и не берутся давать сколько-нибудь уверенные прогнозы на 2019 год относительно цифровых денег. Зато игроки рынка наконец стали уделять больше внимания блокчейн-проектам, не связанным с торговлей криптой, осознав самоценность технологии распределенного реестра. Криптосообщество интересуют, в первую очередь, новые проекты — сильные технологические решения, ценные для конечного потребителя и способные повлиять на реальную экономику. В 2019 году рынок ждут переломные регуляторные решения, гибель мелких майнинговых ферм, фокус на конечном потребителе услуг и продуктов.


Массовый инвестор разочаровался в механизме ICO — криптопроекты будут привлекать венчурные инвестиции


В прошлом году ICO привлекли $21,5 млрд инвестиций — рынок вырос более чем в 3 раза (по сравнению с 2017 годом). Но цены на токены проектов, проданные в ходе размещения, в 2018 году снизились в десятки раз, что привело к разочарованию в механизме. Основатель сообщества DeCenter Евгений Гордеев считает, что период массового спроса на ICO уже кончился и улучшение экосистемы за счет ухода с рынка нежизнеспособных проектов не приведет к новому притоку вложений. «Практически все фонды, которые занимались криптоинвестированием, в 2018 году были в минусе, — утверждает он. — Сейчас, чтобы сделать ICO, нужен очень массовый проект».

По словам Гордеева, в 2018 году инвесторы увидели, что ICO — «спорная вещь», в то время как раньше вкладывали «во что попало». Это и есть основная причина, по которой на рынке оказалось много «скамовых» проектов. Сооснователь инвестиционной компании Exante Анатолий Князев тоже не верит в будущее ICO, потому что механизм позволяет фаундерам новых проектов привлекать деньги не за долю в капитале или в займ, а фактически без какой-либо ответственности.

Однако не все участники рынка ставят крест на механизме ICO. Президент РАКИБ (Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна) Юрий Припачкин утверждает, что снижение интереса к ICO на данном этапе — «нормальный естественный процесс», вызванный реструктуризацией рынка. Он ожидает, что с появлением более четких правил игры в виде государственного регулирования (а это один из глобальных трендов 2019 года) механизм ICO будет лучше защищать инвесторов от обмана со стороны фаундеров.

«Горячая тема, которая приходит на смену ICO, — это секьюрити-токены», — говорит Анатолий Князев. Хотя он сам считает, что новый инструмент объединяет минусы токенов и ценных бумаг. По задумке, транзакции секьюрити-токенов регулируются так же, как и сделки с ценными бумагами, — то есть новый инструмент теряет независимость, свойственную криптоактивам. В то же время секьюрити-токены — более рискованный инструмент, чем ценные бумаги, хранящиеся в депозитарии: к примеру, инвестор просто потеряет свои активы, если утратит доступ к кошельку. В результате «получается что-то мертворожденное», говорит Князев.

Уже сейчас криптопроекты в основном привлекают средства в виде венчурных инвестиций, утверждает Гордеев. Технологически сильные проекты не испытывают проблем с привлечением средств, добавляет Князев: «Финансирование привлекается уже не только в виде токенов, и оценки [стоимости компаний] в криптоиндустрии приближаются к реальным цифрам. Стартапам не нужны сотни миллионов долларов инвестиций для развития технологии».




На криптовалютном рынке укрепятся стейблкоины (валюты, привязанные к реальным активам)


Стейблкоины — это криптовалюты, обеспеченные традиционными видами активов; их котировки могут быть привязаны к золоту, доллару, к баррелю нефти и т. пё. Благодаря этому свойству они менее волатильны, чем биткоин и другие криптовалюты, не привязанные к устойчивым активам. А когда курс криптовалюты сильно скачет, она становится спекулятивным инструментом, теряя свою привлекательность в качестве средства платежа. В этом проблема биткоина, который пока так и не стал основным платежным инструментом для масс, несмотря на свою популярность, объясняет Гордеев. «2019 год будет годом стейблкоинов — они будут плодиться, как сумасшедшие. Стабильность криптовалют — критический фактор для рынка криптовалют как платежных средств», — говорит он.

Самые популярные виды стейблкоинов на сегодняшний день — это «токенизированные» доллары и евро, говорит Князев. Гордеев называет наиболее интересными алгоритмические стейблкоины, привязанные к корзине потребления. По его словам, уже сейчас стейблкоины активно используют биржевые игроки для хеджирования рисков.

В глобальном масштабе транзакций стейблкоинов ещё мало, и говорить о том, что они заменят прочие криптовалюты, ещё рано, считает глава Exante: «Казалось бы, люди хотят делать переводы без волатильности цены, но пока масштабного сдвига парадигмы еще не произошло. Большинство пользователей криптовалют привлекает возможность заработать 1000% за год». Он также видит концептуальную проблему в сущности стабильных криптовалют: «Практически все текущие стейблкоины привязаны к активам, которые хранятся в каком-нибудь депозитарии в “реальном” мире. Имея в руках такой токен, пользователь не знает, сможет ли он его погасить. И некоторые стейблкоины уже отказывают клиентам в погашении. У их владельцев остается только возможность продать их на вторичном рынке по меньшей цене».




Заработать на майнинге сможет только крупный бизнес — мелкие фермы бессмысленны из-за слишком маленькой маржи


Несмотря на падение криптовалютного рынка в целом, майнеры заработали более $4,8 млрд в прошлом году, следует из данных РАКИБ. Но чем ниже падает курс биткоина, тем меньше зарабатывают майнеры.

По оценке директора по развитию BitCluster Дмитрия Шуваева, при текущем уровне сложности майнинг остается прибыльным, пока биткоин стоит более $2,8 тыс. (на момент написания материала курс биткоина составлял $3,63 тыс.). Сложность сети зависит от того, сколько компьютеров занимаются поиском хэша и, соответственно, получают свою часть дохода от эмиссии криптовалюты. Если в майнинг вовлекаются новые устройства, сложность увеличивается и доходность падает. Если компьютеров становится меньше — сложность сети падает, и доходность растёт.


Майнинг — самая примитивная часть блокчейна, и чтобы им заниматься — «большого ума не надо», говорит Евгений Гордеев.


«Сейчас самое худшее время для майнинга за 2-3 года, — констатирует Анатолий Князев. — Текущая доходность настолько смешная, что даже вернуть потраченные средства очень тяжело. Зачем майнить, если можно просто купить крипту и дождаться роста её стоимости?».

Тем, кто еще не успел заняться этим бизнесом, эксперты не рекомендуют вкладывать деньги в оборудование для майнинга, но владельцы мощностей еще могут извлечь выгоду. «Реально зарабатывают на майнинге только те, у кого есть оборудование на несколько миллионов долларов, — говорит Гордеев. — Количество сетей растет, потребности в майнинге — тоже, но не такими сумасшедшими темпами [как раньше]».




В России появится законопроект о цифровых финансовых активах, но бизнес недоволен его нынешней версией


В 2018 году в Белоруссии, Узбекистане, Таиланде и на Мальте вступили в силу законы, регулирующие криптопространство. Ожидается, что скоро централизованное правовое регулирование индустрии доберется до США, Великобритании, Франции, Германии, Сингапура, Израиля, Украины, Казахстана и Малайзии.

В России, вероятно, тоже примут законопроект «О цифровых финансовых активах» в 2019 году — его второе чтение в Госдуме запланировано на весеннюю сессию. По данным РАКИБ, в 2018 году в России на 12% выросло число майнеров (до 65 тыс. человек), на 4% — число криптотрейдеров (до 6,5 тыс.), а общее количество россиян, задействованных в криптоиндустрии, увеличилось на 22% (до 2 млн человек).


Заинтересованность россиян в криптоактивах и дальнейший рост показателей во многом зависят именно от качества регулирования.


Однако документ в его нынешнем виде не принимает бизнес-сообщество (его критикуют РСПП, РАКИБ и АНО «Цифровая экономика») — законопроект не описывает ключевые понятия «майнинг» и «криптовалюта» (хотя в предыдущей версии «криптовалютой» называли один из видов цифровых финансовых активов, а «майнинг» — добычей такого актива). Бизнес требует не ограничивать выпуск токенов, оборот криптовалюты, сделок с криптовалютой и токенами в «публичном» блокчейне и напрямую между владельцами цифровых активов. «Мы считаем, что законопроект не комплексный. Бессмысленно говорить о цифровой экономике, не описывая понятия, которые в ней существуют», — говорит глава РАКИБ Юрий Припачкин. Чтобы криптоэкономика заработала, достаточно разрешить майнинг и открытие криптокошельков, сформировать схему налогообложения и определить правила ICO, считает он.

Судя по высказываниям чиновников, курирующих сферу, власть вряд ли пойдет на поводу у бизнеса. В конце минувшего года вице-премьер Максим Акимов заявил об отсутствии планов существенно корректировать «ранее заявленную концепцию» законопроекта и обосновал осторожный подход к регулированию незрелостью технологии.




Рынок ждёт проекты на основе блокчейна, которые уже сейчас нужны потребителям


«В 2019 году будет расти количество проектов, связанных с реальными экономическими результатами», — говорит Юрий Припачкин. «Сейчас самое важное — это поиск решений для массового пользователя; всё остальное не имеет особого смысла», — вторит ему Евгений Гордеев.

Сдувшийся в 2018 году пузырь на рынке криптовалют повлиял на разработчиков: вместо создания кошельков и других элементов криптовалютной индустрии, они сосредоточились на запуске иных решений на основе блокчейна, сообщал «Коммерсант» в январе.

Блокчейн нужен на рынках, где важно регулировать отношения между игроками и свести к нулю риск обмана. Конечному пользователю даже не нужно знать, что тот или иной продукт сделан на блокчейне, отмечает Гордеев.


Технология уже сейчас применяется в торговле — для регулирования сделки продавца с потребителем, на рынке труда — для контроля за исполнением трудового договора, в юридической сфере — для защиты авторских прав, в медицине — для организации распределения лекарств.


Статистика крупнейшего агрегатора децентрализованных приложений State of the DApps показывает востребованность блокчейна в игровой индустрии и в сфере хранения данных. Пользователь может сдавать свободное место на жестком диске своего компьютера и получать взамен доступ к вычислительным мощностям облака, приводит пример Гордеев. В играх же блокчейн позволяет придать собственности и достижениям игроков внеигровую ценность, повышая ликвидность игровых активов.

Глава DeCenter также ждёт более активного проникновения блокчейна на финансовые рынки в 2019 году: активы будут токенизироваться, и массовый инвестор сможет торговать долями бумаг с минимальной стоимостью (например одной миллионной долей акции Tesla или любой другой крупной технологической компании, чьи бумаги представлены на торгах).

Но это далеко не полный список ситуаций, где может использоваться блокчейн: «Сейчас в любой нише — с десяток блокчейн-проектов». Какие рынки максимально выиграют от этого через несколько лет — предсказать невозможно, уверен эксперт: «Это примерно как в 1995 году открыть Mosaic (первый распространённый веб-браузер с графическим интерфейсом) и сказать, какой сайт станет самым популярным [через несколько лет]».

Simple предотвратила угрозу распространения трояна‑майнера с помощью Group‑IB TDS — Group-IB Медиа-центр

Group-IB, международная компания, специализирующаяся на предотвращении кибератак, обнаружила троянскую программу, использовавшую часть хостов для скрытого майнинга в одном из сегментов сети группы компаний Simple — одного из крупнейших импортеров и дистрибьюторов высококачественной алкогольной продукции на российском рынке. Программа для криптоджекинга была детектирована системой раннего обнаружения киберугроз Threat Detection System. Эксперты Group-IB констатируют, что несмотря на снижение количества инцидентов, связанных с этим видом мошенничества, эта угроза по-прежнему актуальна для российских коммерческих и государственных компаний.

Что произошло в Simple?

Группа компаний Simple, сотрудничает с Group-IB на протяжении трех лет. Некоторое время назад в Simple было принято решение расширить пакет приобретаемых услуг и продуктов за счет системы раннего предупреждения киберугроз Threat Detection System. Сразу после установки один из модулей продукта — TDS Sensor — зафиксировал подозрительную активность, квалифицированную как Coinminer: угроза исходила из части внутренних узлов клиента. Сотрудники ИТ-службы Simple оперативно провели сканирование сети несколькими антивирусами крупнейших российских и европейских производителей. Детектировать активность с помощью обычных антивирусных программ не удалось. «Вычислил» троян-майнер TDS Sensor — модуль сигнатурного анализа трафика и выявления сетевых аномалий, позволяющий выявлять различные типы атак с использованием ранее неизвестных программ по характерным признакам сетевых взаимодействий зараженных хостов. Анализируя трафик в защищаемом сегменте сети, TDS способен выявить факт компрометации узлов сети и заражение вредоносным ПО.В данном случае, это была программа-троян с функцией майнинга. Выяснилось, что часть хостов компании «майнили» криптовалюту. Дамп был проанализирован в Лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB, Simple оперативно заблокировал необходимые службы на «майнящих» хостах и, следуя рекомендациям экспертов Group-IB, ликвидировал угрозу.

Как один из крупнейших экспортеров вин и других напитков, группа компаний Simple внимательно относится к вопросам обеспечения информационной безопасности, поскольку для нас недопустимы риски, потенциально способные повлиять на стабильность работы ИТ-инфраструктуры компании и ее бизнес-процессов.
Владимир Бондарев

Руководитель департамента инфраструктуры и поддержки Simple

Чем опасен майнинг

Любое устройство (компьютер, смартфон, IoT, сервер и тд.) может быть использовано для криптоджекинга: именно поэтому установки систем детектирования на уровне рабочих станций недостаточно. Новые виды программ для майнинга, которые обходят системы безопасности, основанные только на сигнатурном подходе, появляются постоянно. Симметричным ответом этой угрозе является анализ разных проявлений майнинга на сетевом уровне. Для этого необходимо использовать, в том числе, технологии поведенческого анализа для выявления ранее неизвестных программ и инструментов.

Мошенники-криптоджекеры, промышляющие использованием чужой вычислительной мощности для майнинга криптовалюты без согласия или ведома владельца, зачастую не имеют криминального опыта и не являются профессиональными преступниками. Готовые инструменты для скрытого майнинга, не требующие для работы специальных технических навыков, свободно продаются на черном рынке. Такие „майнинг-киты“ активно используют непрофессиональные хакеры в качестве готовых и недорогих средств для быстрого обогащения. Доходы от майнинга напрямую зависят от количества зараженных машин в ботнете и их совокупной вычислительной мощности. В большинстве случаев такая активность не приносит сверхдоходов, поэтому интерес к нелигитимному майнингу по большей части скачкообразный. В то же время, угроза массовая: больше заразил — больше „намайнил“. И если 2017 год прошел под флагом вирусов-шифровальщиков, главный приз в 2018 году может достаться криптомайнерам. Пример Simple показателен: это „скрытая“ угроза, обнаружить которую можно только с помощью специальных средств для раннего предупреждения киберугроз. Как видно из этого примера, антивирусы могут оказаться бессильными против троянов с функцией майнинга.
Руслан Юсуфов

Директор департамента специальных проектов Group-IB

Эксперты Group-IB предупреждают о том, что майнинг это не только прямые финансовые потери вследствие повышенных затрат на электричество. Это также угроза устойчивости и непрерывности бизнес-процессов в силу замедления работы корпоративных систем и повышенной амортизации аппаратных средств. Заражение инфраструктуры трояном-майнером может привести к отказу корпоративных приложений, сетей и систем. Несанкционированная работа сторонних программ без ведома владельцев бизнеса чревата репутационными потерями, а также рисками со стороны комплаенса и регуляторов.

Для комплексного противодействия криптоджекингу важно выявлять все формы вредоносного кода, распространяющегося или уже работающего в сети, на основе регулярно обновляемой базы угроз систем класса Threat Intelligence. Анализ подозрительной активности всегда должен производиться в безопасной изолированной среде, при этом обеспечивая полную конфиденциальность данных о зараженных машинах, сегментах инфраструктуры и других ресурсах. Важно защищаться не только внутри своей сети, но и выявлять инструменты криптомайнинга, запускающие java-скрипт на взломанных ресурсах, целью которых является заражение как можно большего количества жертв. Есть и еще один популярный тип мошенничества: это классический инсайдер. Компании должны иметь возможность защищаться в том числе и от недобросовестных сотрудников, решивших умножить свой доход за счет ресурсов работодателя.

Российский эксперт рассказал о перспективах космического майнинга

Круглый стол «Добыча полезных ископаемых в космосе: настоящее и будущее» состоялся в рамках Международного научного симпозиума «Неделя горняка ‒ 2018», который проходил в эти дни в НИТУ «МИСиС» в Москве. Директор Центра инновационных горных технологий НИТУ «МИСиС» Павел Ананьев рассказал РИА Новости о космических буровых установках, добыче воды на Луне и 3D-принтерах на орбитальных станциях.

Вы являетесь одним из основателей Клуба космических старателей, в который входят представители Горного института НИТУ «МИСиС», руководство Томского государственного университета, Томского университета систем радиоуправления и электроники, а также некоторые представители российских институтов технологического развития. Над чем вы все вместе сейчас «стараетесь»?

«Старатели» на свой страх и риск продвигают тематику, связанную с освоением космической сырьевой базы. Сегодня в России эта тематика является закрытой, поскольку международное законодательство запрещает странам и компаниям заниматься майнингом природных космических объектов (добычей полезных ископаемых). Космос считается общим наследием человечества, и это регулируется соответствующим космическим правом.

Да, каждая страна имеет право исследовать космос, но никто не вправе присваивать космические богатства. Данное законодательство соблюдают все страны мира, за исключением двух ‒ США, где два года назад был принят национальный закон, разрешающий частным компаниям добычу в космосе, и Люксембурга, где не только принят соответствующий закон, но и само правительство всячески поощряет разработки в этом направлении.

Пока в космосе никто не копает, но в ближайшие 5–10 лет здесь будут создаваться очень серьезные научные заделы. Между тем, горно-перерабатывающее космическое дело ‒ огромный международный рынок, который оценивается в 3 триллиона долларов США.

Какова же цель российских «старателей»? Что вы хотите найти в космосе?

Я сразу вынесу за скобки попытки американских компаний добывать такие полезные ископаемые, как платина и золото. В космосе можно найти десятиметровый астероид, в котором запасы золота будут соизмеримы с золотым запасом планеты.

Основная наша цель — не нарушая международное законодательство, использовать ресурсы для построения исследовательских баз на космических объектах и орбитах. Сейчас 99 процентов грузов, которые выводятся на орбиту, это горючее. Если на природных космических объектах из лунного грунта будет добыта вода, и горючее на основе водорода будет производиться на месте, это в сотни раз удешевит освоение космоса, изменится вся парадигма космической техники.

Что конкретно сделано в рамках Центра инновационных горных технологий НИТУ «МИСиС» для достижения этой цели?

Мы уже создали техническое устройство, которое позволяет имитировать лунный грунт. Имитация принципиально отличается от того, что мы видим на Земле. Основная особенность состоит в том, что этот грунт даже при аналогичном минеральном составе должен иметь сильный электрический заряд, что сразу влечет за собой налипание на колеса, проблемы с безопасностью электроники и пр. Таким образом, мы уже имеем возможность проводить испытания, приближенные к условиям Луны.

Кроме того, мы работаем над созданием автоматической буровой установки, которая будет необходима для организации разведочных миссий на природных космических объектах.

Еще одно важное направление работы на базе МИСиС ‒ «флеш-металлургия»: испарение, разделение и кристаллизация грунтов и горных пород с целью получения в космосе металлов (порошков) для 3D-принтеров. То есть металлы извлекаются напрямую, минуя горную добычу, обогатительную переделку и металлургическую переделку. Мы ведь не можем себе позволить построить в космосе такую сложную технологическую цепочку по добыче металла, как существует на Земле.

Зачем человечеству это надо? Разве на Земле дел мало?

Цифровое производство, искусственный интеллект, глобализация ‒ все это приведет к тому, что человеку скоро станет совсем не интересно на Земле. И тогда встанет вопрос: куда развиваться дальше, что осваивать? И здесь у человека остается только два направления ‒ океан и космос.

В Россию ввезли оборудование для майнинга криптовалют стоимостью $40-60 млн

На ввезенном оборудовании можно майнить около 1,1% от всей мощности мировой биткоин-сети. РФ занимает третье место в мире по майнингу

Фото: depositphotos.com

Обновлено в 17:50

В Россию ввезли самую крупную разовую партию майнингового оборудования общей мощностью 70 мегаватт и оценочной стоимостью 40-60 млн долларов, сообщает «Коммерсантъ». Партия была доставлена из Азии в конце 2020 года на 14 фурах.

Оборудование начало майнить биткоины в городе Братске Иркутской области. Для этого в отдельном ангаре был запущен обособленный центр обработки данных (ЦОД) уровня Tier-III, который обеспечивает высокую безопасность работы оборудования. Майнить в России на нем можно три месяца, в США и Канаде — месяц, а в Китае — неделю.

РФ занимает третье место в мире по майнингу. Почему в России майнить выгодней, объясняет сооснователь платформы для криптофондов TokenBox Владимир Смеркис:

— Доходность майнинга зависит от нескольких показателей. Во-первых, это стоимость электроэнергии. В России, мы знаем, она не слишком дорогая и в некоторых регионах даже дешевая, в частности в Иркутской области. Также доходность зависит от сложности, которую выдает сеть. Сеть раз в некоторый промежуток времени ее сокращает в два раза, это называется SegWit. Следующий SegWit у нас грядет нескоро, поэтому пока что сложность майнинга остается на прежнем уровне. В-третьих, доходность зависит от стоимости оборудования. В последнее время майнинг-оборудование стало вновь актуальным. По мои последним расчетам, которые я делал несколько недель назад, оборудование в среднем должно окупаться примерно за год. Не стоит забывать, что мы также зависим от стоимости криптовалют, поэтому этот бизнес все равно является рисковым. Мы прекрасно помним 2018 год, когда биткоин с 20 тысяч долларов начал скатываться, мы видели его даже по три тысячи долларов. Тогда стоимость майнинга была не такой привлекательной, как сейчас.

— На оборудовании, которое завезли в декабре, заработать еще не удалось?

— Конечно, оно еще не окупилось, необходимо еще поработать около года, чтобы оно окупилось и начало зарабатывать. Крупнейшие мировые производители оборудования распродали на полгода вперед оборудование, которое они еще даже не произвели. Поэтому стоимость самого оборудования достаточно высока на рынке и даже на вторичном рынке. Оборудование б/у продается с большими наценками.

На ввезенном оборудовании можно майнить около 1,1% от всей мощности мировой биткоин-сети. На Китай, например, приходится около 50% рынка.

По словам опрошенных «Коммерсантом» экспертов, скорее всего, покупатель «имеет негласное разрешение майнить на высоком уровне». Иначе завозить оборудование на такую сумму слишком рискованно — закон о цифровых финансовых активах, вступивший в силу с начала 2021 года, не регламентирует деятельность майнеров. Существует возможность того, что майнинг будет признан услугой, а получение криптовалюты — оплатой таких услуг, что нарушит прямой запрет. Комментирует председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев:

Александр Журавлев председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России

В России около 8 млн граждан задействованы в криптоиндустрии: это как владельцы криптовалют, так и участники их майнинга.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Эпидемия убивает тысячи шахтеров. Регуляторы могли это остановить: NPR

Грег Келли дома в Дельфии, штат Кентукки. Бывший шахтер, Келли имеет запущенную стадию заболевания черного легкого, известную как осложненное черное легкое или прогрессирующий массивный фиброз. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Грег Келли дома в Дельфии, штат Кентукки. Келли, в прошлом шахтер, страдает заболеванием черного легкого на поздней стадии, известной как осложненное черное легкое или прогрессирующий массивный фиброз.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Внук Грега Келли, Кейден, бежит к затененному деревьями ручью за домом своего деда, чтобы поймать кроликов, в то время как Келли идет впереди, пытаясь не отставать. В небольшом дневном рюкзаке Келли находится кислородный баллон с прозрачной трубкой, прикрепленной к его носу. На коротком маршруте у него расставлены стулья, так что он может останавливаться каждые несколько минут, сесть и отдышаться, пока у него не будет достаточно ветра и сил, чтобы снова отправиться к ручью.

«Я просто молюсь, чтобы Господь дал мне как можно больше времени с ним», — сказал Келли, его глаза наполнились слезами. «Он просто облегчает мою жизнь. Я хочу развлечься с ним, насколько могу. И делать с ним все, что в моих силах».

Кейдену 9 лет, и даже в его возрасте он знает, что случилось с его лапой на угольных шахтах округа Харлан, штат Кентукки, где Келли проработал болтером 31 год.

«Эта угольная шахта испачкала твои легкие, не так ли?» — вспоминала Келли вопрос Кейдена.«Да, это так … И я не могу дышать, и мне нужен рюкзак, чтобы дышать», — сказала ему Келли.

Бывший угольщик Дэнни Смит и его семья ездили на квадроциклах и ходили в походы на этом восстановленном участке добычи угля в округе Пайк, штат Кентукки. Но Смит больше не может делать такие вещи из-за его тяжелой болезни черного легкого. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Бывший шахтер Дэнни Смит и его семья ездили на квадроциклах и ходили в походы на этом освоенном участке добычи угля в округе Пайк, штат Кентукки. Но Смит больше не может делать такие вещи из-за его запущенной болезни черного легкого.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Это знакомая сказка в Аппалачах. В двух часах езды к северу и востоку, за извилистыми горными дорогами, Дэнни Смит включил газонокосилку. На нем были джинсы, футболка и белая маска для лица, тянущаяся от глаз до подбородка, и он толкнул всего около 15 футов, прежде чем внезапно выключил газонокосилку, наклонился на колени и начал бесконтрольно рубить.

«О, Боже», — выдохнул он, выплевывая твердую черную субстанцию ​​с серыми полосами, а затем уставился на мертвую ткань легкого, окрашивающую траву. Все еще кашляя и тяжело дыша, Смит устроился в кресле на крыльце и прижал к носу кислородную трубку.

После того, как ему поставили диагноз «расширенное черное легкое», Смит может косить лужайку всего несколько минут за раз, прежде чем ему нужно будет перевести дыхание. Говард Беркес / NPR скрыть подпись

переключить подпись Говард Беркес / NPR

С тех пор, как Смиту поставили диагноз «расширенное черное легкое», он может косить лужайку всего несколько минут за раз, прежде чем ему нужно перевести дыхание.

Говард Беркес / NPR

После того, как он провел всего 12 лет под землей, его легкие настолько плохи, что он столкнулся с тем, что пришлось пережить шахтерам, которые были на несколько десятилетий старше и десятилетиями работали в горнодобывающей промышленности. Его легочная ткань умирает так быстро, говорит его респираторный терапевт, что она просто отслаивается.

«Я в ужасе», — сказал Смит, вспоминая страдания своего отца, когда он боролся с той же шахтерской болезнью.

«Я точно не хочу проходить через то, через что он прошел.Я видел много парней, которые умерли от черных легких, и все они так страдали ».

Келли говорит, что он боролся со своим внуком до того, как ему поставили диагноз «черная болезнь легких». Рыбалка — одно из немногих занятий, которыми он все еще может заниматься. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Келли говорит, что он боролся со своим внуком до того, как ему поставили диагноз «черная болезнь легких».Рыбалка — одно из немногих занятий, которыми он все еще может заниматься.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Многолетнее расследование, проведенное NPR и программой PBS Frontline , показало, что Смит и Келли являются участниками трагической и недавно обнаруженной вспышки поздней стадии заболевания черного легкого, известного как осложненное черное легкое или прогрессирующий массивный фиброз.

Федеральная программа мониторинга зарегистрировала всего 99 случаев запущенной черной болезни легких по всей стране за период с 2011 по 2016 год.Но NPR выявило более 2000 шахтеров, страдающих от этого заболевания, за тот же период времени и всего в пяти штатах Аппалачей.

И вот, анализ NPR / Frontline федеральных нормативных данных — десятилетия информации, записанной мониторами пылеулавливания, размещенными там, где работают угольщики, — выявил трагическую неспособность распознать явные признаки опасности и отреагировать на них.

На протяжении десятилетий государственные регулирующие органы располагали доказательствами чрезмерного воздействия токсичной шахтной пыли, которая может вызвать PMF, когда они происходили.Они знали, что такие шахтеры, как Келли и Смит, могут заболеть и умереть. Их призвали принять конкретные и прямые меры, чтобы остановить это. Но они этого не сделали.

«Мы потерпели неудачу», — сказала Селеста Монфортон, бывший регулятор по безопасности на шахтах в администрации Клинтона, которая изучила результаты исследования NPR / Frontline .

Келли и его жена Лиза прощаются перед воскресным обедом. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Келли и его жена Лиза прощаются перед воскресным обедом.

Рич-Джозеф Факун для NPR

«Если бы мы приняли меры в то время, я действительно верю, что мы бы не увидели болезнь, которую наблюдаем сейчас», — сказал Монфортон, ныне защитник безопасности на рабочем месте, преподающий в университетах Джорджа Вашингтона и штата Техас.

«Шахтеры умирают в таком молодом возрасте от облучения, случившегося 20 лет назад … Я имею в виду, что это такой грубый и откровенный пример нарушения нормативных требований».

Это «эпидемия» и «однозначно одна из самых страшных катастроф промышленной медицины, которые когда-либо описывались», — сказал Скотт Лэйни, эпидемиолог Национального института безопасности и гигиены труда.

«Мы подсчитываем тысячи случаев», — сказал он. «Тысячи, тысячи и тысячи случаев черного легкого. Тысячи случаев самой тяжелой формы черного легкого. И мы еще не закончили подсчет».

«По сути, они задыхаются, пока живы»

Эта продвинутая стадия черного легкого оставляет легкие твердыми и бесполезными, — говорит доктор Роберт Коэн, пульмонолог из Университета Иллинойса в Чикаго, который десятилетиями изучал черное легкое и Заболевание PMF.

«Вам гораздо труднее дышать, поэтому вы не можете тренироваться», — отметил Коэн. «Тогда ты не сможешь выполнять некоторые простые действия. Тогда ты едва сможешь дышать, просто сидя на месте. А потом тебе понадобится кислород. И тогда даже кислорода не хватит. И так … они, по сути, задыхаются, пока живы».

«Здесь много воспоминаний, хорошие и плохие», — говорит Смит, вспоминая годы своей работы на ныне несуществующей шахте Solid Energy в округе Пайк. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

«Здесь много воспоминаний, хорошие и плохие», — говорит Смит, вспоминая годы своей работы на ныне несуществующей шахте Solid Energy в округе Пайк.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Токсичная шахтная пыль, вызывающая тяжелые заболевания, — это не только угольная пыль. В его состав входит кремнезем, который образуется, когда горняки режут песчаник при добыче угля. Многие угольные пласты в центральных Аппалачах залиты песчаником, содержащим кварц. А когда кварц режут горнодобывающими машинами, он создает мелкие зазубренные частицы кремнеземной пыли — достаточно мелкие, чтобы их можно было легко вдохнуть, и достаточно острые, чтобы навсегда остаться в легких.

За последние 30 лет самые большие угольные пласты были разработаны в Аппалачах, в результате чего более тонкие пласты проходят через песчаник.

«Все хорошие пласты исчезли, потому что там почти не осталось твердых пластов угля», — вспоминала 54-летняя Келли. «И в угле [было] больше камня».

Пыль кремнезема, образовавшаяся в результате резки этой породы, была намного опаснее одной только угольной пыли.

Кремнезем «примерно в 20 раз более токсичен и может вызывать заболевания гораздо быстрее», — сказал Лэйни.

Расследование NPR / Frontline выявило тысячи случаев, когда шахтеры подвергались воздействию не только угольной пыли, но и опасного уровня токсичной кремнеземной пыли. Собственные данные Федерального управления по безопасности и охране здоровья в шахтах фиксируют 21 000 случаев чрезмерного воздействия кремнезема с 1986 года.

В то же время NPR выявило диагнозы «черных легких» у шахтеров в возрасте от 30 лет, которые также испытали быстрое прогрессирование до поздней стадии PMF.Смит говорит, что ему поставили диагноз PMF в 39 лет. NIOSH подтвердил эту тенденцию в своих исследованиях.

«У нас есть тела, чтобы доказать это»

NPR / Frontline проанализировал данные, собранные федеральными регулирующими органами за 30 лет. Они измеряют угольную и кремнеземную пыль там, где работают шахтеры, и в 85 процентах собранных проб содержание кремнезема было на безопасном уровне. Но для остальных 15 процентов — что составляет 21 000 образцов пыли — данные показывают, что горняки подвергались чрезмерному воздействию кремнезема, что нарушало федеральные стандарты здравоохранения.

«Это то, что вызывает болезнь, — это чрезмерное воздействие», — сказал Джим Уикс, промышленный гигиенист и специалист по шахтной пыли в MSHA в администрации Обамы и в профсоюзе United Mine Workers до этого.

Если бы мы приняли меры в то время, я действительно верю, что мы бы не увидели болезнь, которую наблюдаем сейчас.

Селеста Монфортон, бывший регулятор безопасности шахты администрации Клинтона

Обзор правил по добыче шахтной пыли, проведенный NPR, также обнаружил, что федеральное правоохранительные органы напрямую не рассматривают кремнеземную пыль.Если регуляторы измеряют слишком много кремнезема в шахтном воздухе, они ставят угольные шахты на гораздо более жесткие пределы для угольной пыли. Это должно снизить воздействие кремнезема, потому что уголь и кремнеземная пыль часто смешиваются.

Но наше расследование показало, что этот косвенный подход к контролю за кремнеземной пылью не всегда работает. Данные MSHA по отбору проб пыли за 30 лет показывают опасные уровни кремнезема или кварца там, где шахтеры работали почти 9000 раз, даже после того, как угольные шахты были обязаны соблюдать пониженные ограничения на угольную пыль.

«Они не обратили должного внимания», — заключает Уикс. «И … у нас есть тела, чтобы доказать это. Я имею в виду, что эти парни не умерли бы, если бы люди обращали внимание на кварц. Это так просто».

Заброшенный завод по переработке угля находится недалеко от дома Смита в округе Пайк. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Заброшенный завод по переработке угля возле дома Смита в округе Пайк.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Мы обнаружили еще один пример передержки в данных MSHA. Каждый раз, когда федеральные инспекторы шахт выдавали ссылки на слишком много кремнезема, что они делали лишь в небольшой части времени, они включали оценку того, сколько горняков пострадало. Обзор этих данных показывает, что более 9000 рабочих подверглись воздействию кремнезема, уровень которого был признан опасным.

Такое чрезмерное воздействие кремнезема почти наверняка происходит чаще, чем предполагают данные.Это потому, что данные показывают только то, что происходит, когда регулирующие органы проводят проверки. Инспекторы не проверяют большую часть рабочего времени шахтеров. Отбор проб пыли проводится во время регулярных шахтных инспекций, которые планируются четыре раза в год в подземных выработках и два раза в год при проведении работ на поверхности.

И до недавнего времени отбор проб не производился каждый час, когда горняки работали, или пока шахты работали на полную мощность.

Еще один вывод исследования NPR / Frontline : в некоторые из самых тяжелых периодов воздействия кремнезема правила разрешают горнякам работать без какого-либо контроля за ним.

Белая каменная пыль

Смит проехал мимо пары соседних угольных шахт недалеко от своего дома в Канаде, штат Кентукки, где он и другие шахтеры месяцами копали только камни.

Он не хотел останавливаться у энергетической шахты Рокхаус, хотя она и закрыта, потому что охранники наблюдали за этим со стоянки. Поэтому он медленно прошел мимо, описывая рабочие смены, которые длились по 16 часов в день, семь дней в неделю, в течение нескольких месяцев, пока он прорубал твердые породы.Они использовали буровые установки и горные машины, чтобы копать под землей из одного угольного пласта в другой.

«Вы бы видели не угольную пыль, — сказал Смит. «Это было больше похоже на белый камень … пыль».

Смит и его сотрудники вырубали так называемую горную шахту. На самом деле это не добыча, потому что здесь нет угля. Все дело в прорезании горных склонов или глыб горных пород, чтобы добраться до угольных пластов.

А поскольку угля нет, считается, что это добыча полезных ископаемых или строительство.Поэтому отбор проб воздуха на предмет токсичной пыли не требуется, даже если это наиболее опасная пыль. Бывшие должностные лица MSHA сказали нам, что это сделали некоторые инспекторы, но большинство — нет.

За свою карьеру Смит провел месяцы, вырубая как минимум две горные выработки, и считает, что это может объяснить его тяжелую болезнь, хотя он проработал под землей всего 12 лет.

На старой фотографии Келли, сделанной, когда ему было 19 лет, он делает перерыв после работы на шахте. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

На старой фотографии Келли, сделанной, когда ему было 19 лет, он делает перерыв после работы в шахте.

Рич-Джозеф Факун для NPR

«Вполне возможно», — сказал он, когда мы проезжали заброшенные конвейерные ленты шахты, тянущиеся по дороге. «Большую часть моей карьеры в горнодобывающей промышленности я работаю горнорабочим непрерывным способом. Я также работаю на анкерном креплении. И это вполне возможно, учитывая все часы, которые мы проработали».

Кровельные анкеры работают с машиной, которая прикрепляет опоры кровли к подземным выработкам путем бурения в твердых породах. У машин есть индивидуальные системы пылеудаления, которые отсасывают пыль, но горняки жалуются, что у них появляются взрывы кремнеземной пыли, когда они начинают бурение, а затем, когда они опорожняют ящики, собирающие пыль, которая была отсосана во время бурения.

Машина, известная как комбайн непрерывного действия, перемалывает горные породы и уголь. Предполагается, что пыль контролируется массивными вентиляторами, которые прокачивают воздух через шахту, а тяжелые занавески направляют этот воздух, чтобы сметать пыль. Горные машины разбрызгивают воду во время резки, чтобы сбить пыль.

NPR опросило 34 угольщиков с диагнозом PMF и от 12 до 40 лет в горнодобывающей промышленности в Пенсильвании, Западной Вирджинии, Вирджинии и Кентукки. Многие говорили нам, что иногда средства контроля пыли работали, а иногда — нет.

Федеральный закон требует, чтобы горнодобывающие компании предлагали горнякам пылезащитные маски или респираторы, но их использование не является обязательным. Закон считает их второстепенным и дополнительным средством защиты. От шахт требуется, в первую очередь, очищать воздух от опасной пыли.

Большинство опрошенных нами больных и умирающих шахтеров, которые использовали респираторы, говорили, что они часто не работают.

«Они забивались пылью, потом и слюной», — сказал Эдвард Уэйн Браун, который провел 21 год под землей в округе Бьюкенен, штат Вирджиния.«А потом кажется, что кто-то просто сидит, закрыв тебе лицо рукой».

Фактически, десятки горняков, включая Смита, подали иски об ответственности за качество продукции против поставщиков респираторов. Большинство дел еще не рассмотрены, но по некоторым из них майнерам были вынесены многомиллионные вердикты.

«Это, вероятно, самая старая из известных профессиональных опасностей», — сказал отставной промышленный гигиенист Уикс, у которого есть коллекция старинных книг, подтверждающих это — со ссылками на опасность шахтной пыли от Плиния Старшего в первом веке и еще одну, датируемую 15 веком. век.

«В этом нет ничего нового», — добавил Уикс. «И можно подумать, что к настоящему времени мы придумали, как с этим бороться».

Не видите рисунок выше? Щелкните здесь

Осведомленность о кварцевой пыли как об опасности в Соединенных Штатах насчитывает не менее 100 лет, и ряд исследований и отчетов начался в 1908 году. В 1930-х годах сотни рабочих заболели и погибли от воздействия кремнеземной пыли. во время прокладки туннеля через гору твердых пород в Западной Вирджинии.

В 1974 году NIOSH впервые призвал к введению пределов воздействия кремнезема вдвое более строгих, чем те, которые действуют для шахтеров и других рабочих. Но только в 1990-х годах MSHA и другие начали серьезно относиться к кремнезему на угольных шахтах.

NPR и Frontline получили внутренние служебные записки от администрации Клинтона, которые в то время демонстрировали тревогу по поводу кластеров прогрессирующего заболевания легких у шахтеров в возрасте 40 лет. MSHA разослало угледобывающим компаниям предупреждения о чрезмерном воздействии кремнеземной пыли и тяжелое заболевание среди горняков.NIOSH снова призвал к вдвое более жесткому пределу воздействия кремнезема, а также к отдельному регулированию кремнезема, как это сделал консультативный комитет Министерства труда.

«Сначала мы начали национальную кампанию по повышению осведомленности», — вспоминал Давит МакАтир, помощник министра труда по вопросам безопасности и здоровья на шахтах с 1994 по 2000 год.

У нас есть тела, чтобы доказать это. Эти парни не умерли бы, если бы люди обращали внимание на кварц. Это так просто.

Джим Уикс, промышленный гигиенист и специалист по шахтной пыли

«И именно эта кампания начала пытаться выполнить требования по диоксиду кремния, поднять стандарт по диоксиду кремния и начать отдельный путь к контролю за диоксидом кремния».

МакАтир предложил капитальный ремонт системы отбора проб пыли, который включал другие лазейки, которые позволяли чрезмерное воздействие и неточное измерение пыли угольных шахт. Но это мероприятие натолкнулось на жесткую оппозицию со стороны Национальной горнодобывающей ассоциации, крупнейшей лоббистской группы в отрасли.Группа подала в суд на некоторые элементы плана и выиграла.

«А потом у нас закончилось время», — говорит МакАтир. «И это то, что прискорбно и подвергает риску множество жизней».

Бойницы для шахтной пыли

При администрации Джорджа Буша-младшего регулирование содержания кремнеземной пыли не рассматривалось. Во время администрации Обамы защитник шахтной безопасности Джо Мэйн отвечал за MSHA. Мэйн долгое время был директором по охране труда и технике безопасности в профсоюзе горняков и входил в консультативный комитет Министерства труда, который еще в 1996 году стремился к более жесткому регулированию диоксида кремния.

«Было совершенно очевидно, что вся эта схема, которая существовала, от которой заболело так много людей, должна быть изменена и должна быть исправлена», — сказал Мэйн.

Ему удалось закрыть основные лазейки с шахтной пылью, и он внедрил новую технологию — устройства для отбора проб пыли, которые измеряли угольную пыль в реальном времени и помогли сделать отбор проб более быстрым, честным и точным.

Main также ужесточил пределы воздействия на угольную пыль. Но не предел воздействия кремнезема.Он не включил в свой план никаких конкретных действий с кремнеземом.

«Как говорится, прилив поднимает все лодки», — пояснил Мэйн. «Мы собирались получить выгоду от снижения общего воздействия пыли тем, что мы сделали. [Это] снизило бы не только пыль угольных шахт, но и всю пыль, которая входила в нее, включая кремнезем».

Но, как показывает анализ данных NPR / Frontline , в прошлом эта формула терпела неудачу тысячи раз. Снижение общего количества шахтной пыли не обязательно снижает воздействие кремнезема до безопасных уровней.

В течение 12 лет Смит работал в основном на Sidney Coal Co. Сидни принадлежал Massey Energy, несуществующему угольному гиганту, в истории которого было несколько аварий на шахтах, и генеральному директору, который попал в федеральную тюрьму за сговор с целью нарушения законов о безопасности на шахтах. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Смит работал в основном на Sidney Coal Co.в течение 12 лет работы подземным горняком. Сидни принадлежал Massey Energy, несуществующему угольному гиганту, в истории которого было несколько аварий на шахтах, и генеральному директору, который попал в федеральную тюрьму за сговор с целью нарушения законов о безопасности на шахтах.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Monforton задается вопросом, почему MSHA пропустило или проигнорировало эту часть данных отбора проб пыли.

«Тот факт, что [NPR и Frontline ] вернулись на 30 лет назад и рассмотрели эти данные, и эти данные были доступны агентству для оценки, почему эта проблема не была обнаружена и исправлена?» — спросил Монфортон.

Мэйн и другие бывшие должностные лица MSHA говорят, что они думали, что делали то, что им нужно было сделать, чтобы контролировать кремнезем.

Другое агентство действовало с кремнеземом во время администрации Обамы. Управление по охране труда и технике безопасности завершило 44-летний обзор воздействия кремнезема, приняв более жесткие правила в отношении кремнеземной пыли.

Итак, теперь каждая отрасль в стране, занимающаяся резкой горных пород, каждая отрасль, кроме горнодобывающей, имеет отдельное регулирование содержания кремнезема и имеет вдвое более жесткий предел воздействия — предел, впервые рекомендованный NIOSH в 1974 году.

Горнодобывающие компании также знали, что они режут больше кварца, производят больше кварцевой пыли и подвергают горняков воздействию токсичной пыли. Они не только были четко предупреждены MSHA в 1990-х годах; они могли видеть, что происходило в их шахтах. Резка породы замедляет работу горных машин и вредит производству. И прежде чем продавать уголь, нужно удалить его из угля.

Итак, NPR и Frontline хотели узнать, почему горнодобывающие компании не действуют в одиночку, чтобы защитить своих рабочих.

«Конечно, они могли это сделать», — ответил Брюс Ватцман, ведущий лоббист Национальной горнодобывающей ассоциации более 30 лет.«Но … я не собираюсь строить предположения о том, почему они сделали или не сделали то, что выбрали».

«Мы делаем упор здесь на перспективу», — сказал он. «Как мы предотвратим это в будущем? Я не могу ответить за … то, что произошло в прошлом».

Ватцман также утверждал, что отрасль «сегодня работает намного лучше, чем в прошлом, гораздо лучше».

Эта оценка основана на новых данных от MSHA в соответствии с новыми правилами по пыли угольных шахт, которые начали действовать в 2014 году. С тех пор горнодобывающие компании соблюдают пределы воздействия угольной и кремнеземной пыли в 99% случаев, как показывают данные.

MSHA привела те же данные в письменном заявлении для NPR и Frontline .

«Правило пыли … значительно снизило воздействие на горняков вдыхаемой пыли», — написала пресс-секретарь MSHA Эми Лувьер, которая также отметила резкое падение за последние 10 лет процентного содержания проб шахтной пыли с избытком кремнезема. Ее заявление не касалось результатов NPR / Frontline , показывающих 30-летнее чрезмерное воздействие кремнезема.

«MSHA продолжает усердно работать над защитой здоровья шахтеров», — сказал Лувьер.

Но эпидемиолог NIOSH Лэйни не уверен, что проблема решена.

«Они собираются очень редко, поэтому мы не знаем, что происходит с этими майнерами, когда они не отбираются», — сказал Лэйни. «В девяносто девяти процентах случаев у нас нет информации об этом».

Это также заключение недавнего обзора Национальной академии наук, инженерии и медицины. Комитет по обзору заявил, что новые правила в отношении угольной пыли «не могут гарантировать, что воздействие будет контролироваться надлежащим образом или что в будущем уровень заболеваемости снизится.«

Также потребуется 10 лет или больше, чтобы узнать, приведут ли новые правила к пыли к меньшему количеству случаев заболевания. Столько времени требуется для развития болезни.

» Я сказал, что подозреваю кремнезем. Я не сказал, что это было «

MSHA отклонило несколько запросов на интервью с высшими должностными лицами агентства, включая Дэвида Затезало, бывшего руководителя угольной компании и лоббиста отрасли, который сейчас возглавляет агентство.

Итак, мы пришли в Университет Западной Вирджинии. в сентябре, когда Затезало должен был появиться на публике.

«В медицинских кругах вы слышите фразу о прогрессирующем массивном фиброзе и тому подобном», — сказал Затезало аудитории, состоящей из студентов горных инженеров, сотрудников агентств, руководителей отрасли и лоббистов.

«Я считаю, что все это явно проблемы с кремнеземом», — продолжил Затезало. «Кремнезем — это то, что нужно контролировать».

Но сразу после его речи, когда к нему подошли NPR и Frontline , Затезало внезапно начал сомневаться в отношении кремнезема и PMF.

«Я не думаю, что наука о причинно-следственной связи так четко определена», — сказал Затезало.

На вопрос о прямой связи между кремнеземом и болезнями, которые он описал в своей речи, Затезало занял оборонительную позицию.

«Нет, я сказал, что подозреваю кремнезем. Я не сказал, что это был… Я думаю, до тех пор, пока вы не поймете, что это, вы на самом деле не знаете», — ответил Затезало.

На данный момент, при Затезало, MSHA не планирует устанавливать более жесткие ограничения на кремнеземную пыль или отдельно регулировать содержание кремнезема в угольных шахтах.

Компьютерная томография показывает повреждение легких Смита, вызванное прогрессирующим массивным фиброзом. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Компьютерная томография показывает повреждение легких Смита, вызванное прогрессирующим массивным фиброзом.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Тем временем эпидемия PMF продолжается. По данным NIOSH, самая большая группа заболеваний, о которой когда-либо сообщалось, продолжает развиваться в клиниках черных легких Stone Mountain Health Services в Юго-Западной Вирджинии. Клиники продолжают диагностировать новые случаи со скоростью около десятка в месяц.

«Я не вижу никакого замедления роста», — говорит Рон Карсон, который руководил клиниками Стоун-Маунтин 28 лет, прежде чем выйти на пенсию в начале этого года.

«Я думаю, что Америке нужно знать, что эти шахтеры … заплатили цену», — срывающимся голосом добавил Карсон. Карсон сослался на десятилетнюю зависимость страны от угля для производства электроэнергии и стали.

«Они заплатили цену, чтобы мы могли иметь роскошь, и … так много умерло. Тысячи умерли».

«Каждый из нас либо искалечен, либо мертв»

У Келли есть длинный список простых задач, которые он больше не может выполнять: пройти по подъездной дорожке к почтовому ящику; поднимаясь по нескольким ступеням к своему сараю; катание на лошадях; даже просто вставая, чтобы отправиться в ванную.По его словам, он должен остановиться и отдохнуть по дороге.

Но больше всего больно то, что он не может делать со своим внуком Кейденом, особенно игривая борьба на полу.

«Теперь он должен бороться с подушкой, пока я объявляю матч», — сказал Келли, его голос прерывался, а глаза покраснели. «Это все еще весело, но …» — и Келли замолчал, его лицо напряглось, а слезы текли.

«Я хочу быть этой подушкой».

Незавершенные проекты разбросаны по дому Келли.У Келли есть длинный список простых задач, которые он больше не может выполнять; даже просто дойти до почтового ящика сложно. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Незавершенные проекты разбросаны по дому Келли.У Келли есть длинный список простых задач, которые он больше не может выполнять; даже просто дойти до почтового ящика сложно.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Смит подъехал к другой шахте, которая также была закрыта, но не имела охраны на заросшей сорняками стоянке. Эта шахта Solid Energy, а также шахта Rockhouse, которую он проезжал ранее, находились под управлением Massey Energy, ныне несуществующей компании со смертельными катастрофами на шахтах в ее истории и генерального директора, который попал в тюрьму за заговор с целью нарушения законов о безопасности на шахтах.

Смит вышел и подошел к ржавому забору с замком. Его лицо закрашивала бейсболка. Солнцезащитные очки скрывали его слезы.

«Последние два года он [ел] меня, — сказал он, — что я умру из-за этого … Из всего, что могло убить меня, пока я там работал, камнепады и все такое, я все это пережил. И спустя годы я узнаю, что умру от черного легкого. И это душераздирающе ».

Затем Смит упомянул свою жену и двух дочерей и поинтересовался, что с ними будет, когда он уйдет.Он задавался вопросом о внуках, которых он, возможно, никогда не увидит. Его голос снова прервался, он говорил о волнении молодого шахтера, о надежде и обещаниях хорошей заработной платы и хорошей жизни.

«Мы все были молоды, сильны и полны, и они воспользовались нами. Каждый из нас либо калек, либо мертв. Мы все были молодыми людьми», — сказал он, тихо плача.

Смит выбрал для себя участок на семейном кладбище на его территории, за надгробием своих родителей. Рич-Джозеф Факун для NPR скрыть подпись

переключить подпись Рич-Джозеф Факун для NPR

Смит выбрал для себя участок на семейном кладбище в его собственности, за могилой своих родителей.

Рич-Джозеф Факун для NPR

Вернувшись в свой дом в узкой долине — кричащей — в Канаде, штат Кентукки, Смит указал на семейное кладбище на холме на краю лужайки, которую он с таким трудом подстригает. На нем изображено единственное надгробие с яркими цветами и именами его родителей. Смит сказал нам, что за ним в тени находится участок захоронения, который он выбрал для себя. Ему 46 лет.

из NPR Аделина Лансианес, Барбара Ван Верком, Кэти Лори и Кэт Шукнехт; Элейн Макмиллион Шелдон из ФРОНТЛАЙН; Бенни Беккер и Джефф Янг из Ohio Valley ReSource; и Эллен Смит из «Новости безопасности и здоровья шахт» внесли свой вклад в эту историю.

Вот что происходит, когда биткойн-майнеры захватывают ваш город

Пол Робертс — журналист из Сиэтла, который пишет о технологиях, бизнесе и политике. Его последняя книга — Импульсное общество: Америка в эпоху мгновенного вознаграждения . Следуйте за ним в Twitter @pauledroberts.

EAST WENATCHEE, Вашингтон — Руки на колесе , глаза прищурены от зимнего солнца, Лорен Миехе спускает свой Land Rover на главную улицу и рассказывает мне, как он раньше обнаруживал многообещающие участки для строительства биткойн-шахты еще в 2013 году. когда он был только что приехавшим технарем из Сиэтла и только что открыл для себя эту сонную деревенскую общину.

Достопримечательностью тогда, как и сейчас, была река Колумбия, которую мы можем увидеть через несколько кварталов слева от нас. Майнинг биткойнов — сложный процесс, в котором компьютеры решают сложную математическую задачу, чтобы выиграть пачку виртуальной валюты — требует чрезмерного количества электроэнергии, а благодаря пяти гидроэлектростанциям, которые находятся на этом участке реки, примерно в трех часах езды к востоку от Сиэтла, горняки могли купить эту электроэнергию здесь дешевле, чем где-либо еще в стране. Задолго до того, как местные жители даже услышали слова «криптовалюта» или «блокчейн», Мие и его коллеги поняли, что этот полузасушливый сельскохозяйственный регион, известный как бассейн Средней Колумбии, был лучшим местом для майнинга биткойнов в Америке — и, возможно, во всем мире.

Уловка заключалась в том, чтобы найти место, где можно было бы задействовать всю эту дешевую электроэнергию. Вам нужно было существующее здание, потому что в те дни, когда биткойн торговался всего за несколько долларов, никто не мог позволить себе построить что-то новое. Вам нужно место для нескольких сотен высокоскоростных компьютерных серверов, а также для сверхмощной системы охлаждения, чтобы не допустить их расплавления, когда они производят триллионы вычислений, необходимых для майнинга биткойнов. Прежде всего, вам нужно было место, которое могло бы обрабатывать много электроэнергии — четверть мегаватта, может быть, или даже пол мегаватта, достаточно, чтобы осветить пару сотен домов.

Лучшими участками добычи были старые склады фруктов — бассейн известен не только своими мегаваттами, но и яблоками, но они были раскуплены рано. Так что Мие, высокая общительная 38-летняя девушка, которая впоследствии устроила здесь цепочку шахт, научилась искать менее очевидные решения. Он бродил по переулкам и проселочным дорогам в поисках неработающих предприятий, которые когда-то могли потреблять много энергии. Скажем, старый механический цех. Закрытый круглосуточный магазин. Или это: Миехе замедляет Land Rover и указывает на закрытую ставнями автомойку, печально стоящую рядом с Taco Bell.Он говорит, что в нем есть место. А что касается водяных насосов и нагревателей, «вероятно, недалеко отсюда распределяется тонна электроэнергии», — говорит мне Миехе. «Это может быть биткойн-шахта».

В наши дни, говорит Миехе, серьезный майнер даже не посмотрел бы на такой сайт. Поскольку стремительно растущая цена биткойна привлекла тысячи новых игроков по всему миру, странная математика, лежащая в основе этой криптовалюты, неуклонно усложнялась. Для генерации одного биткойна требуется гораздо больше серверов, чем раньше, и гораздо больше мощности.Сегодня пол-мегаваттная шахта, по словам Миехе, «ничто». Коммерческие горнодобывающие компании, которые сейчас вливаются в долину, строят площадки с десятками тысяч серверов и электрическими нагрузками до 30 мегаватт, или достаточно, чтобы обеспечить электричеством район из 13 000 домов. И в гонке вооружений, в которую превратился майнинг криптовалюты, даже эти операции скоро будут считаться мелкими. Мие знает о существенно более крупных горнодобывающих проектах в бассейне, поддерживаемых иностранными инвесторами с Уолл-стрит, Европы и Азии, чья стратегия разведки, как он выражается, сводится к «беготне с чековой книжкой, просто пытающейся попасть туда и обосноваться». масштаб.”

В течение многих лет мало кто из жителей действительно понимал, насколько привлекателен их регион для шахтеров, которые в основном выполняли свои эзотерические вычисления, спрятанные на складах и в подвалах. Но те дни прошли. За последние два года, и особенно в течение 2017 года, когда цена одного биткойна подскочила с 1000 долларов до более чем 19000 долларов, в регионе возникла атмосфера бума. В трех сельских округах бассейна Средней Колумбии — Челан, Дуглас и Грант — фруктовые сады и фермерские поля теперь разделяют холмистый ландшафт с шахтами любого размера, от промышленных предприятий до перепрофилированных складов, грузовых контейнеров и даже навесов на заднем дворе.Посторонние настолько стремятся превратить мощь бассейна в криптовалюту, что этой зимой несколько потенциальных майнеров из Азии вылетели на своем частном самолете в местный аэропорт, взяли напрокат автомобиль к одной из местных плотин и, по словам представителя коммунального предприятия, вежливо проинформировал персонал центра для посетителей плотины: «Мы хотим увидеть хозяина плотины, потому что хотим купить электричество».

Через него протекает река | Самая дешевая электроэнергия в стране, производимая на плотинах гидроэлектростанций на реке Колумбия, вызвала бум добычи биткойнов и других криптовалют, который трансформирует бассейн Средней Колумбии, расположенный в трех часах езды к востоку от Сиэтла.| Патрик Каван Браун для журнала Politico

Бассейн Средней Колумбии — не единственное место, где виртуальное царство криптовалюты сталкивается с реальным миром мегаватт и недвижимости. В таких местах, как Китай, Венесуэла и Исландия, дешевая земля и даже более дешевая электроэнергия привели к оживленным центрам добычи полезных ископаемых. Но этот бассейн с самого начала превратился в один из самых быстрорастущих городов. К концу 2018 года, по некоторым оценкам, на майнеры здесь может приходиться от 15 до 30 процентов всего майнинга биткойнов в мире, а также впечатляющие доли других криптовалют, таких как Ethereum и Litecoin.И, как и в любом быстро развивающемся городе, этот успех создал напряженность. Были споры между майнерами и местными жителями, банкротства и попытки взяточничества, судебные процессы и даже своего рода усиление партизанской войны между местными коммунальными службами и призрачной армией пиратов-контрабандистов, которые устанавливали свои серверы в подвалах и гаражах и максимально использовали местные электрические сети. .

В более широком смысле, регион с тревогой наблюдает за тем, как один из его крупнейших природных ресурсов — гигантский избыток гидроэлектроэнергии — поглощается сектором, который едва существовал пять лет назад и который обычно высмеивается как очередной крах дот-комов. версия века голландского повального увлечения тюльпанами или, как обозреватель New York Times Пол Кругман выразился в январе, схема Понци.В самом деле, даже когда Миехе демонстрировал свои поисковые решения, цена биткойна уже упала до отметки в 5900 долларов и возродила широко распространенные сомнения относительно будущего виртуальных валют.

Несмотря на то, что энтузиасты криптовалюты стекаются в регион, многие местные жители по-прежнему скептически относятся к тому, что биткойн-бум будет значить для экономики региона. Вот оптовый торговец с закрытыми ставнями в центре Уэнатчи. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Для местных энтузиастов криптовалюты эти пращи и стрелы очень важны.Они верят не только в то, что криптовалюта сделает их лично очень богатыми, но и в то, что у этого ранее удаленного региона есть реальный шанс стать центром — а, возможно, центром — грядущей технологической революции с хорошо оплачиваемая работа и процветание, подпитываемое технологиями, которые обычно текут только в «позолоченные» центры «знаний», такие как Сиэтл и Сан-Франциско. Малачи Сальсидо, строительный подрядчик Wenatchee, который перешел на биткойн в 2014 году и в настоящее время является одним из крупнейших игроков в бассейне, выражается в широких терминах.Он говорит мне, что бассейн «строит платформу, которую будет использовать весь мир».

И прямо между этими двумя конкурирующими нарративами находятся сообщества Срединно-Колумбийского бассейна, которые с тревогой пытаются ответить на вопрос, который для большинства из нас является просто забавной абстракцией: существует ли биткойн на самом деле?

***

В нескольких милях от закрытой ставнями автомойки Дэвид Карлсон стоит на краю обширной строительной площадки и наблюдает, как рабочие устанавливают крышу на Giga Pod, автономной криптомайне, которую Карлсон спроектировал для сборки в течение нескольких недель. .По завершении сборная конструкция с деревянным каркасом размером примерно 12 на 48 футов будет оснащена сотнями высокоскоростных серверов, которые в совокупности потребляют чуть более мегаватта энергии и, теоретически, будут способны производить около 80 биткойнов в год. месяц. Сам Карлсон не будет шахтером; его компания Giga-Watt будет использовать этот модуль в качестве хостинга для других майнеров. К лету Giga-Watt ожидает, что здесь будет 24 модуля, производящих биткойны и другие криптовалюты, большинство из которых будет использовать один и тот же требовательный к вычислениям, криптографически защищенный протокол, называемый блокчейном.«Мы именно там, где резина попадает в путь с блокчейном», — кричит Карлсон, когда мы заходим в первый завершенный модуль проекта и стоим между высокой стойкой серверов размером с тостер и группой ревущих охлаждающих вентиляторов. Основное применение технологии блокчейн сейчас — это ведение растущего электронного реестра каждой транзакции с биткойнами, когда-либо совершавшейся. Но многие майнеры видят в этом механизм учета будущего. «Мы находимся там, где блокчейн переходит от этой виртуальной концепции к чему-то реальному в мире, — говорит Карлсон, — к чему-то, что кто-то должен был построить и на самом деле работает.”

Конечно, все это реальное явление и столкновение с дорогами сейчас немного сложно представить. Зимние бури, которые превратили Каскадные горы в ослепительно белый цвет, также превратили строительную площадку в красноватое болото, которое тащит рабочих и оборудование. Кроме того, нетерпеливые инвесторы допустили провалы, отложили подключение коммунальных предприятий и недавно урегулировали судебный процесс. Но Карлсон кажется невозмутимым. «Они фактически заставляют это работать», — сказал он мне ранее, имея в виду рабочих, покрытых грязью.«В обычном проекте они могут просто сказать:« Давайте подождем до весны », — добавляет Карлсон. «Но в биткойнах и блокчейнах нет остановки». Действительно, спрос на услуги хостинга в бассейне настолько высок, что отчаявшийся горняк предложил Карлсону Lamborghini, если Карлсон поставит его во главе списка ожидания капсул. «Я не принял предложение», — уверяет меня Карлсон. «И мне нравятся Lamborghinis!»

Пятничная обложка

Подпишитесь на лучшее письмо недели журнала POLITICO Magazine, которое доставляется вам на почту каждую пятницу утром.

Карлсон стал лицом криптовалютного бума в бассейне Средней Колумбии. Четко выраженный, заразительно оптимистичный, с седеющими волосами и подстриженной бородой, разработчик программного обеспечения Microsoft, ставший серийным предпринимателем, построил серию шахт, заработал (и потерял) несколько биткойн-состояний и пережил бесчисленные неудачи, чтобы стать одним из крупнейших игроков в регионе. Другие местные горняки благодарят Карлсона за запуск стрелы в бассейне еще в 2012 году, когда он обнаружился в потрепанной Honda посреди метели и установил свои серверы в старом мебельном магазине.Карлсон не пошел бы так далеко, но 47-летний мужчина был одним из первых, кто понял, когда еще тогда, когда биткойн все еще был чем-то, что видеоигры добывали в своих подвалах, что вы можете заработать серьезные деньги, добывая биткойны в больших масштабах, но только если можно будет найти место с дешевым электричеством.

Когда вы платите кому-то биткойнами, вы запускаете процесс возрастающей энергоемкой сложности. Ваш платеж представляет собой электронное сообщение, которое содержит полную информацию о происхождении вашего биткойна, а также данные о том, кому вы его отправляете (и, если вы выберете, небольшую комиссию за обработку).Это сообщение преобразуется программным обеспечением для шифрования в длинную строку букв и цифр, которая затем транслируется каждому майнеру в сети биткойнов (их десятки тысяч по всему миру). Затем каждый майнер собирает ваше зашифрованное платежное сообщение вместе с любыми другими платежными сообщениями в сети в то время (обычно партиями около 2000) в так называемый блок. Затем майнер использует специальное программное обеспечение для аутентификации каждого платежа в блоке, например, для подтверждения того, что вы владеете биткойном, который отправляете, и что вы еще не отправили этот биткойн кому-то другому.

Дэвид Карлсон: пионер биткойнов | Карлсону, бывшему инженеру-программисту, часто приписывают начало бума биткойнов в бассейне, когда он построил одну из первых в мире крупномасштабных шахт в старом мебельном магазине в Уэнатчи. «Мы находимся там, где блокчейн переходит от этой виртуальной концепции к чему-то реальному в мире, к чему-то, что кто-то должен был построить и на самом деле работает», — говорит он. Здесь Карлсон стоит перед своим последним проектом по добыче полезных ископаемых, мегапроектом, состоящим из 24 сборных шахтных «блоков».»| Патрик Каван Браун для журнала Politico

На этом этапе начинается собственно майнинг. По сути, каждый майнер теперь пытается продемонстрировать остальной части сети, что его или ее блок подтвержденных платежей является единственным истинным блоком, который будет служить постоянной записью для этих 2000 или около того транзакций. Майнеры делают это, по сути, пытаясь первыми угадать числовой пароль своего блока. Это похоже на попытку случайно угадать чей-то компьютерный пароль, но только в гораздо большем масштабе.Первый горнодобывающий компьютер Карлсона, или «буровая установка», который он использовал в своем подвале к северу от Сиэтла, мог делать 12 миллиардов «предположений» каждую секунду; современные серверы более чем в тысячу раз быстрее.

Как только майнер находит решение и большинство других майнеров его подтверждают, этот выигрышный блок принимается сетью как «официальный» блок для этих конкретных транзакций. Затем официальный блок добавляется к предыдущим блокам, создавая постоянно удлиняющуюся цепочку блоков, называемую «цепочкой блоков», которая служит главной бухгалтерской книгой для всех транзакций биткойнов.(У большинства криптовалют есть собственный блокчейн.) И, что важно, победивший майнер награждается новыми биткойнами (когда Карлсон начинал, в середине 2012 года, награда составляла 50 биткойнов) и всеми сборами за обработку. Затем сеть переходит к следующему пакету платежей, и процесс повторяется — и, теоретически, будет повторяться каждые 10 минут или около того, пока майнеры не начнут добывать все 21 миллион биткойнов, запрограммированных в системе.

Может показаться, что этот странный процесс не требует такого количества электроэнергии — а в первые годы этого не было.Когда он только начинал в 2012 году, Карлсон добывал биткойны на своем игровом компьютере, и даже когда он построил свою первую настоящую специализированную установку для майнинга, эта машина потребляла около 1200 Вт — примерно столько же, сколько фен или микроволновая печь. Даже с учетом цен на электроэнергию в Сиэтле Карлсон тратил около 2 долларов на биткойн, который тогда продавался по цене около 12 долларов. Фактически, Карлсон получал такую ​​хорошую прибыль, что он начал мечтать о том, чтобы запустить кучу серверов и заработать серьезные деньги. Он был не один.По всей расширяющейся вселенной биткойнов многие майнеры думали о масштабировании, превратив свои подвалы и запасные спальни в центры обработки данных, созданные присяжными. Но большинство из этих людей думали о небольшом количестве, может быть, 10 киловатт, о том, что можно было бы использовать в четырех обычных семьях. Идея Карлсона заключалась в том, чтобы перескочить через подвальную фазу и сразу перейти к коммерческой биткойн-шахте, которая была огромной: 1000 киловатт. «У меня появилась мечта, которую я публиковал на онлайн-форумах:« Думаю, я смогу построить первую шахту мегаваттного масштаба ».’”

Первые несколько операций по добыче полезных ископаемых Карлсона проводились в импровизированных местах с установленной системой вентиляции, например, на этих складских помещениях с жилыми системами отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха и вентиляторами, врезанными в стены. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Но здесь Карлсон и его коллеги-потенциальные крипто-магнаты столкнулись с причудливым искусственным упрямством биткойнов, которое призвано со временем усложнить жизнь майнерам. Во-первых, таинственный создатель (или создатели) валюты, известный как «Сатоши Накамото», запрограммировал сеть периодически — каждые 210 000 блоков или примерно раз в четыре года — вдвое уменьшать количество биткойнов, получаемых за каждый добытый блок.Первое падение с 50 монет до 25 произошло 28 ноября 2012 года, который верующие называют «Днем сокращения вдвое». (С тех пор он снова снизился вдвое, до 12,5 и, как ожидается, упадет до 6,25 в июне 2020 года.)

Что еще более важно, Накамото построил систему, которая усложняет добычу самих блоков по мере того, как в сеть поступает больше компьютерной мощности. То есть по мере того, как присоединяется больше майнеров, или когда существующие майнеры покупают больше серверов, или по мере того, как сами серверы становятся быстрее, сеть биткойнов автоматически корректирует критерии решения, так что для поиска этих паролей требуется пропорционально больше случайных предположений и, следовательно, больше вычислительной мощности.Эти корректировки происходят каждые 10–14 дней и запрограммированы таким образом, чтобы блоки биткойнов добывались не быстрее, чем один примерно каждые 10 минут. Предполагаемое объяснение состоит в том, что, заставляя майнеров выделять больше вычислительных мощностей, Накамото заставлял майнеров больше инвестировать в долгосрочное выживание сети.

Едва заметные в первые годы после запуска биткойна в 2009 году, эти изменения быстро усилились. К тому времени, когда Карлсон начал добычу в 2012 году, трудности увеличивались втрое каждый год.Жирная прибыль Карлсона быстро исчезла. Он ненадолго уволился, но возможность крупномасштабной шахты была слишком заманчивой. Некоторые люди по всему миру все еще добывали биткойны. И хотя Карлсон подозревал, что многие из этих стойких приверженцев, вероятно, поступали так иррационально — как игроки, удваивающие ставку после проигрыша, — другие нашли способ заработать в горнодобывающей промышленности.

Река Колумбия, образовавшаяся в конце последнего ледникового периода, является сердцем долины Уэнатчи. При среднем потоке 265 000 кубических футов в секунду он производит 44 процента гидроэнергии страны.| Патрик Каван Браун для журнала Politico

Карлсон пришел к выводу, что этих оставшихся в живых от бросивших курить и тех, кто дважды отказывается, отделяла просто цена на электроэнергию. Выжившие либо жили, либо переехали в такие места, как Китай, Исландия или Венесуэла, где электричество было достаточно дешевым, чтобы биткойн был прибыльным. Карлсон знал, что если он сможет найти место, где энергия будет не просто дешевой, а действительно дешевой, он сможет добывать биткойны как с прибылью, так и в промышленных масштабах.

Это место было относительно легко найти. Менее чем в трех часах езды к востоку от Сиэтла, на другой стороне Каскадных гор, вы могли покупать электроэнергию примерно по 2,5 цента за киловатт, что составляло четверть тарифа в Сиэтле и примерно пятую часть среднего показателя по стране. Мечта Карлсона стала сбываться. Он нашел в Польше инженера, который только что разработал гораздо более быстрый и энергоэффективный сервер, и которого он убедил поддержать новое предприятие Карлсона, которое тогда называлось Mega-BigPower. В конце 2012 года Карлсон обнаружил пустые торговые площади в городе Уэнатчи, всего в нескольких кварталах от реки Колумбия, и начал экспериментировать с конфигурациями серверов и систем охлаждения, пока не нашел то, что можно было бы расширить до самой большой биткойн-шахты в мире. мир.Бум здесь официально начался.

***

На бумаге бассейн Средней Колумбии действительно выглядел как Эльдорадо для Карлсона и других горняков, которые начали просачиваться в течение первых лет бума. Пять огромных плотин гидроэлектростанций региона, все из которых принадлежат коммунальным предприятиям, производят почти в шесть раз больше энергии, чем могут использовать жители и предприятия региона. Большая часть излишков экспортируется по высоким ценам на такие рынки, как Сиэтл или Лос-Анджелес, что позволяет коммунальным предприятиям продавать электроэнергию на местном уровне по значительно более низким ценам, чем их производственные.Электроэнергия здесь настолько дешевая, что люди отапливают свои дома электричеством, несмотря на очень холодные зимы, а фермеры смогли орошать полузасушливый регион в одном из самых продуктивных сельскохозяйственных районов мира. (Местная газета с гордостью заявляет, что ее опубликовали в «Мировой столице Apple и пряжке на поясе силы Великого Северо-Запада».) И, что немаловажно, она уже привлекла внимание нескольких энергоемких отраслей, в частности выплавки алюминия и, начиная с середины 2000-х годов — центры обработки данных для технологических гигантов, таких как Microsoft и Intuit.

Майнеры нашли и другие преимущества. Прохладные зимы и сухой воздух помогли снизить потребность в дорогостоящем кондиционировании воздуха, чтобы предотвратить перегрев серверов перемешивания. В качестве бонуса регион уже был оснащен одним из самых быстрых в стране высокоскоростных интернет-сетей благодаря огромной оптоволоконной магистрали, установленной в центрах обработки данных. В целом, вспоминает Миехе, бассейн был «приложением-убийцей» биткойнов.

Действительно, какое-то время казалось, что у шахтеров все складывается вместе.К середине 2013 года на первом руднике Карлсона, размером всего 250 киловатт, добывались сотни биткойнов в день — этого было достаточно для него, чтобы оплачивать все счета за электроэнергию и другие расходы, а остальное «складывать» в качестве спекулятивного актива, который начал приносить прибыль. ценить. К тому времени биткойн потерял репутацию валюты торговцев наркотиками и шантажистов, занимающихся взломом данных. Его принимали несколько законных компаний, например Microsoft, и даже некоторые банки. Разрастались конкурирующие криптовалюты, появлялись торговые площадки.Биткойн был модной новинкой, и его цена превысила 1100 долларов, прежде чем опустилась до середины сотни.

Однако, несмотря на весь этот потенциал, зарождающееся горнодобывающее сообщество бассейна было окружено проблемами, которые вы могли бы встретить в любом другом быстро развивающемся городе. Горнодобывающая технология была еще настолько новой, что на ранних этапах производства постоянно происходили сбои. Возникла нарастающая, зачастую острая конкуренция за участки добычи полезных ископаемых, которые имели достаточную мощность и чьи домовладельцы не срывались, когда стены покрывались «швейцарским сыром» с вентиляционными отверстиями.Существовал постоянный страх перед электрическими перегрузками, поскольку помешанные на монетах майнеры довели энергосистемы до предела — как, например, когда один шахтер чуть не поджег старую прачечную в центре Уэнатчи.

И неизбежно росло напряжение с коммунальными предприятиями, которые наконец осознали масштабы амбиций майнеров. В 2014 году коммунальный район округа Челан получил запросы от потенциальных горняков на общую сумму 220 мегаватт — поразительное развитие в округе, 70 000 жителей которого в то время потребляли лишь 200 мегаватт.Аналогичные модели наблюдались за рекой в ​​соседних округах Дуглас и Грант, где электричество также дешево.

Но, как всегда, самая большая проблема майнеров исходила от самого биткойна. Простое присутствие такого большого количества новых горнодобывающих предприятий в бассейне Средней Колумбии существенно увеличило общую мощность добычи полезных ископаемых; какое-то время одна только шахта Карлсона обеспечивала четверть мировых мощностей по добыче биткойнов. Но эта растущая вычислительная мощность также привела к резкому увеличению сложности майнинга — с января 2013 года по январь 2014 года она увеличилась в тысячу раз, что вынудило майнеров расширяться еще быстрее.И растущая цена биткойна теперь привлекала новых майнеров, особенно в Китае, где электроэнергия дешевая. К середине 2014 года, по словам Карлсона, он в четыре раза увеличил количество серверов в своем руднике, но увидел, что его некогда огромная доля рынка упала ниже 1 процента.

Lauren Miehe: The Prospector Обладая умением превращать старые здания в биткойн-шахты, Миехе помогла множеству других посторонних организовать операции по добыче полезных ископаемых в бассейне и теперь управляет сайтами для других майнеров.Он был ошеломлен интересом к региону, так как в прошлом году цены на биткойны взлетели. «Прямо сейчас все пребывают в режиме полной жадности», — говорит он. Здесь Миехе работает на своей первоначальной шахте мощностью в полмегаватт в нескольких милях от реки Колумбия. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Биткойн-майнеры оказались в том же порочном круге, что и настоящие майнеры, за исключением гораздо более ускоренных временных рамок. Чтобы поддерживать свою производительность, майнерам приходилось покупать больше серверов или переходить на более мощные серверы, но новая вычислительная мощность просто еще больше повысила сложность решения.Фактически, ваша шахта устарела, как только вы ее запустили, и единственная надежда на прибыльное продвижение вперед заключалась в том, чтобы принять своего рода постоянное расширение масштабов: ваша существующая шахта должна была быть достаточно большой, чтобы заплатить за вашу следующую, более крупную шахту. . Многие майнеры ответили тем, что объединились в огромные коллективы, объединили свои вычислительные ресурсы и делились вознаграждением в биткойнах. Другие перешли от майнинга к размещению других майнеров. Но независимо от того, занимались ли вы майнингом или хостингом, майнинг вступил в «гонку масштабирования», — говорит Карлсон, чьи собственные операции неуклонно росли с 250 киловатт до 1.От 5 мегаватт до 5 мегаватт. И это была гонка: любая задержка с установкой ваших машин и майнингом просто означала, что вы попадете в очередь, когда добывать монеты станет еще сложнее.

Как раз тогда, когда казалось, что хуже уже не может быть, они это сделали. По мере роста стоимости майнинга цены на биткойны начали падать. Криптовалюта подверглась череде мошенничества, краж и нормативных запретов, наряду с многочисленными конфликтами среди майнингового сообщества по таким вопросам, как оптимальный размер блока.В течение 2015 года цены на биткойны колебались на уровне нескольких сотен. Маржа становилась настолько тонкой — и, фактически, иногда становилась отрицательной, — что майнерам приходилось тратить свои монеты, как только они добывали их, для оплаты счетов за электроэнергию. В конце концов ситуация стала настолько мрачной, что Карлсону пришлось копаться в своих драгоценных запасах и ликвидировать «все мои маленькие стопки биткойнов», — с сожалением вспоминает он. «Чтобы спасти бизнес, мы продали все».

По всему бассейну Средней Колумбии майнеры столкнулись с мучительной дилеммой: сократить свои убытки и уйти или продолжать добычу практически бесплатно в надежде, что рынок криптовалюты каким-то образом изменится.Многие более мелкие операторы просто закрылись и уехали из города, часто оставляя после себя разгромленные участки и разгневанных арендодателей. Даже более крупные игроки начали рисовать линии на песке. Карлсон начал переходить от майнинга к размещению и запуску сайтов для других майнеров. Остальные держались. Среди последних был Сальсидо, подрядчик Wenatchee, ставший майнером биткойнов, который вырос в долине. «Я должен был решить, думаю ли я, что это выздоровеет, или диаграмма будет продолжать двигаться так же и превратиться в ничто?» Сальсидо сказал мне недавно.Мы были в его офисе в центре города Уэнатчи, и Сальсидо, опрятный 43-летний мужчина, женатый с четырьмя маленькими детьми, показывал мне компьютерную диаграмму цены биткойнов в один из самых мучительных периодов его жизни. жизнь. «Месяц за месяцем вы должны были принимать одно решение: собираюсь ли я продолжать это делать или буду называть это?»

***

Весной 2016 года все перевернулось. Биткойн снова набрал обороты. Еще несколько поставщиков объявили, что примут криптовалюту.Цены на биткойны стабилизировались, а затем медленно, но верно начали расти, даже после того, как второй день уполовинивания снизил вознаграждение до 12,5 монет. В январе 2017 года цена превысила 1000 долларов.

Начиная с апреля, цена биткойна взлетела, как самолет, пилот которого наконец вспомнил, где находится переключатель форсажного режима. К июлю биткойн был на уровне 2500 долларов. К сентябрю — 4600 долларов. Затем 7200 долларов в ноябре. За неделю до Рождества биткойн перевалил за 19 000 долларов. Этот всплеск вызвал ажиотаж в СМИ по поводу нового поколения технологических миллионеров.

Малачи Сальсидо: местный талант Сальсидо, уроженец Веначи и подрядчик по строительству, изучал других майнеров перед тем, как запустить свою собственную биткойн-операцию в 2014 году. Сейчас он один из крупнейших майнеров в бассейне и упорно трудился, чтобы убедить сообщество в том, что биткойн а блокчейн может превратить регион в технологический центр. «Что на самом деле можно сделать с помощью этой технологии, мы только начинаем открывать», — говорит Сальсидо, изображенный выше в одной из своих шахт.Бассейн «строит платформу, которую будет использовать весь мир». | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Никто не был удивлен больше, чем сами горняки. К концу 2017 года, даже с учетом стремительного роста сложности, стоимость биткойна для бассейновых майнеров составляла около 2000 долларов, что приводило к рентабельности, аналогичной той, что была в первые годы, только в гораздо большем масштабе. Марк Беванд, ученый-компьютерщик французского происхождения, который некоторое время занимался добычей полезных ископаемых в бассейне, а сейчас является инвестором в технологии, оценивает, что к декабрю гипотетический инвестор, построивший в бассейне 5-мегаваттную шахту всего за четыре месяца до этого, выздоровел бы. инвестиции в размере 7 миллионов долларов, и теперь будет получать 140 000 долларов прибыли каждые 24 часа.«Сегодня, — сказал он мне еще в декабре, — шахтеры буквально купаются в деньгах».

Конечно, к концу 2017 года игроки, заливавшие бассейн, не были заинтересованы в строительстве 5-мегаваттных рудников. По словам Карлсона, добыча полезных ископаемых сейчас достигла той стадии, когда минимальный размер новой коммерческой шахты, учитывая высокий уровень сложности, скоро составит 50 мегаватт, чего хватит примерно для 22000 домов и больше, чем один из огромных центров обработки данных Amazon Web Services. . Миехе, который стал своего рода брокером для иногородних майнеров и инвесторов, отвечал на звонки и электронные письма от гораздо более крупных игроков.Были звонки из Китая, где недавние правительственные меры по борьбе с криптовалютой заставили майнеров попытаться перенести операции мощностью до 200 мегаватт на более безопасную территорию. И был поток интереса со стороны игроков за пределами сектора, в том числе крупных институциональных инвесторов с Уолл-стрит, Майами, Ближнего Востока, Европы и Японии, все стремились получить товар, который, по мнению некоторых, может достигнуть 100000 долларов к концу год. И не весь интерес был таким цивилизованным. Существует множество историй о том, как биткойн-майнеры использовали жесткую тактику, чтобы запустить свои шахты.Карлсон, например, говорит, что некоторые иностранные горняки пытались подкупить инспекторов по строительству и безопасности, чтобы они позволили им срезать углы на строительстве. «Они привозят чемоданы, полные денег», — говорит Карлсон, добавляя, что такие уловки неизменно приводят к обратным результатам. Миее добавляет: «Я имею в виду, вы знаете, как они говорят о духах животных — жадности и страхе? Что ж, прямо сейчас все пребывают в режиме полной жадности ».

И дело не только в глубоких карманах. При таких ценах даже более мелкие операторы смогли заработать реальные деньги, эксплуатируя несколько машин на домашних, скрытых от радаров рудниках.Возьмем, к примеру, человека 20-летнего Венатчи, которого мы назовем Бенни — он не хотел называть его имени — который в июле прошлого года купил три сервера для майнинга и установил их в своем доме (один в главной спальне и два в гостиной. ) — и начал добычу Ethereum, ближайшего конкурента биткойнов в области криптовалюты. Когда Ethereum поднялся со 165 долларов в июле до почти 1200 долларов в январе, Бенни не только вернул свои 7000 долларов, но и заработал достаточно, чтобы выплатить ипотечный кредит. В качестве дополнительной выгоды этой зимой у Бенни снизился счет за электроэнергию: отработанное тепло от трех серверов перемешивания поддерживало температуру в доме до 78 градусов тепла.«Мы действительно должны открывать окна», — сказал он мне в январе. Между тем его серверы в значительной степени работают сами по себе, хотя, когда он на работе, клерк в продуктовом магазине, он следит за машинами и ценой Ethereum на своем телефоне. «По сути, это просто бесплатные деньги», — говорит Бенни. «Все, что мне нужно сделать, это проснуться утром и убедиться, что ночью ничего не разбилось».

***

В игре с нулевой суммой, когда криптовалюта превратилась в , свободные деньги для одного человека становятся головной болью для другого.В бассейне Средней Колумбии последняя категория включает Джона Столла, который наблюдает за ремонтными бригадами коммунального округа округа Челан. Столл считает таких людей, как Бенни, «операторами-мошенниками» — термин, обозначающий мелких игроков, которые занимаются добычей, не получив надлежащих разрешений и не обновляя оборудование, и число которых за последние 12 месяцев резко возросло. Хотя эти операторы составляют лишь небольшую часть своих коммерческих аналогов, они все же могут перегружать жилые электрические сети. В крайнем случае изоляция может оплавить провода.Трансформаторы перегреются. В одном случае в прошлом году, по словам коммунального предприятия, шахтер перегрузил трансформатор и вызвал пожар.

В некоторых частях бассейна бригады коммунальных служб теперь активно охотятся на не имеющих разрешения на добычу полезных ископаемых, что мало чем отличается от того, как полиция ищет фермы по выращиванию каннабиса в помещении. Самая большая скидка, по словам Столла, — это устойчивый скачок в энергопотреблении. Но бригады научились искать и прислушиваться к другим признакам, например, «фанатам, выматывающим из гаража или спальни». По словам Столла, в любую неделю коммунальное предприятие вымывает от двух до пяти подозреваемых майнеров.Некоторые приходят чистыми. Они платят за разрешения и зачастую существенную модернизацию проводки или уходят. Но другие незаметно перемещают свои серверы в другое жилое место и снова подключаются к сети. «Это что-то вроде игры в кошки-мышки, — признает Столл.

Бенни: Разбойник-шахтер «Бенни», компьютерный гений-самоучка 20-летнего возраста, прошлым летом установил три сервера для майнинга в своем доме в Венатчи. С тех пор он получил достаточно прибыли не только для возврата своих первоначальных инвестиций, но и для выплаты ежемесячной ипотечной ссуды.В качестве бонуса тепло от компьютеров поддерживает отопление его дома всю зиму. «По сути, это просто бесплатные деньги», — говорит Бенни, изображенный здесь со своей самодельной добычей полезных ископаемых. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Более серьезная проблема коммунальных предприятий исходит от законных коммерческих операторов, чей аппетит к мегаваттам перевернул устаревшую модель государственной власти. Общая мощность пяти плотин бассейна в среднем составляет около 3000 мегаватт, что достаточно для населения Лос-Анджелеса.До недавнего времени около 80 процентов этой массивной продукции экспортировалось по контрактам, которые были чрезвычайно выгодны для местных жителей. Майнинг криптовалюты изменил все это до такой степени, что только сейчас становится ясно. К концу 2018 года, по расчетам Карлсона, добыча в бассейне составит 300 мегаватт. Но это ничто по сравнению с тем, что некоторые надеются увидеть в бассейне. Как сообщается, за последние 12 месяцев три коммунальные предприятия получили заявки и запросы на будущие контракты на электроэнергию, которые, если все они будут утверждены, могут приблизиться к 2000 мегаватт — достаточно, чтобы потреблять две трети электроэнергии, производимой в бассейне.

То, что майнеры хотят власти, не означает, что они ее получают. Некоторые запросы сняты. И все три окружные коммунальные предприятия имеют значительную свободу действий при удовлетворении запросов на электроэнергию. Но по закону они должны рассматривать любой законный запрос на власть, что означает проведение дорогостоящих исследований и слушаний, что вызывает длительные общественные дебаты о влиянии этой новой отрасли на энергетическую экономику бассейна. Есть опасения по поводу огромных затрат на новые подстанции, линии электропередачи и другую инфраструктуру, необходимую для размещения этих огромных нагрузок.В округе Дуглас, где осуществляется большая часть новых горнодобывающих проектов, менее чем за год была полностью подключена новая подстанция мощностью 84 мегаватта, которой должно было хватить на следующие 30–50 лет при нормальном росте населения.

Многие также опасаются, что новые рудники поглотят столько излишков электроэнергии, которые в настоящее время экспортируются, что местные расценки придется поднять. На самом деле аппетит горняков к власти растет так быстро, что три округа ввели надбавки за дополнительную инфраструктуру, и идут разговоры о мораториях на новые шахты.Также говорят о том, что было бы немыслимо всего несколько лет назад: о покупке власти у внешних поставщиков. Это может означать конец десятилетий сверхдешевой власти — все для нового, крайне нестабильного сектора, который, по некоторым опасениям, в любом случае может просуществовать недолго. Действительно, есть одно большое опасение, говорит Деннис Больц, комиссар по коммунальному хозяйству округа Челан, что продолжительный обвал цен заставит горняков покинуть бассейн — и оставит налогоплательщиков «инфраструктурой, которая может быть полезна или нет.”

Но Больц, давний критик криптовалюты, говорит, что местные проблемы выходят за рамки экономики: многие жители, от которых он слышит, не заинтересованы в том, чтобы так много государственной власти было продано отрасли, главный продукт которой, по их мнению, представляет ценность только для спекулянтов. и преступники. «Я имею в виду, что это консервативное сообщество, и они такие:« Что, черт возьми, не так с долларами? », — говорит Больц. «Если бы вы просто пошли и провели опрос в округе Челан и спросили людей:« Вы хотите, чтобы мы участвовали в индустрии биткойнов », они бы сказали не только« Нет », но и« Черт возьми, нет.’”

Транспортные контейнеры — это быстрый способ наладить промышленную операцию по добыче биткойнов, но серверы внутри выделяют так много тепла, что необходимы большие вентиляторы, чтобы перемещать невероятные объемы воздуха с высокой скоростью, чтобы поддерживать их перегрев. Вверху рабочие прикрепили воздуховоды к горячему выхлопу, перенося его, чтобы растопить замороженную рабочую площадку и обогреть свою гостиную. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Бассейн стал испытательной площадкой для более широкой дискуссии о будущем технологии блокчейн.Критики настаивают на том, что биткойн никогда не станет основной валютой — он медленный и слишком нестабильный. Они говорят, что его реальная функция — это «средство сбережения», то есть инвестиционный актив, такой как золото или акции компании, за исключением того, что, в отличие от этих традиционных активов, биткойн не имеет реальной базовой экономической ценности. Скорее, говорят критики, он стал просто еще одной весьма спекулятивной ставкой — во многом так же, как ипотечные деривативы были в преддверии финансового кризиса — и, как и они, он так же гарантирован от краха.

Контраргумент состоит в том, что экономика блокчейна все еще находится в зачаточном состоянии. «Монетизированный код», лежащий в основе концепции блокчейна, может быть написан для безопасного переноса любой информации и для администрирования практически любых транзакций, договорных соглашений или других основанных на данных отношений между людьми и их быстрорастущими машинами. Сторонники говорят, что в будущем банки, другие крупные учреждения и даже правительства будут использовать внутренние блокчейны. Компании, производящие потребительские товары, и технологические компании будут использовать блокчейн для управления «Интернетом вещей».«В рамках этой экосистемы мы увидим ряд криптовалют, играющих разные роли, при этом биткойн, возможно, будет служить в качестве инвестиций, в то время как более гибкие криптовалюты могут выполнять повседневные транзакции. И реальность такова, что, какими бы ни были его недостатки, успех и известность Биткойна на данный момент затрудняет устранение всего крипто-феномена с каждым торговым циклом.

Тем не менее, даже сторонники признают, что в этом славном будущем будет использоваться много электроэнергии. Это правда, что многие из наиболее тревожных утверждений — например, что к 2020 году майнинг биткойнов будет потреблять «столько электроэнергии, сколько сегодня потребляет весь мир», как недавно предположил экологический веб-сайт Grist, — смехотворны: даже если текущая загрузка биткойнов увеличившись в сто раз, на него по-прежнему будет приходиться менее 2 процентов от общего мирового потребления энергии.(И для сравнения, даже самые высокие оценки общего текущего потребления энергии биткойном по-прежнему составляют менее 6 процентов от энергии, потребляемой мировым банковским сектором.) Но факт остается фактом: биткойн потребляет поразительное количество энергии. По некоторым оценкам, мощность, необходимая для майнинга одной монеты, могла бы обеспечить работу среднего домохозяйства в течение 10 дней.

Все это оставляет коммунальные предприятия бассейна в ловушке между скептически настроенной публикой и ненасытным, энергоемким новым сектором, который, как выразился Больц, «смотрит на нас с хищнической точки зрения.«Действительно, каждый руководитель коммунального предприятия знает, что отклонить заявку на загрузку, даже если одна нагрузка настолько велика, что потребуются новые линии электропередачи или импорт за пределы зоны обслуживания, — значит вызвать серьезную судебную тяжбу. «Если вы можете позволить себе 100 мегаватт, — говорит Больц, — вы можете позволить себе много адвокатов».

Несмотря на все опасности, другие здесь считают биткойн-бум некой необходимой возможностью. Они утверждают, что эра дешевой местной электроэнергии подходила к концу еще до того, как появился биткойн. Одна большая причина: гидроэнергетика региона больше не так ценится на внешних рынках.В Калифорнии, которая исторически хорошо платила за «зеленую» гидроэнергетику бассейна, спрос особенно резко упал благодаря быстрому росту ветровой и солнечной энергии в Золотом штате. Проще говоря, у бассейна скоро может возникнуть проблема с поиском еще одного крупного клиента, который будет стремиться забрать излишки мегаватт — особенно такого, как добыча на блокчейне, который может принести другие экономические выгоды. По словам Джима Хаффмана, комиссара порта округа Дуглас, ранние данные из округа Дуглас, например, предполагают, что экономическая ценность сектора, особенно налог с продаж от непрерывной модернизации серверов, может компенсировать любые потери в продажах излишков электроэнергии.

Стив Райт и Джон Столл: Мастера плотин Райт (слева) и Столл, изображенные на плотине Роки-Рич, являются генеральным менеджером и главой коммунальных служб муниципального коммунального округа округа Челан соответственно. В прошлом году горняки обращались с запросами или запросами на электроэнергию, которая в общей сложности составляет две трети от того количества, которое сейчас вырабатывают коммунальные предприятия трех округов бассейна. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Эта возможность может быть недолговечной. Хаффман, который также является бывшим руководителем коммунального предприятия, утверждает, что постоянно снижающиеся тарифы на электроэнергию в других штатах, например в Калифорнии, могут подорвать привлекательность бассейна для майнеров блокчейнов, которые могут начать искать другие места для добычи.По этой причине Хаффман утверждает, что бассейн должен активно привлекать больше горняков, даже если это означает импорт электроэнергии. «Я думаю, здесь есть окно, — говорит Хаффман, — и неизвестно, как долго это окно будет открыто». Тем не менее, он тоже знает, что любой такой разговор приведет к критике за то, что бассейн сковывает свое будущее с нестабильным сектором, который для многих остается химерой. «Некоторые люди думают, что биткойн — это просто жульничество», — признает Хаффман. «И в разговоре обычно этого не скажешь.”

Тем временем шахтеры в бассейне приступили к полировке имиджа. Карлсон и Сальсидо, в частности, упорно трудились, чтобы успокоить чиновников коммунального хозяйства. Майнеры согласились заплатить большие сборы за подключение и профинансировать некоторые необходимые обновления инфраструктуры. Они также приложили усилия, чтобы обосновать более широкие экономические выгоды сектора, такие как поступления от налога с продаж. Они говорят, что горнодобывающая промышленность может помочь компенсировать некоторые из сотен рабочих мест, потерянных, когда несколько лет назад простаивал другой крупный энергопотребитель региона — огромный алюминиевый завод Alcoa к югу от Уэнатчи.

Если говорить более серьезно, горняки утверждают, что нынешний бум — это просто первый грубый шаг к гораздо большему технологическому сдвигу, который бассейну следовало бы осуществить на ранней стадии. «Что на самом деле можно сделать с помощью этой технологии, мы только начинаем открывать», — говорит Сальсидо. «Но технология требует платформы». И, по его словам, по мере того, как мир обнаруживает, на что способен блокчейн, глобальная экономика будет все больше зависеть от регионов, таких как бассейн, с природными ресурсами, чтобы использовать эту платформу как можно дешевле.

***

Даже во время недавнего обвала цен горняки сохраняли оптимистичный настрой, отчасти потому, что они умирали этой смертью несколько раз до этого. В феврале, на следующий день после того, как цена биткойна упала ниже 6000 долларов, я связался с Карлсоном, чтобы узнать, как он справляется с огромной распродажей. В серии длинных текстов он выразил только оптимизм. Он утверждал, что коррекция рынка была неизбежна с учетом быстрого роста цен. Он отметил, что затраты на добычу полезных ископаемых в бассейне остаются настолько низкими — всего лишь немногим выше 2000 долларов за монету, — что цены могут упасть до того, как биткойн перестанет стоить майнинга там.Карлсон, как он сказал мне, «на 100 процентов уверен», что цена превысит уровень в 20 000 долларов, который мы видели перед Рождеством. «Вопрос, как всегда, в том, сколько времени это займет».

Тем временем горняки бассейна идут полным ходом. Сальсидо говорит, что к концу года у него будет 42 мегаватта, а к 2020 году 150 мегаватт. Карлсон говорит, что его следующий шаг после того, как его нынешнее наращивание на 60 мегаватт, будет «сотнями» мегаватт. В течение следующих пяти лет его компания планирует привлечь 5 миллиардов долларов капитала для строительства 2000 мегаватт — двух гигаватт — дополнительных горнодобывающих мощностей.Но это не все, говорит он. Карлсон говорит, что он и другие скоро будут наращивать масштабы настолько быстро, что для дальновидных горняков бассейн Средней Колумбии фактически уже исчерпан, отчасти потому, что округа просто не могут достаточно быстро построить линии электропередач и инфраструктуру. «Итак, мы должны отправиться на поиски участков в США и Канаду», — сказал мне Карлсон в тексте. «Я еду в Квебек в понедельник». Как и в случае с нефтью или золотом, старатели никогда не останавливаются — они просто двигаются дальше.

На алюминиевом заводе Alcoa, свернутом, но не полностью закрытом, когда-то работало 400 человек.Самая дешевая электроэнергия в стране не была достаточным стимулом, чтобы держать электростанцию ​​в рабочем состоянии перед лицом более дешевых иностранных конкурентов. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Но не все готовы к поездке. Вернувшись в Восточный Венатчи, Миехе проводит для меня импровизированную экскурсию по эпицентру бума в бассейне. Мы выезжаем в индустриальный парк возле регионального аэропорта, где администрация порта округа Дуглас создала своего рода зону добычи полезных ископаемых. Мы проезжаем мимо строительной площадки Карлсона, которая кишит техникой и людьми.Неподалеку мы можем увидеть группу из двух десятков грузовых контейнеров, которые Сальсидо превратил в шахты, с трансформаторами и системами охлаждения. Через дорогу, возле новой, уже вышедшей из строя подстанции, у Сальсидо другая бригада работает на гораздо более крупной шахте. «Год назад здесь ничего этого не было», — говорит Миехе. «Этой дороги здесь не было».

Миехе до сих пор эксплуатирует свою оригинальную шахту, производящую мощность в полмегаватта, недалеко от автомойки. Но его основная работа в наши дни — управлять хостинг-сайтами для других майнеров и связывать посторонних с инсайдерами — и он с этим согласен.Он продал часть своей биткойн-стопки сразу после Рождества. Он по-прежнему оптимистичен в отношении криптовалюты и долгосрочных перспектив бассейна. Но у него больше нет аппетита к гонке за масштабом. Прошли те славные времена, когда коммерческие майнеры могли самостоятельно финансировать свои собственные стеки. Сегодня вам необходимо внешнее финансирование — долг, — что для Мие, у которой сейчас двое маленьких детей, будет означать недопустимый уровень стресса. «Я уже сделал это», — говорит он. «Весь мой дата-центр был построен на биткойнах из ничего.Я уже выиграл достаточно для того, что искал при добыче полезных ископаемых ». Он делает паузу. «Риск и вознаграждение становятся довольно большими, — говорит он. «И я не уверен, что хочу быть на передовой в этой битве».

ИСПРАВЛЕНИЕ: в более ранней версии этой статьи говорилось, что криптовалюта Ripple добывается в бассейне Средней Колумбии. Фактически, «монеты» Ripple не требуют процесса добычи — все 100 миллиардов монет Ripple были созданы, когда сеть Ripple была запущена в 2012 году, — и не производятся майнерами в бассейне или где-либо еще.

Эта статья помечена в соответствии с:

S.176 — 115-й Конгресс (2017-2018 гг.): Закон о помощи шахтерам в сфере здравоохранения от 2017 г. | Congress.gov

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт К. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Nydia M. [D-NY] Вагнер, Ann [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Hirono, Mazie K. [D-HI] Hoeven, John [R-ND] Hyde-Smith, Cindy [R-MS] Inhofe, James M. [R-OK] Johnson, Ron [R-WI] ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

S.27 — 116-й Конгресс (2019-2020 гг.): Закон об американских горняках 2019 г. | Congress.gov

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт К. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Nydia M. [D-NY] Вагнер, Ann [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Hirono, Mazie K. [D-HI] Hoeven, John [R-ND] Hyde-Smith, Cindy [R-MS] Inhofe, James M. [R-OK] Johnson, Ron [R-WI] ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Пока ультраправый лидер Бразилии угрожает Амазонке, одно племя отступает

The Times проехала сотни миль в бразильскую Амазонку, оставаясь с племенем на территории коренных народов Мундуруку, которое боролось с сокращающимся тропическим лесом.

Шахтерам пришлось уйти.

Их бульдозеры, земснаряды и шланги высокого давления врезались в мили земли вдоль реки, загрязняя воду, отравляя рыбу и угрожая образу жизни на этом участке Амазонки на протяжении тысяч лет.

Итак, однажды утром в марте вожди племени мундуруку приготовили свои луки и стрелы, спрятали немного еды в пластиковые пакеты и забились в четыре лодки, чтобы прогнать шахтеров.

«Решено», — сказала Мария Леуса Каба, одна из женщин племени, которая помогала возглавить восстание.

Противостояние началось.

Поединок был небольшой частью борьбы за существование, которую коренные народы ведут по всей Бразилии. Но битва выходит далеко за рамки их индивидуального выживания, поражая судьбу Амазонки и ее ключевую роль в изменении климата.

В последние годы бразильское правительство резко сократило расходы на общины коренных народов, в то время как законодатели настаивали на внесении изменений в нормативные акты, за которые выступают отрасли, стремящиеся к беспрепятственному доступу к частям Амазонки, защищенным конституцией страны.

Теперь Бразилия избрала нового ультраправого президента Жаира Болсонару, который выступает за отмену охраняемых земель коренных народов. Он пообещал сократить соблюдение экологических законов, назвав их препятствием на пути экономического роста, и четко заявил о своих намерениях в отношении Амазонки.

«Там, где есть земля коренных народов, — сказал он в прошлом году, — там и богатство».

Задолго до победы г-на Болсонару потомки коренных жителей Амазонки, самого большого тропического дождевого леса в мире, стали все более уязвимыми для групп горняков, лесозаготовителей и фермеров, которые расчищают его со скоростью, которую экологи называют неприемлемой.

С 2006 по 2017 год бразильская часть Амазонки потеряла примерно 91890 квадратных миль лесного покрова — площадь больше, чем Нью-Йорк, Вермонт, Нью-Гэмпшир, Нью-Джерси и Коннектикут вместе взятые, согласно анализу спутниковых изображений Global Forest Watch. .

Тысячи квадратных миль леса уже вырублены на территориях коренных народов, где запрещена крупномасштабная промышленная деятельность. После победы г-на Болсонару лидеры коренных народов выступают с более решительными предупреждениями.

«Он представляет институционализацию геноцида в Бразилии», — сказал Динама Тукса, координатор Бразильской ассоциации коренных народов. Представитель переходной группы г-на Болсонару заявил, что никто не будет комментировать проблемы коренных народов или отвечать на критику его взглядов, потому что официальные лица были сосредоточены на «гораздо более важных вопросах».

Эксперты говорят, что скорость вырубки лесов в Амазонии, которая поглощает огромное количество углекислого газа в мире, дает почти уверенность в том, что Бразилия не выполнит некоторые из целей по смягчению последствий изменения климата, которые она поставила в 2009 году, когда она представила себя как образец устойчивого развития на саммите ООН.

Линия тренда привела к тому, что федеральные прокуроры и защитники окружающей среды заявили, что Амазонка находится на грани необратимого ущерба, что может привести к исчезновению коренных общин, которые пережили столетия бедствий.

«Совместное воздействие вырубки лесов, изменения климата и широкого использования огня довело Амазонку до критической точки», — сказал Томас Лавджой, профессор экологической науки и политики в Университете Джорджа Мейсона. «Коренные жители, которые являются лучшими защитниками земли, станут уязвимыми, если исчезнет лес».

Разделяй и властвуй’

Многие лидеры коренных народов рассматривают угрозы своим общинам как современную борьбу Давида против Голиафа, когда племена сталкиваются с жестокими бандами мужчин, которые пользуются беззаконием Амазонки. чтобы получить прибыль.

Официально борьба за будущее Амазонки разворачивается далеко в законодательных палатах столицы страны. После того, как в 2014 году экономика Бразилии погрузилась в рецессию, политики и лидеры отрасли, выступающие за ослабление защиты окружающей среды, одержали верх в длительной борьбе за тропический лес.

Они добились определенных успехов в ослаблении защиты, закрепленной в Конституции Бразилии 1988 года. Но во многих случаях судебная тяжба далеко отстает от реальности.По мере того как майнеры, лесозаготовители и фермеры вторгаются в Амазонку, законно или нет, ландшафт радикально меняется.

«Они не отказались от изменения закона, но они отдают приоритет стратегии создания фактов на местах», — сказал Клебер Буццатто, исполнительный секретарь Совета миссионеров коренных народов, правозащитной группы коренных народов. «Создав необратимую реальность, они будут стремиться изменить законодательство».

С воздуха эти факты на земле выглядят как ярко-оранжевые раны, вырезанные на берегах ленивых, зигзагообразных рек, извивающихся в джунглях.

Немногие из них выглядят так же поразительно, как золотой рудник, построенный вокруг Посто-де-Виджилансиа, или смотровой площадки, одной из самых отдаленных деревень Мундуруку.

Освальдо Вару Мундуруку, худощавый деревенский вождь, выглядел мертвенно-бледным, когда он объяснил, как его крошечная деревушка, в которой проживает около 15 семей, стала центром нелегальной торговли горнодобывающими предприятиями, которая в последние годы изменила регион.

Национальный фонд индейцев, федеральное агентство, помогающее коренным народам, в последние годы сократило бюджет помощи, из-за чего отдаленным деревням стало трудно получать продукты питания или основные услуги.Помимо этого, многие лидеры коренных народов, такие как г-н Вару, жаждут гораздо более высоких стандартов жизни, образования и возможностей, чем позволяет изолированное, трудное существование в лесу.

Итак, когда первые «белые шахтеры», как он их называет, зашли в 2015 году, чтобы предложить сотрудничество, г-н Вару испытал искушение.

Он и другие лидеры коренных народов знали, что мало что могут сделать, чтобы остановить шахтеров. Жестокая рецессия загнала большое количество безработных бразильцев в джунгли в поисках золота.Если в его части штата Пара вот-вот разразится золотая лихорадка, рассуждал он, деревня с таким же успехом может понести убытки.

Такой вид кооптации стал обычным явлением в отдаленных районах джунглей — и именно то, что многие лидеры коренных народов хотят остановить.

«Разделяй и властвуй», — сказала Фернанда Кайнганг, адвокат по правам коренных народов, принадлежащая к племени кайнганг. «Это стратегия, используемая для поощрения разделения с коренными общинами с целью обеспечения доступа к древесине, минералам и земле.

Шахтеры в деревне г-на Вару расчистили длинную полосу для взлетно-посадочной полосы и построили параллельное поселение со спальными помещениями и небольшой церковью. По его словам, горняки вознаграждали его 10% от добычи каждый месяц — на сумму несколько сотен долларов.

«Мы бы сберегли это и сохраним, пока не будет достаточно, чтобы купить вещи для сообщества», — сказал г-н Вару. Он заплатил за новый лодочный мотор, генератор и радио.

Но потом начались приступы поноса у детей. Эрозия от шахт сделала реку песчано-коричневой.Рыба, которая долгое время была основным продуктом питания населения, теперь содержала большое количество ртути, которая используется для извлечения золота.

«Раньше у нас было много еды, но, поскольку вода стала грязной, рыба исчезла», — сказал он. «Мы забеспокоились о будущем наших детей».

После грани уничтожения, возрождение

В Бразилии проживает более 896 000 коренных жителей — менее 0,5 процента населения. Они принадлежат к 300 племенам и говорят более чем на 270 языках.

Их ряды невелики по сравнению с миллионами коренных жителей таких стран, как Боливия и Перу. Однако полвека назад они почти вымерли.

В 1500 году, когда прибыли первые португальские поселенцы, от трех до пяти миллионов человек жили на территории, которая впоследствии стала Бразилией.

Оспа и другие болезни, принесенные европейцами, уничтожили сотни тысяч людей. Последовало порабощение, сначала на сахарных плантациях, а затем, когда каучуковый бум привлек на Амазонку соискателей прибыли, начиная с 1870-х годов.

К 1960-м годам, когда в Бразилии началась военная диктатура, численность коренного населения упала ниже 100 000 человек. Генералы считали коренные общины Амазонки препятствием для развития и вывозили их из отдаленных деревень, чтобы ассимилировать.

От этой политики официально отказались в 1988 году, когда была разработана действующая Конституция Бразилии. Он стремился искупить прошлые злоупотребления, запустив процесс обозначения и защиты территорий коренных народов. Сейчас их более 600, что составляет более 13 процентов территории страны — факт, который давно беспокоил бразильских лесозаготовителей, шахтеров и фермеров.

Здесь, вдоль реки Тапажос, мундуруку, насчитывающая почти 14 000 членов, разделились на десятки маленьких деревень, разбросанных по территории, немного превышающей Нью-Гэмпшир.

Но поскольку рецессия особенно сильно ударила по бедным северо-восточным штатам Бразилии и штатам Амазонки, посторонние с семьями, которых нужно было прокормить, отважились на землю Мундуруку. Они возродили золотые прииски, которые правительство закрыло в 1990-х годах.

Когда в 2015 году шахтеры появились в деревнях коренных народов вдоль Тапажоса, они обнаружили, что их общины находятся в худшем состоянии, чем их собственное.

В одном из районов Каросал-Риу-дас-Тропас семьи живут в полуразрушенных деревянных хижинах и спят в гамаках. Тощие собаки с гноящимися ранами обнюхивают землю в поисках остатков пищи. Укусы ядовитых змей лечат, используя тело змеи в качестве импровизированного жгута, пока пациент совершает шестичасовую поездку на лодке до ближайшего города.

Некоторые семьи живут лучше, чем другие, с телевизорами, мобильными телефонами и приборами, работающими от грохочущих старых генераторов. Это, по словам Эзильдо Коро Мундуруку, является результатом доходов от золота, которые изменили местность и племя.

«Поколение наших бабушек и дедушек, у них была сильная организация, — сказал 41-летний г-н Эзильдо. — Все они были едины. Они мало общались с белыми людьми ».

По мере того, как количество шахтёрских лагерей увеличивалось, принося в этот район обработанную пищу, алкоголь, наркотики и проституцию, несколько мужчин Мундуруку ухватились за шанс заработать деньги. Их диеты изменились, и пороки взяли верх. Многие Мундуруку беспокоились, что их образ жизни непоправимо изменился.

«В наших семьях это начало настраивать брата против брата», — сказал г.- сказал Эзильдо.

Некоторые лидеры коренных народов первоначально утверждали, что добыча полезных ископаемых может быть благом, не причиняя слишком большого ущерба окружающей среде. Но, по его словам, золото принесло лишь скромные и скоротечные выгоды.

«Мы больны физически и духовно», — сказал г-н Эзильдо. «Если кто-то заработает 100 граммов золота, он потратит их на алкоголь и проституток».

«Закон выживания»

После трех дней напряженных дебатов последнее слово было за женщинами племени.Некоторые демонстративно указывали пальцами на мужчин в комнате, в то время как другие плакали, по очереди говоря в скрипучий микрофон.

Когда это было сделано, госпожа Каба, мать, которая помогла возглавить восстание, повесила табличку с маркированными точками, чтобы кратко изложить план.

«Парализовать незаконную добычу полезных ископаемых в районе проживания коренного населения; очистить территорию и изгнать всех захватчиков с территории Мундуруку », — говорится в сообщении.

Шахтеры знали, что надвигается восстание, и пытались его остановить.Они прилетели в деревню на самолете, неся огромные мешки с рисом, бобами и макаронами, а также пачки газированных напитков со вкусом винограда и апельсина — мирный дар.

Клебер да Силва Коста, шахтер, принесший награду, сказал, что знает, что то, что он и его товарищи-горняки делали, было незаконным и вредным для окружающей среды. Однако он утверждал, что его преступление было просто симптомом более вопиющего зла.

«Если бы в Конгрессе не было так много коррумпированных людей, вы могли бы подумать о сохранении окружающей среды», — сказал он.

Г-н да Силва, 47 лет, шахтер с тремя детьми, сказал, что лагерь делает больше для сохранения, чем для уничтожения коренных общин.

«То немногое, что у них сегодня есть, — это добыча полезных ископаемых», — сказал он. «Правительство не помогает. Все деньги украдены. Мы можем ошибаться. Но здесь — закон выживания.

«Эта территория не ваша»

С оружием в руках, около 30 членов племени намеревались выселить горняков.

Но, проделав более шести часов пути через реки, грязь и крутые холмы, они достигли первого лагеря золотодобывающих измученных, голодных и жаждущих.

Амарилдо Диас Насименто, начальник лагеря, почувствовал, что столкновение неизбежно. Поэтому обезоруживающим жестом он приветствовал делегацию Мундуруку и велел своим поварам устроить для гостей пир из курицы-гриль, бобов и риса.

«Сегодня мы просто сосредоточимся на радостях», — сказал он.

Г-н Насименто, 47 лет, утверждал, что шахтеры просто пытались выжить.

«Многие остались без выбора, — сказал он, указывая на своих людей. «Вы стали вором в Рио-де-Жанейро? Многие пришли сюда, потому что не хотят прибегать к этому.Мы здесь боремся за хлеб насущный ».

На следующее утро г-жа Каба кормила грудью своего ребенка, когда она вызвала шахтеров на поединок.

«Это наша земля», — сказала она. «Это не твоя территория. Здесь мы получаем пропитание для наших детей. Мы не зависим от золота, а от фруктов и животных, которых вы уводите ».

Мистер Насименто вежливо слушал, склонив голову.

«Как только вы попросите нас уйти, мы сделаем это немедленно», — сказал он.

После того, как собрание прекратилось, несколько членов Мундуруку втиснулись в бульдозер, которым управлял один из шахтеров, чтобы не пересечь длинный, грязный участок тропы пешком.Но когда они ушли, все еще не было решено, когда или даже если шахтеры уйдут.

Мундуруку направились к следующему горному лагерю, решив передать то же сообщение. Но лагерь был больше, и они столкнулись с гораздо менее гостеприимной группой шахтеров. Некоторые были пьяны.

«Нам пришлось повернуть назад, потому что они были вооружены», — сказала г-жа Каба.

«Дилемма Мидаса»

Несколькими неделями позже десятки вооруженных до зубов офицеров федеральной полиции и агентов двух природоохранных агентств Бразилии высадились в шахтерском лагере на земле Мундуруку, сметая их на борту четырех вертолетов.

Миссия заключалась в открытии операции «Падже Браво», кодовое название которой происходит от местного мифа о злобном человеке, который должен быть изгнан.

В то время как бразильские законодатели настаивают на расширении добычи полезных ископаемых, лесозаготовок и земледелия в Амазонии, некоторые прокуроры и официальные лица по-прежнему категорически против этого, используя свои полномочия для обеспечения соблюдения законов об окружающей среде до тех пор, пока они существуют.

Но рейды мало что делают. Как обычно, при приближении самолета шахтеры рассыпались по лесу, не позволяя следователям производить аресты или даже задавать много вопросов.Перед взлетом агенты подожгли несколько машин и лагерные жилища.

«Это было похоже на что-то вне зоны боевых действий», — сказал Валмир, шахтер, который назвал свое имя, потому что опасался судебного преследования. «Никто из нас здесь не бандиты. Если правительство предложит нам какую-то работу помимо горнодобывающей промышленности, никто не вернется в горнодобывающую промышленность ».

Спустя несколько дней федеральная прокуратура обыскала торговцев золотом в ближайших крупных городах — второй этап расследования. Это называлось «Дилемма Мидаса» — пьеса о царе Мидасе и его опасной способности превращать все, к чему он прикасается, в золото.

«Мы видим параллель с эксплуатацией национального богатства», — сказал Джецивалдо Васконселос Феррейра, офицер федеральной полиции, который помогал вести расследование. «Если их не использовать ответственным образом, они превращаются в проклятие».

Луис Камоэс Боавентура, обвинитель по этому делу, говорит, что власти лишь прикоснулись к огромной индустрии, поддерживаемой местными и национальными политиками.

Вдоль Тапажоса есть сотни, если не тысячи золотых приисков, а цепочки поставок намеренно непрозрачны, что затрудняет преследование боссов нелегальной добычи, сказал он.

«Это очень серьезная проблема», — сказал он.

В мае прокуратура призвала к действию, предупредив, что торговля золотом «потенциально может привести к исчезновению коренных общин и традиционных культур».

Федеральная прокуратура охарактеризовала тяжелое положение некоторых общин коренных народов как «геноцид».

Но эту позицию не разделяют местные, государственные или федеральные политики. В Конгрессе большая коалиция, известная как блок сельских жителей, выступила за множество мер по облегчению доступа к полезным ископаемым и потенциальным сельскохозяйственным угодьям на охраняемых территориях.

Г-н Болсонару, ветеран-конгрессмен, легко победивший на президентских выборах в прошлом месяце, давно выражает это мнение.

«Если бы это было на мое усмотрение, у нас не было бы больше территорий коренных народов в стране», — сказал он после победы.

Их уничтожение потребует изменения конституции. Но г-н Болсонару пригрозил предпринять более мелкие шаги в одиночку, например, отменить штрафы для компаний и частных лиц, нарушающих закон.

Ранее он выдвигал подобные позиции.В 2012 году, после того как г-н Болсонару был оштрафован за ловлю рыбы на охраняемой территории, он внес в Конгресс законопроект, запрещающий агентам двух федеральных агентств, занимающихся незаконной добычей полезных ископаемых, лесозаготовками и рыбной ловлей, носить огнестрельное оружие.

Во время предвыборной кампании на пост президента он назвал систему охраняемых земель устаревшей, вторя политике военной диктатуры, согласно которой такие территории сковывают экономический рост и индивидуальные перспективы коренных народов. По его словам, пришло время «реинтегрировать их в общество» и признать, что они «не хотят жить в зоопарках».

Г-н Болсонару утверждает, что Бразилия больше не может мириться с выделением такой большой площади земель под территории коренных народов, национальные парки и природоохранные зоны.

«Все эти резервы тормозят наше развитие», — сказал он.

Лидеры мундуруку, выступавшие против добычи полезных ископаемых, были в восторге от рейдов федеральных агентов. Но вскоре лидеры, подобные госпоже Каба, получили угрозы.

«Когда лидеры коренных народов осудили происходящее, они ожидали, что государство войдет и изгонит белых», — сказал Даникли де Агиар, активист Гринпис, консультировавший лидеров Мундуруку.Этого не произошло.

И хотя защита окружающей среды и традиций коренных народов достойна похвалы, это нереально, — утверждает Адониас Каба Мундуруку, один из лидеров племени, который ведет дела с горняками.

«Для нас, коренных горняков, это единственный способ отправить детей учиться в города, чтобы они поступили в университет», — сказал 40-летний г-н Каба. «Родители хотят, чтобы их дети учились и были подготовлены. , чтобы они не стали такими же, как их родители: работали здесь, в шахтах ».

Прокуратура еще не предъявила обвинений в рейдах, а добыча золота в этом районе продолжает процветать.

«Мы видим, что преступление окупается», — сказал федеральный прокурор Пауло де Тарсо Морейра Оливейра.

Границы | Устаревшая сделка в государстве-рантье: транснациональные корпорации, старатели и кобальт в Демократической Республике Конго

Введение

По мере роста дискурса о том, следует ли включать или исключать кустарный кобальт из цепочек поставок электрифицированных транспортных средств, освещение таких проблем в СМИ в значительной степени не учитывает перекрестные сравнения между крупномасштабными, многонациональными и мелкими, кустарными предприятиями по добыче кобальта.

Ожидается, что в связи с принятием странами от Китая до Норвегии мандатов на электрификацию транспортных систем спрос на кобальт резко вырастет. Например, в большинстве электрифицированных транспортных средств используются литий-ионные батареи для хранения энергии, необходимой для приведения автомобиля в движение. Эти батареи имеют отношение к цепочке поставок кобальта из-за полезности кобальта в обеспечении структурного слоя, через который проходят ионы лития, когда они сжимаются и расширяются при каждой зарядке и разрядке. Кобальт желателен для этого использования из-за его чрезвычайной упругости и термостойкости, расширяющих диапазон и срок службы аккумуляторной системы.

Этот полезный металл связан с Демократической Республикой Конго географическим распределением. Поскольку более половины из примерно 110 000 метрических тонн кобальта, добытого во всем мире в 2017 году, приходятся на происхождение из ДРК, вполне вероятно, что использование кобальта в будущих электрифицированных транспортных средствах будет по-прежнему включать конголезский кобальт. Это предположение также подтверждается тем фактом, что ДРК обладает самой большой в мире долей мировых запасов, на которую приходится примерно 50% мировых доказанных запасов.Хотя другие соответствующие факторы, которые могут повлиять на взаимосвязь кобальта и накопления энергии, обсуждаются позже, есть основания полагать, что любое крупномасштабное внедрение распределенных энергетических и / или электрифицированных транспортных систем будет зависеть, по крайней мере частично, от кобальта из ДРК в соответствовать производственным целям.

Что касается источника этого кобальта в ДРК, по оценкам, большая часть его добывается в результате крупномасштабных горнодобывающих предприятий, которыми управляют многонациональные компании и государственная компания Gecamines.Однако есть опасения по поводу того, что значительная часть кобальта, добываемого в ДРК, поступает из мелких, добываемых вручную источников, называемых кустарной, мелкомасштабной добычей или ASM. По данным Amnesty International, глобальной неправительственной организации, занимающейся правами человека, правительство Конго подтвердило оценки, согласно которым примерно 20% кобальта, экспортируемого в настоящее время из страны, имеет происхождение от АСМ. Исследования, проведенные бельгийскими геологами, подсчитали, что до 60% экспорта кобальта ДРК в 2011 году было получено через ASM.Этот метод добычи также был связан с нарушениями прав человека, в основном с проблемами детского труда и эксплуатации рабочих (Banza et al., 2009; Geenen, 2012; Narendrula et al., 2012; de Haan and Geenen, 2016; Faber et al., ., 2017; Hilhorst, Wakenge, 2017; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018) 7 .

Начиная с 2017 года, дополнительное внимание было обращено на вопрос корпоративного соответствия в автомобильной промышленности в отношении источников кобальта и глобальных стандартов должной осмотрительности, общих с другими ранее регулируемыми технологически важными металлами, включая 3TG (вольфрам, тантал, олово и Золото).Весной 2018 года новостные агентства, такие как CNN и CBS News, также освещали тему кустарного кобальта из ДРК, уделяя особое внимание детскому труду в цепочке поставок электрифицированных транспортных средств. По этой причине электромобили будут основной отраслью, рассматриваемой здесь, поскольку их внедрение представляет собой инициативы как в области низкоуглеродной энергетики, так и в реформировании транспортной системы.

Однако в репортажах таких новостных групп и неправительственных организаций отсутствовало представление о электрифицированных транспортных средствах в рамках более широких политико-экономических и энергетических систем справедливости, включая упор на соответствующий исторический контекст и недавние изменения в переговорной силе.Кроме того, дискуссии в СМИ о кобальте ASM в цепочке поставок электрифицированных транспортных средств происходят отдельно от дискуссий о крупномасштабной механизированной добыче полезных ископаемых, обычно осуществляемой транснациональными компаниями. Чтобы решить эту проблему, обсуждение кобальта и цепочки поставок электрифицированных транспортных средств должно касаться социально-политических проблем, присущих добыче кобальта без использования ASM, которая опирается исключительно на партнерство между многонациональными и государственными корпоративными субъектами. В данной статье утверждается, что такое партнерство на самом деле усугубляет социально-политические риски за счет усиления авторитарных правительств и их финансовой автономии от граждан.

Фон

Кобальт как устаревшая сделка

Теория устаревших переговоров, разработанная Раймондом Верноном в 1970-х годах, утверждает, что динамика силовых отношений между ресурсоемкими правительствами и транснациональными корпорациями в добывающей отрасли со временем изменится в пользу правительства (Ostrowski, 2013; с. 104). –105). Первоначальная теория и недавние ее применения сосредоточены на отношениях между странами-потребителями и нефтедобывающими странами (Островски, 2013; стр.104–105; Баюлген, 2010). В отличие от нефти, где одна страна не владеет большей частью мировых ресурсов, ДРК поддерживает большую часть мировой добычи и запасов кобальта. В этом разделе исследуется применение этой теории к ДРК, кобальту и электрифицированным транспортным средствам — теме, которая не была найдена в обзоре литературы. Несмотря на это, ссылки на усиление власти и риск зависимости от ДРК в отношении кобальта обсуждались разведывательным сообществом США на протяжении десятилетий, включая недавнее определение кобальта как важнейшего минерала (Ngolet, 2000),.

Одно из первых явных упоминаний кобальта и баланса сил между странами-потребителями, такими как Соединенные Штаты и богатая кобальтом ДРК, произошло после конфликта 1978 года, известного как Шаба II. В этом конфликте участвовала повстанческая группировка FLNC, или Фронт национального освобождения Конго, которая стремилась свергнуть тогдашнего президента Мобуту и ​​создать независимую социалистическую страну (Nzongola-Natalaja, 2002; Kisangani, 2012). FLNC успешно захватил критически важные медные и кобальтовые рудники в Колвези, чтобы критически нарушить поставки этих стратегических веществ, на которые правительства западных держав и Мобуту полагались соответственно для военных целей и финансирования (Kisangani, 2012).

В то время кобальт был вторым экспортным товаром страны и в то время составлял более 347 миллионов долларов США. Согласно тому же источнику, после нападения цены на кобальт подскочили на 24%. Этот сбой побудил несколько отраслей, включая аэрокосмическую промышленность, производство суперсплавов и магнитов, начать исследование возможности замещения металла в соответствии с отчетом Центрального разведывательного управления США о зависимости и уязвимости Запада от доли Shaba в кобальтовых минеральных ресурсах.В том же отчете говорится, что в течение двух лет после Шаба II использование кобальта в магнитах американского производства упало на 50%, в то время как уровень переработки кобальта на внутреннем рынке увеличился более чем в три раза и составил чуть менее 10%. Кроме того, правительство ДРК признало риск замены кобальта в продуктах, если страна не будет поддерживать низкие цены.

К 2017 году динамика власти, похоже, сместилась в пользу ДРК, поскольку средняя цена на кобальт за год выросла вдвое. Предыдущее увеличение спроса и производства не всегда сопровождалось повышенной оценкой стоимости.Этот развивающийся сдвиг в переговорной силе был дополнительно продемонстрирован внесением в 2018 г. изменений в горнодобывающий кодекс страны, в которых, среди прочего, были изменены структуры роялти, что подтверждает основную идею теории Вернона. Изменения увеличили размер роялти для компаний по добыче кобальта с двух до десяти процентов за счет переклассификации металла в категорию «стратегическое вещество». Пересмотренный кодекс также включает положение, которое позволит стране увеличить налогообложение сверхприбылей любой компании от горнодобывающей промышленности до 50 процентов, если цена на сырьевые товары, указанная в технико-экономическом обосновании компании, возрастет на 25 процентов или более.Еще одним важным изменением было требование о переработке всей руды внутри страны, установив ограничения на экспорт сырой руды. Эти изменения были оспорены горнодобывающей промышленностью, включая угрозы судебного иска со стороны таких транснациональных компаний, как Glencore и Randgold. Однако после 6-часовой встречи с Кабилой, которую президент ДРК отложил на 24 часа, компании были проинформированы о том, что кодекс будет подписан с изменениями, определяемыми в каждом конкретном случае; вызывая опасения по поводу коррупции со стороны неправительственных организаций.

Теория государства рантье

Теория государства-рантье — это политико-экономическая теория, которая утверждает, что богатые ресурсами страны, которые экономически зависят от концессий, выплачиваемых за права на природные ресурсы, с большей вероятностью будут финансово независимыми от своих граждан. Эта финансовая автономия приводит к более авторитарным формам управления (Omeje, 2008; Ostrowski, 2013; p. 106;). Другими словами, государство не зависит в финансовом отношении от своих граждан, например, через налогообложение.Эта теория предполагает, что правительства реагируют на озабоченности граждан, по крайней мере частично, путем позитивных изменений в налоговой политике. Островский выделяет нескольких теоретиков рантье, которые утверждают, что налогообложение побуждает правительства быть более подотчетными своему народу (Ostrowski, 2013; стр. 106). Это актуально для ДРК, поскольку страна полагается на добывающий сектор примерно на 25–28% государственных доходов, из которых на добычу полезных ископаемых приходится 74–82% (Лежнев, 2016). В то же время страна заняла 176 место из 187 в Индексе человеческого развития ООН.Эти социальные условия также усугубляются политической незащищенностью (Omeje, 2008; Peyer et al., 2014; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018).

Отличие кустарной добычи от многонациональных промышленных операций в рамках двух теоретических рамок

В случае добычи кобальта в ДРК необходимо проводить различие между крупномасштабными операциями по добыче, принадлежащими многонациональным компаниям, и мелкими, добываемыми вручную операциями, именуемыми кустарной, мелкомасштабной добычей или ASM.По официальным оценкам, большая часть кобальта производится крупномасштабными горнодобывающими предприятиями, которыми управляют многонациональные компании и государственная компания Gecamines. Однако ASM обеспечивает средства к существованию тем, кто борется с доступом к достаточному питанию, воде и жилью (de Haan and Eichstaedt, 2011; Geenen, 2012; Faber et al., 2017; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018).

горняков-кустарей, или creuseurs , как их называют в местном масштабе, имеют отношение к теориям «государство рантье» и «устаревающего торга», поскольку они представляют как граждан, так и производителей полезных ископаемых.Однако, в отличие от транснациональных горнодобывающих компаний, которые покупают концессии на добычу полезных ископаемых, крёзеры обычно занимаются добычей для пропитания и не имеют ресурсов, необходимых для участия в добыче полезных ископаемых в качестве землевладельца (Geenen, 2012; de Haan and Geenen, 2016; Faber et al., 2017; Hilhorst и Wakenge, 2017; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018). Изменения в горнодобывающем кодексе в 2018 году еще больше ограничили кустарных горняков владеть землей, запретив физическим лицам владеть правами на добычу полезных ископаемых, что сделало концессии на добычу полезных ископаемых возможными только между юридически признанными группами и государством; кроме того, поправки требовали, чтобы горняки-кустарники имели конголезское гражданство.Положение, требующее, чтобы горняки-кустарники добывали только в зонах, явно предназначенных для кустарной добычи, не было изменено. Что касается государства-рантье, то крезеры не платят государству новую пересмотренную арендную плату или роялти, а вместо этого платят фиксированную ставку налога на добавленную стоимость. Повышенное налогообложение в результате недавнего обновления кодекса в отношении стратегических веществ, таких как кобальт, перекладывается на покупателей кустарного кобальта, которые покупают кобальтовую руду на складах или на открытых рынках; представляющие в основном китайские компании.

Что касается переговорной силы крёзеров, то было множество примеров эксплуатации государственными и корпоративными субъектами, что свидетельствует о минимальном или нулевом уровне переговорной силы со стороны горняков-кустарей (Geenen, 2012; de Haan and Geenen, 2016; Faber et al., 2017; Hilhorst, Wakenge, 2017; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018). В дополнение к эксплуатации, переговорная сила еще больше снижается из-за требования вести добычу только в тех зонах, которые были определены правительством для деятельности ASM.

Glencore, PLC как пример устаревания переговоров в государстве-рантье

Glencore управляет двумя кобальтодобывающими рудниками в ДРК через свою дочернюю компанию Katanga Mining Limited (KML). В настоящее время KML владеет двумя месторождениями кобальта, Камото и Мутанда, которые были созданы как совместные предприятия между многонациональной горнодобывающей компанией и государственной компанией Gecamines. С тех пор Glencore приобрела 86% концессий Kamoto и полную собственность на активы Mutanda путем покупки долей у Gecamines и недавно санкционированного США Дэна Гертлера.В декабре 2017 года Министерство финансов США наложило санкции на Гертлера за то, что он использовал «свою близкую дружбу с президентом ДРК Джозефом Кабилой в качестве посредника при продаже горнодобывающих активов в ДРК, требуя, чтобы некоторые транснациональные компании проходили через Гертлера для ведения дел с Конголезское государство ».,

За это время Гертлер и другой партнер подали иски в суды ДРК против Glencore, обвинив компанию в ненадлежащей компенсации. Glencore урегулировала дело с Гертлером в судах ДРК и согласилась производить платежи, несмотря на санкции США, ссылаясь на платежи как на «единственный жизнеспособный вариант, позволяющий избежать материального риска конфискации» рудников Камото и Мутанда.Затем международная горнодобывающая компания была привлечена к суду со стороны правительства США по обвинению в коррупции. Затем Glencore был вынужден принять участие в обмене долга на акции на сумму 5,6 млрд долларов США с правительством ДРК, чтобы сохранить контроль над активами в Камото и Мутанда.

Если задаться вопросом, почему рыночная сила горнодобывающей компании, которая внесла более 1 миллиарда долларов США за последние три года, может устареть, необходимо учитывать глобальный ландшафт добычи и производства кобальта.Как обсуждалось ранее, на долю ДРК приходится большая часть мировых запасов кобальта и текущего производства. Чтобы Glencore стала крупнейшим производителем кобальта в мире, она должна вести бизнес в ДРК. Учитывая, как это соотносится с концепцией устаревших сделок, можно предположить, что рыночная сила транснациональной компании была бы выше, если бы существовали другие национальные государства с сопоставимыми или большими запасами интересующего ресурса. Это не относится к кобальту.

В случае с Glencore и добычей кобальта в ДРК политические лидеры страны имели возможность воспользоваться устареванием переговорной силы многонациональной отрасли по добыче кобальта.Эта прибыльная возможность поддерживает, а не противоречит их зависимости от промышленности в получении государственных доходов. Правительство ДРК может использовать свою правовую систему и юрисдикцию для расторжения контрактов, пересмотра нормативных положений или иного воздействия на судебные споры в национальных судах, при этом государство имеет преимущественную силу над корпоративными исками (Omeje, 2008; стр. 141). Кроме того, исторические инвестиции Glencore в эту область, похоже, усложняют способность компании легко перемещать активы, о чем свидетельствует готовность потенциально нарушить санкции США и участвовать в обмене долга на акции на несколько миллиардов долларов.

Обсуждение

Как объясняется в теориях «Состояние рантье» и «Устаревшая сделка», политические лидеры ресурсозависимых стран больше полагаются на промышленность, чем на собственный народ в плане финансирования правительства. В случае ДРК зависимость от кобальтовой промышленности в плане налоговых поступлений представляет собой тип взаимных отношений, в которых многонациональные компании и конголезское государство приносят пользу друг другу. Эти отношения в настоящее время меняются, поскольку изменения в горнодобывающем кодексе страны отражают ослабление или устаревание переговорной силы транснациональных горнодобывающих компаний.

Значение этих теоретических аргументов связано с будущей энергетической инфраструктурой, поскольку увеличение спроса на аккумуляторные батареи, а также энергетические и транспортные системы, которые они питают, потребуют увеличения количества кобальта, если предположить, что металл не будет полностью замещен из технологий хранения энергии. . Отсюда следует, что по мере увеличения спроса на кобальт из-за увеличения спроса на такие продукты, как электрифицированные транспортные средства, позиции конголезского государства также возрастают.Это произойдет, поскольку в стране находится большая часть мировых запасов, а горнодобывающие компании стремятся сохранить свою деятельность, чтобы удовлетворить спрос. Еще один момент, который следует учитывать, — это движущая сила стратегий сокращения выбросов углерода для растущего спроса на распределенные энергетические системы и электрифицированные транспортные средства, а также цепная реакция, которую это может иметь на обсуждаемую здесь динамику мощности.

Несмотря на то, что средства массовой информации привлекают внимание автопроизводителей, кустарная мелкомасштабная добыча полезных ископаемых или ASM рассматривается как возможность некоторыми производителями, такими как Daimler, которые хотят использовать технологические решения «для борьбы с социальными и экологическими рисками в цепочке создания стоимости кобальта. ».Эти решения не предполагают исключения кобальта, полученного из ASM, из цепочки поставок электрифицированных транспортных средств. Скорее, они предполагают, что кобальт, полученный из ASM, будет играть роль в будущих цепочках поставок автомобилей с низким или нулевым выбросом углерода. Здесь утверждается, что кобальт, полученный из ASM, может помочь устранить взаимозависимость между горнодобывающими компаниями и правительством ДРК, что, в свою очередь, устраняет тенденцию страны к коррупции и авторитаризму.

Это говорит о том, что увеличение доли ASM-кобальта из ДРК будет представлять собой сдвиг в основе теории государства рантье.Перенос большей части добычи кобальта на ASM и сокращение количества и влияния крупных горнодобывающих компаний теоретически решит проблему финансовой автономии, сделав правительство более зависимым от горнодобывающих сообществ в плане налоговых поступлений. Кустарные горняки, в отличие от транснациональных горнодобывающих компаний, представляют внутренние интересы. Таким образом, аргументировано, что если большая часть кобальта будет поступать через ASM, то правительство с большей вероятностью будет принимать решения в интересах тех, кого представляют коллективы, чтобы гарантировать, что производство и связанные с этим налоговые поступления останутся. сильный.ASM также показало некоторые перспективы для установления местной солидарности и повышения справедливости (Bryceson and Fisher, 2014).

Учитывая, что все ASM должны осуществляться через кооперативы после запрета президента Кабилы в 2010 году и последующего восстановления в 2011 году, предполагается, что это теоретическое увеличение ASM будет включать горнодобывающие кооперативы (Geenen, 2012). Тогда возникает вопрос, может ли создание коллективов ASM узаконить сообщества ASM, чтобы подорвать динамику переговорной силы между многонациональными горнодобывающими компаниями и государством.Однако, как указал Гинен, организация горнодобывающих кооперативов ASM сверху вниз была в основном неэффективной (2012). Таким образом, при обсуждении выгод от таких коллективов необходимо проводить различие между формализацией сектора ASM сверху вниз и организацией снизу вверх.

Еще один момент, который следует рассмотреть, заключается в том, будут ли коллективы ASM подвергаться тому же устареванию переговорных полномочий, которое было указано для горнодобывающих компаний. Утверждается, что это не так, поскольку шахтеры сами являются гражданами и встроены в свои сообщества.Кроме того, если бы поддержка была получена от транснациональных корпораций, не занимающихся добычей полезных ископаемых, которые полагаются на постоянные поставки кобальта для своей конечной продукции, таких как производители электромобилей, то коллективы ASM потенциально могут перейти к более формализованным операциям по добыче полезных ископаемых, которые состоят из граждан, но финансируются не из других источников. -добывающие транснациональные корпорации. Другими словами, если было построено доверие между многонациональными корпорациями, не занимающимися добычей полезных ископаемых, и коллективами ASM, которые ранее работали в определенных зонах, первые могли бы профинансировать покупку концессий на добычу полезных ископаемых зоны, чтобы сделать коллектив более прибыльным для государства, открыв эти территории до более высокие налоги на формализованную добычу полезных ископаемых.Можно утверждать, что такая концепция создаст «анклавы безопасности», которые будут изолированы или иным образом социально удалены от страданий граждан, живущих за пределами сообществ ASM. Однако этот контраргумент ошибочен, поскольку не учитывает, что такие «анклавы безопасности» уже созданы и укреплены транснациональными горнодобывающими компаниями (Островский, 2013; стр. 94).

Дополнительные соображения и заключение

Эти соображения показывают зачастую ослабленную связь между выбором потребителей в более богатых городах и странах и ощутимым воздействием на сообщества, где добываются природные ресурсы, необходимые для таких продуктов.Что касается устойчивости перехода к низкоуглеродным распределенным энергетическим и транспортным системам, социальные риски необходимо учитывать наряду с экологическими выгодами, такими как сокращение выбросов углерода в странах. Если планете необходимо сократить выбросы углерода, чтобы избежать климатических рисков в будущем, какие жертвы готовы пойти на этот переход? Что еще более важно, каковы последствия таких переходов для справедливости и как можно реализовать правосудие переходного периода при электрификации транспортных средств в XXI веке? Если кобальт можно заменить, каковы потенциальные социальные последствия такого технологического сдвига для зависящих от ASM заядлых людей в ДРК?

Как утверждается в этой статье, добыча кобальта посредством партнерства между многонациональными горнодобывающими компаниями и правительством усиливает политическую нестабильность и коррупцию.Это важно, поскольку это связано с частотой будущих конфликтов и распространением кустарной добычи кобальта. Хотя кустарная добыча кобальта связана с негативными последствиями для здоровья, такими как повышенный риск воздействия урана и даже смерти, она также обеспечивает средства к существованию тем, кто борется с доступом к достаточному питанию, воде и жилью (Banza et al., 2009; de Haan, Eichstaedt, 2011; Geenen, 2012; Narendrula et al., 2012; Faber et al., 2017; Hilhorst, Wakenge, 2017; Banza Lubaba Nkulu et al., 2018). Рассмотрение того, как будет выглядеть справедливый переход для рабочих, занятых на кустарных кобальтовых рудниках, включает необходимое определение решений более широких проблем, которые создают такие ситуации; где жизнь рабочих зависит от работы, которая впоследствии снижает качество их жизни. В этой статье не утверждается, что переход к более кустарному производству кобальта будет происходить без риска. Постоянные усилия по устранению рисков при кустарной добыче полезных ископаемых должны продолжаться наряду с дальнейшими исследованиями для изучения того, как многонациональные горнодобывающие компании вносят вклад в текущие реалии горнодобывающих сообществ в ДРК.

Взносы авторов

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Banza Lubaba Nkulu, C., Casas, L., Haufroid, V., De Putter, T., Saenen, N.D., Kayembe-Kitenge, T., et al. (2018). Устойчивость кустарной добычи кобальта в ДР Конго. Устойчивое развитие природы 1: 495. DOI: 10.1038 / s41893-018-0139-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Банза, К. Л. Н., Наврот, Т. С., Хауфройд, В., Декре, С., Де Путтер, Т., Смолдерс, Э. и др. (2009). Высокая степень воздействия кобальта и других металлов на человека в Катанге, горнодобывающем районе Демократической Республики Конго. Environ. Res. 109, 745–752. DOI: 10.1016 / j.envres.2009.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баюлген, О. (2010). Иностранные инвестиции и политические режимы: нефтяной сектор в Азербайджане, России и Норвегии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Bryceson, D., and Fisher, E. (2014). «Направления и отклонения демократизации кустарной добычи», в Горная промышленность и социальные преобразования в Африке: тенденции минерализации и демократизации в кустарной добыче , ред.Брайсесон, Э. Фишер, Дж. Б. Йонссон и Р. Мвайпопо (Абингдон: Рутледж), 181–209.

Google Scholar

де Хаан, Дж., И Гинен, С. (2016). Горнодобывающие кооперативы в Восточной ДРК: взаимодействие между историческими властными отношениями и формальными институтами. Extractive Indus. Soc. 3, 823–831. DOI: 10.1016 / j.exis.2016.05.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Eichstaedt, P. (2011). Потребление Конго: полезные ископаемые войны и конфликта в самом смертоносном месте в мире .Чикаго, Иллинойс: Книги Лоуренса Хилла.

Google Scholar

Фабер Б., Краузе Б. и Санчес Де Ла Сьерра Р. (2017). Кустарная добыча, средства к существованию и детский труд в цепочке поставок кобальта Демократической Республики Конго. Отчет Центра эффективных глобальных действий . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет CEGA. Доступно в Интернете по адресу: https://escholarship.org/uc/item/17m9g4wm

Гинен, С. (2012). Опасная ставка: проблемы формализации кустарной добычи полезных ископаемых в Демократической Республике Конго. Resour. Политика 37, 322–330. DOI: 10.1016 / j.resourpol.2012.02.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хилхорст, Д., Уакендж, К. И. (2017). «Экстренное или долговременное решение? Добыча колтана и кооперативы в северной Катанге (ДРК) », в книге Люди, помощь и институты в процессе социально-экономического восстановления ?: Столкновение с уязвимостями, , ред. Д. Хилхорст, Б. Вейс и Г. ван дер Хаар (Лондон, Великобритания: Рутледж), 82–98.

Google Scholar

Кисангани, Э.(2012). Гражданские войны в Демократической Республике Конго, 1960 — 2010 гг. . Боулдер, Колорадо: Издательство Линн Риннер.

Google Scholar

Лежнев, С. (2016). Уголовное государство . Понимание и противодействие институциональной коррупции и насилию в Демократической Республике Конго . Достаточно серии Project Violent Kleptocracy. Восточная и Центральная Африка.

Google Scholar

Нарендрула Р., Нконголо К. К. и Беккет П. (2012). Сравнительный анализ металлов почвы в Садбери (Онтарио, Канада) и Лубумбаши (Катанга, Демократическая Республика Конго). Бык. Environ. Загрязненный. Toxicol. 88, 187–192. DOI: 10.1007 / s00128-011-0485-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нзонгола-Наталаджа, Г. (2002). Конго: от Леопольда до Кабилы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Zed Books.

Google Scholar

Omeje, K.D, (Ed). (2008). Добывающая экономика и конфликты на глобальном Юге: мультирегиональные перспективы политики рантье . Ашгейт Паблишинг, ООО

Google Scholar

Островский, В.(2013). «Политическая экономия глобальных ресурсов», в Global Resources , ред. Р. Даннройтер и В. Островски (Лондон, Великобритания: Palgrave Macmillan), 98–115.

Google Scholar

Плохие новости для майнеров биткойнов, поскольку создавать криптовалюту больше не выгодно.

Биткойн упал до точки, где, по некоторым оценкам, не так выгодно производить.

«Биткойн в настоящее время торгуется по безубыточной стоимости майнинга биткойна, которая в настоящее время составляет 8 038 долларов на основе модели добычи, разработанной нашей командой по анализу данных», — сказал в четверг Томас Ли из Fundstrat.

Модель Fundstrat учитывает три фактора: стоимость оборудования, электричество и другие накладные расходы, такие как обслуживание холодильных установок.

Криптовалюта торговалась умеренно ниже, около 8000 долларов в четверг, согласно индексу цен на биткойны CoinDesk, который отслеживает цены на четырех основных мировых биржах. Ранее биткойн достиг минимума в 7 676,52 доллара, самого низкого уровня с 8 февраля, согласно данным CoinDesk.

Биткойн создается посредством энергоемкого процесса «майнинга», который использует высокую вычислительную мощность для решения сложного математического уравнения, доказывая, что анонимный майнер использовал процесс, согласованный сетью, для создания записи транзакций в блокчейне.Затем майнеры получают биткойны в качестве вознаграждения за успешное выполнение уравнения.

Если стоимость создания биткойна превышает вознаграждение, майнеры теоретически теряют стимул.

«В некоторых случаях майнеры могут просто выключить машины, пока цена немного не вернется», — сказал Шон Ансти, соучредитель и президент Blockchain Intelligence Group. «Это должно доходить до того, что некоторые из них могут терять деньги».

Для майнинга биткойнов сегодня требуется специальное оборудование, которое может стоить от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов.И, как и многие другие технологии, всегда появляется более эффективное оборудование.

На самом деле, согласно модели Fundstrat, на необходимость регулярной замены оборудования приходится более половины стоимости майнинга, сказал Сэм Доктор, глава отдела количественных данных. Он предполагает, что затраты на электроэнергию составляют 6 центов за киловатт-час и другие расходы, чтобы получить оценку безубыточности в 8 038 долларов.

Прибыль майнеров снизилась примерно вдвое в этом месяце по сравнению с декабрем из-за всплеска интереса к майнингу биткойнов, измеряемого по хешрейту, по словам Чарли Хейтера, генерального директора сайта отраслевых данных CryptoCompare.По данным bitinfocharts, медианная комиссия за транзакцию, еще один источник дохода для майнеров, также упала ниже 50 центов с 34 долларов в конце декабря.

Для традиционных сырьевых товаров, таких как золото, когда оно равняется себестоимости производства, некоторые спекулянты считают, что это может быть ключом к минимуму по мере уменьшения предложения.

Но биткойн может быть более сложным, потому что стоимость его добычи по-прежнему сильно различается по всему миру из-за разницы в стоимости электроэнергии.

На крупнейшем рынке майнинга биткойнов в Китае майнеры могут получить доступ к очень дешевой электроэнергии, производимой гидроэнергетикой.По словам Ансти, эмпирическое правило, позволяющее конкурировать с китайскими майнерами, заключается в том, чтобы затраты на электроэнергию не превышали 4 цента за киловатт-час. Модель безубыточности Fundstrat предполагает в среднем 6 центов во всем мире.

Китайские майнеры также имеют стимул производить биткойны независимо от стоимости, потому что это позволяет им отправлять деньги за границу и уклоняться от государственного контроля за капиталом. Согласно данным Blockchain, четыре из пяти крупнейших «майнинговых пулов» биткойнов в мире — китайские.

Цена, по которой большинство майнеров действительно начнет прекращать свои операции, составляет от 3000 до 4000 долларов за биткойн, сказал доктор Fundstrat.