Вторник , 16 августа 2022
Бизнес-Новости
Разное / Комплексные судебно психологические экспертизы: КОМПЛЕКСНАЯ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Комплексные судебно психологические экспертизы: КОМПЛЕКСНАЯ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Содержание

КОМПЛЕКСНАЯ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Стандартная

7 — 14   Дней

Срочная

2 — 3 Дня

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза – это экспертиза, проводимая комиссией экспертов (психиатрами и психологами) на основе использования специальных познаний в психологии и психиатрии в целях анализа обстоятельств происшествия, имеющих значение для дела. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза сочетает в себе использование возможностей судебно-психиатрических и судебно-психологических экспертиз, и, таким образом, является одной из наиболее эффективных форм экспертного исследования. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза необходима для точной оценки результатов влияния возрастных, эмоциональных и личностных факторов на психическое состояние. Комплексные психолого-психиатрические экспертизы назначаются достаточно часто: до 15% всех экспертиз.

Перед экспертами, проводящими комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу, ставятся следующие задачи:

1.

Установление индивидуально-психологических особенностей личности под экспертных, перенесших нервно-психические вредности и имеющих признаки пограничной психической патологии, выяснение их влияния на поведение в интересующий момент.
2. Установление у лиц с признаками психической патологии или перенесших нервно-психические вредности вида их глубины эмоциональных реакций в интересующий момент.
3. Установление способности несовершеннолетних обвиняемых, имеющих признаки отставания в психическом развитии, полностью сознавать значение своих действий и определить, в какой мере они способны руководить ими.
4. Установление способности обвиняемых, свидетелей и потерпевших, перенесших те или иные нервно-психические вредности и обнаруживающих признаки психической патологии, правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.
5. Установление способности малолетних и несовершеннолетних и иных потерпевших по делам об изнасиловании, обнаруживающих признаки психических отклонений или перенесших нервно-психические вредности, правильно понимать характер и значение действий виновного и оказывать сопротивление.
6. Установление наличия у лица, предположительно покончившего жизнь самоубийством, в период, предшествовавший его смерти, психического состояния, предрасполагавшего к самоубийству, и возможных причин возникновения этого состояния.

«Клиника медико-криминалистических исследований» проводит комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в течении 7-14 дней. Проводят её высококвалифицированные эксперты, имеющие не один год работы за плечами.

Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза

01 марта 2021

  

Санкт-Петербург, ул.Грибакиных дом 11

Телефоны для справок – 8 (812) 246-10-48  (канцелярия)

Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза осуществляется в следующих подразделениях:

  • Амбулаторное психиатрическое отделение судебно-психиатрической экспертизы № 1
  • Амбулаторное психиатрическое отделение судебно-психиатрической экспертизы № 2

      Амбулаторные психиатрические отделения   судебно-психиатрической экспертизы   

— осуществляют проведение амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз в соответствии с процессуальным законодательством, Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31. 05.2001 г. № 73-ФЗ; иными нормативные правовые акты, регулирующие порядок организации и производства судебных экспертиз.

Основанием для приема лица в отделение являются постановление лица, производящего дознание, следователя, определение (постановление) суда, судьи о назначении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы и поручении ее производства экспертам данного учреждения.  Поступление в отделение осуществляется в плановом порядке. 

Проводятся различные все виды судебно-психиатрических экспертиз по уголовным делам и гражданским делам, в том числе комплексные психолого-психиатрические, сексолого-психолого-психиатрические; производятся посмертные экспертизы, судебно-психологические экспертизы, в том числе  по месту проживания ребенка.

Судебно-психиатрические экспертизы  проводят сотрудники, которые имеют специальную профессиональную подготовку, необходимую для производства судебных  экспертиз. В отделении работают высококвалифицированные специалисты, имеющие большой опыт экспертной работы.

 

Информация о проведении платной судебно-психиатрической экспертизы в разделе Платных Услуг.

 Как добраться    Транспорт: станция метро «Пролетарская»

§ 1. Предмет, компетенция и структура судебно-психологической экспертизы

§ 1. Предмет, компетенция и структура судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза — один из видов судебных экспертиз и, следовательно, одно из средств установления истины в судопроизводстве, источник доказательств.

Возникновение судебно-психологической экспертизы относится к рубежу XIX и XX вв. Развитие теории доказательств и экспериментальной психологии создало объективную предпосылку для учета психологических факторов в судопроизводстве.

Основателями судебно-психологической экспертизы можно считать таких крупных исследователей, как В. Штерн («Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях»), Г. Гросс («Криминальная психология»), К. Марбе («Психолог как эксперт в уголовном и гражданском делах»), Л. Е. Владимиров («Психологические исследования в уголовном деле»), А. Е. Брусиловский («Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы»).

Из современных отечественных исследователей следует отметить М. М. Коченова («Судебно-психологическая экспертиза», «Введение в судебно-психологическую экспертизу»), М. В. Костицкого («Судебно-психологическая экспертиза»), А. И. Кудрявцева («Комплексная судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертиза»).

Уже первые советские уголовно-правовые нормативные акты признали судебно-психологическую экспертизу в качестве источника доказательств. В Инструкции Наркомюста РСФСР от 23 июля 1918 г. «Об организации и действии местных народных судов» указывалось на необходимость привлечения экспертов для исследования психики обвиняемого.

В 1918 г. в Петрограде, затем в Москве, Ростове, Баку и некоторых других городах были созданы кабинеты по изучению преступности и преступника, в задачи которых входила и судебно-психологическая экспертиза. Созданные впоследствии на этой базе областные институты научно-судебной экспертизы наряду с криминалистическими экспертизами проводили и криминально-психологические исследования.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. признавал обязательным проведение экспертизы, если у суда или следователя возникали сомнения по повод психического состояния обвиняемого или свидетеля. Ведущие процессуалисты того времени поддерживали концепцию Л. Е. Владимирова о необходимости в определенных случаях экспертного исследования психических качеств обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Однако компетенция судебно-психологических экспертиз тогда не редко трактовалась расширительно, а научно-методические возможности были еще ограничены. Значительного распространения судебно-психологическая экспертиза в то время не получила.

К середине 30-х гг. исследования в области судебно-психологической экспертизы полностью прекратились: репрессивное судопроизводство обходилось без научно-психологических исследований.

Однако исследования психических особенностей обвиняемого, свидетеля и потерпевшего, по существу, не прерывались — они в известной мере осуществлялись в рамках судебно-психиатрической экспертизы. (До сих пор вопросы психологического содержания нередко адресуются эксперту-психиатру.) Между ем психиатрия, как известно, изучает патологические проявления психики. Изучение же психики здорового человека и ее непатологических отклонений — компетенция психологии.

Предметом судебно-психологической экспертизы являются психические особенности лица и психологизированные обстоятельства, имеющие существенное значение для установления истины по делу, выявление которых требует специальных научных познаний.

Судебно-психологическая экспертиза некомпетентна решать вопросы юридического содержания — определять достоверность показаний, мотивы и цели преступного деяния, устанавливать форму вины и т. п.

Экспертом-психологом может быть назначен только специалист, имеющий высшее психологическое или медицинское образование. Отказ от проведения экспертизы должен быть принят, если поставленные перед экспертизой вопросы не соответствуют профессиональной специализации данного лица.

Права и обязанности эксперта-психолога те же, что и права и обязанности всех судебных экспертов — они определены законом. В своей познавательной деятельности эксперт самостоятелен и независим.

При исследовании так называемых пограничных состояний (олигофрении, инфантилизма, акцентуаций характера, психопатии) осуществляется комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Для исследования влияния соматических (телесных) заболеваний на психическое состояние индивида назначается комплексная медико-психологическая экспертиза[72].

Заключение судебно-психологической экспертизы как источник доказательства излагается письменно и в требуемом законом порядке, предусматривающем определенную его форму, структуру и содержание. Оно состоит из трех частей: вводной, исследовательской, заключительной — и должно быть написано понятным языком, а научные термины — разъяснены. Во вводной части указываются время и место составления заключения, сведения об эксперте, правовое основание проведения экспертизы, название исходного процессуального документа. Здесь же указываются вопросы, поставленные перед экспертизой (без изменения возможных неточностей и терминологических ошибок).

В исследовательской части описываются все использованные диагностические методы, методики и процедуры, прилагаются протоколы их проведения.

В заключительной части даются ясные и четкие ответы на поставленные вопросы.

Невозможность получения информации или точного ответа должна быть обоснована. Если однозначный ответ невозможен, он может быть вероятностным.

Ответы на поставленные вопросы и являются выводами экспертизы.

Если получение ответа требует знаний специалистов из смежных отраслей науки, в заключении указывается на необходимость назначения психолого-психиатрической, медико-психологической, инженерно-психологической или другой экспертизы. В заключении комплексной экспертизы указывается, какие исследования проведены раздельно и совместно, и приводятся соответствующие результаты. Ответы в заключительной части могут быть даны как по нескольким видам экспертизы, так и раздельно.

Экперт-психолог не дает юридической оценки исследуемых обстоятельств.

Эксперт может быть допрошен следователем или судом. Заключенные экспертизы подлежит их оценке. Следователь, суд, другой полномочный орган или должностное лицо определяют обоснованность заключения и его значение в системе доказательств. Необоснованное заключение может быть отвергнуто. При этом назначается повторная экспертиза.

Заключение судебно-психологической экспертизы может оцениваться и другими участниками уголовного процесса, которые также могут ходатайствовать о повторной экспертизе.

Проблемы экспертов при обследовании подростков

20 октября 2020 г. 17:18

Участникам вебинара ФПА РФ рассказали о целях, задачах и трудностях проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних


20 октября в рамках очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов лекцию на тему «Проблемные вопросы комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних» прочитала доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник, и. о. руководителя Лаборатории психологии детского и подросткового возраста ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Минздрава России Елена Дозорцева.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (далее – КСППЭ) несовершеннолетних – один из наиболее сложных видов судебной экспертизы, находящийся на пересечении судебной психиатрии, судебной, клинической, возрастной психологии и права. Как отметила Елена Георгиевна, при назначении и проведении КСППЭ нередко возникают проблемы, ошибки в решении которых могут повлечь серьезные последствия для участников дела. Она обозначила цель своего выступления – рассмотреть ряд наиболее проблемных моментов с точки зрения судебного психолога и ориентировать адвокатов в возможностях действий в подобных ситуациях.

* * *

Елена Дозорцева начала свое выступление с сообщения, что обсуждение судебной экспертизы несовершеннолетних начинается с классификации ее видов, назначения экспертизы на этапе доследственной проверки и в условиях возбужденного уголовного дела, выбора вида экспертизы и экспертного учреждения, постановки вопросов эксперту. При этом данные, которые получены в ходе экспертиз, крайне редко проводимых на этапе доследственной проверки, все же могут быть использованы в качестве доказательств, хотя в это время у исследуемых нет процессуального статуса.

В сфере уголовного процесса обычно анализируются трудности, возникающие при проведении КСППЭ несовершеннолетних обвиняемых, свидетелей, потерпевших, а также при выполнении посмертных экспертиз по делам о самоубийствах несовершеннолетних.

Экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, по ее словам, ориентированы на поиск психологических и клинических факторов, влияющих на способность подростков-правонарушителей осознанно управлять своими противоправными действиями, пояснила лектор. К числу психологических факторов относятся личностная незрелость, индивидуально-психологические особенности, эмоциональные состояния в криминальной ситуации. В ряде случаев экспертиза может выявить обстоятельства, способствующие смягчению наказания.

Экспертная оценка каждого из обозначенных психологических факторов связана с рядом проблем и трудностей, которые обсуждались в ходе онлайн-лекции. Кроме того, по словам эксперта-психолога, все чаще требует экспертного исследования и уголовно-процессуальная дееспособность несовершеннолетнего обвиняемого. Это относительно новое направление экспертной практики.

Елена Дозорцева обратила внимание на то, что посмертные КСППЭ по делам о самоубийствах несовершеннолетних представляют собой особую сложность. Они довольно часто проводятся начиная с 2011 г. В ряде случаев в таких делах появляются обвиняемые, и тогда эксперт выявляет связь между их действиями и развитием эмоционального состояния потерпевшего.

Лектор отметила аспекты экспертиз, которые могут представлять интерес для адвокатов, назвала применяемые статьи Уголовного кодекса, пояснила, почему подростки редко попадают в состояние аффекта, однако могут совершить правонарушение в «сильном душевном волнении». Кроме того, она предупредила адвокатов, что следователи часто нарушают права подростков, препятствуя проведению допроса с использованием видеозаписи. В таких случаях защитник может объяснить законным представителям несовершеннолетнего, что такая запись проводится в интересах допрашиваемого, чтобы исключить некорректные вопросы и даже давление со стороны следователя.

* * *

Довольно большую часть экспертиз несовершеннолетних в последнее время составляют экспертизы свидетелей и потерпевших. Сложность экспертизы детей как свидетелей связана не только с ее содержательной спецификой, но и зачастую с некорректной процедурой получения показаний следствием. Эксперт рассказала, в каком русле обсуждаются вопросы оправданности экспертного определения достоверности показаний несовершеннолетних. Кроме того, при анализе КСППЭ несовершеннолетних потерпевших ставится вопрос о возможности квалификации морального вреда с помощью экспертного исследования.

В рамках гражданского судопроизводства основное внимание уделяется экспертизам по делам о семейных спорах о детях. В таких случаях определяется предмет экспертного исследования и возможности различных видов экспертиз в решении поставленных вопросов.

В завершение лекции Елена Дозорцева перечислила вопросы, наиболее часто используемые психологами при общении с несовершеннолетними, ответила на вопросы участников вебинара и пригласила их к активному обсуждению наиболее острых проблем, возникающих в адвокатской практике в связи с проведением КСППЭ несовершеннолетних. Она также призвала юристов ознакомиться с материалами сайта ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского».

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем ваше внимание, что трансляция будет доступна сегодня до 24.00. Повтор состоится в субботу, 24 октября.

Статья 82 ГПК РФ 2016-2021. Комплексная экспертиза . ЮрИнспекция

Юридическое заключение о признании недопустимым доказательством и рекомендациях по подготовке ходатайства в суд для назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы 28 декабря 2009г. г. Москва Ознакомившись с представленным Вами на исследование заключением № 595-4 комиссии экспертов Отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева от 19 августа 2009 года, выполненным по гражданскому делу Тушинского районного суда гор. Москвы, в котором Вы являетесь истцом по встречному иску, и проведя консультации с врачами-психиатрами из Независимой психиатрической ассоциации, прихожу к следующему заключению: Выводы экспертов-психиатров не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу по следующим основаниям: а) в Заключении не указано, на основании чего (какого акта) проведена данная экспертиза и какое отношение она имеет к настоящему гражданскому делу (не называются ни определение настоящего суда, ни дата назначения экспертизы ни другие необходимые в этих случаях атрибуты) ; б) в Заключение не описана фабула именно настоящего дела; в) судя по Заключению, экспертами фактически была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Однако фамилия привлеченного психолога не названа, о его данных, в том числе профессиональных, не указано, роспись эксперта в Заключение отсутствуют. В то же время вывод эксперта-психолога, как усматривается из содержания экспертного документа, явился определяющим для всего заключения о невменяемости; г) из Заключения не известно, на каком юридическом основании (нормы ГПК и указанных выше законов и подзаконных актов) и кем (судом или самими экспертами) привлекался указанный выше психолог; д) также не усматривается, кто именно предупреждал экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (руководитель учреждения, судья или они сами себя предупредили) ; е) привлеченный и давший своё заключение психолог вообще об уголовной ответственности за дачу заведомо-ложного заключения не предупреждался, его подпись в Заключении отсутствует, что свидетельствует о грубой подтасовке и попытке экспертов таким образом избежать собственной вины за неправильное заключение в случае его признания таковым повторной экспертизой; ж) из Заключения не видно, что именно, кроме объяснений самого испытываемого, легло в основу сделанного вывода о невменяемости. В связи с изложенными обстоятельствами и выводами, рекомендую Вам и Вашему представителю во время очередного судебного заседания воспользоваться правами, предусмотренными ст. ст. 3, 6, 11, 12, 35, 82,87, 70, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ, и заявить ходатайство о следующем: Заключение психиатрической экспертизы № 595-4 комиссии экспертов Отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева от 19 августа 2009 года на основании указанных выше грубых нарушений закона при её проведении признать недопустимым доказательством; Назначить по данному делу повторную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, которую провести в стационарных условиях; Производство экспертизы поручить отделению стационарных экспертиз того же либо иного медицинского учреждения, но в составе других экспертов.

КОМПЛЕКСНАЯ СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГО-ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ФОРМЫ, ВИДЫ

Аннотация. Выделены четыре основных этапа становления и развития комплексной психологолингвистической экспертизы в системе судебно-экспертных учреждений Минюста России.

  • Первый связан с возникновением и становлением психологической и лингвистической экспертиз как новых родов судебной экспертизы, разработкой программ подготовки экспертов, накоплением экспертного опыта.

  • Второй этап — это появление новых объектов и предмета исследования в психологической экспертизе (информационные материалы и их направленность) и комплексных психолого-лингвистических исследований.

  • Третий этап — совершенствование методического обеспечения для производства комплексных исследований, формирование специализированных подразделений по делам, связанным с проявлением экстремизма, модернизация программ подготовки экспертов, появление новых видов комплексных психолого-лингвистических исследований.

  • Четвертый этап — дальнейшее развитие психолого-лингвистической экспертизы, интеграция специальных психологических и лингвистических знаний и их применения, увеличение числа объектов и задач, требующих комплексного подхода.

Приводятся результаты обобщения экспертной практики по комплексным психологолингвистическим экспертизам за 2014-2016 гг.

Ключевые слова:

судебная лингвистическая экспертиза, судебная психологическая экспертиза, психолого-лингвистическая экспертиза, судебная экспертология

Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза является примером междисциплинарных гуманитарных исследований в судебно-экспертной практике. В нашей стране психологическая и лингвистическая экспертизы исторически возникли в разное время.

Судебные экспертизы с привлечением психологических знаний проводятся уже около 45 лет.

В основе системы судебной психологической экспертизы лежат труды М.М. Коченова по использованию данного вида экспертизы в уголовном процессе, созданные во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности [1], и другие его исследования, «предопределившие развитие судебных экспертиз с участием психолога на много десятилетий вперед» [2, 3]. По образному выражению Ф.С. Сафуанова, все последующие работы в области судебно-психологической экспертизы генетически связаны с идеями М.М. Коченова и так или иначе опираются на его основополагающие теоретические и методологические разработки [4].

В 80-е годы 20-го века судебную психологическую экспертизу (СПЭ) стали проводить в судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) Минюста России — сначала в Центральной Северо-Кавказской научно-исследовательской лаборатории Минюста РСФСР[3], где у ее истоков стоял С.С. Шипшин, а затем и в других СЭУ.

Официальное становление СПЭ произошло в 2004 году, когда этот вид экспертизы был включен в Перечень родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в государственных СЭУ Минюста России, и в Перечень экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз, а также была утверждена программа подготовки экспертов[4].

Методическому обеспечению судебно-психологической экспертизы по ряду предметных видов во многом способствовали научно-методические работы Ф. С. Сафуанова [5, 6] и других ученых Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Минздрава России[5] и межведомственное взаимодействие [7].

Судебная лингвистическая экспертиза (СЛЭ) в России появилась в 1990-е годы, во многом благодаря сотрудникам Института русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук Ю.А. Сафонову, Б.С. Шварцкопфу, А.Н. Баранову и др. В то время экспертизы проводились в основном по делам о защите чести, достоинства, деловой репутации, оскорблении, клевете. Вскоре СЛЭ стали проводить преподаватели практически всех вузов страны. Появились региональные ассоциации экспертов-лингвистов: Сибирская ассоциация экспертов-лингвистов, Ассоциация лингвистов-экспертов и преподавателей «Лексис» и др. Наиболее известными представителями этих ассоциаций являются Н.Д. Голев, Н.Б. Лебедева, М.А. Осадчий, К.И. Бринев.

Важной вехой в истории СЛЭ в России стало создание М.В. Горбаневским в 2001 году Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС). Издания, выпускаемые ГЛЭДИС [8, 9, 10], явились первыми в России своеобразными учебниками-хрестоматиями по СЛЭ. В них авторы впервые предприняли попытку дать определения ключевым для СЛЭ понятиям (утверждение, мнение, неприличная форма и др.) и на примерах экспертиз продемонстрировали возможные подходы к лингвистическому исследованию продуктов речевой деятельности.

Издания ГЛЭДИС во многом повлияли на оформление методических подходов СЛЭ в государственных СЭУ России, в которых эта экспертиза появилась в начале 2000-х годов. Однако в системе СЭУ Минюста России изначально лингвистическая экспертиза проводилась как вид судебной автороведческой экспертизы. Так, в программе подготовки экспертов по специальности 2.1 «Исследование письменной речи»[6] представлена тема «Нестандартные исследования письменной речи», посвященная решению задач, характерных для современной лингвистической экспертизы.

После того как в 2006 году СЛЭ стала самостоятельным родом экспертиз, автороведческая и лингвистическая экспертизы развивались параллельно: в первой (ныне устаревшей) программе подготовки экспертов по специальности 26. 1 «Исследование продуктов речевой деятельности»[7] автороведческие исследования являлись одним из видов лингвистической экспертизы.

У истоков СЛЭ в системе СЭУ Минюста России стояли Т.М. Изотова, А.А. Смирнов, ТА. Саркисова. Примерно в это же время СЛЭ как новый род экспертиз появилась и в других ведомствах. Там были введены соответствующие специальности для аттестации экспертов, например «Исследование текста письменного документа или устного высказывания в целях решения вопросов смыслового понимания» (ЭКП МВД России), «Лингвистические исследования» (экспертные подразделения органов ФСБ России).

Таким образом, первый этап развития комплексной психолого-лингвистической экспертизы (КПЛЭ) связан с появлением новых видов экспертизы, разработкой программ подготовки экспертов, накоплением экспертного опыта. На этом этапе в СЭУ Минюста России психологическая и лингвистическая экспертизы развивались автономно, применяемые пограничные для психологов и лингвистов знания дифференцировались.

В то же время имелись единичные попытки применения комплексного подхода к исследованию материалов по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, оскорблении, к исследованию наименований и товарных знаков, рекламной продукции и др.

В 2005 году появились новые для экспертов объекты, так называемые экстремистские материалы, что связано с принятием Федерального закона Российской Федерации от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Потребность в решении новых объектов и новых задач обусловила необходимость разработки новых методических подходов к их решению.

Наиболее систематизированный подход был разработан в Научно-исследовательском институте проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации [11, 12, 13].

Имелись и другие заслуживающие внимания научные разработки [14, 15]. Изначально основную трудность при исследовании материалов по делам, связанным с проявлением экстремизма, составляло решение пограничных вопросов, возникающих на стыке двух областей знания — лингвистики и психологии. Тогда же пришло понимание, а затем и убежденность, что межпредметная проблематика обусловливает обязательный комплексный характер исследования.

По решению коллегии Министерства юстиции Российской Федерации в 2011 году был выработан, апробирован и начал внедряться в экспертную практику комплексный подход к исследованию информационных материалов по делам экстремистской направленности [16], который в 2014 году оформился как экспертная методика [17].

В психологической экспертизе обозначилось новое направление — исследование информационных материалов. Под информационными материалами мы понимаем тексты, изображения (статичные и динамичные — графические, фотографические, видеоизображения) и комбинированные объекты, содержащие какие-либо сведения о положении дел в окружающем мире, его свойствах, протекающих в нем процессах и др.

Информационный материал включен в обмен информацией между коммуникантами, партнерами по общению, в коммуникативную и социальную деятельность субъектов, и с этой точки зрения является коммуникативной единицей. Психологическому исследованию подлежит заложенное в информационном материале сообщение (его смысл и направленность).

По предмету исследования экспертиза информационных материалов отличается от традиционных для СПЭ видов экспертизы в отношении живых лиц, посмертных экспертиз, при которых проводится исследование материалов дела.

Таким образом, второй этап развития КПЛЭ, который можно считать этапом становления, положил начало комплексным психолого-лингвистическим исследованиям, проводившимся до этого эпизодически и не носившим системного характера.

Для третьего этапа характерно совершенствование методического обеспечения, оформление новых видов комплексных психолого-лингвистических исследований.

Происходило расширение круга задач, требующих междисциплинарных исследований и комплексного подхода. Развитие Интернета — нового коммуникативного пространства — привело к появлению новых объектов исследования и с ними задач, требующих комплексного подхода.

В последние годы в экспертной практике четко прослеживается усложнение объектов по делам, связанным с проявлениями экстремизма. В частности, это специфический интернет-контент, сочетающий в себе аудиальную и визуальную, вербальную и невербальную информацию. Возросла потребность в проведении КПЛЭ правоохранительных органов, что стало одной из основных причин развития инфраструктуры психолого-лингвистических экспертиз в системе Минюста России.

В настоящее время в ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России ведется работа по подготовке методического пособия по семантическим исследованиям, методики исследования видеоматериалов допросов и других оперативных и следственных действий с целью установления внешнего влияния на содержание показаний, установления эмоционального состояния, опрашиваемого (допрашиваемого) лица и актуальной способности (возможности) давать показания [18, 19, 20]; определены пределы компетенции экспертов при установлении достоверности показаний [21].

Комплексный подход принят в экспертных подразделениях органов ФСБ России, где с 2011 года проводятся психолого-лингвистические исследования. В 2015 году в ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России совместно с ФСБ России разработана и согласована типовая межведомственная методика комплексной психолого-лингвистической экспертизы по делам, связанным с проявлением экстремизма и терроризма.

В Республике Казахстан экспертная практика и научно-методические разработки тоже идут по пути комплексного применения знаний в области филологии и психологии, а также религиоведения, политологии. В Белоруссии взят на вооружение комплексный психолого-лингвистический подход к исследованию экстремистских материалов.

Дальнейшее развитие психолого-лингвистической экспертизы связано с наиболее актуальными направлениями экспертной деятельности, которые определяются потребностями правоохранительных органов и судов. Обзор и анализ экспертной практики производства КПЛЭ за последние три года показал следующее. Комплексные психолого-лингвистические экспертизы назначаются по широкому спектру категорий дел (табл. 1).

Таблица 1

Комплексные психолого-лингвистические экспертизы, назначаемые по различным категориям дел

Для их производства поступают разнообразные объекты, которые условно можно разделить на четыре вида (табл. 2).

Объекты комплексной психолого-лингвистической экспертизы

Таблица 2

Виды объектов

Схематично объекты КПЛЭ можно представить следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Виды объектов комплексной психолого-лингвистической экспертизы.

Анализ динамики видов объектов КПЛЭ за 2014-2016[8]гг. позволяет с помощью математических методов прогнозировать дальнейшее усложнение объектов, к которым относятся поликодовые тексты и тексты социальных сетей (рис. 2).

По указанным категориям дел (табл. 1) и объектам (табл. 2, рис. 1) юридическое значение имеют задачи, для решения которых представляется целесообразным применение комплексного подхода.

В орбиту КПЛЭ вовлекаются ставшие уже традиционными виды судебно-психологической и судебно-лингвистической экспертиз. Так, например, при назначении экспертизы по делам о самоубийстве следствие часто располагает большим объемом информационных материалов (переписка в социальных сетях, интернет-дневники и пр.), которые часто требуют не только психологического, но и лингвистического исследования. Ранее — до появления социальной интернет-среды и новых видов коммуникации, связанных с развитием технологий — таких объектов не существовало.

Еще один пример.

Экспертиза по делам об оскорблении и защите чести и достоинства всегда была лингвистической. В последнее же время экспертам представляются фиксирующие правонарушение видеоматериалы, содержащие полную информацию о коммуникации, поведении, эмоциональном состоянии участников общения. Оценка данных материалов нередко предполагает применение наряду с лингвистическими и психологические методы исследования, комплексный подход.

Актуальность комплексного междисциплинарного исследования продуктов коммуникации, коммуникативной деятельности, составляющих сегодня обобщенный объект экспертизы информационных материалов, обусловлена тем, что при исследовании объектов практически по всем указанным выше категориям дел важно выявление двух составляющих материала: содержания (что требует применения лингвистических методов анализа — в частности, методов семантического анализа) и направленности (что требует применения психологических методов анализа, выявления формируемых социальных установок и способов их формирования — приемов психологического воздействия).

Например при исследовании переписки с несовершеннолетними в социальных сетях на сексуальную тему, необходимо установить содержание переписки, коммуникативные роли и коммуникативную активность ее участников, признаки оказания речевого и психологического влияния на несовершеннолетнего для квалификации развратных действий и прочее; при исследовании аудиоматериалов по делам коррупционной направленности — предмет и тему разговора, побуждения, провести коммуникативный анализ звучащей речи, выявить речевые и психологические приемы провоцирования.

Итак, сегодня появляются новые виды исследований, которые требуют теоретической и методической проработки: определения предмета, задач, обоснования методов исследования на основе принципов теории судебной экспертизы, судебной экспертологии, с учетом содержания и объема применяемых знаний базовой науки; формирования экспертных понятий, которые не могут быть заимствованы прямо из общепсихологических и общелингвистических понятий, а всегда являются результатом трансформации понятий науки в экспертные понятия, отражающие юридическое значение языковых и психологических феноменов.

Таким образом, дальнейшее развитие судебной психологической и судебной лингвистической экспертиз идет по пути интеграции знаний и их применения.

Поэтому четвертый этап развития комплексной психолого-лингвистической экспертизы мы связываем с ее перспективами — наиболее актуальными направлениями экспертных исследований, которые требуют первоочередного методического обеспечения.

  • Это экспертизы по делам коррупционной направленности;

  • по делам, связанным с оскорблением чувств верующих;

  • информационных материалов, предназначенных для детей;

  • по материалам оперативных и следственных действий с целью установления влияния на содержание показаний;

  • опросов (допросов) несовершеннолетних потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

  • экспертиза текстов религиозного характера.

Требуют также разработки проблемы подготовленности звучащей речи, дистанционной диагностики эмоционального состояния говорящего, коммуникативного анализа звучащего текста и другие.

Актуальность именно этих направлений подтверждена участниками нескольких всероссийских семинаров, проведенных ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России в последнее время: «Актуальные вопросы судебной психологической экспертизы» (на базе ФБУ Мордовская ЛСЭ Минюста России, г. Саранск, июнь 2015 г.) [22]; «Актуальные вопросы судебной лингвистической экспертизы» (на базе ФБУ Уральский РЦСЭ Минюста России, г. Екатеринбург, октябрь 2015 г.)[9]; «Актуальные проблемы комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы» (на базе ФБУ Южный РЦСЭ Минюста России, г. Ростов-на-Дону, июнь 2016 г.).

Основные направления развития судебной психолого-лингвистической экспертизы, требующие сегодня теоретической и практической разработки, мы видим в совершенствовании методологических основ, научно-методического обеспечения новых видов исследований, системы подготовки и повышения квалификации экспертов судебно-экспертных учреждений Минюста России, выделении новой специальности в пределах рода судебно-психологической экспертизы, связанной с психологическим исследованием информационных материалов, аккредитации лабораторий и экспертных методик, межведомственном и международном сотрудничестве.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних (информационно-методическое письмо). — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1971.-69 с.

2. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. — М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1977. — 199 с.

3. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: автореф. дис. д-ра психол. наук. — М., 1991. -45 с.

4. Сафуанов Ф.С. М.М. Коченов — медицинский и юридический психолог. // Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. — 2011. — № 6. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. medpsy.ru/mprj/archiv_global/2011_6_11 / nomer/nomer02.php(дата обращения: 24.10.2016).

5. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: научно-практическое пособие. — М.: Гарда- рика: Смысл, 1998. — 192 с.

6. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза: учеб, для акад. бакалавриата. — М.: Юрайт, 2014. — 421 с.

7. Секераж Т.Н., Сафуанов Ф.С. О развитии судебной психологической экспертизы в России и перспективах межведомственного взаимодействия // Теория и практика судебной экспертизы. — 2008. — №4(12).-С. 60-71.

8. Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. М.В. Горбаневского. — М.: Галерия, 2001. — 184 с.

9. Понятия чести, достоинства и деловой репутации: спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами

и лингвистами. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. А.К. Симонова и М.В. Горбаневско- го. — М.: Медея, 2004. — 328 с.

10. Как провести лингвистическую экспертизу спорного текста? Памятка для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, следователей, дознавателей и экспертов / под ред. проф. М.В. Горбаневского. — М.: Юридический мир, 2006. — 112 с.

11. Методические рекомендации Генеральной прокуратуры Российской Федерации «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды» № 27-11 -99 от 29.06.99.

12. Ратинов А.Р, Кроз М.В., Рати- нова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика. — М.: Юрлитинформ, 2005. — 256 с.

13. Кроз М.В., Ратинова Н.А. История и современное состояние экспертных исследований экстремистских материалов // Теория и практика судебной экспертизы. — 2016. — № 3 (43). — С. 146-155.

14. Леонтьев А.А. Прикладная психолингвистика речевого общения и массовой коммуникации — М.: Смысл, 2008. — 272 с.

15. Леонтьев Д.А. К «операционали- зации» понятия «толерантность» // Вопросы психологии. — 2009. — № 5. — С. 3-16.

16. Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. Теоретические и методические основы судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с противодействием экстремизму. — М.: ФБУ РФЦСЭ, 2011.- 331 с.

17. Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. Методика проведения комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму — М.: ФБУ РФЦСЭ, 2014. — 98 с.

18. Гагина О.В., Кузнецов В.О. Исследование содержания аудио- и видеозаписей оперативных и следственных действий: современное состояние и перспективы развития // Теория и практика судебной экспертизы. — 2014. — № 1 (33). — С. 45-48.

19. Гагина О.В. Кузнецов В.О., Секераж Т.Н. Психолого-лингвистическое исследование видеозаписи допроса: проблемы и возможные пути их решения // Психология и право. — 2015. — Т 5. — № 2. — С. 93-104. doi: 10.17759/psylaw.2015100207.

20. Волохова Л.А., Секераж Т.Н. Производство судебных психологических экс

пертиз видеозаписей оперативных и следственных действий (по материалам обобщения экспертной практики) // Теория и практика судебной экспертизы. — 2015. — №4 (40).-С. 88-97.

21. Смирнова С.А., Макушкин Е.В., Аснис А.Я., Васкэ Е.В., Дозорцева Е.Г., Са- фуанов Ф.С., Шишков С.Н., Шипшин С.С., Ошевский Д.С., Бердников Д.В., Секераж Т.Н., Калинина А.Н. Информационное письмо «О неправомерности определения достоверности показаний путём судебной экспертизы» //Теория и практика судебной экспертизы. — 2016. — № 3 (43). — С. 64-73.

22. Секераж Т.Н. О проведении всероссийского научно-практического семинара «Актуальные вопросы судебной психологической экспертизы»//Теория и практика судебной экспертизы. — 2015. — № 4 (40). -С. 146-149.

REFERENCES

1. Kochenov М.М. Sudebno-psikholog- icheskaya ekspertiza nesovershermoletnikh(informatsionno-metodicheskoe pis’mo)[Forensic psychological examination of minors (information and methodical letter)]. Moscow: Vsesoyuznyi institut po izucheniyu prichin i raz- rabotke mer preduprezhdeniya prestupnosti, 1971,69 p. (In Russian).

2. Kochenov M.M. Sudebno-psikholog- icheskaya ekspertiza[Forensic psychological examination]. Moscow: Vsesoyuznyi institut po izucheniyu prichin i razrabotke mer preduprezhdeniya prestupnosti, 1977, 199 p. (In Russian).

3. Kochenov M.M. Teoreticheskie os- novy sudebno-psikhologicheskoi ekspertizy [Theoretical bases of forensic and psychological examination]: avtoref. dis. d-ra psik- hol. nauk [Abstract of doctor’s thesis (psych)]. Moscow, 1991,45 p. (In Russian).

4. Safuanov F.S. M.M. Kochenov — med-

itsinskii i yuridicheskii psikholog [M.M. Kochenov is a medical and legal psychologist] Med- itsinskaya psikhologiya v Rossii,2011, No 6. Available at:www.medpsy.ru/mprj/archiv_

global/2011_6_11/nomer/nomer02.php (accessed on 24.10.2016). (In Russian).

5. Safuanov F.S. Sudebno-psikholog- icheskaya ekspertiza v ugolovnom protsesse: nauchno-prakticheskoeposobie[Forensic and psychological examination in criminal procedure: scientific and practical benefit]. Moscow: Gardarika: Smysl, 1998, 192 p. (In Russian).

6. Safuanov F.S. Sudebno-psikhologich- eskaya ekspertiza: ucheb. dlya akad. bakala-

vriata[Forensic and psychological examination: Textbook for the academician of a bachelor degree]. Moscow: Yurait Publ, 2014, 421 p. (In Russian).

7. Sekerazh T.N., Safuanov F.S. About development of forensic psychological examination in Russia and the prospects of interdepartmental interaction. Teoriya i sudebnoi ekspertizy — Theory and practice of forensic science,2008. No 4 (12). pp. 60-71. (In Russian).

8. Gorbanevskii M.V. (ed) Tsena slova: Iz praktiki lingvisticheskikh ekspertiz tekstov SMI vsudebnykh protsessakh po iskam оzashchite chesti, dostoinstva i delovoi reputatsii[Word price: From practice of linguistic examinations of texts of media in legal procedures in claims for protection of honor, advantage and business reputation]. Moscow: Galeriya Publ., 2001, 184 p. (In Russian).

9. Simonov A.K., Gorbanevskii M.V. (ed). Ponyatiya chesti, dostoinstva i delovoi reputatsii: Spornye teksty SMI i problemy ikh analiza i otsenki yuristami i lingvistami[Concepts of honor, advantage and business reputation: Controversial texts of media and problem of their analysis and assessment by lawyers and linguists]. Moscow: Medeya, 2004, 328 p. (In Russian).

10. Gorbanevskii M.V. (ed). Какprovesti lingvisticheskuyu ekspertizu spornogo teksta? Pamyatka dlya sudei, yuristov SMI, advoka- tov, prokurorov, sledovatelei, doznavatelei i ekspertov[How to carry out linguistic expertize of the controversial text? An instruction for judges, lawyers of media, attorneys, prosecutors, investigators, investigators and experts]. Moscow: Yuridicheskii mir, 2006, 112 p. (In Russian).

11. Metodicheskie rekomendatsii General’noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii “Ob ispol’zovaniispetsial’nykh poznaniipo de- lam i materialam оvozbuzhdenii natsional’noi, rasovoi Hi religioznoi vrazhdy»[Methodical recommendations of the Prosecutor General’s Office of the Russian Federation “About use of special knowledge on affairs and materials about initiation of race, racial or religious strife”]. No 27-11-99on 29.06.99. (In Russian).

12. Ratinov A.R., Kroz M.V., Ratino- va N.A. Otvetstvennost’za razzhiganie vrazhdy i nenavisti. Psikhologo-pravovaya kharakteris- tika[Responsibility for kindling of hostility and hatred. Psychological and legal characteristic]. Moscow: Yurlitinform, 2005, 256 p. (In Russian).

13. Kroz M.V., Ratinova N.A. History and current state of forensic analysis of extremist materials. Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy = Theory and practice of forensic science. 2016, No 3(43), pp. 146-155. (In Russian).

14. Leont’ev A.A. Prikladnaya psik- holingvistika rechevogo obshcheniya i masso- voi kommunikatsii[Application-oriented psycholinguistics of speech communication and mass communication]. Moscow: Smysl, 2008. 272 p. (In Russian).

15. Leont’ev D.A. Towards an operational definition of tolerance. Voprosy psikhologii. 2009, No 5, pp. 3-16. (In Russian).

16. Kukushkina O.V., Safonova Yu.A., Sekerazh T.N. Teoreticheskie i metodicheskie osnovy sudebnoi psikhologo-lingvisticheskoi ekspertizy tekstov po delam, svyazannym s protivodeistviem ekstremizmu[Theoretical and methodical bases of forensic psikhologo- linguistic examination of texts on the affairs connected with counteraction to extremism]. Moscow: RFTsSE, 2011,331 p. (In Russian).

17. Kukushkina O.V., Safonova Yu.A., Sekerazh T.N. Metodika provedeniya kom- pleksnoi sudebnoi psikhologo-lingvisticheskoi ekspertizy po delam, svyazannym s protivodeistviem ekstremizmu i terrorizmu[Method of conducting complex judicial psikhologo- linguistic examination of the affairs connected with counteraction to extremism and terrorism] Moscow: RFTsSE, 2014, 98 p. (In Russian).

18. GaginaO.V., KuznetsovV.O. Forensic analysis of the content of audio and video recordings obtained during investigation: review of current state and future prospects. Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy Theory and practice of forensic science.2014, No 1 (33), p. 45-48. (In Russian).

19. Gagina O.V. KuznetsovV.O., Sekerazh T.N. Psycho-linguistic study of interrogation videos: problems and possible solutions. Psikhologiya i pravo — Psychology and Law. 2015, Vol. 5, No 2. pp. 93-104. doi:10.17759/psylaw.2015100207 (In Russian).

20. Volokhova L.A., Sekerazh T.N. Conduction forensic psychological assessments using video recording of search operations and investigative actions (overview of forensic practice). Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy= Theory and practice of forensic science. 2015, No 4 (40), pp. 88-97. (In Russian).

21. SmirnovaS.A., MakushkinE.V., AsnisA.Ya., VaskeE.V., DozortsevaE.G., SafuanovF.S., ShishkovS.N., ShipshinS.S., OshevskiiD.S., BerdnikovD.V., SekerazhT.N., KalininaA.N. Informationletter“ontheissue

of legal wrongfulness in establishing witness credibility through forensic evaluation”. Teoriya i praktika sudebnoi ekspertizy = Theory and practice of forensic science.2016, No 3 (43), pp. 64-73. (In Russian).

22. Sekerazh T.N. Notes on the all-russian science & practice seminar “current issues in forensic psychology”. Teoriya ipraktika sudebnoi ekspertizy = Theory and practice of forensic science.2015, No 4 (40), pp. Мб- 149. (In Russian).

Сведения об авторах:

Секераж Татьяна Николаевна — д.ю.н., доцент, заведующая лабораторией судебной психологической и лингвистической экспертизы ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России; e-mail: [email protected].

Кузнецов Виталий Олегович — к.филол.н., заведующий экспертным отделом ФБУ Брянская ЛСЭ Минюста России; e-mail: [email protected].

INTEGRATED FORENSIC PSYCHOLINGUISTIC ANALYSIS:

FORMS, TYPES, PROSPECTS OF DEVELOPMENT

T.N. Sekerazh2, V.O. Kuznetsov2

Russian Federal Center of Forensic Science of the Ministry of Justice of the Russian Federation, Moscow, Russia, 109028

[2]Bryansk Laboratory of Forensic Science of the Ministry of the Justice of the Russian Federation, Bryansk, Russia, 241050

Abstract. The authors outline four key stages in the establishment and development of integrated psycholinguistic analysis within the system of forensic science organizations of the Ministry of Justice of the Russian Federation. The first is associated with the period when psychological and linguistic evaluation first emerged and started to develop as new branches of forensic investigation, accompanied by the launch of new training programs, and accumulation of practical experience. The second stage was marked by the establishment of new objects and subject of investigation in forensic psychology (information materials and their intentionality), as well as integrated psycholinguistic evaluation. The third stage is identified by the improvement of forensic methodology for integrated evaluations, establishment of specialized departments tasked with tackling extremism related casework, modernization of forensic education and training programs, and introduction of new types of integrated psycholinguistic evaluations. The fourth stage is that of further evolution of psycholinguistic analysis, mutual integration of special knowledge in psychology and linguistics and its application, and expansion of the variety of objects and objectives that require a multidisciplinary approach. Consolidated overview of practices in integrated forensic psycholinguistic analysis covers the period 2014-2016.

Keywords: forensic linguistic analysis, forensic psychological evaluation, psycholinguistic analysis, forensic expertology

[3]ныне — ФБУ Южный РЦСЭ Минюста России.

[4] Программа подготовки по специальности 20.1 «Исследование психологии и психофизиологии человека», утвержденная приказом Министра юстиции России от 07.10.2004 № 166.

[5]ныне — ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России.

[7]Программа подготовки экспертов по специальности 26.1 «Исследование продуктов речевой деятельности», утвержденная приказом Минюста России от 09.03.2006 № 36.

[8]2016 год рассматривался за период с января по май.

[9] О проведении всероссийского семинара «Актуальные вопросы судебной лингвистической экспертизы» — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. sudexpert.ru/news/ekb.php. (Дата обращения 10.10.2016)

Судебно-психиатрическая экспертиза

Реферат

Судебная психиатрия — важная специальность психиатрии. Судебные психиатры играют важную роль в обществе, помогая судебным органам во многих сложных случаях. В Индии судебной психиатрией занимаются в основном психиатры общего профиля. Судебно-психиатрическая экспертиза часто ассоциируется у молодого психиатра с элементом беспокойства или страха. Настоящая статья направлена ​​на ознакомление читателей с судебной экспертизой в различных ситуациях, чтобы они могли с комфортом проводить оценку в реальных жизненных ситуациях.На фоне реальных дел обсуждаются различные этапы судебно-медицинской экспертизы в разных ситуациях. Области оценки включают уголовную ответственность, пригодность к суду, вопросы опеки, оценку психического статуса, дееспособность и другие. В статье даются общие рекомендации по судебно-психиатрической экспертизе в практических ситуациях в нашей стране. Читателям рекомендуется обратиться к стандартным учебникам и индийским законам для получения дополнительных сведений.

Ключевые слова: Суды, уголовная ответственность, дееспособность, судебная экспертиза

ВВЕДЕНИЕ

Судебно-медицинская экспертиза является важной частью психиатрической практики.В Индии нет отдельной специализации в судебной психиатрии, как на Западе, и психиатров общего профиля часто просят провести судебно-медицинскую экспертизу. В этом документе обсуждаются принципы и общие процедуры, которым необходимо следовать при судебно-медицинской экспертизе. Основная цель этой статьи — ознакомить читателей с судебно-медицинской оценкой в ​​реальных жизненных ситуациях, чтобы они могли оценить общие психиатрические направления из суда для судебно-медицинской экспертизы, а также уверенно подготовить отчет и явиться в суд для соответствующих свидетельство.В документе также обсуждаются связанные с этим вопросы этики и конфиденциальности.

Общие причины судебно-психиатрической экспертизы

Различные причины судебно-психиатрической экспертизы можно в общих чертах сгруппировать в преступные и гражданские группы. Суд по уголовным делам может издавать указания для оценки пригодности лица выступать в суде или предстать перед судом или для решения вопроса об уголовной ответственности. Гражданский суд может запросить психиатрическую экспертизу в случаях определения потребности в опеке, чтобы узнать, может ли человек с психическим заболеванием позаботиться о себе и управлять своими делами или ему нужен опекун или менеджер.Случаи дееспособности, супружеского спора и развода на основании психического заболевания, опеки над ребенком и компенсации по инвалидности — это некоторые другие ситуации, когда суд может попросить психиатра дать заключение. Иногда психиатр может получить запрос от работодателя с просьбой высказать мнение о психическом состоянии сотрудника и его / ее способности продолжать работу. Анализ запросов, полученных в психиатрическую психиатрическую больницу от суда или работодателей на психиатрическую оценку комиссией психиатров в течение 18 месяцев, показал, что 57% запросов относились к психиатрической оценке для оценки психического состояния и пригодности к работе. пробный.Двадцать восемь процентов обращений касались вопроса опеки. Четырнадцать процентов обращений касались увольнения со службы по причине психического заболевания [1].

Некоторые примеры реальных вопросов, взятых из постановлений суда в больницу относительно психиатрической экспертизы обвиняемого, даны дословно, как указано ниже:

  • Страдает ли обвиняемый психическим расстройством; если да, какова природа психического расстройства?

  • В душе ли обвиняемый? Сможет ли он разобраться в судебном процессе и предстать перед судом?

  • Было ли у обвиняемого психическое заболевание до такой степени, что это привело к убийству?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своими делами?

  • Страдает ли указанное лицо серьезным психическим расстройством, которое делает его неспособным вести нормальную семейную жизнь?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своим имуществом?

  • Имеет ли указанное лицо психическое заболевание?

  • Способен ли человек вести ответственную и содержательную супружескую жизнь?

  • Кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека над ребенком?

Существует бесконечный список вопросов, на которые психиатра могут попросить ответить.Как также указывалось выше, вопросы могут относиться к психиатрическому диагнозу, наличию или отсутствию безумия или интеллекта обвиняемого. Вопросы могут относиться к намерению, непреодолимому порыву или преднамеренности. Иногда вопросы могут быть очень конкретными, но на них сложно ответить. Например, можно спросить: «Был ли обвиняемый в состоянии алкогольного опьянения, когда было совершено преступление?» Или «Был ли обвиняемый пристрастием к каким-либо наркотикам», «знал ли обвиняемый характер обвиняемого деяния», знал ли он, что он сделал противоречило закону »? В каком психическом состоянии был обвиняемый на момент совершения преступления? (преступление могло иметь место давно, поэтому вопрос об оценке состояния обвиняемого на момент совершения преступления может показаться нелогичным).

Иногда обвиняемый симулирует амнезию. В такой ситуации суд может спросить, симулирует ли человек или на самом деле страдает потерей памяти. Психиатра также могут спросить о излечимости болезни и возможных шансах на выздоровление. В уголовных делах опасность — это еще одна область, которую необходимо прикрыть.

Этапы судебно-психиатрической экспертизы

Судебно-психиатрическая экспертиза включает исчерпывающий психиатрический анамнез, включая подробную информацию о событии, которое привело к запросу на текущее обследование.Всегда следует отмечать опознавательные знаки вместе с фотографией, удостоверяющей личность, и недавней фотографией человека, которого обследуют с целью записи. Удостоверение личности с фотографией установит личность человека, который был направлен на оценку, и предотвратит ошибку при обследовании не того человека или имитатора. Фотография помогает опознать человека позже в суде, если психиатр вызывается в суд в качестве свидетеля-эксперта. В рамках надлежащей этической практики лицо должно быть проинформировано о том, что информация, разглашенная во время оценки, может пойти против него или ее в суде.

Оценка должна включать в себя судебно-медицинский анамнез, если таковой имеется; семейные данные, такие как социально-экономический статус, история психических заболеваний, злоупотребление психоактивными веществами или наличие судимости в семье; личная история; обследование психического статуса и оценка личности. В зависимости от типа запроса могут потребоваться незначительные изменения в формате оценки. [2]

Госпитализация может потребоваться, если за человеком необходимо наблюдать в течение определенного периода времени, прежде чем можно будет дать определенное заключение по поводу диагноза.Если госпитализация не показана или невозможна из-за отсутствия подходящего учреждения, следует проводить повторные оценки в течение определенного периода.

Физические исследования следует заказывать в зависимости от случая. Также может потребоваться психологическое тестирование профиля личности, интеллекта, когнитивных функций и дифференциальная диагностика.

Возможно, потребуется изменить конкретную оценку, что обсуждается под соответствующими заголовками. В статье обсуждаются основные принципы.

Некоторые основные концепции судебной психиатрии

Прежде чем переходить к дальнейшим деталям, важно обсудить здесь некоторые из основных концепций, связанных с судебной психиатрией, на которые часто ссылаются при общении с судами. К ним относятся преступность, безумие и психические заболевания.

Преступление

Оксфордский словарь [3] определяет преступление как «преступление, за которое может быть наказано по закону». Более подробно, преступление — это действие или поведение, признанное законом страны преступлением в определенный момент.Поскольку это нарушает законы страны, оно преследуется государством.

Преступление состоит из двух компонентов: Actus reas и mens rea, относящихся к виновному деянию против закона и злому умыслу соответственно. Таким образом, чтобы деяние было квалифицировано как преступление, оно должно противоречить закону и сопровождаться злым умыслом. Оба эти элемента должны присутствовать, прежде чем можно будет сказать, что обвиняемый совершил преступление [4].

Безумие

Слово «Безумие» не имеет никакого технического значения в законодательстве или медицине.[5] В Уголовном кодексе Индии используются термины «безумие» и «душевное расстройство», но нет определения этих терминов. Проще говоря, термин «безумие» относится к серьезному психическому заболеванию, означающему, что человек потерял рассудок. Технически это была бы болезнь психотического характера. Юридические и медицинские определения безумия различаются. Человек может быть настолько серьезно болен, что может потребоваться госпитализация в психиатрическую больницу, но одного этого факта недостаточно для освобождения его от наказания.

На юридическом языке термин «душевное расстройство» также часто используется как синоним безумия. В разделе 84 Уголовного кодекса Индии используется термин «душевное расстройство», но нет его определения. По закону каждый человек считается вменяемым и несет ответственность за свои действия, если не доказано обратное. Бремя доказывания безумия лежит на обвиняемом. [6]

Суд над человеком, страдающим психическим заболеванием

Психическое заболевание может повлиять на способность человека понимать судебное разбирательство, возбужденное против него или нее, и готовить защиту и другие связанные с этим вопросы.В индийском законодательстве разделы 328-339 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) 1973 года [7] содержат руководящие принципы судебного разбирательства по делу лица, подозреваемого в психическом заболевании. Раздел 328 УПК гласит: «Когда магистрат, проводящий расследование, имеет основание полагать, что лицо, в отношении которого проводится расследование, является душевнобольным и, следовательно, неспособным выступить в защиту, магистрат должен расследовать факт такой необоснованности не возражает, и должен обеспечить осмотр такого лица гражданским хирургом округа или другим медицинским работником, указанным правительством штата, и после этого осмотрит такого хирурга или другого должностного лица в качестве свидетеля и сократит освидетельствование до письменного ». .Если магистрат считает, что такое лицо душевнобольно и, следовательно, неспособно выступить в защиту, дальнейшее разбирательство по делу откладывается. В последующих разделах дается более подробная информация о процедуре, обсуждение которой выходит за рамки данной статьи.

Если будет установлено, что обвиняемый в душевнобольном, он может быть помещен под стражу (в соответствии с Законом о безумии индейцев 1912 года, ныне Законом о психическом здоровье 1987 года) или освобожден до проведения расследования или суда, если может быть взят залог. родственник обеспечивает достаточную безопасность в отношении обращения с обвиняемым и ухода за ним.Судебный процесс может возобновиться только тогда, когда обвиняемый перестанет быть в душевном состоянии.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность означает, может ли лицо с психическим заболеванием быть освобождено от ответственности за совершенное им преступное деяние на основании психического заболевания.

В индийском законодательстве определение уголовной ответственности было адаптировано из Правил Макнотона. Раздел 84 Уголовного кодекса Индии (IPC) касается уголовной ответственности.Он называет это деянием человека с нездоровым умом и заявляет: « Ничто не является преступлением, которое совершает человек, который в момент совершения этого по причине душевной нездоровой неспособен познать природу действие или то, что он делает, что является неправильным или противоречащим закону »[6]

Существует связанное понятие, частичное безумие или ограниченная ответственность, которое также было в центре внимания. При частичном безумии дисфункция проявляется в основном в форме заблуждения, в то время как понимание и память остаются неизменными.Например, обвиняемый убивает другого человека, обманувшись, что он пытался лишить его жизни. Действие осуществляется в порядке самообороны, поскольку человек не знает, что он делал неправильно или противоречил закону. Или человек приносит в жертву своего ребенка Богине, заблуждаясь, что Богиня оживит ребенка своими силами и одарит его семью Своими благословениями. [5,8]

Защита от безумия обычно используется при обвинении в убийстве, чтобы сбежать смертная казнь. В случае успеха обвиняемый считается «невиновным».Однако человека отправляют на лечение в психиатрическую больницу. Для защиты на основании психического заболевания душевное расстройство должно было существовать во время совершения преступления. Последующая несостоятельность не является защитой, но может повлиять на суд. Иногда человек может симулировать болезнь, чтобы получить залог или отложить рассмотрение дела. Мы отсылаем читателей к исторической статье Сомасундарума [9], в которой очень доходчиво обсуждаются концепции безумия и уголовной ответственности.

Согласно индийским законам, идиоты, имбецилы и люди, лишенные всякого понимания и памяти, а также дети младше 7 лет или дети от 7 до 12 лет с незрелым пониманием, очевидно, не несут уголовной ответственности.[6]

Есть ряд указателей, которые могут указывать на то, что преступление могло быть результатом психического заболевания. К ним относятся отсутствие мотива в преступлении, отсутствие секретности при совершении преступления, неподготовленность, применение излишней силы в преступлении, отсутствие соучастников в деянии. Человек мог совершить несколько убийств без видимых мотивов. Часто бывает безразличие к совершенному преступлению.

Суд часто спрашивает о психическом состоянии обвиняемого на момент совершения преступления, которое могло произойти много месяцев или несколько лет назад.Человек может быть не в состоянии дать окончательное мнение о психическом состоянии человека в то время. Мнение в таких ситуациях зависит от косвенных доказательств, старых историй болезни, если таковые имеются, и истории болезни, собранной у обвиняемых и других лиц. Также нужно быть уверенным, сколько достоверной и точной информации получается из разных источников.

Здесь важно отметить, что заключение экспертов не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение.Вопрос о невменяемости должен решаться в первую очередь судом на основании имеющихся доказательств.

Годность к суду (предстать перед судом)

В случаях пригодности к суду оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, и имеет ли он рациональное отношение к делу. а также фактическое понимание процесса против него. Оценка пригодности выступать в суде или предстать перед судом включает оценку способности обвиняемого понимать обвинения, в которых он / она обвиняется, способность различать признание вины и невиновности, способность инструктировать своего адвоката и способность следовать производство в суде.[10] Положительные симптомы психоза, особенно расстройство мышления и бред, как известно, связаны с непригодностью к суду. [11]

При оценке способности судить по причине психического заболевания, в основном оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную нынешнюю способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, а также имеет ли он рациональное и фактическое понимание судебное разбирательство против него.

В следующих параграфах приведены некоторые примеры из реальной жизни, подтверждающие пригодность к суду.

Дело 1: Галлюцинации лающих собак

Г-н А., 38-летний мужчина, обвиненный в убийстве, был направлен на обследование с вопросами, был ли он в душевном нездоровье и может ли он понять ход дела суда? Его единственная жалоба заключалась в том, что он слышал лай собак. Ему поставили диагноз шизофрения в тюремной больнице, и у него был старый рецепт от терапевта с диагнозом шизофрения, в котором также упоминалось, что он был госпитализирован в педагогическую психиатрическую больницу в 1995 году.Он был допущен к наблюдению. Запрос был отправлен в старую больницу, куда он попал раньше. Из предыдущей больницы было подтверждено, что он находился там примерно на 2 недели и получил предварительный диагноз шизофрении. Он также дважды присутствовал на контрольном осмотре после выписки. Однако во время его нынешней госпитализации при наблюдении и психологической оценке не было обнаружено никаких отклонений от нормы. Он часто придумывал: «Я не знаю ответа».

Г-н А., вероятно, считал, что если он получит справку из больницы о психическом заболевании, его оправдают.Он всегда подчеркивал, что не совершал никаких преступлений, но никогда не мог сказать, как и почему он попал в тюрьму. Он смог подробно рассказать о своей более ранней жизни в Майсоре и Бангалоре. В суд было отправлено медицинское заключение следующего содержания:

«Mr. В прошлом А. страдал психотическим расстройством в …………. В настоящее время он не страдает психическим заболеванием, требующим лечения. Он не сообщает никаких подробностей об уголовных обвинениях, в которых он обвиняется, или подробностей защиты, заявив, что он не знает.Объективно значимых нарушений памяти нет. Нет никаких доказательств того, что он душевнобольной и не понимает судебного разбирательства ».

Случай 2: Пациент с хронической резистентной параноидной шизофренией

Г-н Б., обвиняемый в убийстве, был отправлен для оценки, страдает ли он психическим заболеванием и годен ли он к суду. Суд заподозрил его в симуляции. В анамнезе была потеря сна, блуждание по террасе по ночам, рассказ о том, что еда пахнет мясом, неуместные разговоры, подозрительность и слышимость голосов около 15 лет.Преступление, в котором его обвиняют, было совершено более 10 лет назад. Он часто говорил о многих сверхдержавах, которые давали ему инструкции, управляли им и миром с помощью спутников и выполняли задание по их приказу. Психопатология была неизменной в течение предыдущих 10 лет, как было зарегистрировано в больничных картах. Психологическое тестирование также подтвердило диагноз шизофрении. Г-н Б. никогда не мог сообщить подробностей своего судебного дела. Наблюдение во время госпитализации также не выявило несоответствий в симптомах или поведении.

Был дан отчет, что «г. B страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении. Он не может понять характер преступления, в котором его обвиняют, и судебного разбирательства, и, следовательно, он не может предстать перед судом ».

Дело 3: Злоупотребление психическим заболеванием: уловки, использованные преступниками

Г-н К., 40-летний мужчина, обвиненный в тройном убийстве, был направлен судом для оценки того, страдает ли он психическим расстройством. болезнь. Г-н С. пытался получить залог, но ему было отказано.Он был госпитализирован для наблюдения. После 2-3 дней госпитализации он начал обвинять заведующего клиническим отделением в противодействии ему. На следующий день он разбил стекло в медпункте, а также попытался напасть на консультанта, отвечающего за лечение. Персонал больницы предпринял защитные меры, но не начал никакого лечения. При наблюдении и оценке психического здоровья отклонений не обнаружено. Судя по всему, его адвокат посоветовал ему показать вспышку насилия в больнице, которая может привести к тому, что ему сделают несколько инъекций.Это подтвердило бы диагноз психического заболевания.

Г-н С. был выписан и отправлен обратно в тюрьму. В суд было направлено заявление о том, что он не страдает психическим заболеванием.

Назначение опекуна и менеджера для психически больного

Когда в суд подается заявление о назначении опекуна или менеджера или того и другого для психически больного человека, Суд может направить психиатра или медицинского работника для проведения соответствующего обследования.

Если районный суд записывает вывод после изучения медицинского заключения о том, что предполагаемый психически больной на самом деле психически болен и не может заботиться о себе и управлять своим имуществом, издается соответствующее постановление (Глава VI, Раздел 50 -77, MHA 1987).[12]

Оценка в таких случаях сосредоточена не только на наличии или отсутствии психического заболевания, но и на его серьезности, которая делает человека неспособным заботиться о себе или / и управлять своим имуществом. Другие области, на которые необходимо обратить внимание, включают:

  • Способность принимать и сообщать разумные решения

  • Способность заботиться о себе

  • Осведомленность о характере и размерах собственности, получаемых доходах и других активах (недвижимое имущество, движимые активы, банковские счета, банковские вклады, акции и т. д.)

  • Осведомленность иждивенцев (супруга, детей и т. Д.)

  • Каков уровень когнитивных функций, уровень суждения?

Человек может быть психически больным, но способен позаботиться о себе и имуществе.

Соответствующий сертификат выдается после всех соответствующих оценок.

Пример: г-н С., 54-летний мужчина, бывший военнослужащий, был направлен в суд с требованием отчета о том, способен ли он позаботиться о себе и своих делах.Г-н С. страдал шизофренией почти 25 лет. Он был уволен из вооруженных сил около 22 лет назад по причине психического заболевания. При детальной оценке было обнаружено, что у г-на С. были многочисленные бредовые представления о преследовании и контроле причудливого характера. У него также были активные галлюцинации. Однако он мог заботиться о себе лично под присмотром своего брата, но не мог сообщить никаких подробностей о своих активах, таких как собственность или доход. Он принимал клозапин почти 5 лет.В суд был направлен рапорт, что «г. C страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении у психиатра. Из-за болезни он не может заботиться о себе и управлять своим имуществом ».

Опека над ребенком и усыновление

Суд может потребовать от психиатра вынести заключение о том, кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека в случае развода.

При определении того, кому следует передать опеку над ребенком в случае развода, обычно предполагается, что благополучию ребенка нежных лет лучше всего служит опека со стороны матери, когда мать является хорошей и здоровой родительницей.Однако есть ряд связанных проблем, которые, возможно, необходимо изучить. Психиатр должен подробно изучить конфликты, если таковые имеются, между родителями или между родителями, бабушками и дедушками по поводу опеки над ребенком. Также необходимо рассмотреть вопрос о предоставлении разрешения разведенному отцу на посещение ребенка, находящегося под опекой матери, особенно с частотой и продолжительностью таких посещений.

Может возникнуть ситуация, когда мать из-за психического заболевания не в состоянии заботиться о ребенке, а отец недоступен, и никакие альтернативные меры в семье невозможны.В такой ситуации ребенка, возможно, придется поместить в приемное учреждение.

В случаях усыновления психиатра могут попросить дать заключение о пригодности будущих усыновителей. В соответствии с Законом об усыновлении и содержании индусов 1956 года [13] любой индус мужского пола, «в здравом уме и не являющийся несовершеннолетним», может усыновить ребенка с согласия своей жены, если только «она не была объявлена ​​судом … быть в нездоровом уме ». Точно так же любая индуистская женщина, «которая в здравом уме», не несовершеннолетняя и не замужем, может усыновить ребенка.Если она замужем, то и ее муж должен быть в здравом уме. Человек, способный дать усыновление, также должен быть в здравом уме.

Может также потребоваться оценка таких вопросов, как пригодность ребенка для усыновления, например, физические и эмоциональные потребности ребенка, а также смогут ли предложенные приемные родители удовлетворить эти потребности. Также необходимо оценить эмоциональную стабильность и в целом ресурсы пары, планирующей усыновить ребенка.

Брак и развод

Психиатр может быть вызван для заключения о психическом состоянии одного из партнеров в случае супружеского спора.Сюда может входить вопрос о состоянии одного из партнеров во время брака или о том, страдает ли муж или жена психическим заболеванием, и если да, то насколько серьезным оно является, что человек не может вести ответственная супружеская жизнь из-за психического заболевания.

В соответствии с Законом об индуистском браке (Закон 25 от 1955 года) [14], раздел 5 (ii) введен Законом 68 от 1976 года, если во время брака какая-либо из сторон неспособна дать действительное согласие из-за душевного нездоровья. ; или, хотя и способен дать согласие, страдает психическим расстройством такого рода или в такой степени, что не может вступать в брак и иметь детей; или он подвергался периодическим приступам безумия или эпилепсии, брак является недействительным и может быть аннулирован на основании декрета о недействительности в соответствии с разделом 12 Закона.[14]

Безумие или душевное расстройство также являются основанием для развода в соответствии с Законом о мусульманском браке 1939 года и Законом о парсианском браке и разводе 1936 года. либо супруг (а) на том основании, что другая сторона неизлечимо душевнобольна, либо постоянно или периодически страдает психическим расстройством такого рода и в такой степени, что нельзя разумно ожидать, что заявитель будет жить с ответчиком.Термин «психическое расстройство» здесь означает психическое заболевание, задержку или неполное развитие психики, психопатическое расстройство или умственную отсталость и включает шизофрению. Под психопатическим расстройством здесь понимается стойкое расстройство или умственная неполноценность (включая субнормальность интеллекта или нет), которое приводит к ненормально агрессивному или серьезно безответственному поведению, независимо от того, требует ли или поддается лечению [14].

Пример: г-жа М., 30-летняя женщина, была направлена ​​из суда с просьбой осмотреть ее в связи с тем, что ее муж подал прошение о разводе по причине психического заболевания.В анамнезе было несколько дней психиатрического лечения, и она также была госпитализирована из-за этой проблемы, но никаких записей не было. Она не сообщала о каких-либо симптомах, указывающих на психическое заболевание, хотя в анамнезе были разногласия в браке. Подробное психиатрическое обследование не выявило никаких признаков психического заболевания. Психологическая оценка также не выявила существенных отклонений от нормы. Далее она была осмотрена медкомиссией больницы. В суд было отправлено сообщение, что «г-жаОбследован медицинской комиссией. Были проведены серийные обследования, а также психологическая экспертиза. На основании всех этих оценок медицинская комиссия считает, что в настоящее время она не страдает психическим расстройством ».

Завещательная способность

Завещательная способность означает способность человека составлять завещание. Завещание — это юридический документ, подписанный завещателем, лицом, составляющим завещание. Важно, чтобы наследодатель обладал достаточной способностью понимать состояние своей собственности, свои отношения с лицами, которые были или должны или могли бы стать объектом его завещания, а также объем или выполнение положений его завещания.Чтобы завещание было действительным, завещание должно быть подписано наследодателем в присутствии как минимум двух свидетелей.

В соответствии с разделом 59 Закона о наследовании в Индии 1925 года [15] любой здравомыслящий человек может составить завещание. Завещание может составить лицо, достигшее совершеннолетия. Человек, страдающий психическим расстройством, может составить завещание при условии, что он обладает необходимой компетенцией для составления завещания. Глухие, немые или слепые люди не способны составить завещание, если они в здравом уме.Обычно безумные люди могут составить завещание в течение некоторого промежутка времени, пока они в здравом уме. Ни один человек не может составить завещание, находясь в таком состоянии ума, будь то опьянение, болезнь или какая-либо другая причина, поскольку в этих обстоятельствах человек не знает, что он делает. [16]

Психиатра могут попросить сообщить о человеке, имеет ли он право составить завещание. Необходимо оценить, составляется ли воля добровольно и нет ли внешнего давления, принуждения или принуждения для составления воли.Лицо, составляющее завещание, должно осознавать свое действие. Человек не должен страдать психическим расстройством или находиться под действием некоторых лекарств до такой степени, что это может помешать его / ее суждению.

Завещатель должен иметь достаточные возможности, чтобы знать размер своего имущества, а также должен знать потенциальных бенефициаров. Завещатель должен осознавать последствия своего решения и знать содержание составляемого им завещания. Завещатель должен быть осмотрен как минимум в ходе двух отдельных консультаций.

Пример: г-н X, 83-летний офицер на пенсии с государственной должности, хотел составить завещание и обратился в нашу амбулаторную службу за справкой. Его сопровождал сын. Мистер X ушел на пенсию почти 25 лет назад. Он владел трехэтажным жилым помещением в Дели, жилым участком в Джайпуре и имел несколько банковских счетов. У него было два сына и две дочери. Его жены не было в живых. Он был хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах. При детальном осмотре у г-на X не было обнаружено психических заболеваний или нарушений памяти.Его балл по шкале MMSE был 28. На основании оценки г-ну X был выдан сертификат, в котором говорилось: «Г-н. X не страдает какими-либо психическими заболеваниями. Он хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах, а значит, может составить свое завещание ».

Подготовка заключения судебно-медицинской экспертизы

Подготовка отчета для суда — последний этап после детальной оценки. Отчет должен в основном отвечать на вопросы, заданные судом. Оно должно быть кратким, простым и понятным языком, без научного жаргона.Необходимо указать источники информации, такие как старые истории болезни, если таковые имеются, или членов семьи или других информаторов. Следует указать даты и характер таких обследований, как клинический осмотр, стационарное наблюдение и обследования, включая психологическую оценку. Должны быть даны ответы на все вопросы, заданные судом. Если невозможно дать ответ на вопрос из-за научных ограничений, это следует указать вместе с причинами. Следует указать психиатрический диагноз, если таковой имеется.Если кто-то считает, что время, предоставленное судом для подготовки отчета, недостаточно для оценки, может быть проведена предварительная оценка, и в суд направляется запрос о предоставлении большего времени для оценки.

Никогда не следует выносить моральные суждения или обвинять кого-либо в отчете. Психиатр просто делает оценку в меру своих возможностей, и решение выносит судья. Чаще всего психиатры не узнают исход дела, если не приложат усилий, чтобы выяснить это.

Если обследуемое лицо нуждается в медицинском или психиатрическом лечении, об этом следует четко упомянуть, даже если об этом не спрашивали.

В отчете также должны быть указаны имена врачей или психологов, проводивших оценку. К отчету должна быть приложена фотография обследуемого лица. Копия отчета должна быть сохранена для записей.

Психиатр в суде

Психиатр может быть вызван в суд для дачи показаний по ранее отправленному заключению.Психиатру не нужно беспокоиться или беспокоиться. Есть несколько важных моментов, о которых должен позаботиться психиатр. К задаваемым вопросам следует внимательно выслушивать. Следует прекратить говорить в тот момент, когда судья начинает говорить. Мобильный телефон должен быть выключен. Психиатры всегда должны осознавать пределы своей дисциплины. Важно избегать таких слов, как «всегда» и «никогда». Если на сложный вопрос нажать на ответ «да» или «нет», можно сказать, что «на этот вопрос нельзя ответить утвердительно или нет».Не нужно отказываться от ответа «Я не знаю», если у него нет ответа. Следует говорить простым и понятным языком, избегая медицинского жаргона.

Психиатрической экспертизе присущи ограничения, заключающиеся в том, что она не подкрепляется никакими исследованиями, в отличие от других областей медицины. Поэтому психиатры должны быть очень осторожны при передаче медицинского заключения. Отчет должен быть изложен простым и понятным языком. Отчет всегда должен быть кратким и может быть расширен, когда его попросят.Психиатр также должен быть осторожен с недобросовестными намерениями информаторов, если таковые имеются.

Важно отметить, что заключение эксперта не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение. Медицинские доказательства помогают суду вынести решение. Иногда бывает невозможно дать ответы на все запросы судов. В таких случаях причина может быть сообщена, например, из-за ограничений науки или ограниченных источников информации.

Судебная экспертиза в психиатрии

Реферат

Судебная психиатрия — важная специальность психиатрии.Судебные психиатры играют важную роль в обществе, помогая судебным органам во многих сложных случаях. В Индии судебной психиатрией занимаются в основном психиатры общего профиля. Судебно-психиатрическая экспертиза часто ассоциируется у молодого психиатра с элементом беспокойства или страха. Настоящая статья направлена ​​на ознакомление читателей с судебной экспертизой в различных ситуациях, чтобы они могли с комфортом проводить оценку в реальных жизненных ситуациях.На фоне реальных дел обсуждаются различные этапы судебно-медицинской экспертизы в разных ситуациях. Области оценки включают уголовную ответственность, пригодность к суду, вопросы опеки, оценку психического статуса, дееспособность и другие. В статье даются общие рекомендации по судебно-психиатрической экспертизе в практических ситуациях в нашей стране. Читателям рекомендуется обратиться к стандартным учебникам и индийским законам для получения дополнительных сведений.

Ключевые слова: Суды, уголовная ответственность, дееспособность, судебная экспертиза

ВВЕДЕНИЕ

Судебно-медицинская экспертиза является важной частью психиатрической практики.В Индии нет отдельной специализации в судебной психиатрии, как на Западе, и психиатров общего профиля часто просят провести судебно-медицинскую экспертизу. В этом документе обсуждаются принципы и общие процедуры, которым необходимо следовать при судебно-медицинской экспертизе. Основная цель этой статьи — ознакомить читателей с судебно-медицинской оценкой в ​​реальных жизненных ситуациях, чтобы они могли оценить общие психиатрические направления из суда для судебно-медицинской экспертизы, а также уверенно подготовить отчет и явиться в суд для соответствующих свидетельство.В документе также обсуждаются связанные с этим вопросы этики и конфиденциальности.

Общие причины судебно-психиатрической экспертизы

Различные причины судебно-психиатрической экспертизы можно в общих чертах сгруппировать в преступные и гражданские группы. Суд по уголовным делам может издавать указания для оценки пригодности лица выступать в суде или предстать перед судом или для решения вопроса об уголовной ответственности. Гражданский суд может запросить психиатрическую экспертизу в случаях определения потребности в опеке, чтобы узнать, может ли человек с психическим заболеванием позаботиться о себе и управлять своими делами или ему нужен опекун или менеджер.Случаи дееспособности, супружеского спора и развода на основании психического заболевания, опеки над ребенком и компенсации по инвалидности — это некоторые другие ситуации, когда суд может попросить психиатра дать заключение. Иногда психиатр может получить запрос от работодателя с просьбой высказать мнение о психическом состоянии сотрудника и его / ее способности продолжать работу. Анализ запросов, полученных в психиатрическую психиатрическую больницу от суда или работодателей на психиатрическую оценку комиссией психиатров в течение 18 месяцев, показал, что 57% запросов относились к психиатрической оценке для оценки психического состояния и пригодности к работе. пробный.Двадцать восемь процентов обращений касались вопроса опеки. Четырнадцать процентов обращений касались увольнения со службы по причине психического заболевания [1].

Некоторые примеры реальных вопросов, взятых из постановлений суда в больницу относительно психиатрической экспертизы обвиняемого, даны дословно, как указано ниже:

  • Страдает ли обвиняемый психическим расстройством; если да, какова природа психического расстройства?

  • В душе ли обвиняемый? Сможет ли он разобраться в судебном процессе и предстать перед судом?

  • Было ли у обвиняемого психическое заболевание до такой степени, что это привело к убийству?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своими делами?

  • Страдает ли указанное лицо серьезным психическим расстройством, которое делает его неспособным вести нормальную семейную жизнь?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своим имуществом?

  • Имеет ли указанное лицо психическое заболевание?

  • Способен ли человек вести ответственную и содержательную супружескую жизнь?

  • Кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека над ребенком?

Существует бесконечный список вопросов, на которые психиатра могут попросить ответить.Как также указывалось выше, вопросы могут относиться к психиатрическому диагнозу, наличию или отсутствию безумия или интеллекта обвиняемого. Вопросы могут относиться к намерению, непреодолимому порыву или преднамеренности. Иногда вопросы могут быть очень конкретными, но на них сложно ответить. Например, можно спросить: «Был ли обвиняемый в состоянии алкогольного опьянения, когда было совершено преступление?» Или «Был ли обвиняемый пристрастием к каким-либо наркотикам», «знал ли обвиняемый характер обвиняемого деяния», знал ли он, что он сделал противоречило закону »? В каком психическом состоянии был обвиняемый на момент совершения преступления? (преступление могло иметь место давно, поэтому вопрос об оценке состояния обвиняемого на момент совершения преступления может показаться нелогичным).

Иногда обвиняемый симулирует амнезию. В такой ситуации суд может спросить, симулирует ли человек или на самом деле страдает потерей памяти. Психиатра также могут спросить о излечимости болезни и возможных шансах на выздоровление. В уголовных делах опасность — это еще одна область, которую необходимо прикрыть.

Этапы судебно-психиатрической экспертизы

Судебно-психиатрическая экспертиза включает исчерпывающий психиатрический анамнез, включая подробную информацию о событии, которое привело к запросу на текущее обследование.Всегда следует отмечать опознавательные знаки вместе с фотографией, удостоверяющей личность, и недавней фотографией человека, которого обследуют с целью записи. Удостоверение личности с фотографией установит личность человека, который был направлен на оценку, и предотвратит ошибку при обследовании не того человека или имитатора. Фотография помогает опознать человека позже в суде, если психиатр вызывается в суд в качестве свидетеля-эксперта. В рамках надлежащей этической практики лицо должно быть проинформировано о том, что информация, разглашенная во время оценки, может пойти против него или ее в суде.

Оценка должна включать в себя судебно-медицинский анамнез, если таковой имеется; семейные данные, такие как социально-экономический статус, история психических заболеваний, злоупотребление психоактивными веществами или наличие судимости в семье; личная история; обследование психического статуса и оценка личности. В зависимости от типа запроса могут потребоваться незначительные изменения в формате оценки. [2]

Госпитализация может потребоваться, если за человеком необходимо наблюдать в течение определенного периода времени, прежде чем можно будет дать определенное заключение по поводу диагноза.Если госпитализация не показана или невозможна из-за отсутствия подходящего учреждения, следует проводить повторные оценки в течение определенного периода.

Физические исследования следует заказывать в зависимости от случая. Также может потребоваться психологическое тестирование профиля личности, интеллекта, когнитивных функций и дифференциальная диагностика.

Возможно, потребуется изменить конкретную оценку, что обсуждается под соответствующими заголовками. В статье обсуждаются основные принципы.

Некоторые основные концепции судебной психиатрии

Прежде чем переходить к дальнейшим деталям, важно обсудить здесь некоторые из основных концепций, связанных с судебной психиатрией, на которые часто ссылаются при общении с судами. К ним относятся преступность, безумие и психические заболевания.

Преступление

Оксфордский словарь [3] определяет преступление как «преступление, за которое может быть наказано по закону». Более подробно, преступление — это действие или поведение, признанное законом страны преступлением в определенный момент.Поскольку это нарушает законы страны, оно преследуется государством.

Преступление состоит из двух компонентов: Actus reas и mens rea, относящихся к виновному деянию против закона и злому умыслу соответственно. Таким образом, чтобы деяние было квалифицировано как преступление, оно должно противоречить закону и сопровождаться злым умыслом. Оба эти элемента должны присутствовать, прежде чем можно будет сказать, что обвиняемый совершил преступление [4].

Безумие

Слово «Безумие» не имеет никакого технического значения в законодательстве или медицине.[5] В Уголовном кодексе Индии используются термины «безумие» и «душевное расстройство», но нет определения этих терминов. Проще говоря, термин «безумие» относится к серьезному психическому заболеванию, означающему, что человек потерял рассудок. Технически это была бы болезнь психотического характера. Юридические и медицинские определения безумия различаются. Человек может быть настолько серьезно болен, что может потребоваться госпитализация в психиатрическую больницу, но одного этого факта недостаточно для освобождения его от наказания.

На юридическом языке термин «душевное расстройство» также часто используется как синоним безумия. В разделе 84 Уголовного кодекса Индии используется термин «душевное расстройство», но нет его определения. По закону каждый человек считается вменяемым и несет ответственность за свои действия, если не доказано обратное. Бремя доказывания безумия лежит на обвиняемом. [6]

Суд над человеком, страдающим психическим заболеванием

Психическое заболевание может повлиять на способность человека понимать судебное разбирательство, возбужденное против него или нее, и готовить защиту и другие связанные с этим вопросы.В индийском законодательстве разделы 328-339 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) 1973 года [7] содержат руководящие принципы судебного разбирательства по делу лица, подозреваемого в психическом заболевании. Раздел 328 УПК гласит: «Когда магистрат, проводящий расследование, имеет основание полагать, что лицо, в отношении которого проводится расследование, является душевнобольным и, следовательно, неспособным выступить в защиту, магистрат должен расследовать факт такой необоснованности не возражает, и должен обеспечить осмотр такого лица гражданским хирургом округа или другим медицинским работником, указанным правительством штата, и после этого осмотрит такого хирурга или другого должностного лица в качестве свидетеля и сократит освидетельствование до письменного ». .Если магистрат считает, что такое лицо душевнобольно и, следовательно, неспособно выступить в защиту, дальнейшее разбирательство по делу откладывается. В последующих разделах дается более подробная информация о процедуре, обсуждение которой выходит за рамки данной статьи.

Если будет установлено, что обвиняемый в душевнобольном, он может быть помещен под стражу (в соответствии с Законом о безумии индейцев 1912 года, ныне Законом о психическом здоровье 1987 года) или освобожден до проведения расследования или суда, если может быть взят залог. родственник обеспечивает достаточную безопасность в отношении обращения с обвиняемым и ухода за ним.Судебный процесс может возобновиться только тогда, когда обвиняемый перестанет быть в душевном состоянии.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность означает, может ли лицо с психическим заболеванием быть освобождено от ответственности за совершенное им преступное деяние на основании психического заболевания.

В индийском законодательстве определение уголовной ответственности было адаптировано из Правил Макнотона. Раздел 84 Уголовного кодекса Индии (IPC) касается уголовной ответственности.Он называет это деянием человека с нездоровым умом и заявляет: « Ничто не является преступлением, которое совершает человек, который в момент совершения этого по причине душевной нездоровой неспособен познать природу действие или то, что он делает, что является неправильным или противоречащим закону »[6]

Существует связанное понятие, частичное безумие или ограниченная ответственность, которое также было в центре внимания. При частичном безумии дисфункция проявляется в основном в форме заблуждения, в то время как понимание и память остаются неизменными.Например, обвиняемый убивает другого человека, обманувшись, что он пытался лишить его жизни. Действие осуществляется в порядке самообороны, поскольку человек не знает, что он делал неправильно или противоречил закону. Или человек приносит в жертву своего ребенка Богине, заблуждаясь, что Богиня оживит ребенка своими силами и одарит его семью Своими благословениями. [5,8]

Защита от безумия обычно используется при обвинении в убийстве, чтобы сбежать смертная казнь. В случае успеха обвиняемый считается «невиновным».Однако человека отправляют на лечение в психиатрическую больницу. Для защиты на основании психического заболевания душевное расстройство должно было существовать во время совершения преступления. Последующая несостоятельность не является защитой, но может повлиять на суд. Иногда человек может симулировать болезнь, чтобы получить залог или отложить рассмотрение дела. Мы отсылаем читателей к исторической статье Сомасундарума [9], в которой очень доходчиво обсуждаются концепции безумия и уголовной ответственности.

Согласно индийским законам, идиоты, имбецилы и люди, лишенные всякого понимания и памяти, а также дети младше 7 лет или дети от 7 до 12 лет с незрелым пониманием, очевидно, не несут уголовной ответственности.[6]

Есть ряд указателей, которые могут указывать на то, что преступление могло быть результатом психического заболевания. К ним относятся отсутствие мотива в преступлении, отсутствие секретности при совершении преступления, неподготовленность, применение излишней силы в преступлении, отсутствие соучастников в деянии. Человек мог совершить несколько убийств без видимых мотивов. Часто бывает безразличие к совершенному преступлению.

Суд часто спрашивает о психическом состоянии обвиняемого на момент совершения преступления, которое могло произойти много месяцев или несколько лет назад.Человек может быть не в состоянии дать окончательное мнение о психическом состоянии человека в то время. Мнение в таких ситуациях зависит от косвенных доказательств, старых историй болезни, если таковые имеются, и истории болезни, собранной у обвиняемых и других лиц. Также нужно быть уверенным, сколько достоверной и точной информации получается из разных источников.

Здесь важно отметить, что заключение экспертов не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение.Вопрос о невменяемости должен решаться в первую очередь судом на основании имеющихся доказательств.

Годность к суду (предстать перед судом)

В случаях пригодности к суду оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, и имеет ли он рациональное отношение к делу. а также фактическое понимание процесса против него. Оценка пригодности выступать в суде или предстать перед судом включает оценку способности обвиняемого понимать обвинения, в которых он / она обвиняется, способность различать признание вины и невиновности, способность инструктировать своего адвоката и способность следовать производство в суде.[10] Положительные симптомы психоза, особенно расстройство мышления и бред, как известно, связаны с непригодностью к суду. [11]

При оценке способности судить по причине психического заболевания, в основном оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную нынешнюю способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, а также имеет ли он рациональное и фактическое понимание судебное разбирательство против него.

В следующих параграфах приведены некоторые примеры из реальной жизни, подтверждающие пригодность к суду.

Дело 1: Галлюцинации лающих собак

Г-н А., 38-летний мужчина, обвиненный в убийстве, был направлен на обследование с вопросами, был ли он в душевном нездоровье и может ли он понять ход дела суда? Его единственная жалоба заключалась в том, что он слышал лай собак. Ему поставили диагноз шизофрения в тюремной больнице, и у него был старый рецепт от терапевта с диагнозом шизофрения, в котором также упоминалось, что он был госпитализирован в педагогическую психиатрическую больницу в 1995 году.Он был допущен к наблюдению. Запрос был отправлен в старую больницу, куда он попал раньше. Из предыдущей больницы было подтверждено, что он находился там примерно на 2 недели и получил предварительный диагноз шизофрении. Он также дважды присутствовал на контрольном осмотре после выписки. Однако во время его нынешней госпитализации при наблюдении и психологической оценке не было обнаружено никаких отклонений от нормы. Он часто придумывал: «Я не знаю ответа».

Г-н А., вероятно, считал, что если он получит справку из больницы о психическом заболевании, его оправдают.Он всегда подчеркивал, что не совершал никаких преступлений, но никогда не мог сказать, как и почему он попал в тюрьму. Он смог подробно рассказать о своей более ранней жизни в Майсоре и Бангалоре. В суд было отправлено медицинское заключение следующего содержания:

«Mr. В прошлом А. страдал психотическим расстройством в …………. В настоящее время он не страдает психическим заболеванием, требующим лечения. Он не сообщает никаких подробностей об уголовных обвинениях, в которых он обвиняется, или подробностей защиты, заявив, что он не знает.Объективно значимых нарушений памяти нет. Нет никаких доказательств того, что он душевнобольной и не понимает судебного разбирательства ».

Случай 2: Пациент с хронической резистентной параноидной шизофренией

Г-н Б., обвиняемый в убийстве, был отправлен для оценки, страдает ли он психическим заболеванием и годен ли он к суду. Суд заподозрил его в симуляции. В анамнезе была потеря сна, блуждание по террасе по ночам, рассказ о том, что еда пахнет мясом, неуместные разговоры, подозрительность и слышимость голосов около 15 лет.Преступление, в котором его обвиняют, было совершено более 10 лет назад. Он часто говорил о многих сверхдержавах, которые давали ему инструкции, управляли им и миром с помощью спутников и выполняли задание по их приказу. Психопатология была неизменной в течение предыдущих 10 лет, как было зарегистрировано в больничных картах. Психологическое тестирование также подтвердило диагноз шизофрении. Г-н Б. никогда не мог сообщить подробностей своего судебного дела. Наблюдение во время госпитализации также не выявило несоответствий в симптомах или поведении.

Был дан отчет, что «г. B страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении. Он не может понять характер преступления, в котором его обвиняют, и судебного разбирательства, и, следовательно, он не может предстать перед судом ».

Дело 3: Злоупотребление психическим заболеванием: уловки, использованные преступниками

Г-н К., 40-летний мужчина, обвиненный в тройном убийстве, был направлен судом для оценки того, страдает ли он психическим расстройством. болезнь. Г-н С. пытался получить залог, но ему было отказано.Он был госпитализирован для наблюдения. После 2-3 дней госпитализации он начал обвинять заведующего клиническим отделением в противодействии ему. На следующий день он разбил стекло в медпункте, а также попытался напасть на консультанта, отвечающего за лечение. Персонал больницы предпринял защитные меры, но не начал никакого лечения. При наблюдении и оценке психического здоровья отклонений не обнаружено. Судя по всему, его адвокат посоветовал ему показать вспышку насилия в больнице, которая может привести к тому, что ему сделают несколько инъекций.Это подтвердило бы диагноз психического заболевания.

Г-н С. был выписан и отправлен обратно в тюрьму. В суд было направлено заявление о том, что он не страдает психическим заболеванием.

Назначение опекуна и менеджера для психически больного

Когда в суд подается заявление о назначении опекуна или менеджера или того и другого для психически больного человека, Суд может направить психиатра или медицинского работника для проведения соответствующего обследования.

Если районный суд записывает вывод после изучения медицинского заключения о том, что предполагаемый психически больной на самом деле психически болен и не может заботиться о себе и управлять своим имуществом, издается соответствующее постановление (Глава VI, Раздел 50 -77, MHA 1987).[12]

Оценка в таких случаях сосредоточена не только на наличии или отсутствии психического заболевания, но и на его серьезности, которая делает человека неспособным заботиться о себе или / и управлять своим имуществом. Другие области, на которые необходимо обратить внимание, включают:

  • Способность принимать и сообщать разумные решения

  • Способность заботиться о себе

  • Осведомленность о характере и размерах собственности, получаемых доходах и других активах (недвижимое имущество, движимые активы, банковские счета, банковские вклады, акции и т. д.)

  • Осведомленность иждивенцев (супруга, детей и т. Д.)

  • Каков уровень когнитивных функций, уровень суждения?

Человек может быть психически больным, но способен позаботиться о себе и имуществе.

Соответствующий сертификат выдается после всех соответствующих оценок.

Пример: г-н С., 54-летний мужчина, бывший военнослужащий, был направлен в суд с требованием отчета о том, способен ли он позаботиться о себе и своих делах.Г-н С. страдал шизофренией почти 25 лет. Он был уволен из вооруженных сил около 22 лет назад по причине психического заболевания. При детальной оценке было обнаружено, что у г-на С. были многочисленные бредовые представления о преследовании и контроле причудливого характера. У него также были активные галлюцинации. Однако он мог заботиться о себе лично под присмотром своего брата, но не мог сообщить никаких подробностей о своих активах, таких как собственность или доход. Он принимал клозапин почти 5 лет.В суд был направлен рапорт, что «г. C страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении у психиатра. Из-за болезни он не может заботиться о себе и управлять своим имуществом ».

Опека над ребенком и усыновление

Суд может потребовать от психиатра вынести заключение о том, кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека в случае развода.

При определении того, кому следует передать опеку над ребенком в случае развода, обычно предполагается, что благополучию ребенка нежных лет лучше всего служит опека со стороны матери, когда мать является хорошей и здоровой родительницей.Однако есть ряд связанных проблем, которые, возможно, необходимо изучить. Психиатр должен подробно изучить конфликты, если таковые имеются, между родителями или между родителями, бабушками и дедушками по поводу опеки над ребенком. Также необходимо рассмотреть вопрос о предоставлении разрешения разведенному отцу на посещение ребенка, находящегося под опекой матери, особенно с частотой и продолжительностью таких посещений.

Может возникнуть ситуация, когда мать из-за психического заболевания не в состоянии заботиться о ребенке, а отец недоступен, и никакие альтернативные меры в семье невозможны.В такой ситуации ребенка, возможно, придется поместить в приемное учреждение.

В случаях усыновления психиатра могут попросить дать заключение о пригодности будущих усыновителей. В соответствии с Законом об усыновлении и содержании индусов 1956 года [13] любой индус мужского пола, «в здравом уме и не являющийся несовершеннолетним», может усыновить ребенка с согласия своей жены, если только «она не была объявлена ​​судом … быть в нездоровом уме ». Точно так же любая индуистская женщина, «которая в здравом уме», не несовершеннолетняя и не замужем, может усыновить ребенка.Если она замужем, то и ее муж должен быть в здравом уме. Человек, способный дать усыновление, также должен быть в здравом уме.

Может также потребоваться оценка таких вопросов, как пригодность ребенка для усыновления, например, физические и эмоциональные потребности ребенка, а также смогут ли предложенные приемные родители удовлетворить эти потребности. Также необходимо оценить эмоциональную стабильность и в целом ресурсы пары, планирующей усыновить ребенка.

Брак и развод

Психиатр может быть вызван для заключения о психическом состоянии одного из партнеров в случае супружеского спора.Сюда может входить вопрос о состоянии одного из партнеров во время брака или о том, страдает ли муж или жена психическим заболеванием, и если да, то насколько серьезным оно является, что человек не может вести ответственная супружеская жизнь из-за психического заболевания.

В соответствии с Законом об индуистском браке (Закон 25 от 1955 года) [14], раздел 5 (ii) введен Законом 68 от 1976 года, если во время брака какая-либо из сторон неспособна дать действительное согласие из-за душевного нездоровья. ; или, хотя и способен дать согласие, страдает психическим расстройством такого рода или в такой степени, что не может вступать в брак и иметь детей; или он подвергался периодическим приступам безумия или эпилепсии, брак является недействительным и может быть аннулирован на основании декрета о недействительности в соответствии с разделом 12 Закона.[14]

Безумие или душевное расстройство также являются основанием для развода в соответствии с Законом о мусульманском браке 1939 года и Законом о парсианском браке и разводе 1936 года. либо супруг (а) на том основании, что другая сторона неизлечимо душевнобольна, либо постоянно или периодически страдает психическим расстройством такого рода и в такой степени, что нельзя разумно ожидать, что заявитель будет жить с ответчиком.Термин «психическое расстройство» здесь означает психическое заболевание, задержку или неполное развитие психики, психопатическое расстройство или умственную отсталость и включает шизофрению. Под психопатическим расстройством здесь понимается стойкое расстройство или умственная неполноценность (включая субнормальность интеллекта или нет), которое приводит к ненормально агрессивному или серьезно безответственному поведению, независимо от того, требует ли или поддается лечению [14].

Пример: г-жа М., 30-летняя женщина, была направлена ​​из суда с просьбой осмотреть ее в связи с тем, что ее муж подал прошение о разводе по причине психического заболевания.В анамнезе было несколько дней психиатрического лечения, и она также была госпитализирована из-за этой проблемы, но никаких записей не было. Она не сообщала о каких-либо симптомах, указывающих на психическое заболевание, хотя в анамнезе были разногласия в браке. Подробное психиатрическое обследование не выявило никаких признаков психического заболевания. Психологическая оценка также не выявила существенных отклонений от нормы. Далее она была осмотрена медкомиссией больницы. В суд было отправлено сообщение, что «г-жаОбследован медицинской комиссией. Были проведены серийные обследования, а также психологическая экспертиза. На основании всех этих оценок медицинская комиссия считает, что в настоящее время она не страдает психическим расстройством ».

Завещательная способность

Завещательная способность означает способность человека составлять завещание. Завещание — это юридический документ, подписанный завещателем, лицом, составляющим завещание. Важно, чтобы наследодатель обладал достаточной способностью понимать состояние своей собственности, свои отношения с лицами, которые были или должны или могли бы стать объектом его завещания, а также объем или выполнение положений его завещания.Чтобы завещание было действительным, завещание должно быть подписано наследодателем в присутствии как минимум двух свидетелей.

В соответствии с разделом 59 Закона о наследовании в Индии 1925 года [15] любой здравомыслящий человек может составить завещание. Завещание может составить лицо, достигшее совершеннолетия. Человек, страдающий психическим расстройством, может составить завещание при условии, что он обладает необходимой компетенцией для составления завещания. Глухие, немые или слепые люди не способны составить завещание, если они в здравом уме.Обычно безумные люди могут составить завещание в течение некоторого промежутка времени, пока они в здравом уме. Ни один человек не может составить завещание, находясь в таком состоянии ума, будь то опьянение, болезнь или какая-либо другая причина, поскольку в этих обстоятельствах человек не знает, что он делает. [16]

Психиатра могут попросить сообщить о человеке, имеет ли он право составить завещание. Необходимо оценить, составляется ли воля добровольно и нет ли внешнего давления, принуждения или принуждения для составления воли.Лицо, составляющее завещание, должно осознавать свое действие. Человек не должен страдать психическим расстройством или находиться под действием некоторых лекарств до такой степени, что это может помешать его / ее суждению.

Завещатель должен иметь достаточные возможности, чтобы знать размер своего имущества, а также должен знать потенциальных бенефициаров. Завещатель должен осознавать последствия своего решения и знать содержание составляемого им завещания. Завещатель должен быть осмотрен как минимум в ходе двух отдельных консультаций.

Пример: г-н X, 83-летний офицер на пенсии с государственной должности, хотел составить завещание и обратился в нашу амбулаторную службу за справкой. Его сопровождал сын. Мистер X ушел на пенсию почти 25 лет назад. Он владел трехэтажным жилым помещением в Дели, жилым участком в Джайпуре и имел несколько банковских счетов. У него было два сына и две дочери. Его жены не было в живых. Он был хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах. При детальном осмотре у г-на X не было обнаружено психических заболеваний или нарушений памяти.Его балл по шкале MMSE был 28. На основании оценки г-ну X был выдан сертификат, в котором говорилось: «Г-н. X не страдает какими-либо психическими заболеваниями. Он хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах, а значит, может составить свое завещание ».

Подготовка заключения судебно-медицинской экспертизы

Подготовка отчета для суда — последний этап после детальной оценки. Отчет должен в основном отвечать на вопросы, заданные судом. Оно должно быть кратким, простым и понятным языком, без научного жаргона.Необходимо указать источники информации, такие как старые истории болезни, если таковые имеются, или членов семьи или других информаторов. Следует указать даты и характер таких обследований, как клинический осмотр, стационарное наблюдение и обследования, включая психологическую оценку. Должны быть даны ответы на все вопросы, заданные судом. Если невозможно дать ответ на вопрос из-за научных ограничений, это следует указать вместе с причинами. Следует указать психиатрический диагноз, если таковой имеется.Если кто-то считает, что время, предоставленное судом для подготовки отчета, недостаточно для оценки, может быть проведена предварительная оценка, и в суд направляется запрос о предоставлении большего времени для оценки.

Никогда не следует выносить моральные суждения или обвинять кого-либо в отчете. Психиатр просто делает оценку в меру своих возможностей, и решение выносит судья. Чаще всего психиатры не узнают исход дела, если не приложат усилий, чтобы выяснить это.

Если обследуемое лицо нуждается в медицинском или психиатрическом лечении, об этом следует четко упомянуть, даже если об этом не спрашивали.

В отчете также должны быть указаны имена врачей или психологов, проводивших оценку. К отчету должна быть приложена фотография обследуемого лица. Копия отчета должна быть сохранена для записей.

Психиатр в суде

Психиатр может быть вызван в суд для дачи показаний по ранее отправленному заключению.Психиатру не нужно беспокоиться или беспокоиться. Есть несколько важных моментов, о которых должен позаботиться психиатр. К задаваемым вопросам следует внимательно выслушивать. Следует прекратить говорить в тот момент, когда судья начинает говорить. Мобильный телефон должен быть выключен. Психиатры всегда должны осознавать пределы своей дисциплины. Важно избегать таких слов, как «всегда» и «никогда». Если на сложный вопрос нажать на ответ «да» или «нет», можно сказать, что «на этот вопрос нельзя ответить утвердительно или нет».Не нужно отказываться от ответа «Я не знаю», если у него нет ответа. Следует говорить простым и понятным языком, избегая медицинского жаргона.

Психиатрической экспертизе присущи ограничения, заключающиеся в том, что она не подкрепляется никакими исследованиями, в отличие от других областей медицины. Поэтому психиатры должны быть очень осторожны при передаче медицинского заключения. Отчет должен быть изложен простым и понятным языком. Отчет всегда должен быть кратким и может быть расширен, когда его попросят.Психиатр также должен быть осторожен с недобросовестными намерениями информаторов, если таковые имеются.

Важно отметить, что заключение эксперта не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение. Медицинские доказательства помогают суду вынести решение. Иногда бывает невозможно дать ответы на все запросы судов. В таких случаях причина может быть сообщена, например, из-за ограничений науки или ограниченных источников информации.

Судебная экспертиза в психиатрии

Реферат

Судебная психиатрия — важная специальность психиатрии.Судебные психиатры играют важную роль в обществе, помогая судебным органам во многих сложных случаях. В Индии судебной психиатрией занимаются в основном психиатры общего профиля. Судебно-психиатрическая экспертиза часто ассоциируется у молодого психиатра с элементом беспокойства или страха. Настоящая статья направлена ​​на ознакомление читателей с судебной экспертизой в различных ситуациях, чтобы они могли с комфортом проводить оценку в реальных жизненных ситуациях.На фоне реальных дел обсуждаются различные этапы судебно-медицинской экспертизы в разных ситуациях. Области оценки включают уголовную ответственность, пригодность к суду, вопросы опеки, оценку психического статуса, дееспособность и другие. В статье даются общие рекомендации по судебно-психиатрической экспертизе в практических ситуациях в нашей стране. Читателям рекомендуется обратиться к стандартным учебникам и индийским законам для получения дополнительных сведений.

Ключевые слова: Суды, уголовная ответственность, дееспособность, судебная экспертиза

ВВЕДЕНИЕ

Судебно-медицинская экспертиза является важной частью психиатрической практики.В Индии нет отдельной специализации в судебной психиатрии, как на Западе, и психиатров общего профиля часто просят провести судебно-медицинскую экспертизу. В этом документе обсуждаются принципы и общие процедуры, которым необходимо следовать при судебно-медицинской экспертизе. Основная цель этой статьи — ознакомить читателей с судебно-медицинской оценкой в ​​реальных жизненных ситуациях, чтобы они могли оценить общие психиатрические направления из суда для судебно-медицинской экспертизы, а также уверенно подготовить отчет и явиться в суд для соответствующих свидетельство.В документе также обсуждаются связанные с этим вопросы этики и конфиденциальности.

Общие причины судебно-психиатрической экспертизы

Различные причины судебно-психиатрической экспертизы можно в общих чертах сгруппировать в преступные и гражданские группы. Суд по уголовным делам может издавать указания для оценки пригодности лица выступать в суде или предстать перед судом или для решения вопроса об уголовной ответственности. Гражданский суд может запросить психиатрическую экспертизу в случаях определения потребности в опеке, чтобы узнать, может ли человек с психическим заболеванием позаботиться о себе и управлять своими делами или ему нужен опекун или менеджер.Случаи дееспособности, супружеского спора и развода на основании психического заболевания, опеки над ребенком и компенсации по инвалидности — это некоторые другие ситуации, когда суд может попросить психиатра дать заключение. Иногда психиатр может получить запрос от работодателя с просьбой высказать мнение о психическом состоянии сотрудника и его / ее способности продолжать работу. Анализ запросов, полученных в психиатрическую психиатрическую больницу от суда или работодателей на психиатрическую оценку комиссией психиатров в течение 18 месяцев, показал, что 57% запросов относились к психиатрической оценке для оценки психического состояния и пригодности к работе. пробный.Двадцать восемь процентов обращений касались вопроса опеки. Четырнадцать процентов обращений касались увольнения со службы по причине психического заболевания [1].

Некоторые примеры реальных вопросов, взятых из постановлений суда в больницу относительно психиатрической экспертизы обвиняемого, даны дословно, как указано ниже:

  • Страдает ли обвиняемый психическим расстройством; если да, какова природа психического расстройства?

  • В душе ли обвиняемый? Сможет ли он разобраться в судебном процессе и предстать перед судом?

  • Было ли у обвиняемого психическое заболевание до такой степени, что это привело к убийству?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своими делами?

  • Страдает ли указанное лицо серьезным психическим расстройством, которое делает его неспособным вести нормальную семейную жизнь?

  • Способно ли указанное лицо заботиться о себе и управлять своим имуществом?

  • Имеет ли указанное лицо психическое заболевание?

  • Способен ли человек вести ответственную и содержательную супружескую жизнь?

  • Кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека над ребенком?

Существует бесконечный список вопросов, на которые психиатра могут попросить ответить.Как также указывалось выше, вопросы могут относиться к психиатрическому диагнозу, наличию или отсутствию безумия или интеллекта обвиняемого. Вопросы могут относиться к намерению, непреодолимому порыву или преднамеренности. Иногда вопросы могут быть очень конкретными, но на них сложно ответить. Например, можно спросить: «Был ли обвиняемый в состоянии алкогольного опьянения, когда было совершено преступление?» Или «Был ли обвиняемый пристрастием к каким-либо наркотикам», «знал ли обвиняемый характер обвиняемого деяния», знал ли он, что он сделал противоречило закону »? В каком психическом состоянии был обвиняемый на момент совершения преступления? (преступление могло иметь место давно, поэтому вопрос об оценке состояния обвиняемого на момент совершения преступления может показаться нелогичным).

Иногда обвиняемый симулирует амнезию. В такой ситуации суд может спросить, симулирует ли человек или на самом деле страдает потерей памяти. Психиатра также могут спросить о излечимости болезни и возможных шансах на выздоровление. В уголовных делах опасность — это еще одна область, которую необходимо прикрыть.

Этапы судебно-психиатрической экспертизы

Судебно-психиатрическая экспертиза включает исчерпывающий психиатрический анамнез, включая подробную информацию о событии, которое привело к запросу на текущее обследование.Всегда следует отмечать опознавательные знаки вместе с фотографией, удостоверяющей личность, и недавней фотографией человека, которого обследуют с целью записи. Удостоверение личности с фотографией установит личность человека, который был направлен на оценку, и предотвратит ошибку при обследовании не того человека или имитатора. Фотография помогает опознать человека позже в суде, если психиатр вызывается в суд в качестве свидетеля-эксперта. В рамках надлежащей этической практики лицо должно быть проинформировано о том, что информация, разглашенная во время оценки, может пойти против него или ее в суде.

Оценка должна включать в себя судебно-медицинский анамнез, если таковой имеется; семейные данные, такие как социально-экономический статус, история психических заболеваний, злоупотребление психоактивными веществами или наличие судимости в семье; личная история; обследование психического статуса и оценка личности. В зависимости от типа запроса могут потребоваться незначительные изменения в формате оценки. [2]

Госпитализация может потребоваться, если за человеком необходимо наблюдать в течение определенного периода времени, прежде чем можно будет дать определенное заключение по поводу диагноза.Если госпитализация не показана или невозможна из-за отсутствия подходящего учреждения, следует проводить повторные оценки в течение определенного периода.

Физические исследования следует заказывать в зависимости от случая. Также может потребоваться психологическое тестирование профиля личности, интеллекта, когнитивных функций и дифференциальная диагностика.

Возможно, потребуется изменить конкретную оценку, что обсуждается под соответствующими заголовками. В статье обсуждаются основные принципы.

Некоторые основные концепции судебной психиатрии

Прежде чем переходить к дальнейшим деталям, важно обсудить здесь некоторые из основных концепций, связанных с судебной психиатрией, на которые часто ссылаются при общении с судами. К ним относятся преступность, безумие и психические заболевания.

Преступление

Оксфордский словарь [3] определяет преступление как «преступление, за которое может быть наказано по закону». Более подробно, преступление — это действие или поведение, признанное законом страны преступлением в определенный момент.Поскольку это нарушает законы страны, оно преследуется государством.

Преступление состоит из двух компонентов: Actus reas и mens rea, относящихся к виновному деянию против закона и злому умыслу соответственно. Таким образом, чтобы деяние было квалифицировано как преступление, оно должно противоречить закону и сопровождаться злым умыслом. Оба эти элемента должны присутствовать, прежде чем можно будет сказать, что обвиняемый совершил преступление [4].

Безумие

Слово «Безумие» не имеет никакого технического значения в законодательстве или медицине.[5] В Уголовном кодексе Индии используются термины «безумие» и «душевное расстройство», но нет определения этих терминов. Проще говоря, термин «безумие» относится к серьезному психическому заболеванию, означающему, что человек потерял рассудок. Технически это была бы болезнь психотического характера. Юридические и медицинские определения безумия различаются. Человек может быть настолько серьезно болен, что может потребоваться госпитализация в психиатрическую больницу, но одного этого факта недостаточно для освобождения его от наказания.

На юридическом языке термин «душевное расстройство» также часто используется как синоним безумия. В разделе 84 Уголовного кодекса Индии используется термин «душевное расстройство», но нет его определения. По закону каждый человек считается вменяемым и несет ответственность за свои действия, если не доказано обратное. Бремя доказывания безумия лежит на обвиняемом. [6]

Суд над человеком, страдающим психическим заболеванием

Психическое заболевание может повлиять на способность человека понимать судебное разбирательство, возбужденное против него или нее, и готовить защиту и другие связанные с этим вопросы.В индийском законодательстве разделы 328-339 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) 1973 года [7] содержат руководящие принципы судебного разбирательства по делу лица, подозреваемого в психическом заболевании. Раздел 328 УПК гласит: «Когда магистрат, проводящий расследование, имеет основание полагать, что лицо, в отношении которого проводится расследование, является душевнобольным и, следовательно, неспособным выступить в защиту, магистрат должен расследовать факт такой необоснованности не возражает, и должен обеспечить осмотр такого лица гражданским хирургом округа или другим медицинским работником, указанным правительством штата, и после этого осмотрит такого хирурга или другого должностного лица в качестве свидетеля и сократит освидетельствование до письменного ». .Если магистрат считает, что такое лицо душевнобольно и, следовательно, неспособно выступить в защиту, дальнейшее разбирательство по делу откладывается. В последующих разделах дается более подробная информация о процедуре, обсуждение которой выходит за рамки данной статьи.

Если будет установлено, что обвиняемый в душевнобольном, он может быть помещен под стражу (в соответствии с Законом о безумии индейцев 1912 года, ныне Законом о психическом здоровье 1987 года) или освобожден до проведения расследования или суда, если может быть взят залог. родственник обеспечивает достаточную безопасность в отношении обращения с обвиняемым и ухода за ним.Судебный процесс может возобновиться только тогда, когда обвиняемый перестанет быть в душевном состоянии.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность означает, может ли лицо с психическим заболеванием быть освобождено от ответственности за совершенное им преступное деяние на основании психического заболевания.

В индийском законодательстве определение уголовной ответственности было адаптировано из Правил Макнотона. Раздел 84 Уголовного кодекса Индии (IPC) касается уголовной ответственности.Он называет это деянием человека с нездоровым умом и заявляет: « Ничто не является преступлением, которое совершает человек, который в момент совершения этого по причине душевной нездоровой неспособен познать природу действие или то, что он делает, что является неправильным или противоречащим закону »[6]

Существует связанное понятие, частичное безумие или ограниченная ответственность, которое также было в центре внимания. При частичном безумии дисфункция проявляется в основном в форме заблуждения, в то время как понимание и память остаются неизменными.Например, обвиняемый убивает другого человека, обманувшись, что он пытался лишить его жизни. Действие осуществляется в порядке самообороны, поскольку человек не знает, что он делал неправильно или противоречил закону. Или человек приносит в жертву своего ребенка Богине, заблуждаясь, что Богиня оживит ребенка своими силами и одарит его семью Своими благословениями. [5,8]

Защита от безумия обычно используется при обвинении в убийстве, чтобы сбежать смертная казнь. В случае успеха обвиняемый считается «невиновным».Однако человека отправляют на лечение в психиатрическую больницу. Для защиты на основании психического заболевания душевное расстройство должно было существовать во время совершения преступления. Последующая несостоятельность не является защитой, но может повлиять на суд. Иногда человек может симулировать болезнь, чтобы получить залог или отложить рассмотрение дела. Мы отсылаем читателей к исторической статье Сомасундарума [9], в которой очень доходчиво обсуждаются концепции безумия и уголовной ответственности.

Согласно индийским законам, идиоты, имбецилы и люди, лишенные всякого понимания и памяти, а также дети младше 7 лет или дети от 7 до 12 лет с незрелым пониманием, очевидно, не несут уголовной ответственности.[6]

Есть ряд указателей, которые могут указывать на то, что преступление могло быть результатом психического заболевания. К ним относятся отсутствие мотива в преступлении, отсутствие секретности при совершении преступления, неподготовленность, применение излишней силы в преступлении, отсутствие соучастников в деянии. Человек мог совершить несколько убийств без видимых мотивов. Часто бывает безразличие к совершенному преступлению.

Суд часто спрашивает о психическом состоянии обвиняемого на момент совершения преступления, которое могло произойти много месяцев или несколько лет назад.Человек может быть не в состоянии дать окончательное мнение о психическом состоянии человека в то время. Мнение в таких ситуациях зависит от косвенных доказательств, старых историй болезни, если таковые имеются, и истории болезни, собранной у обвиняемых и других лиц. Также нужно быть уверенным, сколько достоверной и точной информации получается из разных источников.

Здесь важно отметить, что заключение экспертов не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение.Вопрос о невменяемости должен решаться в первую очередь судом на основании имеющихся доказательств.

Годность к суду (предстать перед судом)

В случаях пригодности к суду оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, и имеет ли он рациональное отношение к делу. а также фактическое понимание процесса против него. Оценка пригодности выступать в суде или предстать перед судом включает оценку способности обвиняемого понимать обвинения, в которых он / она обвиняется, способность различать признание вины и невиновности, способность инструктировать своего адвоката и способность следовать производство в суде.[10] Положительные симптомы психоза, особенно расстройство мышления и бред, как известно, связаны с непригодностью к суду. [11]

При оценке способности судить по причине психического заболевания, в основном оценка направлена ​​на то, имеет ли обвиняемый по уголовному делу достаточную нынешнюю способность проконсультироваться со своим адвокатом с разумной степенью рационального понимания, а также имеет ли он рациональное и фактическое понимание судебное разбирательство против него.

В следующих параграфах приведены некоторые примеры из реальной жизни, подтверждающие пригодность к суду.

Дело 1: Галлюцинации лающих собак

Г-н А., 38-летний мужчина, обвиненный в убийстве, был направлен на обследование с вопросами, был ли он в душевном нездоровье и может ли он понять ход дела суда? Его единственная жалоба заключалась в том, что он слышал лай собак. Ему поставили диагноз шизофрения в тюремной больнице, и у него был старый рецепт от терапевта с диагнозом шизофрения, в котором также упоминалось, что он был госпитализирован в педагогическую психиатрическую больницу в 1995 году.Он был допущен к наблюдению. Запрос был отправлен в старую больницу, куда он попал раньше. Из предыдущей больницы было подтверждено, что он находился там примерно на 2 недели и получил предварительный диагноз шизофрении. Он также дважды присутствовал на контрольном осмотре после выписки. Однако во время его нынешней госпитализации при наблюдении и психологической оценке не было обнаружено никаких отклонений от нормы. Он часто придумывал: «Я не знаю ответа».

Г-н А., вероятно, считал, что если он получит справку из больницы о психическом заболевании, его оправдают.Он всегда подчеркивал, что не совершал никаких преступлений, но никогда не мог сказать, как и почему он попал в тюрьму. Он смог подробно рассказать о своей более ранней жизни в Майсоре и Бангалоре. В суд было отправлено медицинское заключение следующего содержания:

«Mr. В прошлом А. страдал психотическим расстройством в …………. В настоящее время он не страдает психическим заболеванием, требующим лечения. Он не сообщает никаких подробностей об уголовных обвинениях, в которых он обвиняется, или подробностей защиты, заявив, что он не знает.Объективно значимых нарушений памяти нет. Нет никаких доказательств того, что он душевнобольной и не понимает судебного разбирательства ».

Случай 2: Пациент с хронической резистентной параноидной шизофренией

Г-н Б., обвиняемый в убийстве, был отправлен для оценки, страдает ли он психическим заболеванием и годен ли он к суду. Суд заподозрил его в симуляции. В анамнезе была потеря сна, блуждание по террасе по ночам, рассказ о том, что еда пахнет мясом, неуместные разговоры, подозрительность и слышимость голосов около 15 лет.Преступление, в котором его обвиняют, было совершено более 10 лет назад. Он часто говорил о многих сверхдержавах, которые давали ему инструкции, управляли им и миром с помощью спутников и выполняли задание по их приказу. Психопатология была неизменной в течение предыдущих 10 лет, как было зарегистрировано в больничных картах. Психологическое тестирование также подтвердило диагноз шизофрении. Г-н Б. никогда не мог сообщить подробностей своего судебного дела. Наблюдение во время госпитализации также не выявило несоответствий в симптомах или поведении.

Был дан отчет, что «г. B страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении. Он не может понять характер преступления, в котором его обвиняют, и судебного разбирательства, и, следовательно, он не может предстать перед судом ».

Дело 3: Злоупотребление психическим заболеванием: уловки, использованные преступниками

Г-н К., 40-летний мужчина, обвиненный в тройном убийстве, был направлен судом для оценки того, страдает ли он психическим расстройством. болезнь. Г-н С. пытался получить залог, но ему было отказано.Он был госпитализирован для наблюдения. После 2-3 дней госпитализации он начал обвинять заведующего клиническим отделением в противодействии ему. На следующий день он разбил стекло в медпункте, а также попытался напасть на консультанта, отвечающего за лечение. Персонал больницы предпринял защитные меры, но не начал никакого лечения. При наблюдении и оценке психического здоровья отклонений не обнаружено. Судя по всему, его адвокат посоветовал ему показать вспышку насилия в больнице, которая может привести к тому, что ему сделают несколько инъекций.Это подтвердило бы диагноз психического заболевания.

Г-н С. был выписан и отправлен обратно в тюрьму. В суд было направлено заявление о том, что он не страдает психическим заболеванием.

Назначение опекуна и менеджера для психически больного

Когда в суд подается заявление о назначении опекуна или менеджера или того и другого для психически больного человека, Суд может направить психиатра или медицинского работника для проведения соответствующего обследования.

Если районный суд записывает вывод после изучения медицинского заключения о том, что предполагаемый психически больной на самом деле психически болен и не может заботиться о себе и управлять своим имуществом, издается соответствующее постановление (Глава VI, Раздел 50 -77, MHA 1987).[12]

Оценка в таких случаях сосредоточена не только на наличии или отсутствии психического заболевания, но и на его серьезности, которая делает человека неспособным заботиться о себе или / и управлять своим имуществом. Другие области, на которые необходимо обратить внимание, включают:

  • Способность принимать и сообщать разумные решения

  • Способность заботиться о себе

  • Осведомленность о характере и размерах собственности, получаемых доходах и других активах (недвижимое имущество, движимые активы, банковские счета, банковские вклады, акции и т. д.)

  • Осведомленность иждивенцев (супруга, детей и т. Д.)

  • Каков уровень когнитивных функций, уровень суждения?

Человек может быть психически больным, но способен позаботиться о себе и имуществе.

Соответствующий сертификат выдается после всех соответствующих оценок.

Пример: г-н С., 54-летний мужчина, бывший военнослужащий, был направлен в суд с требованием отчета о том, способен ли он позаботиться о себе и своих делах.Г-н С. страдал шизофренией почти 25 лет. Он был уволен из вооруженных сил около 22 лет назад по причине психического заболевания. При детальной оценке было обнаружено, что у г-на С. были многочисленные бредовые представления о преследовании и контроле причудливого характера. У него также были активные галлюцинации. Однако он мог заботиться о себе лично под присмотром своего брата, но не мог сообщить никаких подробностей о своих активах, таких как собственность или доход. Он принимал клозапин почти 5 лет.В суд был направлен рапорт, что «г. C страдает шизофренией и нуждается в регулярном лечении у психиатра. Из-за болезни он не может заботиться о себе и управлять своим имуществом ».

Опека над ребенком и усыновление

Суд может потребовать от психиатра вынести заключение о том, кому из родителей должна быть предоставлена ​​опека в случае развода.

При определении того, кому следует передать опеку над ребенком в случае развода, обычно предполагается, что благополучию ребенка нежных лет лучше всего служит опека со стороны матери, когда мать является хорошей и здоровой родительницей.Однако есть ряд связанных проблем, которые, возможно, необходимо изучить. Психиатр должен подробно изучить конфликты, если таковые имеются, между родителями или между родителями, бабушками и дедушками по поводу опеки над ребенком. Также необходимо рассмотреть вопрос о предоставлении разрешения разведенному отцу на посещение ребенка, находящегося под опекой матери, особенно с частотой и продолжительностью таких посещений.

Может возникнуть ситуация, когда мать из-за психического заболевания не в состоянии заботиться о ребенке, а отец недоступен, и никакие альтернативные меры в семье невозможны.В такой ситуации ребенка, возможно, придется поместить в приемное учреждение.

В случаях усыновления психиатра могут попросить дать заключение о пригодности будущих усыновителей. В соответствии с Законом об усыновлении и содержании индусов 1956 года [13] любой индус мужского пола, «в здравом уме и не являющийся несовершеннолетним», может усыновить ребенка с согласия своей жены, если только «она не была объявлена ​​судом … быть в нездоровом уме ». Точно так же любая индуистская женщина, «которая в здравом уме», не несовершеннолетняя и не замужем, может усыновить ребенка.Если она замужем, то и ее муж должен быть в здравом уме. Человек, способный дать усыновление, также должен быть в здравом уме.

Может также потребоваться оценка таких вопросов, как пригодность ребенка для усыновления, например, физические и эмоциональные потребности ребенка, а также смогут ли предложенные приемные родители удовлетворить эти потребности. Также необходимо оценить эмоциональную стабильность и в целом ресурсы пары, планирующей усыновить ребенка.

Брак и развод

Психиатр может быть вызван для заключения о психическом состоянии одного из партнеров в случае супружеского спора.Сюда может входить вопрос о состоянии одного из партнеров во время брака или о том, страдает ли муж или жена психическим заболеванием, и если да, то насколько серьезным оно является, что человек не может вести ответственная супружеская жизнь из-за психического заболевания.

В соответствии с Законом об индуистском браке (Закон 25 от 1955 года) [14], раздел 5 (ii) введен Законом 68 от 1976 года, если во время брака какая-либо из сторон неспособна дать действительное согласие из-за душевного нездоровья. ; или, хотя и способен дать согласие, страдает психическим расстройством такого рода или в такой степени, что не может вступать в брак и иметь детей; или он подвергался периодическим приступам безумия или эпилепсии, брак является недействительным и может быть аннулирован на основании декрета о недействительности в соответствии с разделом 12 Закона.[14]

Безумие или душевное расстройство также являются основанием для развода в соответствии с Законом о мусульманском браке 1939 года и Законом о парсианском браке и разводе 1936 года. либо супруг (а) на том основании, что другая сторона неизлечимо душевнобольна, либо постоянно или периодически страдает психическим расстройством такого рода и в такой степени, что нельзя разумно ожидать, что заявитель будет жить с ответчиком.Термин «психическое расстройство» здесь означает психическое заболевание, задержку или неполное развитие психики, психопатическое расстройство или умственную отсталость и включает шизофрению. Под психопатическим расстройством здесь понимается стойкое расстройство или умственная неполноценность (включая субнормальность интеллекта или нет), которое приводит к ненормально агрессивному или серьезно безответственному поведению, независимо от того, требует ли или поддается лечению [14].

Пример: г-жа М., 30-летняя женщина, была направлена ​​из суда с просьбой осмотреть ее в связи с тем, что ее муж подал прошение о разводе по причине психического заболевания.В анамнезе было несколько дней психиатрического лечения, и она также была госпитализирована из-за этой проблемы, но никаких записей не было. Она не сообщала о каких-либо симптомах, указывающих на психическое заболевание, хотя в анамнезе были разногласия в браке. Подробное психиатрическое обследование не выявило никаких признаков психического заболевания. Психологическая оценка также не выявила существенных отклонений от нормы. Далее она была осмотрена медкомиссией больницы. В суд было отправлено сообщение, что «г-жаОбследован медицинской комиссией. Были проведены серийные обследования, а также психологическая экспертиза. На основании всех этих оценок медицинская комиссия считает, что в настоящее время она не страдает психическим расстройством ».

Завещательная способность

Завещательная способность означает способность человека составлять завещание. Завещание — это юридический документ, подписанный завещателем, лицом, составляющим завещание. Важно, чтобы наследодатель обладал достаточной способностью понимать состояние своей собственности, свои отношения с лицами, которые были или должны или могли бы стать объектом его завещания, а также объем или выполнение положений его завещания.Чтобы завещание было действительным, завещание должно быть подписано наследодателем в присутствии как минимум двух свидетелей.

В соответствии с разделом 59 Закона о наследовании в Индии 1925 года [15] любой здравомыслящий человек может составить завещание. Завещание может составить лицо, достигшее совершеннолетия. Человек, страдающий психическим расстройством, может составить завещание при условии, что он обладает необходимой компетенцией для составления завещания. Глухие, немые или слепые люди не способны составить завещание, если они в здравом уме.Обычно безумные люди могут составить завещание в течение некоторого промежутка времени, пока они в здравом уме. Ни один человек не может составить завещание, находясь в таком состоянии ума, будь то опьянение, болезнь или какая-либо другая причина, поскольку в этих обстоятельствах человек не знает, что он делает. [16]

Психиатра могут попросить сообщить о человеке, имеет ли он право составить завещание. Необходимо оценить, составляется ли воля добровольно и нет ли внешнего давления, принуждения или принуждения для составления воли.Лицо, составляющее завещание, должно осознавать свое действие. Человек не должен страдать психическим расстройством или находиться под действием некоторых лекарств до такой степени, что это может помешать его / ее суждению.

Завещатель должен иметь достаточные возможности, чтобы знать размер своего имущества, а также должен знать потенциальных бенефициаров. Завещатель должен осознавать последствия своего решения и знать содержание составляемого им завещания. Завещатель должен быть осмотрен как минимум в ходе двух отдельных консультаций.

Пример: г-н X, 83-летний офицер на пенсии с государственной должности, хотел составить завещание и обратился в нашу амбулаторную службу за справкой. Его сопровождал сын. Мистер X ушел на пенсию почти 25 лет назад. Он владел трехэтажным жилым помещением в Дели, жилым участком в Джайпуре и имел несколько банковских счетов. У него было два сына и две дочери. Его жены не было в живых. Он был хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах. При детальном осмотре у г-на X не было обнаружено психических заболеваний или нарушений памяти.Его балл по шкале MMSE был 28. На основании оценки г-ну X был выдан сертификат, в котором говорилось: «Г-н. X не страдает какими-либо психическими заболеваниями. Он хорошо осведомлен о своих активах и бенефициарах, а значит, может составить свое завещание ».

Подготовка заключения судебно-медицинской экспертизы

Подготовка отчета для суда — последний этап после детальной оценки. Отчет должен в основном отвечать на вопросы, заданные судом. Оно должно быть кратким, простым и понятным языком, без научного жаргона.Необходимо указать источники информации, такие как старые истории болезни, если таковые имеются, или членов семьи или других информаторов. Следует указать даты и характер таких обследований, как клинический осмотр, стационарное наблюдение и обследования, включая психологическую оценку. Должны быть даны ответы на все вопросы, заданные судом. Если невозможно дать ответ на вопрос из-за научных ограничений, это следует указать вместе с причинами. Следует указать психиатрический диагноз, если таковой имеется.Если кто-то считает, что время, предоставленное судом для подготовки отчета, недостаточно для оценки, может быть проведена предварительная оценка, и в суд направляется запрос о предоставлении большего времени для оценки.

Никогда не следует выносить моральные суждения или обвинять кого-либо в отчете. Психиатр просто делает оценку в меру своих возможностей, и решение выносит судья. Чаще всего психиатры не узнают исход дела, если не приложат усилий, чтобы выяснить это.

Если обследуемое лицо нуждается в медицинском или психиатрическом лечении, об этом следует четко упомянуть, даже если об этом не спрашивали.

В отчете также должны быть указаны имена врачей или психологов, проводивших оценку. К отчету должна быть приложена фотография обследуемого лица. Копия отчета должна быть сохранена для записей.

Психиатр в суде

Психиатр может быть вызван в суд для дачи показаний по ранее отправленному заключению.Психиатру не нужно беспокоиться или беспокоиться. Есть несколько важных моментов, о которых должен позаботиться психиатр. К задаваемым вопросам следует внимательно выслушивать. Следует прекратить говорить в тот момент, когда судья начинает говорить. Мобильный телефон должен быть выключен. Психиатры всегда должны осознавать пределы своей дисциплины. Важно избегать таких слов, как «всегда» и «никогда». Если на сложный вопрос нажать на ответ «да» или «нет», можно сказать, что «на этот вопрос нельзя ответить утвердительно или нет».Не нужно отказываться от ответа «Я не знаю», если у него нет ответа. Следует говорить простым и понятным языком, избегая медицинского жаргона.

Психиатрической экспертизе присущи ограничения, заключающиеся в том, что она не подкрепляется никакими исследованиями, в отличие от других областей медицины. Поэтому психиатры должны быть очень осторожны при передаче медицинского заключения. Отчет должен быть изложен простым и понятным языком. Отчет всегда должен быть кратким и может быть расширен, когда его попросят.Психиатр также должен быть осторожен с недобросовестными намерениями информаторов, если таковые имеются.

Важно отметить, что заключение эксперта не освобождает суд от необходимости формировать независимое заключение. Медицинские доказательства помогают суду вынести решение. Иногда бывает невозможно дать ответы на все запросы судов. В таких случаях причина может быть сообщена, например, из-за ограничений науки или ограниченных источников информации.

Удаленная судебно-психологическая экспертиза по гражданским делам: соображения для экспертов, оценивающих вред от жестокого обращения в раннем возрасте

  • Adjorlolo, S., И Чан, Х. (2015). Судебно-медицинская экспертиза по видеоконференцсвязи: проблемы и практические соображения. Журнал судебной психологии, 15 (3), 185–204. https://doi.org/10.1080/15228932.2015.1015363

    Статья Google Scholar

  • Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (5-е изд.) .

  • Американская психологическая ассоциация.(2013a). Руководство по специальности судебная психология. Американский психолог, 68 (1), 7–19. https://doi.org/10.1037/a0029889

    Статья Google Scholar

  • Американская психологическая ассоциация. (2013b, 31 июля). Руководство по практике телепсихологии. http://www.apa.org/practice/guidelines/telepsychology

  • Американская психологическая ассоциация. (2020, 1 мая). Руководство по психологической телеоценке во время кризиса COVID-19 . https://www.apaservices.org/practice/reimbursement/health-codes/testing/tele-assessment-covid-19

  • Американская психологическая ассоциация. (2017). Этические принципы психологов и кодекс поведения . https://www.apa.org/ethics/code

  • Барнс, Р.А. И Йозефовиц, Н. (2014a). Судебно-медицинская оценка взрослых, сообщающих о сексуальном насилии в детстве: анализ развития на протяжении всей жизни. Психологические травмы и право . 7 (1), 18–33. https://doi.org/10.1007/s12207-014-9185-z

  • Барнс, Р.А. И Йозефовиц, Н. (2014b). Судебно-медицинская оценка взрослых, сообщающих о сексуальном насилии в детстве: риск, устойчивость и последствия. Психологические травмы и право . 7 (1), 34–46. https://doi.org/10.1007/s12207-014-9184-0

  • Батастини, А. Б., Макдональд, Б. Р., и Морган, Р. Д. (2013). Видеотелеконференцсвязь в судебно-исправительной практике. В К. Майерс и К. Л. Турви (ред.), Телементальное здоровье: Клинические, технические и административные основы научно-обоснованной практики (стр. 251–271). Elsevier Inc. https://doi.org/10.1016/B978-0-12-416048-4.00013-0

  • Batastini, AB, Pike, M., Thoen, MA, Jones, ACT, Davis, RM, & Эскалера, Э. (2020). Восприятие и использование видеоконференцсвязи в судебной оценке психического здоровья: опрос оценщиков и юридического персонала. Психология, преступность и право, 26 (6), 593–613.https://doi.org/10.1080/1068316X.2019.1708355

    Статья Google Scholar

  • Бен-Порат, Ю. С., и Теллеген, А. (2008/2011). MMPI-2-RF (Миннесотская многофазная личностная инвентаризация — 2 реструктурированная форма): Руководство по администрированию, оценке и интерпретации . Университет Миннесоты Press.

  • Бен-Порат, Ю. С., и Теллеген, А. (2020). MMPI-3 (Миннесотский многофазный опросник личности — 3): Руководство по администрированию, оценке и интерпретации .Университет Миннесоты Press.

    Google Scholar

  • Бергер Т. (2017). Терапевтический альянс в интернет-вмешательствах: повествовательный обзор и предложения для будущих исследований. Психотерапевтические исследования, 27 (5), 511–524. https://doi.org/10.1080/10503307.2015.1119908

    Статья PubMed Google Scholar

  • Борнштейн, Р. Ф.(2017). Доказательная психологическая оценка. Журнал оценки личности, 99 (4), 435–445. https://doi.org/10.1080/00223891.2016.1236343

    Статья PubMed Google Scholar

  • Бранд, Б. Л., Шильке, Х. Дж., И Брамс, Дж. С. (2017a). Помощь судам в понимании и соединении с опытом разъединения: рассмотрение диссоциации, связанной с травмой, в качестве судебного психолога, часть I. Психологические травмы и право, 10, 283–297. https://doi.org/10.1007/s12207-017-9304-8

    Статья Google Scholar

  • Бранд, Б. Л., Шилке, Х. Дж., Брамс, Дж. С., и ДиКомо, Р. А. (2017b). Оценка диссоциации, связанной с травмой, в судебно-медицинском контексте: рассмотрение диссоциации, связанной с травмой, в качестве судебного психолога, часть II. Психологические травмы и право, 10, 298–312.https://doi.org/10.1007/s12207-017-9305-7

    Статья Google Scholar

  • Брирли, Т. В., Шура, Р. Д., Мартиндейл, С. Л., Лазовски, Р. А., Лакстон, Д. Д., Шенал, Б. В., и Роуленд, Дж. А. (2017). Проведение нейропсихологических тестов по видеоконференции: систематический обзор и метаанализ. Neuropsychology Review, 27, 174–186. https://doi.org/10.1007/s11065-017-9349-1

    Статья PubMed Google Scholar

  • Бриджленд, В.М., Моек, Э. К., Грин, Д. М., Суэйн, Т. Л., Найда, Д. М., Матсон, Л. А., и Такаранги, М. К. (2021). Почему пандемия COVID-19 является травмирующим фактором стресса. PLoS ONE, 16 (1), e0240146.

    Артикул Google Scholar

  • Бриере, Дж. (2001). Подробная оценка посттравматического стресса (DAPS). Ресурсы для психологической оценки.

  • Бриере, Дж. (2011). Перечень симптомов травмы – 2 (TSI – 2). Ресурсы для психологической оценки.

  • Бродский, С. Л., и Уилсон, Дж. К. (2013). Сочувствие в судебно-медицинских оценках: систематический пересмотр. Поведенческие науки и право, 31 (2), 192–202. https://doi.org/10.1002/bsl.2042

    Статья Google Scholar

  • Бутчер, Дж. Н., Дальстром, У. Г., Грэм, Дж. Р., Теллеген, А. М., & Кеммер, Б. (1989). Minnesota Multiphasic Personality Inventory-2 (MMPI-2): Руководство по администрированию и подсчету баллов. Университет Миннесоты Пресс.

  • Канадская психологическая ассоциация. (2020, март). Временные этические принципы для психологов, предоставляющих психологические услуги с помощью электронных средств массовой информации https://cpa.ca/aboutcpa/committees/ethics/psychserviceselectronically/

  • Канадская психологическая ассоциация. (2017). Канадский этический кодекс психологов. https://cpa.ca/docs/File/Ethics/CPA_Code_2017_4thEd.pdf

  • Калхун, П.С., Колли, К. Ф., Клэнси, К. П., Брэкстон, Л. Е., и Бекхэм, Дж. С. (2010). Использование PAI в оценке посттравматического стрессового расстройства у ветеранов, обращающихся за помощью. В М. А. Блейсе, М. Р. Бейти и К. Дж. Хопвуде (ред.), Клинические применения Опросника оценки личности (стр. 93–111). Рутледж.

  • Кастаньо, Т. К., Аморим, Л., Морейра, П. С., Мариз, Дж., Палха, А., Соуза, Н., и Сантос, Н. (2016). Оценка когнитивных функций у пожилых людей с использованием видеоконференцсвязи. EBioMedicine, 11, 278–284. https://doi.org/10.1016/j.ebiom.2016.08.001

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Центр наркологии и психического здоровья. (2020, июль). Психическое здоровье в Канаде: Covid-19 и не только. http://www.camh.ca/-/media/files/pdfs—public-policy-submissions/covid-and-mh-policy-paper-pdf.pdf

  • Кори, Д.М. и Бен -Порат, Ю.С. (2020). Практическое руководство по использованию инструментов MMPI в дистанционном психологическом тестировании. Профессиональная психология: исследования и практика, 51 (3), 19204. https://doi.org/10.1037/pro0000329

    Статья Google Scholar

  • Чейслер, М.Э., Лейн, Р.И., Петроски, Э., Уайли, Дж. Ф., Кристенсен, А., Нджай, Р., Уивер, М. Д., Роббинс, Р., Фейсер-Чайлдс, Е. Р., Баргер , Л.К., Чейслер, Калифорния, Ховард, М.Э., Раджаратнам, SMW (2020) Психическое здоровье, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли во время пандемии COVID-19 — США, 24–30 июня 2020 г. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности , 69 (32), 1049– 1057. https://doi.org/10.15585/mmwr.mm6932a1

  • Дахия, А. В., Макдоннелл, К., ДеЛусия, Э. и Скарпа, А. (2020). Систематический обзор дистанционных оценок телемедицины для выявления ранних признаков расстройства аутистического спектра: видео и мобильные приложения. Практика инноваций, 5 (2), 150–164.https://doi.org/10.1037/pri0000121

    Статья Google Scholar

  • Даленберг, К.Дж., Штраус, Э., и Ардилл, М. (2017). Судебная психология в контексте травмы. В справочнике APA по психологии травм (стр. 543–563). Американская психологическая ассоциация.

  • Дейл, М. Д., и Смит, Д. (2020). Обоснование необходимости видеоконференцсвязи и дистанционной оценки опеки над детьми (RCCE): эмпирические, этические и доказательные аргументы в пользу принятия новых технологий. Психология, государственная политика и право .

  • Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc., 509 U.S. 579 (1993).

  • Де Феличе, Ф. Г., Товар-Молл, Ф., Молл, Дж., Муньос, Д. П., и Феррейра, С. Т. (2020). Тяжелый острый респираторный синдром — коронавирус 2 (sars-cov-2) и центральная нервная система. Тенденции в неврологии, 43 (6), 355–357. https://doi.org/10.1016/j.tins.2020.04.004

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Диди, Э.Р., Тортолани, К. К., Поуп, К. Г., Менар, В., Фэй, К., и Филлипс, К. А. (2006). Жестокое обращение в детстве и пренебрежение телесным дисморфическим расстройством. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 30 (10), 1105–1115. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2006.03.007

    Статья Google Scholar

  • Diesen, C., & Koch, H. (2016). Современная терапевтическая юриспруденция 21 века в гражданских делах: Наведение мостов между законом и психологией. Этика, медицина и общественное здравоохранение , 2 (1), 13–26. https://doiorg.myaccess.library.utoronto.ca/10.1016/j.jemep.2016.01.003

  • Дрогин Э. Я. (2020). Судебно-психиатрическая телемедицина (FMTA) в контексте COVID 19. Международный журнал права и психиатрии, 71, 101595. https://doi.org/10.1016/j.ijlp.2020.101595

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Фермер Р.Л., МакГилл, Р. Дж., Домбровски, С. К., Бенсон, Н. Ф., Смит-Келлен, С., Локвуд, А. Б., Пауэлл, С., Пинн, К., и Стиннет, Т. А. (2020). Проведение психолого-педагогических оценок во время кризиса COVID-19: опасность благих намерений. Современная школьная психология . https://doi.org/10.1007/s40688-020-00293-x

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Фут, У. Э., Гудман-Делаханти, Дж., & Янг, Г. (2020). Гражданская судебно-медицинская экспертиза при психологических травмах и праве: юридические, профессиональные и этические соображения. Психологические травмы и право, 13, 327–353. https://doi.org/10.1007/s12207-020-09398-3

    Статья Google Scholar

  • Фосслин, Л., и Даффи, М. У. (29 апреля 2020 г.). Как бороться с усталостью от зума . Harvard Business Review. https://hbr.org/2020/04/how-to-combat-zoom-fatigue

  • Фрумкин Б.(2006). Оспаривание показаний экспертов по вопросам интеллекта и умственной отсталости. Журнал психиатрии и права, 34 (1), 51–71. https://doi.org/10.1177/009318530603400105

    Статья Google Scholar

  • Жермен В., Маршан А., Бушар С., Гуай С. и Друэн М. С. (2010). Оценка терапевтического альянса в очном или видеоконференционном лечении посттравматического стрессового расстройства. Киберпсихология, поведение и социальные сети, 13 (1), 29–35. https://doi.org/10.1089/cyber.2009.0139

    Статья Google Scholar

  • Гитлоу, Л. (2014). Использование технологий пожилыми людьми и препятствия на пути использования технологий. Физическая и производственная терапия в гериатрии, 32 (3), 271–280. https://doi.org/10.3109/02703181.2014.946640

    Статья Google Scholar

  • Гринбург, С., И Шуман Д. (1996). Непримиримый конфликт между терапевтической и судебной ролями. Профессиональная психология: исследования и практика, 28 (1), 50–57. https://doi.org/10.1037/0735-7028.28.1.50

    Статья Google Scholar

  • Грош, М. К., Готлиб, М. К., и Каллум, К. М. (2011). Рекомендации по первичной практике теленейропсихологии. Клинический нейропсихолог, 25 (7), 1119–1133.https://doi.org/10.1080/13854046.2011.609840

    Статья Google Scholar

  • Харрелл, К., Уилкинс, С., Коннор, М., и Чодош, Дж. (2014). Телемедицина и оценка когнитивных нарушений: аддитивная ценность нейропсихологической оценки. Журнал Американской ассоциации медицинских директоров, 15 (8), 600–606. https://doi.org/10.1016/j.jamda.2014.04.015

    Статья PubMed Google Scholar

  • Хайльбрун, К., Берк, С. К., Немойер, А., Дарем, К., и Десаи, А. (2020). Основанный на принципах анализ изменений в судебно-медицинской оценке психического здоровья во время глобальной пандемии. Журнал Американской академии права психиатрии, 48 (3), 293–301 . https://doi.org/10.29158/JAAPL.200039-20

  • Heilbrun, K., Marczyk, GR, DeMatteo, D., Zillmer, EA, Harris, J., & Jennings, T. (2003 ). Принципы судебной оценки психического здоровья: значение для нейропсихологической оценки в судебно-медицинском контексте. Assessment, 10 (4), 329–343. https://doi.org/10.1177/10731

    258591

    Статья PubMed Google Scholar

  • Горовиц, Л. М., Снайдер, Д. Дж., Будро, Э. Д., Хе, Дж. П., Харрингтон, К. Дж., Кай, Дж. И Пао, М. (2020). Проверка правильности ответов на вопросы по скринингу на самоубийства для взрослых стационарных пациентов: краткое пособие для всех возрастов. Психосоматика, 61 (6), 713–722. https: // doi.org / 10.1016 / j.psym.2020.04.008

    Статья PubMed Google Scholar

  • Хайлер С. Э., Гангур Д. П. и Батчелдер С. Т. (2005). Может ли телепсихиатрия заменить очное психиатрическое обследование? Обзор и метаанализ сравнительных исследований. CNSSpectrums, 10, 403–413. https://doi.org/10.1017/S1092852

    777X

    Статья Google Scholar

  • Яковлевич, М., Бедов, С., Яксич, Н., и Яковлевич, И. (2020). Пандемия COVID-19 и общественное и глобальное психическое здоровье с точки зрения глобальной безопасности в области здравоохранения. Психиатрия Данубина, 32 (1), 6–14.

    Google Scholar

  • Кочиш, Б. Дж., И Йеллоулис, П. (2018). Телепсихотерапия и терапевтические отношения: принципы, преимущества и примеры из практики. Телемедицина и электронное здравоохранение, 24, 329–334.https://doi.org/10.1089/tmj.2017.0088

    Статья PubMed Google Scholar

  • Койс, Л. Э., Кокс, Дж., И Пек, А. Т. (2020). Электронная судебная психиатрия: обзор, приоритеты исследований и направления политики. Психология, государственная политика и право. Предварительная онлайн-публикация. https://doi.org/10.1037/law0000293

  • Льюис, Л. (2020). Самосознательные эмоции у переживших травму [докторская диссертация, Ланкастерский университет].https://doi.org/10.17635/lancaster/thesis/885

  • Lexcen, F., Hawk, G., Herrick, S., & Blank, M. (2006). Использование видеоконференцсвязи для психиатрических и судебно-медицинских экспертиз. Психиатрическая служба, 57 (5), 713–715. https://doi.org/10.1176/ps.2006.57.5.713

    Статья PubMed Google Scholar

  • Литвак, С. Д., Джексон, К. Э., Чен, М., Слоан, Д. М., Хатгис, К., Литц, Б.Т., и Маркс Б. П. (2014). Подтверждение использования технологии видеоконференцсвязи при оценке посттравматического стрессового расстройства. Психологические службы, 11 (3), 290–294. https://doi.org/10.1037/a0036865

    Статья PubMed Google Scholar

  • Лукстон Д. и Лексен Ф. (2018). Оценка судебно-медицинской экспертизы с помощью видеоконференцсвязи: технико-экономическое обоснование и рекомендации по передовой практике. Рекомендации по исследованиям и практике профессиональной психологии, 49 (2), 124–131.https://doi.org/10.1037/pro0000179

    Статья Google Scholar

  • Luxton, D.D., Lexcen, F.L., & McIntyre, K.A. (2019). Оценка компетенций судебной экспертизы с использованием цифровых технологий. Текущие отчеты психиатрии , 21 (60). https://doi.org/10.1007/s11920-019-1037-9

  • Люкстон Д. Д., Прюитт Л. Д. и Озенбах Дж. Э. (2014). Лучшие практики удаленной психологической оценки с помощью технологий телездравоохранения. Профессиональная психология: исследования и практика в открытом доступе, 45 (1), 27–35. https://doi.org/10.1037/a0034547

    Статья Google Scholar

  • Мангуно-Майре, Г. М., Томпсон, К. У., Шор, Дж. Х., Крой, К. Д., Артекона, Дж. Д., & Пикеринг, Дж. У. (2007). Использование телемедицины для оценки способности предстать перед судом: предварительное рандомизированное контролируемое исследование. Журнал Американской академии психиатрии и права в Интернете, 35 (4), 481–489.

    Google Scholar

  • Мэрион Б. Э., Селлбом М. и Бэгби Р. М. (2011). Обнаружение симулируемых психических расстройств с использованием шкалы достоверности MMPI-2-RF с завышенной отчетностью: Аналоговое расследование. Психологические травмы и право, 4 (1), 1–12. https://doi.org/10.1007/s12207-011-9097-0

    Статья Google Scholar

  • Мартин Д.С. (1990). Обследование психического статуса. В работах Х. К. Уокера, У. Д. Холла и Дж. У. Hurst (Eds.), Клинические методы: история, физические и лабораторные исследования. 3-е издание. (стр. 924–929). Баттервортс.

  • МакКорд, К., Бернхард, П., Уолш, М., Рознер, К., и Консоль, К. (2020). Консолидированная модель для практики телепсихологии. Журнал клинической психологии, 76 (6), 1060–1082. https://doi.org/10.1002/jclp.22954

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Психическое здоровье, Америка.(2020, сентябрь). COVID-19 и психическое здоровье: растущий кризис. https://mhanational.org/sites/default/files/Spotlight%202021%20-%20COVID-19%20and%20Mental%20Health.pdf

  • Miller, H. (2001). M-FAST: Профессиональное руководство по судебно-медицинской экспертизе симптомов Miller. Psychological Assessment Resources, Inc.

  • Морган Р. Д., Патрик А. Р. и Магалетта П. Р. (2008). Меняет ли использование телементального здоровья опыт лечения? Восприятие заключенными телементального здоровья по сравнению с методами личного лечения. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 76 (1), 158–162. https://doi.org/10.1037/0022-006X.76.1.158

  • Мори, Л. К. (1991). Инвентаризация оценки личности (PAI): профессиональное руководство . Ресурсы для психологической оценки.

  • Мори, Л. К. (2014). Опросник оценки личности.

  • Мулай, А. Л., Мившек, М., Кауфман, Х. и Во, М. Х. (2018). Этика сочувствия: тонкая грань в судебной экспертизе. Журнал судебных психологических исследований и практики, 18 (4), 320–336. https://doi.org/10.1080/24732850.2018.14

    Статья Google Scholar

  • Нил, Т.М.С., и Бродский, С.Л. (2016). Восприятие судебными психологами предвзятости и потенциальных стратегий исправления при судебно-медицинских оценках психического здоровья. Психология, государственная политика и право, 22 (1), 58–76. https: // doi.org / 10.1037 / law0000077

    Статья Google Scholar

  • Нил, Т., Слободин, К., Сакс, Дж., Файгман, Дж., Гейзингер, К. (2019). Психологические оценки в юридическом контексте: не допускают ли суды «Junk Science» в зал суда? Психологическая наука в общественных интересах Vol. 20 (3) 135–164. https://doi.org/10.1177/152

    19888860

  • Нилам, К., Дудду, В., Аним, Н., Нилам, Дж., и Льюис, С.(2020). Пандемии и ранее существовавшие психические заболевания: систематический обзор и метаанализ. Мозг, поведение и иммунитет-здоровье, 10, 100177. https://doi.org/10.1016/j.bbih.2020.100177

    Статья Google Scholar

  • Психологическая ассоциация Онтарио и Канадская академия оценки психологической инвалидности (2020, 20 августа). Рекомендации по передовой практике дистанционной психологической оценки: версия 1.https://www.psych.on.ca/getattachment/6be07aee-299d-4bf5-a21a-199cea8312bd/OPACAPDA-Remote-Assessment-V8.pdf.aspx?ext=.pdf

  • Paulhus, DL (1998) . Весы Paulhus Deception . Multi-Health Systems, Inc.

  • Пеховски-Драго, Л. (2020). Травмы и инвалидность. В A. Batastini & M Vitacco, (Eds.). (2020). Судебно-психиатрическая экспертиза в эпоху цифровых технологий: практическое руководство по использованию данных из Интернета (стр.203–226). Springer Nature. https://doi.org/10.1007/978-3-030-33908-1_8

  • Петри, Дж. М., Уэзерс, Ф. В., Витте, Т. К., и Сильверштейн, М. В. (2020). Подробная оценка посттравматического стресса — второе издание (DAPS-2): начальная психометрическая оценка в выборке сообщества, набранного MTurk и подверженного травмам. Оценка , 27 (6), 1116–1127. https://doi-org.myaccess.library.utoronto.ca/10.1177%2F10731

    880963

  • Риз, Р.Дж., Мехам, М. Р., Василь, И., Ленгерих, А. Дж., Браун, Х. М., Симпсон, Н. Б., и Ньюсом, Б. Д. (2016). Влияние формата телепсихологии на точность эмпатии и терапевтический альянс: сеанс аналогового консультирования. Consulting & Psychotherapy Research, 16, 256–265. https://doi.org/10.1002/capr.12092

    Статья Google Scholar

  • Роккио, Л. М. (2020). Этические и профессиональные аспекты судебно-медицинской экспертизы сложной травмы и диссоциации. Психологические травмы и право, 13, 124–134. https://doi.org/10.1007/s12207-020-09384-9

    Статья Google Scholar

  • Роджерс Р. и Бендер С. Д. (ред.). (2018). Клиническая оценка симуляции и обмана (4-е изд.). Гилфорд Пресс.

  • Роджерс Р., Сьюэлл К. В. и Гиллард Н. Д. (2010). Структурированное интервью о зарегистрированных симптомах (SIRS), профессиональное руководство. Ресурсы для психологической оценки.

  • Шуман, Д. У. (1993). Использование эмпатии в судебно-медицинской экспертизе. Этика и поведение, 3, 289–302. https://doi.org/10.1080/10508422.1993.9652109

    Статья Google Scholar

  • Статистическое управление Канады. (2020, 27 мая). Психическое здоровье канадцев во время пандемии COVID-19. https://www150.statcan.gc.ca/n1/daily-quotidien/200527/dq200527b-eng.pdf

  • Терви, К., Коулман, М., Деннисон, О., Друде, К., Голденсон, М., Хирш, П., Джуенеман, Р., Крамер, Г. М., Лакстон, Д. Д., Маэ, ММ, Малик, Т.С., Мишкинд, М.С., Рабинович, Т., Робертс, Л.Дж., Ширан, Т., Шор, Дж. Х., Шор, П., ван Хисвик, Ф., Рреглсворт, Б., и Бернард, Дж. ( 2013). Практическое руководство ATA для онлайн-услуг по охране психического здоровья на основе видео. Телемедицина и электронное здравоохранение, 19 (9), 722–730. https://doi.org/10.1089/tmj.2013.9989

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ван дер Колк, Б. А., Пелковиц, Д., Рот, С., Мандель, Ф. С., Макфарлейн, А., и Херман, Дж. Л. (1996). Диссоциация, соматизация и нарушение регуляции аффекта: сложность адаптации к травме. Американский журнал психиатрии, 153, 83–93.

    Артикул Google Scholar

  • Варкер, Т., Бранд, Р. М., Уорд, Дж., Терхааг, С., и Фелпс, А. (2019). Эффективность синхронных вмешательств телепсихологии для людей с тревогой, депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством и расстройством адаптации: быстрая оценка доказательств. Психологические службы, 16 (4), 621–635. https://doi.org/10.1037/ser0000239

    Статья PubMed Google Scholar

  • Вильоне, Д. Дж., Джиромини, Л., и Ландис, П.(2017). Разработка перечня проблем-29: краткая самостоятельная мера для различения добросовестных жалоб от притворных психиатрических и когнитивных жалоб. Журнал оценки личности, 99 (5), 534–544. https://doi.org/10.1080/00223891.2016.1233882

    Статья PubMed Google Scholar

  • Weathers, F. W., Bovin, M. J., Lee, D. J., Sloan, D. M., Schnurr, P. P., Kaloupek, D.Г., Кин, Т. М., и Маркс, Б. П. (2018). Шкала ПТСР, управляемая клиницистами, для DSM-5 (CAPS-5): разработка и начальная психометрическая оценка у ветеранов вооруженных сил. Психологическая оценка, 30, 383–395. https://doi.org/10.1037/pas0000486

    Статья PubMed Google Scholar

  • Векслер Д. (2008). Шкала интеллекта взрослых Векслера — четвертое издание: Техническое и пояснительное руководство .Пирсон.

  • Видерхольд, Б. К. (2020). Подключение с помощью технологий во время пандемии коронавируса 2019 года: как избежать «усталости от зума». Киберпсихология, поведение и социальные сети, 23 (7), 437–438. https://doi.org/10.1089/cyber.2020.29188.bkw

    Статья Google Scholar

  • Вулф Д. А., Джаффе П. Г., Лешид А. В. и Легат Б. Л. (2010). Оценка исторических заявлений о злоупотреблениях и ущерба. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 34 (3), 135–143. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2009.12.002

    Статья Google Scholar

  • Райт, А. Дж., И Рэйфорд, С. Э. (2021 г.). Основы психологической телеоценки . Джон Вили и сыновья.

    Google Scholar

  • Райт, А. Дж. (2018). Эквивалентность удаленного онлайн-администрирования и традиционного личного администрирования когнитивных тестов и тестов достижений Вудкока-Джонсона IV. Архив оценочной психологии, 8 (1), 23–35.

    Google Scholar

  • Райт, А. Дж. (2020). Эквивалентность удаленного цифрового администрирования и традиционного личного администрирования по шкале Векслера для детей (WISC-V). Психологическая оценка, 32 (9), 809–817. https://doi.org/10.1037/pas0000939

    Статья PubMed Google Scholar

  • Вигант, Д.Б., и Ларо, К. Р. (2015). Судебно-психологическая экспертиза по гражданским и уголовным делам: сходства и уникальные проблемы. Психологическая травма. and Law, 8, 11–26. https://doi.org/10.1007/s12207-015-9220-8

    Статья Google Scholar

  • Сюн, Дж., Липсиц, О., Насри, Ф., Луи, LMW, Гилл, Х., Фан, Л., Чен-Ли, Д., Якобуччи, М., Хо, Р., Маджид, А., и Макинтайр, Р.С. (2020). Влияние пандемии COVID-19 на психическое здоровье населения в целом: систематический обзор. Journal of Affective Disorders, 277, 55–64. https://doi.org/10.1016/j.jad.2020.08.001

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Йеллоулис, П., Маркс, С., Хилти, Д., & Шор, Дж. Х. (2008). Использование электронного здравоохранения для обеспечения приемлемой с культурной точки зрения психиатрической помощи в сельской местности. Телемедицина и электронное здравоохранение, 14 (5), 486–492. https://doi.org/10.1089/tmj.2007.0070

  • Янг, Г.(2015). Злоупотребления в судебно-медицинских оценках, связанных с инвалидностью: распространенность 15 +/- 15%. Психологические травмы и право, 8 (3), 188–199. https://doi.org/10.1007/s12207-015-9232-4

    Статья Google Scholar

  • Янг, Г. (2019). Клич о помощи при психологической травме и праве: Концепции и обзор. Психологические травмы и право, 12, 225–237. https://doi.org/10.1007/s12207-019-09360-y

    Статья Google Scholar

  • Янг, Г.(2020). Психология, право, этика, телездравоохранение и глобальная пандемия. В N. Rezaei, S. Hanaei, & A. Saghazadeh (Eds.). Комплексная наука о глобальных эпидемиях. Springer Nature AG.

  • Заки, Дж., Болджер, Н., & Охснер, К. (2009). Распаковка информационных баз эмпатической точности. Emotion, 9 (4), 478–487. https://doi.org/10.1037/a0016551

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Новое исследование ставит под сомнение надежность судебных психологических экзаменов

    В ходе опроса, проведенного ею во время обучения в ординатуре, Нил спросила практикующих судебных психологов, какие инструменты они использовали во время двух последних оценок.Ответы сильно различались. Во многих случаях Нил и ее соавтор Томас Гриссо никогда не слышали о тестах, упомянутых психологами. «Эта находка удивила — и встревожила — нас обоих, — говорит она.

    Эти выводы привели к созданию настоящей статьи. Из тестов, рассмотренных Нил и ее соавторами, они обнаружили, что только 67 процентов были признаны «общепринятыми», то есть клинические психологи считали их эффективными инструментами. В качестве меры принятия Нил в основном использовал ресурс под названием Mental Measurements Yearbook (MMY), в котором рецензенты-добровольцы оценивают научную ценность тестов.MMY просит тысячи психологов изучить, как создавались тесты, каковы их технические характеристики, а затем высказать свое профессиональное мнение о тестах. Из тестов, обычно используемых в суде, Нил обнаружил, что треть вообще не рассматривалась в ежегоднике или других подобных ресурсах. Из тех, что были рассмотрены, только 40 процентов имели положительные оценки, что означает, что рецензенты-добровольцы пришли к выводу, что они имеют сильную научную основу.

    Пока нет доказательств того, что какой-либо из этих тестов напрямую способствовал принятию несправедливых решений, хотя Нил считает, что это может быть связано с тем, что никто еще не изучил этот вопрос.Но ее и других судебных психологов особенно беспокоят так называемые «проективные» тесты, в которых человека просят ответить на двусмысленный запрос, и его реакция должна отражать его когнитивный стиль, личность или другие психологические черты.

    Например, в тесте «Кинетический семейный рисунок», который используется для оценки того, что дети думают о себе и своих семьях, испытуемого просят нарисовать себя или членов своей семьи, а затем ответить на вопросы о рисунке.Затем клиницисты делают выводы на основе ответов ребенка и рисунка: где находятся люди, их относительные размеры или количество деталей, содержащихся в конкретном человеке. Несколько других известных примеров проективных тестов включают чернильные кляксы Роршаха; Тематический апперцепционный тест, который измеряет личность, предлагая испытуемым сочинять истории на основе серии черно-белых изображений; и тест Дом-Дерево-Человек, который требует от испытуемых нарисовать эти три объекта, а затем ответить на вопросы о своем рисунке.Нил говорит, что подобные тесты вызывают беспокойство, потому что они оставляют место для субъективности и предвзятости в интерпретации психолога.

    Она говорит, что большинство судебных психологов предпочитают «объективные» тесты, которые задают серию истинных или ложных вопросов или вопросов с несколькими вариантами ответов и имеют объективные критерии оценки ответов. Эти тесты, такие как Миннесотский многофазный опросник личности, который использует 550 истинных или ложных вопросов для оценки различных психологических проблем, включая депрессию, шизофрению и паранойю, имеют рубрики, которые помогают гарантировать, что даже если разные психологи проведут тест, все они все равно будут прийти к такому же выводу.

    Больше всего беспокоит, по ее словам, примерно 25 процентов клиницистов, которые вообще не используют какие-либо тесты для структурирования своих судебно-психологических оценок, еще один вывод из ее опроса 2014 года, проведенного в соавторстве с Гриссо. «Они пойдут поговорить с человеком, и они вообще не будут использовать никаких инструментов, а просто напишут отчет, основанный на своем мнении, и представят его в качестве доказательства в суде», — говорит она. «Что происходит.»

    Что такое судебная психология?

    Интерес к судебной психологии резко возрос в последние годы, в первую очередь благодаря таким телевизионным программам, как «Мыслить как преступник», в которых криминальные профилировщики обладают почти психической способностью давать подробные описания личности и поведения преступников («UNSUBs»).Это неправильное представление о роли, которую играют судебные психологи, и приводит к путанице в отношении того, кто такой судебный психолог. Поскольку судебная психология — относительно новая область в психологии, у нее все еще есть проблемы с ростом. Таким образом, вероятно, лучше всего было бы начать с определения.

    Большинство авторов учебников судебной психологии описывают судебную психологию как имеющую широкое и узкое определение. Судебная психология, по определению Американской психологической ассоциации, — это приложение клинических специальностей к юридической сфере.Это определение подчеркивает применение клинической психологии в судебной медицине. Кристофер Кронин, автор известного учебника по судебной психологии, определяет его как «Применение клинических специальностей к юридическим учреждениям и людям, вступающим в контакт с законом» (стр. 5), снова подчеркивая применение клинических навыков. такие как оценка, лечение, оценка в условиях судебно-медицинской экспертизы. Это считается узким определением. В широком определении судебной психологии подчеркивается применение исследований и экспериментов в других областях психологии (например,ж., когнитивная психология, социальная психология) на юридическую арену. Это будет включать применение результатов исследований в таких областях, как когнитивная психология, к юридическим вопросам. Два хороших примера включают многочисленные исследования Элизабет Лофтус по идентификации очевидцев и исследования Стивена Сеси о детской памяти, внушаемости и способности свидетельствовать. Кронин называет это определение «юридической психологией» или «научным изучением воздействия закона на людей и того влияния, которое люди оказывают на закон».

    Таким образом, практика судебной психологии и, возможно, самая частая обязанность судебных психологов, это психологическая оценка лиц, так или иначе связанных с правовой системой.Таким образом, несмотря на то, что необходимо иметь подготовку в области права и судебной психологии, наиболее важными навыками, которыми должен обладать судебный психолог, являются серьезные клинические навыки. То есть такие навыки, как клиническая оценка, интервьюирование, написание отчетов, сильные навыки вербального общения (особенно, если является свидетелем-экспертом в суде) и изложение дела, очень важны для создания основы судебной психологии. Обладая этими навыками, судебные психологи выполняют такие задачи, как оценка угроз для школ, оценка опеки над детьми, оценка компетентности обвиняемых по уголовным делам и пожилых людей, консультирование жертв преступлений, процедуры уведомления о смерти, проверка и отбор кандидатов в правоохранительные органы, оценка посттравматическое стрессовое расстройство, а также проведение и оценка программ вмешательства и лечения для несовершеннолетних и взрослых правонарушителей.Практика судебной психологии включает в себя расследования, исследования, оценки, консультации, разработку и реализацию программ лечения и дачу свидетельских показаний в суде.

    Пожалуй, одна из самых интересных оценок для судебного психолога — это оценка в случаях «mens rea» (безумия). В США человек не может быть привлечен к ответственности за преступление, если он / она не обладал «виноватым умом» (mens rea) на момент совершения преступного деяния. Есть несколько условий, при которых закон признает отсутствие виновного (например,г., самооборона). «Безумие» — термин не психологический, а юридический. Стандарт безумия определяется каждым штатом, также существует федеральный стандарт. Распространенным стандартом является то, знал ли человек о том, что он / она делал неправильно. Судебный психолог должен определить не то, как человек функционирует в настоящий момент, а его психическое состояние на момент совершения преступления. Таким образом, большая часть работы судебного психолога является ретроспективной и должна опираться на информацию третьих лиц, дополнительные контакты и письменные сообщения (например,g., показания, сделанные во время совершения преступления).

    Несмотря на то, что есть степени магистра судебной психологии, все судебные психологи должны иметь докторскую или психологическую степень по программе докторантуры, аккредитованной APA или Канадской психологической ассоциацией (CPA). Они также должны иметь эквивалент двух лет организованного, последовательного, контролируемого профессионального опыта, один год из которых — это преддокторская стажировка, аккредитованная APA или CPA. Часто есть и другие требования.Кандидат может подать заявку на лицензию и сдать устный или письменный экзамен (в зависимости от штата, в котором кандидат будет практиковать). Практикующие также могут получить сертификаты (в качестве дипломатов) Американского совета судебной психологии.

    Судебная психология выросла за последние 20 лет. Это широкая прикладная область, которая предлагает практикующим многочисленные возможности. Судебные психологи работают в самых разных юридических средах, составляя отчеты, давая показания, занимаясь прямым лечением или работая с терапевтическими сообществами.В своей книге «Судебные процессы над судебным психологом: сборник дел» Чарльз Патрик Юинг дает четкое представление о том, что значит оценивать, писать и давать показания в суде по сложным уголовным делам. Во многих исследованиях Стивена Сеси и Элизабет Лофтус вопросы судебной медицины меняют характер наших концептуальных представлений о памяти и недопонимании. Судебная психология определенно никуда не годится.

    Об авторе

    Джейн Тайлер Уорд , доктор философии, психотерапевт, практикующий частную практику, работает с отдельными людьми и семьями.Ее практика включает судебно-медицинские экспертизы для судов, детей и семей, направленных судом, и она была свидетелем-экспертом по вопросам развития и памяти детей, развития подростков и психологии в округах Лихай, Нортгемптон, Шуйлкилл и Монро, штат Пенсильвания. В настоящее время она специализируется на работе с похищенными детьми и работает советником в Фонде Рэйчел, организации, занимающейся реинтеграцией похищенных детей с их брошенными родителями. Ее последние исследования и презентации в этой области были посвящены обману и эффективности криминального профилирования.

    Shelton Forensic Solutions — Наши услуги

    Наши услуги

    • Отдел судебной психологии и медиации
    • Отделение судебной психиатрии
      • Судебно-психиатрическая экспертиза
      • Рейтинги инвалидности и необратимого обесценения
      • Рассмотрение претензий по злоупотреблениям
      • Медико-правовые исследования и консультации
      • Отчеты экспертов по предметным вопросам
      • Планирование ухода за жизнью
      • Прогнозы медицинских расходов
      • Зачетные выплаты по программе Medicare
      • Свидетельские показания эксперта
    • Отдел судебно-медицинской экспертизы
      • Оценка с использованием методов судебно-медицинской экспертизы, основанных на доказательствах
      • Вмешательства и оценки, основанные на информации о травмах, с использованием методов экспрессивной арт-терапии
      • Досудебная и послекурсовая терапия
      • Криминалистический анализ графического выражения детей
      • Психолого-правовая консультация
      • Обзор-критика и опровержение других экспертов
      • Анализ стресса в критическом инциденте
      • Корпоративные тренинги по командообразованию
      • Обучение и образование
      • Свидетельские показания эксперта
    • Отдел судебной экспертизы
      • Судебно-бухгалтерский учет
      • Обнаружение мошенничества
      • Аудит
      • Согласие
      • Закон о ложных претензиях (FCA)
      • Расследования разоблачителей
      • Старк / Законы о запрете отдачи
      • Расследование отмывания денег
      • Искажение сведений о заработной плате / бухгалтерском учете
      • Расчеты и прогнозы экономического ущерба
      • Анализ образа жизни для алиментов супруга / ребенка
      • Возможность платить анализ
      • Расчет потери заработной платы
      • Планирование ухода за жизнью
      • Прогнозы медицинских расходов
      • Medicare отложила ассигнования
      • Финансовая эксплуатация пожилых людей
      • Вопросы возврата или конфискации
      • Свидетельские показания эксперта
    • Отдел расследований и безопасности

    Судебно-психологическая экспертиза, оценка, лечение и другие услуги

    Судебно-психологическая экспертиза, оценка, лечение и другие услуги могут быть назначены судом или выборными.Наши специалисты в области судебной психологии предпочитают, чтобы их назначал суд или назначал согласованным приказом в качестве оценщиков, посредников, Координаторы по работе с родителями или лица, предоставляющие лечение, когда это возможно. Однако мы принимаем как добровольные, так и частные дела.

    Существует много типов оценок, процедур и услуг судебной психологии. Некоторые услуги могут быть доступны, не появляются в списке ниже.Существуют стандартные оценочные батареи и сервисные протоколы, которые являются типичными и составляют базовые ставки, указанные в нашем Таблице сборов. Однако каждый случай уникален, и ваша оценка, оценка, лечение или услуги будут адаптированы к вашей конкретной ситуации. Если вы не уверены, какую услугу вы При необходимости можно запланировать предварительную консультацию с вашим юридическим представителем, чтобы выбрать продукт, который наилучшим образом удовлетворит ваши потребности.

    Оценка, лечение и услуги по семейному праву
    • Оценки
    • Хранение и разделение времени
    • Анализ рисков и выгод при переезде
    • Родительская способность / фитнес
    • Возможность жестокого обращения с детьми
    • Воссоединение и примирение
    • Прекращение родительских прав
    • Усыновление и патронат
    • Приложение
    • Лечение
    • Терапия взаимодействия родителей и детей
    • Примирительная терапия
    • Психологическое воспитание и обучение родителей
    • Управление гневом / Домашнее насилие / Лечение межличностного насилия
    • Лечение зависимости от алкоголя и психоактивных веществ / наркозависимости
    • Услуги
    • Посредничество и координация с родителями — см. Отдельную ссылку
    • Свидетельские показания эксперта — см. Отдельную ссылку
    • Посещение под присмотром терапевта под присмотром врача
    • Консультации до брака или до развода и посредничество при заключении юридических соглашений
    Оценка уголовного права (для взрослых и несовершеннолетних) и услуги
    • Оценки
    • Уголовная ответственность, пресечение уголовных преступлений
    • Уменьшенная вместимость
    • Безумие (NGRI) vs.Виновен, но психически болен (GBMI)
    • Психологическая компетентность (права Миранды, отказы, судебное разбирательство, вынесение приговора)
    • Психосексуальная оценка
    • Оценка риска для сексуальных преступников и педофилов *
    • Оценка риска насилия
    • Реинтеграция / Готовность к освобождению / Риск рецидива
    • Оценка достоверности и надежности потерпевшего / свидетеля
    • Злоупотребление психоактивными веществами / зависимость
    • Методы интервьюирования и признания
    • Злоба и мотивация / усилия
    • Лечение
    • Управление гневом, домашнее и межличностное насилие Лечение
    • Психосексуальное лечение
    • Лечение сексуальных домогательств *
    • Лечение злоупотребления алкоголем и психоактивными веществами / наркозависимости
    • Услуги
    • Свидетельские показания эксперта — см. Отдельную ссылку
    • * Если вы ищете очень конкретную услугу на этапе рассмотрения дела до вынесения приговора, в качестве «комплексной оценки сексуального преступника до вынесения приговора», которая будет использоваться в суде для вынесения приговора или предписанное судом / регулируемое «обращение с сексуальными преступниками» (в Кентукки, как определено в KRS 17.552), обратите внимание, что Консультативный совет по оценке рисков для лиц, совершивших сексуальные преступления, должен указать поставщик услуг в качестве «утвержденного поставщика». Свяжитесь с нашим офисом, если у вас возникнут вопросы, и мы позаботимся о том, чтобы вы нашли подходящего поставщика. в соответствии с вашими потребностями и при необходимости может помочь с направлением.

    Оценка и услуги по гражданскому праву
    • Оценки
    • эмоциональный урон
    • Утрата консорциума
    • Инвалидность, компенсация работнику и возвращение к работе
    • Опека
    • Заявления о сексуальных домогательствах
    • Психологическая компетентность — принятие финансовых, медицинских и юридических решений
    • Pre-morbid vs.Функциональное сравнение после события
    • Злоба и мотивация / усилия
    • Услуги
    • Посредничество
    • — см. Отдельную ссылку
    • Свидетельские показания эксперта — см. Отдельную ссылку
    Другая судебная оценка и услуги
    • Консультации по вопросам злоупотребления служебным положением в области психологического или психического здоровья, жалобы совета директоров, нарушения этических норм, расследования на рабочем месте, консультации по судебным искам
    • Консультация по профилированию
    • Консультации по составу жюри
    • Пробная консультация
    • Надзор / консультации с другими специалистами, оказывающими судебно-медицинские услуги
    • Обучение и подготовка свидетелей
    • Рассмотрение дела и консультация
    • Обзор, критика и опровержение других экспертов — см. Отдельную ссылку
    • Свидетельские показания эксперта по предметным вопросам — см. Отдельную ссылку
    • Учебные лекции и семинары — см. Отдельную ссылку
    • Эмоциональная поддержка потерпевшего / обвиняемого / свидетеля и защита интересов в ходе судебного разбирательства (включая лечение с использованием животных (AAT), если это разрешено)
    • Анализ кризисных ситуаций для полиции, скорой помощи, служб быстрого реагирования, сообществ и организаций (школ, церквей, рабочих мест и т. Д.))
    • Медиа-интерфейс (телевидение, радио, печать)
    Другие оценки
    • Пригодность к исполнению обязанностей / Услуги / Профессиональное обучение / Лицензирование, Государственное разрешение и возвращение к работе
    • Перед приемом на работу
    • Тестирование личности
    • Тестирование интеллекта / умственная отсталость / нарушения обучаемости
    • СДВГ / когнитивное тестирование
    • Проблемы, связанные с трудоустройством / профессиональным лицензированием
    • Медицинские психологические обследования (предоперационные / донорские / трансплантологические и т. Д.)

    Вернуться к содержанию

    Посредничество (гражданское и семейное право) и координация действий родителей

    Посредничество — это несостязательный процесс, в котором задействована нейтральная третья сторона (обычно адвокат или психолог) для содействия сторонам спора в достижении взаимоприемлемого соглашения.Процесс посредничества может быть единичная встреча, посвященная конкретной конечной цели (например, урегулирование дела о личной травме за определенную денежную сумму или достижение имущественного урегулирования в случае развода). В качестве альтернативы, посредничество может быть постоянным процессом, к которому имеют доступ стороны которые по характеру их отношений продолжают контактировать друг с другом (например, споры о совместном воспитании детей, которые могут периодически возникают с течением времени в конфликтных семьях).Иногда посредническая работа, связанная с опекой и совместным воспитанием детей называется родительской координацией, а посредник — родительским координатором (ПК).

    Большинство дел можно урегулировать с помощью медиации. К ним относятся, помимо прочего, травмы, недвижимость, занятость, семейные и разводные споры, контракты и споры о наследстве.

    Само посредничество не является юридически обязательным, но может быть преобразовано в юридически обязательный «Согласованный приказ», который подписывается. обеими сторонами под руководством юрисконсульта.Иногда, если медиация заказана судом, судья может попросить медиатора давать рекомендации, которые могут стать юридически обязательными. Часто медиация является выборным вариантом, выбранным сторонами в качестве альтернатива традиционным судебным процессам с целью избежать обращения в суд.

    Почему выбирают медиацию как способ разрешения юридического спора?

    1. Посредничество дает обеим сторонам больший контроль над результатом благодаря взаимоприемлемому соглашению, заключенному через процессы разрешения конфликтов и решения проблем при содействии посредника.
    2. Когда спорящие стороны имеют больший контроль над процессом и принятием решений, это может уменьшить беспокойство и стресс. и с большей вероятностью приведет к «беспроигрышному» результату по сравнению с «беспроигрышным» исходом, типичным для традиционные правовые определения. Посредничество дает каждой стороне «голос» для выражения своих опасений, позволяя обоим стороны должны быть «услышаны» в большей степени, чем они обычно испытывают на судебных слушаниях.
    3. Многие споры с юридическими переменными также вызваны эмоциональной динамикой, которую психологи особенно чувствуют. умел выявлять, понимать и помогать враждующим сторонам вести себя здоровым образом. Работая вокруг эмоциональные элементы, которые могут действовать как препятствия на пути к разрешению, психолог-посредник может помогите «расчистить путь» для более практических решений.
    4. Лучше уйти от проблемы, успешно решив ее собственным участием. вместо того, чтобы судья или присяжные решали за вас, что должно произойти.
    5. Посредничество стоит недешево, но оказалось, что оно дешевле, чем традиционное посредничество. судебные процессы, особенно в случаях высокого уровня конфликта.

    Вернуться к содержанию

    Обзор, критика и опровержение других экспертов

    Обзор, критика и опровержение других экспертов могут включать обзор и анализ методов, заключений и полномочий других профессионалов, а также может оказаться уместным предложить опровержение мнения.Слишком часто недостаточно квалифицированные или даже неквалифицированные люди оказывают психиатрические услуги, которые им нужны. в судебный процесс посредством письменных отчетов, записей или свидетельских показаний.

    Серьезная проблема возникает, когда продукт этих услуг (например, диагнозы, рекомендации или свидетельские показания) не имеют достаточной обоснованности с точки зрения научных или профессиональных стандартов, на которые можно полагаться при принятии юридических решений.Такие дела могут включать в себя способность предстать перед судом, риск правонарушения, опеки, травмы или пригодность для Обязанности или государственные разрешения и многое другое.

    К сожалению, без проверки квалифицированным экспертом в конкретной области судебной психологии потребители, присяжные, и даже поверенные и судьи могут не иметь возможности оценить обоснованность или уместность методов или выводы и рекомендации, вытекающие из неоптимальных практик.

    Наши эксперты в области судебной психологии полагаются на стандарты Дауберта и Фрая, а также на национальные руководства и Стандарты доказательной практики (EBP), подкрепленные надежными научными исследованиями в сравнении с теорией. Обзор и критика других экспертов может проводиться в частном порядке, чтобы помочь адвокатам подготовиться к допросу свидетеля, или может проводиться публично путем привлечения эксперта по опровержению для составления письменного отчета или дачи показаний в суде, которые могут включать предложение альтернативные выводы и рекомендации после повторной проверки стороны / сторон.

    Вернуться к содержанию

    Психолого-правовая консультация

    Психолого-правовая консультация может быть полезной, когда судебно-медицинская экспертиза не может быть необходимыми или уместными, или когда необходимость в эксперте не указана или не определена.Наша судебная экспертиза Психологи встречаются с адвокатами, чтобы обсудить психологические вопросы, имеющие отношение к делу, чтобы помочь им понять сложности и нюансы вопросов.

    Хотя адвокаты обладают высокой квалификацией в поиске информации, для этого часто требуется кого-то из области Судебная психология, чтобы указать им на наиболее важные и надежные источники информации в рамках дисциплины или на выделить последние исследования по определенной теме.Психолого-правовая консультация может включать подготовку кратких отчетов или материалы по теме в качестве установленного эксперта или «писателя-призрака».

    Многие адвокаты также считают полезным участвовать в психолого-юридической консультации с целью разработки судебно-медицинской экспертизы. пакет услуг, который наилучшим образом соответствует их потребностям. Психолого-правовая консультация часто может помочь адвокатам и их клиентам. сэкономить деньги, избегая ненужных процедур, а также помочь защитить целостность своих инвестиций, гарантируя запрошенные услуги смогут дать ответы на существующие правовые вопросы.(Например, Родительская дееспособность Достаточно оценки одного родителя, нужно ли оценивать только детей, или требуется полная оценка опекунства быть выполненным? Адекватна ли психологическая оценка или более уместна нейропсихологическая оценка?)

    Наши судебные психологи также готовы помочь с выбором присяжных, оценкой достоверности свидетелей и судом. консультирование и подготовка обвиняемых и свидетелей к даче показаний посредством вмешательства эмоциональной поддержки, тревоги методы сокращения и социально-поведенческое обучение.

    Доктор Шелтон также обеспечивает индивидуальное обучение, консультации и наблюдение за специалистами в области психического здоровья, которые проводят или желают провести судебно-медицинскую работу, но признают, что еще не компетентны делать это самостоятельно.

    Вернуться к содержанию

    Обучение и образование

    Обучение и образование — бесценный ресурс для отдельных лиц, небольших групп или крупных организаций.

    Судебная психология и медиация: доктор Шелтон, директор, читал лекции и обучал психологов, адвокаты, судьи и другие специалисты в области права и здравоохранения на научных и профессиональных конференциях в государственных, национальных, и международный уровень. Она является преподавателем программ докторской психологии в трех университетах, а также факультетом уголовного права. Программа юстиции / криминологии и программа общественного здравоохранения и имеет более чем десятилетний опыт преподавания.Она опытная профессиональный спикер, который может проводить лекции или тренинги по различным судебным и психологическим темам с учетом индивидуальных особенностей. чтобы удовлетворить потребности вашей группы.

    Вернуться к содержанию

    Свидетельские показания эксперта

    Свидетельские показания эксперта включают свидетельские показания при допросе. слушание или судебное разбирательство с участием квалифицированного специалиста в соответствии с Федеральными правилами доказывания (Правило 702).В частности, профессионал может быть объявлен судом свидетелем-экспертом в соответствии с следующие обстоятельства:

    Свидетель, получивший квалификацию эксперта по знаниям, навыкам, опыту, обучению или образованию, может давать показания в форме заключения или иным образом, если:

    • Научные, технические или другие специализированные знания эксперта помогут исследователю фактов понять доказательства или определить обсуждаемый факт;
    • свидетельские показания основаны на достаточных фактах или данных;
    • свидетельство является продуктом надежных принципов и методов; и
    • эксперт надежно применил принципы и методы к фактам дела.

    Только доктор Шелтон, директор отдела судебной психологии и медиации, дал показания в более чем 100 случаях в Суд по уголовным, гражданским делам, делам несовершеннолетних и по семейным делам, а также в судебных процессах штата и федерального правительства и был объявлен Эксперт в различных судах в разных штатах более десяти лет.

    Свидетельские показания эксперта могут включать свидетельские показания о лицах, которые были психологически оценивается (например, психическое состояние человека, родительская пригодность или способность предстать перед судом), свидетельство о полномочиях или методологии других экспертов (например, опровержение статуса эксперта, использованных методов или сделанных выводов) или дачи свидетельских показаний по конкретному предмету (например, динамика жестокого обращения с детьми или домашнего насилия без оценки конкретного человека).В рамках наших услуг мы регулярно встречаемся с адвокатами для подготовки к экзамену и перекрестному допросу. и помогать информировать о тех типах вопросов, которые будут наиболее эффективными, чтобы помочь нам передать уместную информацию и обсудить любые ограничения объема свидетельских показаний.

    Быть экспертом в своей области не значит быть квалифицированным свидетелем-экспертом.Артикулированно, точно, лаконично и четко, и четко донести информацию до присяжных или судьи — это и наука, и искусство. понятным образом и, что наиболее важно, в соответствии с законами и правилами, регулирующими судебный процесс. Слишком часто даже опытные врачи выходят на юридическую арену плохо подготовленными или неподготовленными к обследованию. перекрестный допрос, а также правила и процедуры, регулирующие дачу показаний свидетелей-экспертов.Вы можете быть полностью уверены в наших экспертах-свидетелях не только в нашей квалификации, репутации и качестве профессиональной работы, но и в наших умение эффективно общаться в условиях повышенного давления и противостояния на свидетелях.

    Доктор Шелтон также имеет опыт выступлений на телевидении и радио, и его часто цитируют в популярной прессе.

    Вернуться к содержанию

    Судебно-бухгалтерский учет

    Судебная экспертиза — это узкоспециализированная область бухгалтерской практики, которая включает: комплексные расследования для выявления мошенничества и другой финансовой информации.Государственные органы, правоохранительные органы и субъекты частного бизнеса регулярно нуждаются в услугах квалифицированных CPA. которые обучены обнаруживать и расшифровывать финансовые искажения и правонарушения.

    Судебный бухгалтер — это лицензированный профессионал, которого может нанять физическое или юридическое лицо. организация по проведению финансовых расследований. У них есть способность собирать, анализировать, и подготовить сложные и конфиденциальные данные, касающиеся многих аспектов финансов и бухгалтерского учета.Они может обладать дополнительными профессиональными сертификатами, такими как CFE (Certified Fraud Examiner).

    Судебные бухгалтеры работают с отдельными лицами, предприятиями, организациями, другими следователями, адвокаты, судебные психологи и другие лица, которым могут потребоваться их услуги. Отдел судебной экспертизы специализируется на следующих услугах:

    • Обнаружение мошенничества
    • Аудит
    • Соответствие
    • Закон о ложных претензиях (FVA)
    • Расследования разоблачителей
    • Старк / Законы о борьбе с отдачей
    • Расследование отмывания денег
    • Искажение сведений о заработной плате / бухгалтерском учете
    • Расчеты и прогнозы экономического ущерба
    • Анализ образа жизни для супругов / алиментов на ребенка
    • Анализ платежеспособности
    • Расчет потери заработной платы
    • Финансовая эксплуатация старейшины
    • Проблемы с возвратом или конфискацией
    • Свидетельские показания эксперта

    Из-за сложного и динамичного характера судебно-бухгалтерских расследований это отнюдь не исчерпывающий список.Мы понимаем, что каждый случай уникален. Если вам нужен сервис, который находится в этом списке, свяжитесь с нами для получения дополнительной информации.

    Вернуться к содержанию

    Расследование

    • Наблюдение — стационарное, передвижное, электронное
    • Пропустить трассировку
    • Поиск непослушных родителей, пропавших без вести и беглых молодых людей
    • Окрестности и полотна свидетелей
    • Получение бухгалтерской отчетности
    • Интервью и допросы
    • Расследование семейного права, брачности и супружеской неверности
    • Отмена / уменьшение выплаты алиментов
    • Жестокое обращение с детьми и пожилыми людьми
    • Проверка биографических данных и проверка перед приемом на работу
    • Прилежные поиски усыновления и поселения наследников
    • Тайные операции
    • Противодействие наблюдению и радиоэлектронное противодействие
    • Дела защиты по уголовным делам
    • Стационарное или мобильное наблюдение

    и множество других тайных служб и служб наблюдения.

    *** Одна очень важная деталь, которая отличает SPI от других частных детективных компаний, заключается в том, что мы предоставляем отчеты FD-302 в стиле ФБР по всем случаям.

    Вернуться к содержанию

    Безопасность

    Наши специалисты по безопасности — это нынешние и бывшие сотрудники правоохранительных органов и военные.Эти высококвалифицированные специалисты обладают обширными знаниями и опытом в обеспечении безопасного и безопасная среда для ваших конкретных нужд. Примеры включают, но не ограничиваются:

    • Безопасность на месте для важных встреч и ситуаций с известным или потенциальным риском.

    • Сопровождение VIP-безопасности на мероприятия и обратно в качестве гарантии для клиента и его окружения.

    • Оценка уязвимости домов и предприятий. Это будет включать личный осмотр учреждение опытным профессионалом в области безопасности и подчеркивает любую потенциальную безопасность угрозы или слабости. По завершении предоставляется подробный отчет о результатах с предложениями. о том, как укрепить области и предотвратить угрозы или нарушения.

    • Стационарное или мобильное наблюдение с готовностью к реагированию

    • Вручение повесток в суд

    • Безопасная курьерская служба

    • Обучение и консультации — примеры включают, помимо прочего, обучение активной реакции стрелка, Тренинг по деэскалации кризисов, тренинг по предотвращению возмездия и тренинг по безопасности огнестрельного оружия, проведенный Сертифицированные инструкторы

    • Свидетельские показания эксперта по темам, связанным с безопасностью

    Вернуться к содержанию

    .