Среда , 22 сентября 2021
Бизнес-Новости
Разное / Как заработать в деревне форум личный опыт: Как заработать в деревне — ТОП-9 бизнес идей

Как заработать в деревне форум личный опыт: Как заработать в деревне — ТОП-9 бизнес идей

Содержание

Как заработать в селе. Личный опыт. — Икебана жизни

Недавно одни мой читатель из Москвы, попросил написать статью о том, какие ремесленники востребованы в селе и как заработать в селе на жизнь. Возможно он, как и мы в своё время, подумывает оставить мегаполис ради спокойной счастливой жизни на окраине цивилизации. По этой причине я чувствую большую ответственность за то, о чём буду писать. Но рассказать хочу, так как вопрос очень интересный и касается моей жизни.

Мегаполис и деревня

В первую очередь, что приходит на ум, это упомянуть о диаметрально расположенных понятиях “Мегаполис” и “Деревня”. Это как два враждующих лагеря не имеющие ничего общего. Это относится и к работе. Если город воспитывает рабов, которым уже с детства готовы рабочие места под начальниками, то деревня воспитывает свободных людей, полагающихся на собственные силы, которые с детства учатся быть начальниками в своей работе.

Не по этой ли причине мы в начальниках видим приезжих и негодуем: “Панаехали тут…”. А ведь виноваты не понаехавшие, а система… а может те, кто жалуются на неё? Неужели жалующиеся не люди? Разве они не могут взять свою судьбу в свои руки и изменить свою жизнь и отношение к ней?

Именно так мы поступили 7 лет назад с женой, оставив Москву и переехав в небольшой, по меркам  мегаполиса, Армавир. Мы укрепили понимание, что наша жизнь в наших руках, когда отказались 2 года назад от Самары и переехали в посёлок недалеко от Армавира. И теперь мы с женой работаем там и с тем, где и с кем нам нравится. Теперь я точно знаю, кто виноват в нелюбимой работе…

Простите за нотации… накипело… вернёмся к нашим обиталищам.

Так вот, мегаполис и деревня – это как два конца отрезка, а по середине сёла, посёлки, посёлки городского типа, городки, города. Чем больше численность, тем больше общего с мегаполисом и соответственно обратное, чем меньше численность, тем больше деревенского в укладе, а значит и в поиске, типе работы.

Армавир, например, это середина между деревней и мегаполисом.

Здесь можно найти работу под начальником, который за тебя будет думать, а можно работать на себя. Тип работы тоже: есть мегаполисный – обслуживание и ремонт бытовой техники, есть деревенский – держать живность, иметь своё маленькое производство. Но здесь почти нет мест для обслуживания высокотехнологичных систем, или больших фермерских хозяйств.

Зарплаты

Когда первый раз здесь искал работу, я полностью смирил себя и отбросил все амбиции и ожидания заработков, которые у меня были в Москве. Как показало время, здесь, в Армавире, все заработные платы ровно в 2 раза меньше, чем в столице. Если я хочу узнать сколько стоит та или иная работа, то я смотрю московский прайс, делю цены пополам и озвучиваю заказчику.

Это, на первый взгляд, может показаться несправедливым. Люди, смотрящие на жизнь только через купюры, не понимают красоты игры. Это хитрое математическое равенство, в котором скрыты пропагандой другие переменные.

Эти переменные: качественная еда, личное время…

…СВОБОДА…

…в конце концов. Даже не знаю, как это выделить, что бы показать на сколько это классно. На одного взрослого человека выбравшего мегаполис, я приведу 10 сознательно отказавшихся от него.

Да зарплаты здесь другие и чем глубже в лес, тем меньше финансовые заработки. Но, как я уже говорил, жизнь не меряется только купюрами. Чем дальше от мегаполиса, тем больше вы получаете дешёвой еды, а порой и вообще бесплатной, а ведь это основная статья расходов. Меньше тратите на лекарства, т.к. здесь меньше патогенных факторов, больше кислорода и здоровой пищи, меньше коммунальные платежи, дешевле проезд и ещё много чего.

Если поставить на одну чашу все плюсы-минусы мегаполиса, а на другую чашу плюсы-минусы деревни, то они будут равны. Выбор будет зависеть только от того, что ты больше ценишь: гаджеты и деньги или свободу и время.

Я бы это назвал разными стилями жизни: стиль мегаполиса, когда у тебя много денег, и деревенский стиль, когда у тебя много свободного времени.

Кстати, наличие свободного времени в деревне, которое всегда можно конвертировать в деньги, постоянно меня наталкивает на мысль, что относительная зарплата здесь даже больше чем в Москве. Иначе как объяснить, что человек, при кажущейся для жителя мегаполиса бедноте, ходит постоянно с друзьями в горы вместо того, чтобы зарабатывать на жизнь.

Кем работать

Самая субъективная глава. Сейчас мне кажется очевидным, кто востребован в селе, кто в городке, а кто в мегаполисе. Но когда был в Москве меня переполняли страхи: “За пределами МКАД жизни нет!!!” Тем более работы. Попробую описать, кто, на мой взгляд, востребован в разных поселениях.

Мегаполис. Это постоянно расширяющийся гигантский завод, где нет земли и природы. Кто нужен на заводе? Все кто будет поддерживать эту гигантскую машину. Здесь любой найдёт работу, кто готов отказаться от свободы и личного времени.

Деревня. Здесь властвует природа и место найдёт только тот, кто поймёт, что природа была создана Богом для человека, а человек для природы. Вся природа, со всеми жучками-паучками, не враг, а заботливая мать человеку. Найди хорошего знахаря и он тебя научит собирательству и жизни в лесу. Устройся к радивому фермеру и он научит тебя всем тонкостям ведения земледелия или животноводства. А если ты рукастый парень, то можно стать мастером в строительном деле. Здесь не нужно небоскрёбы строить, познания по сапромату не понадобятся.

Город (100-200 т.чел.). Как говорил выше, город – это среднее между мегаполисом и деревней. Здесь можно устроиться работать на дядю, хотя и сложнее, чем в мегаполисе. А можно и самому себе начальником быть. Любая строительная сфера, всегда нуждается в хороших работниках… именно работниках, а не специалистах. Здесь в основном строят частный сектор и больших познаний в строительстве не нужно. Нужны водители и автомеханики, портные и повара, продавцы и ремонтники бытовой техники, учителя и врачи.

Но здесь, уже как в деревне, могут держать во дворе коз на молоко, кур, на яйца или пару хрюшек.

Хочется добавить и то, что если вы переезжаете из мегаполиса, то даже поселившись в деревне, можно ездить на работу в город. Так как даже 50км. по живописным местам от далёкой деревни до города проедут быстрее, чем в мегаполисе 20 км. по душным пробкам.

Личный опыт

Для трудолюбивых и готовых учится, мне кажется, везде найдется место. Чем дальше от мегаполиса, тем больше свободного времени, которое можно посвятить чтению технической литературы по конкретному ремеслу.

Было страшно устраиваться на незнакомую работу, но я кинул клич, что ищу любую работу по строительству. Согласился на первого хорошего человека на его условиях. Цель была научиться. А здесь получалось, что мне ещё и платить за учёбу будут.

Мне понадобилось три месяца, чтобы освоить с нуля кровельное дело. Через 3 месяца человек взявший меня подсобником, назвал меня мастером и напарником и стал делить прибыль пополам. Конечно на мне теперь и ответственность лежала, как на начальнике. Залатывать косяки приходилось за свой с напарником счёт. Но, к слову сказать, зарабатывать я стал больше, чем зарабатывал в Москве за тоже время. Да ещё и дорога у меня отнимала всего 10-20 минут, против 40-60 в столице.

Через пол года я уже умел пользоваться сварочным аппаратом. И чуть позже в моём портфолио появился сваренный навес размером 70 кв. м.

Выпал случай даже поработать на самодельной бурильной установке. За неделю я узнал о бурение на воду в частном секторе всё, что необходимо для работы. Но не захотел работать в грязи, хотя зарплата в 2 раза выше кровельной.

Сейчас работаю электриком по частным заказам и осваиваем с женой сельское хозяйство. Теперь у меня есть время осваивать профессионально сайтостроение. Ясно дело, что если вы работаете в интернете, то вам вообще без разницы, где жить, хоть на необитаемом острове. Главное тарелку поставить помощнее.

Последние 7 лет я занимаюсь тем, чем хочу и у меня появилось свободное время проводить с семьёй столько времени сколько я хочу и отдыхать пока не надоест. Мы поменяли свой стиль жизни на бюджетный и безмерно счастливы.

P.S. Конечно у меня есть небольшой секрет: мы сдаём квартиру за бОльшую сумму, чем снимаем и это покрывает часть наших расходов и освобождает часть рабочего времени. Но на самом деле в масштабах вселенной под названием “Икебана жизни” это ничего не меняет. Как нибудь напишу об этом.

P.S.S. Есть и такой нюанс. Мы являемся частью собрания Свидетелей Иеговы и, переехав в Армавир, нам достаточно было кинуть клич в нескольких местных собраниях, что хотим в подсобники. Быстро нашёлся мужчина, который стал моим учителем в строительном деле. Таким образом, я быстро нашёл сообщество ответственных работников, которые скидывают мне работу или приглашают на большие объекты. А могут и научить любому понравившимуся ремеслу.


Поделитесь, дорогие читатели. Вы хотели бы жить в мегаполисе и почему?

«Кризис заставил». Семья из Москвы выбрала жизнь в деревне и не пожалела :: Новости :: РБК Инвестиции

Семья коренных москвичей решила круто изменить жизнь — и переехала жить на хутор. Так ребята решили свой семейный кризис. Сейчас они дружно растят четверых детей, живут в гармонии с природой и не боятся коронавируса

Фото: Paz Arando / Unsplash

Супружеская пара Валентина и Алексей Рыжиковы привыкает к новой жизни на хуторе Дубовой в Ростовской области. Сюда они приехали из Москвы девять месяцев назад — сбежали от бытовых неурядиц и проблем с нехваткой денег и свободного времени. Мы расспросили Валентину о том, как она строит новую жизнь, о чем мечтает и не жалеет ли о переезде.

«Наверное, это и был кризис»

Сложно сказать, когда начался кризис для нашей семьи. Мы жили в крошечной двушке с родителями и четырьмя маленькими детьми. Я сидела в декрете уже четвертый год, и сидеть предстояло еще столько же. Муж занимался ремонтом телефонов. В Москве на такую работу практически невозможно устроиться официально, а конкуренция такая, что нужно буквально жить на «Горбушке», чтобы быть на плаву. Он приходил домой, когда мы с детьми уже спали, а в редкие выходные нужно было решать накопившиеся дела. Мы жили в вечной нужде и без времени на жизнь.

Была у нас кое-какая недвижимость, которую можно было продать, и неиспользованный материнский капитал. В общей сложности хватило бы на первый взнос на небольшую квартиру в Подмосковье. Впереди маячило 15 лет ипотеки, которую, скорее всего, нам бы не дали. Наверное, это и был настоящий кризис.

«Мы решили переписать сценарий нашей жизни»

Мы погасили кредиты, продали нашу московскую недвижимость, купили деревенский дом в Ростовской области и старенький минивэн. Завели собаку, кота, цыпленка и кролика.

Оказалось, что в селе можно прожить на пособие для многодетной семьи, правда, московское. А чтобы хватало не только на хлеб, открыли свою маленькую мастерскую по ремонту телефонов.

Фото: Фото: из личного архива

«Поначалу мы многое не умели и не понимали»

Мы с мужем родились и выросли в Москве и толком не представляли, куда едем. Уже через неделю поняли, степь — это вам не юг, а суровая земля с жестокими ветрами и засухами. Старый каменный дом пришлось приводить в чувство: наладить водопровод, поменять проводку, поправить печь, перебелить стены.

Бывало, что ничего вообще не получалось — ломалась техника, все летело одно за другим. А чему-то, наоборот, руки радовались. Мажешь стену глиняной штукатуркой, а она «поет» на ладонях, и такое это приятное ощущение, и мысли сразу чистые, и чувствуешь себя творцом.

«Получили кучу неожиданных бонусов»

  • Во-первых, всей душой влюбились в землю — нам за очень скромную сумму достался почти гектар земли. Вырастить что-то в зоне рискованного земледелия — это и спорт, и огромный простор для творчества. Сейчас мы обустраиваем питомник для лесных растений, закладываем сады и виноградники, изучаем технологии органического земледелия и пермакультуры.
  • Во-вторых, осваиваем ремесла: лепим из самана и строим из камня, плетем из лозы и травы, делаем мебель, расписываем.
  • В-третьих, дети получили долгожданную свободу лазать по деревьям, купаться в соломе и песке, ходить друг к другу в гости, не боясь машин. А главное — они получили родителей. Мы можем вместе заниматься простыми и понятными делами — сажать, поливать, топить печку, готовить на огне. Даже в садик и в школу можно не ходить — для семейного образования есть все условия.
  • В-четвертых, едим свежайшие натуральные продукты: молочку из-под коровы, овощи и фрукты из огорода, по качеству и ценам не сравнимые с магазинными, сами печем хлеб в печи.

И это еще не весь список. Добавьте к этому красоту бескрайних донских степей, длинное южное лето — и вы поймете, что мы оказались в раю.

Фото: Фото: из личного архива

«Но все хорошо, пока есть деньги»

В плане бизнеса расчет был на то, что телефоны есть у всех, и они ломаются, а с нашим сервисом мы сразу станем монополистами на 40 километров вокруг. Клиенты и правда потянулись без всякой рекламы — как только появилась вывеска. Аренда скромная, и работать здесь не принято долго — в 14:00 мы уже закрываемся, выходные — святое.

Конечно, по сравнению с Москвой на селе своя специфика, к которой мы оказались не готовы: за первый месяц ни одного айфона или самсунга, а в основном только «одноразовые» китайские телефоны, не поддающиеся ремонту. И мы не продали ровно ничего из сопутствующих аксессуаров. Это расстроило, но в целом клиентов с каждым днем становилось все больше.

Вот тут-то и случился коронавирус. Как и многие, сначала мы посмеялись обещаниям долгого кризиса, но картошку посадили. Карантин отрезал путь к поставщику запчастей для телефонов. Делать нечего — остановили аренду и ушли на каникулы.

«У страха глаза велики»

Поначалу была паника — как жить без денег? Но, оказалось, в деревне хорошо развит бартерный обмен товарами и услугами. Почти у каждого дома — свой семейный бизнес. Есть здесь домашняя сыроварня, мыловарня, пасека, гончарная мастерская, живут в нашем хуторе швеи, пряхи и даже профессиональные музыканты. Можно починить кому-то телефон в обмен на килограмм свежего козьего сыра или баночку меда. Можно обмениваться одеждой, давать в прокат технику и инструменты.

Фото: Фото: из личного архива

Ассортимент товаров и услуг большой — пригождаются буквально все навыки и умения. Я как-то написала рекламку за баночку натурального скраба для тела. Расценки условные — скорее, мы дарим друг другу подарки, чем торгуемся: и приятно, и с пользой. Иногда кажется, что деньги вообще не нужны, если бы не строительство дома — доски по бартеру не дают почему-то.

«Мы живем не в обычной деревне»

Сюда, на хутор, уже 15 лет из городов переселяются люди, мечтающие жить в единстве с природой. Мы вместе готовим сценарии праздников, помогаем друг другу на субботниках. Родители по очереди проводят занятия для всех детей — так мы получили кучу бесплатных и популярных кружков и секций: рисование, йога, ткачество, английский язык, футбол. Фактически мы живем в хуторе мастеров. И сами этими мастерами являемся.

Фото: Фото: из личного архива

Все больше жителей больших городов проявляют интерес к переезду на землю. И на этом хуторяне тоже стараются зарабатывать. Проводят туры выходного дня, организовывают фестивали, детские лагеря. В этом году из-за самоизоляции никаких мероприятий нет. Но мы с соседями все равно решили попробовать провести семинар по выращиванию леса и сада в степи и даже назначили дату — 3 июля.

Еще есть идея приглашать волонтеров в ближайшем будущем, когда начнем возводить стены из самана — много желающих поработать руками и пожить деревенской жизнью.

«Коронавируса не боимся»

Карантин у нас есть, но только формально. Заразившихся нет. Слухи ходят, что в соседних хуторах болеют, цифры разные. Но мы коронавируса не боимся — относимся философски: здоровье не там, где хорошая медицина, а там, где здоровее жизнь. К тому же на все воля божья.

Фото: Фото: из личного архива

Планы на жизнь — стать свободными и детей вырастить свободными, особенно, от предрассудков. Пусть дети сами сделают свой выбор, где им жить, когда вырастут. Хотим построить большой дом своими руками. Еще хотим огромный питомник, чтобы зарабатывать на продаже растений — и нам хорошо, и людям, и планете полезно. Хотим развивать наш хутор, чтобы сюда приезжали жить молодые семьи, хотим сделать его популярным местом для экотуризма.

«Остались без доходов». Как мама-инвестор спекулирует в декрете

Все материалы нашего проекта доступны в Яндекс.Дзене. Подпишитесь, чтобы быть в курсе

Личный опыт.

Реальная жизнь на Мальдивах, или Почему я пожалела о переезде на райский остров

Полина из Минска проверила, как живётся иностранцу на Мальдивах, и честно рассказала о плюсах и минусах переезда на райские острова. Спойлер: реальная жизнь в стране luxury-отдыха совсем не похожа на рекламу из туристических буклетов.

Идея эмигрировать: меня просто ничего не держало

Большую часть жизни я прожила в Минске. Здесь закончила журфак и работала «в гуманитарных сферах» – то переводчиком, то копирайтером, то менеджером. Одним словом, непостоянные заработки и постоянные разъезды. Идея остепениться и начать строить планы на будущее пришла только после знакомства с будущим мужем.

Робин родом из Непала, по специальности врач общей практики, поступил в Минске в ординатуру. После четырёх лет в Беларуси стало понятно, что достойного будущего в медицине здесь у Робина нет, и мы стали рассматривать варианты для эмиграции.

На тот момент несколько его коллег уже успели поработать на Мальдивских островах в качестве докторов по контракту и хорошо отзывались об этом месте. Работы мало, деньги платят хорошие. И вот в последний год обучения весной Робин отправил своё резюме агенту по трудоустройству медицинского персонала на Мальдивах, и уже через пару недель стало известно, что к июлю мы будем жить у моря.

Стоило бы сказать, что годы совместной жизни дали мне уверенность, что с этим человеком я готова улететь хоть на край света. Но на деле меня просто ничего не держало: работы нет, жильё съёмное. И опять же – это Беларусь, детка. Терять особенно нечего.

О Мальдивах я знала мало. Состоит из коралловых островов, исповедуют ислам. Дальше всплывали картинки из рекламы «Баунти» с пальмами, белым песком и бунгало вдоль берега. А перспектива моего переезда на Мальдивы на тот момент казалась настолько фантастичной, что я толком ничего не предвкушала.

Визы на Мальдивы: белый человек здесь дорогой желанный гость

Прилетев на Мальдивы по приглашению, Робин сделал рабочую визу. Такие визы оформляются в аэропорту бесплатно и включают в себя страховку на 100 тыс. мальдивских руфий ($7 тыс.). Из других преимуществ рабочей визы – бесплатное медицинское обслуживание, включая медикаменты (мальдивцы тоже за это не платят), скидка на транспорт до 30% от туристической цены и многое другое.

Полина на Мальдивах

Я как туристка получала 30-дневную визу, которая оформляется по прилёте в аэропорту. Туристу достаточно иметь подтверждение брони гостиницы или приглашение от местного «спонсора» и обратный билет. Говорили, что могут спросить о наличии средств, покрывающих пребывание в стране, – $50 на каждый день.

Чтобы прожить на Мальдивах дольше, туристическую визу можно бесконечное количество раз продлевать на три месяца в столичном Visa extension center.

Для этого нужно иметь подтверждение из гостиницы или, опять же, письмо от «спонсора». Стоит каждое продление $50-70 в зависимости от страны и $35 за годовую страховку. Полноправный вид на жительство получить могут только иностранцы, у которых есть миллион долларов на счету в мальдивском банке.

Моим вариантом стало приглашение. Робин прилетел первый и уже на месте договорился с агентом за небольшую сумму оформить мне такое письмо.

На всякий случай мне даже придумали небольшую легенду, как и когда мы познакомились с пригласившей меня «спонсоршей» Аишей. Но это оказалось лишним: в таких местах белый человек не вызывает подозрений в неблагонадёжности. Белый человек на Мальдивах – это дорогой желанный гость.

Работа на Мальдивах: иностранцам доступны только две сферы

Для иностранцев здесь очень мало опций в плане работы. Если не принимать во внимание низкоквалифицированный труд (строители, мусорщики и т. д.), то остаются только две сферы: медицина и гостиничный бизнес.

Мальдивы – маленькое государство с населением в 400 тыс. человек. Медицинских вузов здесь нет, поэтому почти все врачи здесь иностранцы, работающие по контракту. На островах есть курсы, которые готовят медсестёр и работников аптек. Наймом же специалистов в медицинской сфере занимается непосредственно Министерство здравоохранения. Они проводят собеседования, предлагают контракты. Зарплаты колеблются от $2 тыс. до $5 тыс. в зависимости от квалификации. Условия трудоустройства прозрачные, всё официально. По большому счёту, нужно только хорошо знать английский язык, а твой медицинский вуз должен быть в списке котируемых мальдивским Минздравом.

Мальдивцы, которые отучились на врача где-то за границей, имеют приоритет при трудоустройстве. Особенно это заметно в столице – все «жирные» места занимают местные.

В гостиничном бизнесе для иностранцев зарплаты гораздо меньше – порядка $1,0-1,5 тыс. Но есть возможность «добирать» чаевыми. На курортах русские и украинцы работают портье, аниматорами, инструкторами по дайвингу, хостес. Жалуются только на однообразие: такие контракты обязуют постоянно находиться на курорте – в пределах небольшого клочка суши.


Больше историй от людей, уехавших в другие страны:


Транспорт: на лодке плавала десятки раз, и каждый раз было страшно

Робин получил работу на небольшом острове Магаду, атолл Нуну, что в 170 км от столицы. Наш островок (1,5×3,0 кв. км, население 1,5 тыс. человек) по местным меркам считается деревней.

Добираться можно было как морским самолётом, так и скоростным катером. Получасовое путешествие на самолёте Maldivian Airlines из столицы Мале до нас стоило $80 для Робина с рабочей визой и $300 для меня. Поэтому самолёт взяли только раз – когда я летела домой на восьмом месяце беременности.

Второй вариант – от двух с половиной до шести часов на 20-местной speed boat. На лодке в столицу и обратно я плавала десятки раз, и каждый раз было страшно. Часы в открытом океане на судёнышке, где из условий только туалет, бутилированная вода и спасательный круг, сложно назвать захватывающими.

Транспорт на Мальдивах

Недвижимость на Мальдивах: землю не купить ни за какие деньги

Купить землю на Мальдивах можно было ещё до прошлого года. Достаточно вложить в экономику страны миллиард долларов – и тропический островок твой. Таким образом прошлый президент планировал отложить себе на безбедную старость за счёт взаимовыгодных сделок с Китаем.

Но в 2019 году к власти пришла оппозиция и отменила этот закон, сославшись на то, что земля для Мальдив – самый ценный ресурс. С тех пор даже долларовые миллиардеры могут позволить себе максимум получить землю в аренду на 99 лет.

То, что суша здесь в дефиците, особенно заметно в столице. На семи квадратных километрах Мале живёт более 130 тыс. человек. Гостиница, в которой мы останавливались, приезжая в столицу, за ночь стоит $40 и по комфортабельности похожа на спичечный коробок. Если нам везёт на номер с окнами, то из них видно только стену соседнего дома.

На нашем же островке Магаду мы снимали целый дом. «Целый дом» был частью хозяйства большой мальдивской семьи из нескольких поколений, состоял из одной комнаты, кухни и душа. Стоил $200 в месяц. Из-за такой непосредственной близости наш быт был тесно переплетён с соседским: общий двор, их дети забегали к нам в дом, я имела право брать их кокосы, а манго, упавшие на мою крышу, автоматически становились нашими.

Дом, в котором Полина жила на Мальдивах

Язык: в нетуристической деревне английский никто не знал

Официальный язык на Мальдивах – это дивехи, ни на что не похожая смесь арабского и хинди. Пары выученных фраз и названий блюд мне вполне хватало, чтобы каждый раз вызывать слёзы умиления у местных жителей. «Маас варамиру», что переводится как «вкусная рыба», стало одной из таких фишек. Рыбой своей мальдивцы гордятся, как и умением сделать десятки разных блюд из одних и тех же ингредиентов.

Стоит упомянуть местную топонимику: Магаду, Манаду, Кендикулуду, Ланду, Геменду, Миладу – это всё острова нашего атолла. Отдельно в этом списке стоял остров с привычным нашему уху названием Лохи. И когда местные мне говорили, что «Лохи пипл вери бэд», я не могла не согласиться.

Английский хорошо знают только в столице и в местах скопления туристов. На нашем острове на английском я могла пообщаться только с переводчицей Робина и подростками, выросшими на Netflix и Marvell. Больше в нетуристической деревне английский практически никто не знал.

Жители мальдивской деревни

Кухня: килограмм свежевыловленного тунца здесь стоит полтора доллара

Основу всей мальдивской кухни составляют тунец, кокос и рис. Даже местный завтрак «масуни» готовится из консервированного тунца с кокосовой стружкой. Звучит не очень аппетитно, но на деле блюдо оказалось довольно вкусным и оригинальным. Я даже хотела приготовить его в Беларуси, но столкнулась с техническими сложностями. Тёрку для кокосовой стружки, которая есть в каждом мальдивском доме, у нас невозможно купить даже через интернет.

Килограмм свежевыловленного тунца здесь стоит полтора доллара. Больше мы ничего не покупали: лобстеров, осьминогов и даже скатов доктору Робину приносили благодарные за его труд жители. Осьминоги обитают недалеко от берега и отлично видны во время снорклинга. Мелкую рыбёшку, такую как групперы и сардины, можно наловить самостоятельно при помощи примитивной удочки – привязанной к поллитровой бутылке от Pepsi лески с крючком и наживкой. Ещё из съестного на острове можно найти орехи, в сезон – манго, бананы и водное яблоко.

Местные жители часто делают барбекю из морепродуктов

Всё остальное – импорт, причём не лучшего качества. Курицу, молоко, овощи и даже яйца на Мальдивы привозят из Индии, Шри-Ланки, Китая и Эмиратов. Нормального молока нет, за овощами надо охотиться.

Свежие фрукты из инстаграма курортников выращиваются на специальных островах-фермах. Один из таких островов был возле нашей деревни и обслуживал сразу несколько лакшери-курортов: Soneva Jani, Сheval Blanc и Sun Siyam Iru Fushi. Надо понимать, что привычной почвы здесь нет – один песок. И фермы растят фрукты и овощи в пакетах с привезённым грунтом. Выглядит как еда из пробирки, но выбирать не приходится.

Продуктовый магазинчик в деревне на Мальдивах

Уровень жизни на Мальдивах: мне казалось, что мальдивцы работают от скуки

В нашей деревне бедных не было, потому что даже на небольшом мальдивском островке у каждого есть работа. Вторая причина – полный запрет на алкоголь в стране. Никто не спивается, не теряет здоровье и трудоспособность так часто, как, например, у нас.

Дело есть у каждого. Так, в одной только больнице работает 12 человек. А это, напомню, деревня в полторы тысячи жителей. Администрация, школа, мусороуборочная станция и даже маленькая аптека – всё это рабочие места.

Условия труда более чем комфортные. Я как-то подсчитала, что при обычной пятидневке в рабочем году 104 выходных дня. Плюс 30 дней разрешённого больничного, 30 дней отпуска, а также 30 дней Рамадана, во время которого здесь работают только половину дня. Выходит, уже только полгода рабочих дней. А если учесть официальные праздники, отпуск в 10 дней для «семейных нужд» и отгулы для религиозных церемоний (обрезания, свадьбы и т.д.), получается, что в мальдивском рабочем году более 200 выходных.

Рыбалка на Мальдивах

А если даже такой «суровый» рабочий график кого-то не устраивает, всегда есть возможность уйти в рыбаки. Ходить на тунца здесь означает примерно то же, что ездить на заработки. Уставшая от офисов молодёжь берёт отпуск и уходит на месяц ловить «туна фиш». При хорошем улове за один месяц можно заработать до $5 тыс.

Подростки же подрабатывают тем, что ловят презентабельных морских гадов для курортных ресторанов. Причём «ловят» – это громко сказано. Достаточно просто пойти понырять, и вся эта фауна окажется у тебя под носом. Осьминоги, лобстеры, огромные морские окуни – их охотно покупают близлежащие пятизвёздочные отели.

Мне иногда казалось, что мальдивцы работают от скуки. Женщин, помимо перерыва на обед, охотно отпускают забирать детей из школы или пойти домой приготовить еды на семью. Если нет желания работать по графику, женщины здесь занимаются шитьём, собирают орехи, заготавливают тунца и кокосы на экспорт.

У некоторых по две работы. Днём он уборщик больницы, а вечером рыбачит и таксует на скоростном катере. Милиции на острове нет. За год в деревне было только одно происшествие – кто-то вломился в магазин и похитил дневную выручку деревенского сельпо. Говорили, что это «Лохи пипл» (люди с острова Лохи).

Чем заняться на райском острове: выуживай каждую минуту жирненького тунца

Без преуменьшения можно сказать, что ходить на острове площадью в пять квадратных километров некуда. Есть два крохотных магазинчика-сельпо с самых необходимым, школа, администрация деревни, небольшая электростанция. На острове всего два автомобиля – мусоровоз и машина скорой помощи. И хотя за 20 минут можно пешком попасть в любую точку, у каждого здесь есть мотоцикл или велосипед.

У самых зажиточных есть моторная лодка, на которой местные таксуют – возят в столицу атолла Манаду (1,4 тыс. жителей) или на другие островки. На Манаду есть даже три кафе и несколько магазинов со свежими овощами или фруктами. На 14 февраля Робин специально поплыл на Манаду за подарком и привёз мне килограмм яблок и один огурец. Поверьте, это был действительно отличный подарок.

Муж ходил на работу в больницу в пяти минутах от дома, и это хоть как-то спасало его от скуки. У меня же из развлечений был только снорклинг. Первую неделю всё казалось волшебством: Индийский океан, прозрачная вода, миллионы рыбок, белоснежный песок. На вторую неделю я научилась находить мурен и осьминогов. На третью я знала всех рыб рифа в лицо. А впереди был ещё год.

Действительно весело было плавать на тунца и на ночную рыбалку. Тунца ловят на полном ходу моторки, снабдив удочку одной блесной. Рыбы там так много, что он просто сам цепляется за крючок. Знай выуживай каждую минуту жирненького тунца. В основном я просто ходила по пляжу в поисках «самой красивой ракушки в мире» или наблюдала за крабами.

Пляжи на Мальдивах

Менталитет: ислам на Мальдивах имеет свой колорит

На Мальдивах так называемое британское образование, что означает более узкий перечень предметов по сравнению с нашей школьной программой. С детства учат основам экономики, бухгалтерии, разумеется, Корану. Истории не знает никто, даже работники Национального музея Мале затруднились ответить, когда страна лишилась султана и стала республикой (в 1953 году). Мало кто читает книги (помимо учебников их просто не продают), чем-то интересуется кроме прикладных или профессиональных знаний.

Ислам на Мальдивах имеет свой колорит. Женщины нашего острова строго блюли мусульманский дресс-код, в то время как половина столичных девушек даже не покрывают голову. Замуж выходят рано, но разводы не запрещены и, более того, никак не порицаются в обществе. Так, нас пригласили на одну свадьбу, где для жениха это был четвёртый брак. В деревне про него шутили, что он «скоро всех перепробует».

Мальдивская свадьба

О чём молчат туроператоры: полиэтиленовое месиво приплывало с других островов

Здесь грязно. Если это не курорт, который метут с утра до вечера, то горы пустых бутылок, порванных сланцев и прочего плавучего пластика вам обеспечены. И дело не в том, что сами мальдивцы не собирают за собой мусор даже после своих пикников на берегу. Всё это полиэтиленовое месиво приплывало к нам с прибоем с других островов. И даже фотографии для своего инстаграма приходилось ретушировать – мне было стыдно показывать весь этот мусор на фоне райских пейзажей.

Здесь жарко. Мне приходилось морально готовиться к каждому выходу на улицу. Если это не сезон дождей, то пройти до океана даже семь минут оказывается испытанием. Пойдёшь искать тень в джунглях – заедят комары. И если курорты специально ежедневно обрабатывают от насекомых, то на обычных островах есть риск подхватить лихорадку денге, чикунгунья или даже вирус Зика.

Bikini not allowed. Мальдивский шариат подразумевает целомудрие даже на пляже. Купальники или хотя бы шорты разрешены только на туристических островах. В нашей деревне женщины плавали в полном мусульманском облачении – платье в пол, платок, сланцы и иногда даже носки. Моим купальным костюмом стали легинсы и футболка. Поэтому по приезде в Беларусь мальдивским загаром могли похвастать только ноги до середины лодыжки и руки по локоть.

И напоследок: поиски райского местечка продолжаются

Мой план прожить на Мальдивах год прервала беременность. Взвесив плюсы и минусы жизни здесь, а также стоимость медицины, я всё-таки полетела рожать в Беларусь.

До сих пор ловлю себя на том, что мои рассказы про острова полны недовольства. Я жалуюсь на то, что мне пришлось жить на Мальдивах. Думаю, не стоит говорить, что у окружающих это вызывает, мягко говоря, недоумение. Но это правда.

Нисколько не жалею об этом опыте, но мечту о «жизни в тепле на берегу океана» я пересмотрела. Фантастическая красота не гарантирует комфорта. А это значит, что наш поиск своего райского местечка ещё не закончился.

Смотрите также: Раздел «Программы иммиграции» – способы переехать в другие страны

Условия цитирования материалов Prian.ru

Эмиграция и жизнь в Финляндии

Обновлено Автор Олег Лажечников Просмотров 108234

Одна из моих читательниц предложила рассказать свой опыт эмиграции в Финляндию и написать гостевой пост на эту тему. Её схема явно не для всех, да и, честно говоря, я никогда не рассматривал Финляндию в качестве страны для переезда, но тем не менее мне было интересно прочитать впечатления об этой стране. Не знаю, как вас, а меня пугает тамошний климат, я же любитель тепла и солнца и не зря люблю ездить на зиму в Таиланд.

Предыстория

Привет! Меня зовут Ирина, мне 35 лет и последние четыре года я живу в Центральной Финляндии, в пригороде города Ювяскюля. Я заметила, что у блога Олега много читателей, которые интересуются эмиграцией и жизнью в разных странах, поэтому решила поделится своим опытом, рада, если он окажется для вас полезен.

На перроне в Хельсинки цветут сады

Ну началось всё с того, что мне сильно-сильно разонравилась моя жизнь, и мне очень захотелось ее изменить. Там было много всего, и трудности взаимоотношений с родителями и вечно болеющий ребенок-инвалид и работа, которая меня выматывала и выжимала до капли, ну и до кучи мне не очень нравилось жить в России (читай — совсем не нравилось).

Я подумывала, что было бы классно куда-нибудь уехать, лучше всего на край Земли, но вместо этого поехала в автобусный тур по Скандинавии. Да-да, я далеко не была таким продвинутым путешественником, как Олег. До этого я была лишь один раз в Чехии и один раз в Тайланде. И знаете что? Эта поездка изменила мою жизнь! Я просто по уши влюбилась в Скандинавию и мне захотелось туда вернуться. Причем меньше всего времени мы были в Финляндии, я решила, что это несправедливо, и приехала туда снова через два месяца — погулять без спешки и подышать финским воздухом.

И вот я снова в Финляндии. Мы с другом взяли машину напрокат и поехали вдоль южного побережья. Был июль, погода стояла чудесная, и эта страна меня покорила окончательно: ветром с моря, кафешками с вкуснейшими пирожными, маленькими игрушечными городками, и важно прогуливающимися там курицами. В каком городе я их видела уже не помню, с тех пор как переехала сюда ни разу не видела куриц, свободно гуляющих по городу!

Петух гуляет по улице в каком-то финском городе

Как это было у меня

То, на что я решилась в итоге, была полнейшая авантюра с моей стороны. Я совершенно случайно узнала, что в Финляндии есть бесплатное высшее образование на английском языке, быстро-пребыстро сдала TOEFL (масштаб моей непродвинутости вы можете оценить хотя бы по тому факту, что тогда у меня не было даже нормальной банковской карты, чтобы заплатить за этот тоэфл — пришлось в срочном порядке оформлять) и подала документы в выбранный университет.

Новый год мы с троюродной сестрой встречали на пароме между Финляндией и Швецией, а в апреле я уже снова катилась на поезде Лев Толстой в Хельсинки, а оттуда на другом поезде — в Ювяскюлю, сдавать вступительный экзамен в университет. В итоге ровно через год после того, как я впервые побывала в этой стране с автобусным туром мне пришел ответ, что я поступила в университет на специальность “Международный бизнес” и меня ждут в августе с вещами :-)Я была счастлива просто до безобразия, с наслаждением подала заявление на расчет, а с родителями мы ещё раньше договорились, что сын останется у них на первое время. Ему тогда было 4 года.

Почему это была авантюра? Потому что у меня не было ни денег, чтобы нормально жить в Финляндии с ребенком (да и без ребенка), ни гарантий, что я смогу там остаться после учебы. Я сдавала две квартиры в Перми и этого мне едва-едва хватало на еду, зубную пасту и поездки в Россию к сыну в первый год. За год я ни разу не воспользовалась общественным транспортом в Финляндии (ездила на старинном полу-сломанном велосипеде, самом дешевом, что нашла), я не покупала себе вообще ничего, и ходила в продуктовый магазин за 2 км, потому что там было чуть-чуть дешевле.

Я старательно учила финский, а заодно и шведский, зарегистрировала в Финляндии ИП и была уверена на 100%, что я отсюда никуда не уеду. Видимо, я была так настойчива  в своем стремлении жить в Финляндии, что Дорогое Мироздание помогло мне и я встретила мужчину своей мечты, который по счастливой случайности оказался финном и предложил мне руку и сердце. На что я немедленно согласилась. С тех пор прошло три года, и на прошлой неделе мы впервые поругались (уже помирились 🙂 )

Пеку блины в студенческой квартире. Первый год в Финляндии

Как это может быть у вас

Несмотря на то, что я искренне считаю финских мужчин замечательными, и женщин тоже, я не призываю вас теперь пускаться во все тяжкие! Но если вы тоже очень хотите переехать в Финляндию возможно вам подойдёт один из следующих вариантов.

Работа в Финляндии

Это просто идеальный вариант! Даже если работу нашел только один член семьи, можно абсолютно спокойно перевозить сюда всю семью: детей определят в садики/школы, будут там кормить и учить языку, а неработающего члена семьи отправят на языковые курсы и будут платить стипендию, а потом пособие по безработице, если работы мгновенно не появится. Плюсов не перечесть. Самый главный минус — это непросто. Но абсолютно не значит, что невозможно. У меня есть знакомая семья, муж — архитектор, по своей работе в Питере он часто сталкивался с одной финской компанией, которая занимается проектированием жилых домов, в итоге он там сейчас работает. Были ещё знакомые по ЖЖ, тоже приехали в Финляндию по рабочим визам — оба и муж и жена, нашли здесь работу. Но они уже в Америке, в Финляндии им показалось скучно.

Сайты для поиска работы:

  • LinkedIn,
  • http://www.mol.fi/tyopaikat/tyopaikkatiedotus/haku/  (здесь придется воспользоваться помощью google translator, если вы только пока не говорите по-фински. В основном вакансии на финском, но есть и на английском языке)
  • ну и вообще, проявите фантазию. Сходите на сайты интересующих вас компаний, найдите страницу про вакансии и действуйте!

О визовых и других моментах: http://www.migri.fi/

Бизнес в Финляндии

Тоже неплохо. Но придется побороться за место под солнцем! Вид на жительство как предприниматель получить труднее, чем по работе, вас будут пристально разглядывать под микроскопом, и в первый год вам вряд ли светят социальные блага Финляндии. Если докажете свою состоятельность (выраженную в среднем ежемесячном доходе и уплаченных налогах) — всё придет. Вот здесь пишут, как это нужно делать http://www.migri.fi/ А еще в Финляндии есть государственные организации, которые бесплатно (!!!) помогают начинающим предпринимателям, в том числе и русским, которые хотят открыть бизнес в Финляндии. Например, вот такая в Йоэнсуу http://www.josek.fi/rus/ .

Учёба в Финляндии

Не дает вам никаких благ или гарантий. По окончании учебы у вас будет 6 месяцев, чтобы найти работу, если вы ее еще не нашли. Или поступить на другую учебу.. Учиться в Финляндии можно бесконечно. Пока образование бесплатно для всех, но обещают ввести платное уже с 2017. Впрочем, скорее всего, оно будет дешевле образования в другой европейской стране. Всё, что вам нужно знать о получении высшего образования  в Финляндии на английском языке здесь: http://www.studyinfinland.fi/

Есть ещё беженцы, но Финляндия оооочень не охотно их принимает, и если вы пожелаете им стать, вам придется сильно доказывать, что иначе вам грозит неминуемая смерть.

Ну и те, у кого в роду были финны. Про этот вид эмиграции я почти ничего не знаю, кроме того, что ждут таких решений годами и чуть ли не десятилетиями.

Если вам нравится Финляндии и вы думаете, что смогли бы здесь жить, удачи!

Жизнь в Финляндии — как она есть

Если честно, мне трудно описать жизнь в Финляндии в двух словах. Я обожаю эту страну! Хотя и ворчу иногда на климат, финский язык и кулинарные пристрастия финнов 🙂 Если серьезно, я считаю, что Финляндия хорошо подойдет тем, кто любит жить в деревне, но со всеми удобствами 🙂 То есть свежий воздух, лес от порога и речка за поворотом, только в финском исполнении это скорее всего будет озеро. Плюс бонусом к этому будут отличные дороги, школа поблизости или бесплатное такси к ней, и высокий уровень жизни. Но все будет как-бы местечковое, немного деревенское в хорошем смысле этого слова.

Скорее всего вам НЕ понравится в Финляндии, если вы любите нарушать правила дорожного движения, любите вечеринки, особенно по ночам, любите шум больших городов, много людей вокруг и сумасшедший ритм жизни. Финны ценят спокойствие, предсказуемость и соблюдение правил.

Весьма типичная финская картина

Цены

Финляндия — одна из дорогих стран Европы. Дорогие здесь: любые услуги, транспорт, бензин, алкоголь, рестораны, коммунальные услуги, страховки. Для примера: нормальная цена мужской стрижки — 20 евро, женской — 50. Я понимаю, что и в России есть такие цены, но в Финляндии это нижняя граница. Проехать на поезде 200 км вам обойдется в 60 евро, если вы не студент, а на городском автобусе 20 км — больше 6 евро. Я как раз живу в пригороде, в 20 км от города, т.е. если бы я ездила на общественном транспорте, у меня бы уходило минимум 12 евро в день только на дорогу, это если без пересадок.

За электричество мы платим от 100 до 200 евро в месяц. Для понимания: мы — это семья из 4х человек, мы живем в трехкомнатной квартире с сауной (электрической), электрической духовкой, которая используется на всю катушку, посудомойкой, автономным бойлером, теплыми полами в душе и туалете и электрическим отоплением. Вода стоит 4 евро/куб.м.

Продукты в супермаркетах, в принципе, мне кажется, если и дороже пермских, то не прям так уж кардинально (я из Перми, поэтому сравниваю в основном с Пермью, уж не взыщите, жители двух столиц и остальных городов и весей Российской Федерации). Зато лекарства стоят каких-то нереальных денег. Валерианку вам предложат за 18 евро, а йод за 11. Может быть поэтому ими здесь никто не пользуется и на все болезни у финнов есть одно средство — ибупрофен?

Ещё финская особенность, к которой я долго привыкала — всё местное здесь стоит … ДОРОЖЕ! Причем, чем ближе оно выращено или произведено, тем дороже его продают, потому что мееееестноооооееее! И если вы рассчитываете купить на рынке у бабульки дешевых яблочек, вы сильно разочаруетесь, яблочки будут стоить в три раза дороже, чем в магазине и бабуля будет стоять на своей цене насмерть, грозно выкатывая глаза и доказывая, что яблоки-то меееееестныыыыееее! Вы уже поняли, да, что финны — большие патриоты и оригиналы?

Цены на недвижимость довольно-таки сильно отличаются от вида недвижимости и места. Дороже всего — сюрприз-сюрприз! недвижимость в столице. Также финны очень любят частные дома и так чтобы соседей видно не было (если смотреть по этому пункту, то я точно финн!). В нашем регионе (г. Ювяскюля и окрестности) нормальный добротный дом можно купить за 200 — 300 тыс.евро. Ну, к примеру, вот такой:

Вообще рекомендую этот сайт, если вы также как я любите зависнуть, разглядывая недвижимость на продажу 🙂

Финляндия и дети

Я знаю, что у многих дорогих россиян Финляндия ассоциируется исключительно с ювенальной юстицией и страшилками об отобранных детях у неповинных родителей. Мое мнение состоит в том, что Финляндия — замечательная страна для семей с детьми, и в том числе (подчеркнуто два раза) для семей с особыми детьми.

В местные садики мои дети бегут с песнями и плясками, хотя в России садик — это был один из самых страшных кошмаров нашей семьи. И такая же картина у моих знакомых русских семей. Среди финнов я, кстати, встречала тех, кто своим садиком недоволен, но я считаю, им просто не с чем сравнить.

Школы здесь никак не подразделяются на какие-то элитные или позорные, никаких вступительных экзаменов в первый класс нет и в помине. И вообще, контрольные и экзамены проходят в основном между делом, дети к ним никак не готовятся, а показывают то, что есть. Здесь вообще не создают какого-то особо стрессового напряжения, связанного со школой и учебой. Домашние задания задают понемногу, а на выходные не задают.

Главное для ребенка — это счастливое детство, а главная функция родителя — весело и с пользой проводить время с детьми, например ходить в поход или кататься на коньках, но уж точно не муштровать, и не делать домашку до всеобщей истерики. Есть очень много статей на тему финской школьной системы. Мне нравится вот эта, она очень хорошо раскрывает тему Загадки финской школы: меньше учишься — больше знаешь?

Федя и утки. г.Ювяскюля

Особые дети

Я здесь упоминала особых детей. Дело в том, что у меня была возможность узнать на собственном опыте — каково это быть мамой особого ребенка в России и Финляндии. Сразу скажу, что это не просто ни там, ни там. Но здесь (в Финляндии) я получаю такую колоссальную поддержку от педагогов и других представителей государства в отношении моего сына с тяжелой степенью тугоухости, что я практически перестала воспринимать его как особого! Для меня это просто сын, ну да, отличается от других, дак одинаковых людей не бывает, все дети разные!

Это получилось за счет того, что мне не нужно добиваться приемлемых условий для своего ребенка, например, чтобы его взяли в обычную школу или чтобы учителя принимали во внимание его плохой слух. Наоборот! Со мной постоянно связывается специальный городской куратор по слабослышащим детям, спрашивает как у нас дела, и как она может нам помочь. Она же общается с учителем, следит чтобы у Фёдора в школе не было проблем, вызванных его слухом, берет на себя переговоры с лечащим врачом, если в этом есть необходимость.

В классе все ножки столов и стульев обиты войлоком — ради одного ребенка. Он пользуется ФМ-системой чтобы лучше слышать учителя — бесплатно. Всё необходимое оборудование, которое может облегчить его жизнь (индукционная система чтобы слышать телевизор, дверной звонок со световым сигналом, вибрирующий будильник, пожарная сигнализация) у нас есть, и оно было для нас бесплатно. Главное, что они делают — это не оставляют родителей один на один с детскими особенностями, они реально ПОМОГАЮТ! Это очень ценно для меня.

Заключение

Я надеюсь, мне удалось хоть немного показать вам — какая она, Финляндия. И может быть вам даже захотелось побывать здесь, если вы ещё не были. Приезжайте, финны очень рады русским туристам 🙂 А если вы влюбитесь в эту страну, то уверена, найдете способ сюда переехать!

Если говорить обо мне, то у меня в жизни произошли глобальные изменения после переезда в Финляндию. Ну помимо того, что у меня родилась чудесная дочь, мой сын с нейросенсорной тугоухостью 3-4 степени теперь говорит по-фински лучше меня и я уже не рвусь путешествовать, потому что мне дома хорошо (!!!) 🙂 Ещё я постепенно освободилась от шелухи, раскрепостилась и научилась доверять своим мечтам. Я снова пошла учиться — на пекаря-кондитера! И уже зарабатываю изготовлением тортов, булок и кексов на заказ.

А ещё я есть в ЖЖ: http://irina-staro.livejournal.com/ Заглядывайте на огонек!

Наше семейство

Спасибо, что прочли!
Ирина

Как зарабатывать в деревне — Взор с гор

Для начала хочу развеять миф о том, что в деревне жить дешево. Да, здесь есть немало вещей, на которых можно экономить, я про это писала. Но как минимум первые годы вам понадобиться денег не меньше, а может даже больше, чем раньше.

В городах многие необходимые вещи есть по умолчанию: вода, стабильное электричество и связь, отопление, дороги… В деревне это все необходимо делать своими руками, и бесплатно это сделать не получится. Жить на несколько тысяч в месяц могут местные, так как у них уже есть полностью готовое хозяйство, которое их кормит, а также множество связей, которые позволяют обмениваться услугами за счет бартера или невысокой оплаты. Чтобы переехавшим в деревню горожанам достичь такого качества жизни, нужно несколько лет труда. Поэтому важно продумать, как вы будете зарабатывать.

Пока вы еще не переехали

В статье о подготовке к переезду я подробно писала, что лучшие варианты обеспечения в деревне, это:

  • удаленная работа (если ее нет, то стоит поискать варианты, пока вы в городе),

  • сдача квартиры (не продавайте ее, если она есть).

Еще один важный момент: подумайте, какие мини-услуги вы сможете предложить жителям деревни. Например, мой муж настраивает компы, чинит технику, делает массаж — это то, что в нашей и соседней деревне почти никто не умеет делать, и к нам обращаются за этими услугами. Причем нередко расплачиваются бартером: продуктами, материалами для стройки и отделки или просто физической помощью. Если есть возможность поучиться какому-то мастеровому навыку (класть плитку, штукатурить, работать со сложными электроинструментами), обязательно воспользуйтесь этим, пока вы в городе. Как минимум, это пригодится вам в обустройстве своего дома, а потом может стать надежным источником денег.

Как вариант небольшого заработка на будущее мы рассматриваем даже преподавание в школе, так как оба закончили хорошие университеты и имеем право на педагогическую деятельность. Возможно, этот вариант для вас — в школах обычно нуждаются в учителях.

После переезда

Готовьтесь к тому, что первые недели радости и эйфории скорее всего сменятся тяжелым периодом адаптации, и около полугода вы будете просто втягиваться в новую жизнь, без особой возможности сворачивать горы.

Вычеркните из памяти все, что вы читали о жизни на земле, все свои мечты о пермакультуре, мастерской для обработки дерева, и мега-сушилке для создания эко-сухофруктов. Просто пейте чай с местными и слушайте о том, как они выращивают тут овощи, что собирают в лесу, как погода и почва влияют на урожай, как местная администрация реагирует на разведение скота и прочее и прочее. Люди в деревне отныне станут вашим лучшим поисковиком, в котором можно нагуглить самую актуальную информацию. Возможно, в вашем регионе можно заработать на целый год вперед, собирая пару месяцев орехи и грибы. Или остро не хватает проводников по заповедным местам. Слушайте и мотайте на ус!

Если у вас есть идея бизнеса, связанного с жизнью в деревне, обязательно прощупайте почву, возможно, кто-то уже пробовал подобное, и его опыт станет для вас бесценным уроком. Жизнь в деревне очень отличается от городской и то, что кажется реальным и логичным в мегаполисе, может оказаться неисполнимым в деревне. Отвлеченный пример: мы хотели выкопать на участке прудик и сделать сад камней, а оказалось, что прудики и камни очень любят местные змеи. И это просто была идея для души. А представьте, как можно вляпаться, запустив сложный бизнес-проект и наткнувшись на непредвиденное сопротивление среды.

Итак, подведем итоги:

  • ищите удаленную работу,

  • сдавайте квартиру в городе,

  • набирайтесь полезных мастеровых навыков,

  • узнавайте, как зарабатывают местные и перенимайте опыт,

  • свои бизнес-идеи запускайте только после тщательного «прощупывания почвы».

Похожее

Почему я уехал в Испанию и стоило ли оно того: опыт иммиграции | Не сидится

Всем привет!

  • Что может подтолкнуть человека на такой шаг, как переезд в другую страну? Почему Испания?
  • Легко ли было уехать или сложно?
  • Какой способ свалить самый простой?
  • Легко ли привезти родственников если понадобится?
  • Очень ли разный менталитет у русских и испанцев?
  • Сложно ли было адаптироваться психологически?
  • Легко ли было найти работу? Как было с жильём, деньгами, и прочим в самом начале? А сколько платили?
  • А что с пенсиями?
  • Сколько стоит жизнь в Испании?
  • Недвижимость? Транспорт? Автомобиль?
  • Есть ли разница между жительством в той или иной части Испании?

Попытаюсь честно ответить на все эти вопросы с точки зрения собственного приобретённого опыта после почти 15 лет жизни в Мадриде.

Последнее время, — не знаю, с чем конкретно это связано, — приходится всё чаще читать истории бывших соотечественников про их опыт жизни в Европе. Такие истории стали повляться с завидной регулярностью в российских СМИ: на телевидении, в газетах, ну, и в интернетах, само собой.

Я, несомненно, могу ошибаться. Может, это лишь только моё ощущение. Но почему-то всегда при прочтении таких статей я ловлю себя на мысли, что рассказано всё вроде как и складно, но как-то… однобоко, что ли. Подсознательный месседж таких статей всегда один и тот же: жизнь в Европе не лучше чем в России, а может даже и хуже. Часто употребляются какие-то недосказанности и откровенные страшилки про то, как всё в Европе плохо.

По прочтении таких статей, весы сомневающегося — а не свалить ли? — российского читателя, видимо, неизбежно должны склониться в сторону отрицатеьного ответа.

Ну, и добавляют пару российские СМИ, чуть ли не ежедневно стращая доверчивого телезрителя ужасами заморского бытия, с этими его вездесущими арабскими иммигрантами, заоблачными ценами, повсеместной безработицей, высокой преступностью… список продолжать можно долго, но вот вопрос: объективна ли вся эта информация? Ну, давайте я откровенее спрошу: правда ли всё то, что показывают и рассказывают россиянам? Ведь многим, я думаю, понятно, что российские СМИ выполняют некий заказ сверху; и их можно понять: проблемы никому не нужны.

Сразу отвечу на этот вопрос: что-то правда, но подано однобоко, объективностью же и не пахнет.

А что-то — откровенная и бессовестная ложь. Чего не дождётся никогда российский зритель, — или читатель, — так это объективности. Я, само собой, российское телевидение не смотрю, но как-то раз случайно наткнулся на репортаж, где на полном серъёзе показывали очередь в Испании, как раз, в овощную лавку, повествуя при этом, что очередь эта стоит за салатом, так как его на всех не хватает.

Салата. В Испании. Не хватает… *фейспалм

Вспоминаются лучшие годы советских времён с репортажами о «загнивающем Западе». И ведь верил народ, верил. Неужели и сейчас многие верят этой пропаганде? Попытаюсь исправить ситуацию.

Я уже давно хотел поделиться своей историей жизни и тем опытом, что приобрёл при переезде на ПМЖ в Испанию. Я не собираюсь обобщать и говорить за всю Европу — буду рассказывать лишь про Испанию, где я живу уже 15 лет, и только, даже более узко — про Мадрид. Я был и бываю часто в других странах Европы, но только проездом, поэтому не буду уподобляться комментаторам, котрые за всю свою жизнь только и побывали, что максимум недельку-другую в какой-нибудь стране ЕС, и на этом, мягко скажем, незначительном опыте выводят целые аналитические статьи, авторитетно рассуждая о жизни во всём ЕС.

Я не собираюсь ничего приукрашивать в своём рассказе, а расскажу всё как есть: и хорошее, и плохое.

Я не собираюсь никого агитировать на переезд, или наоборот, отговаривать. Решайте сами.

Я не собираюсь размышлять про гос. долг Испании, про загнивающую, или наоборот, процветающую Европу и про НАТО.

Мне неинтересны международные отношения Испании. Мне абсолютно всё равно, на каком она месте в любых статистиках.

Этот пост, на мой взгляд, будет ценен тем, что это реальный опыт жизни человека, который переехал и остался, такого же русского, как любой из вас.

Это мнение простого человека с самой простой, обывательской точки зрения. Это мой личный опыт, и ничего более.

Вообще же, в Рунете есть немало русских испанцев: друзья, присоединяйтесь, комментируйте, делитесь опытом. Может, кто-то из них всерьёз подумывает переехать? Поможем ему нашим опытом, информацией без прикрас, но и без страшилок, сориентируем его.

Вы свободно можете задавать мне ваши вопросы, — любые, кроме личных, но всегда в вежливой форме, пожалуйста. Вы можете быть абсолютно не согласны с моим мнением, но это не повод мне хамить. Всегда помните, что за монитором «на том конце провода» сидит живой человек, которому гадости в свой адрес читать не очень приятно, так что — общаемся уважительно, договорились?

Итак, поехали!

Что может подтолкнуть человека на такой шаг, как переезд в другую страну? Почему Испания?

Интересен не столько сам вопрос, а то, что мне его всегда задают сами испанцы, и никогда — бывшие соотечественники. Видимо, россиянам ответ и так ясен: уехал, потому что была возможность.

Причин в моём случае было много, но если ответить кратко — я не видел своё будущее в России, в Москве, от слова «никак», особенно с моей профессией.

Если кто-то назовёт меня «колбасным иммигрантом» я даже не обижусь — да, я искал более высокого уровня жизни для себя и для моей будущей семьи, детей, и Европа могла мне это дать, а Россия… Россия, скорее всего, — нет.

Были и другие, не менее важные причины, но о них я предпочел бы умолчать.

Для меня, в принципе, практически с самого детства вопрос «уезжать или нет» не стоял. Стоял только вопрос — куда. Были варианты с Финляндией, Германией, но они как-то сами по себе отпали.

Выбор пал на Испанию не случайно: моя сестра тут уже жила три года, и, хотя звёзд она с неба не хватала, дела у неё шли неплохо; её помощь стала огромной поддержкой в первое время после переезда.

Сестра в своё время тоже уехала с мужем и детьми, по тур. визе, и осталась нелегально… вот ей-то пришлось вначале хлебнуть побольше моего: было и стояние в очереди в церкви за бесплатной едой, одеждой, был и сиротский угол — один на всю семью… Но это уже давняя история. Сейчас у неё всё хорошо: стабильный заработок, любимая работа, два автомобиля и собственная квартира. Но идти к этому пришлось долго и зачастую тернистым путём…

Так что, в моём случае вопрос, скорее, не «Почему ты уехал именно в Испанию?», а «Почему ты там остался?» Здесь ответ для меня очевиден: Испания, для меня лично, обладает замечательным сплавом по-европейски высокого уровня жизни, очень близким мне менталитетом жителей, отличным климатом, пляжами, морем, изумительной гастрономией… в общем, перечислять можно долго, скажу только одно: Испания — это очень круто по всем статьям.

Хотя, по сравнению с некоторыми странами ЕС, и не без недостатков. Порой — весьма существенных.

Легко ли было уехать, или сложно? Какой способ свалить самый простой?

Со стороны испанцев — вообще никаких проблем, со стороны русских — много абсурдной беготни по всяким инстанциям, тупая бессмысленная бюрократия, собирание идиотских бумажек, со всеми вытекающими: общением с нашими традиционно любезными, доброжелательными и стремящимися помочь чиновниками и мед. персоналом, вытрясывающим взятки на пустом месте, мотающим нервы, запугивающим и откровенно издевающимся… ну, что я буду вам рассказывать: вы и сами знаете, как наши чиновники и врачи любят над людьми поизмываться, да повымогать взятки.

Мне было 20 лет, и уезжал я по студенческой визе: самый простой, на мой взгляд, способ уехать, после собственно тур. визы и женитьбы/замужества.

Вступительные экзамены были в мае, их я успешно сдал, вернулся в Москву, подал документы в посольство Испании, и в сентябре мне выдали годовую студенческую визу, которую потом надо было обновлять каждый год, но уже без необходимости возвращаться в Россию для этого.

Обязательно заставляют делать мед. страховку на год.

Студенческая виза даёт права проживания и работы на полставки. Ну, или раньше так было, по крайней мере. Обновляется легко и быстро, если вас, конечно, не отчислили.

Из плюсов — даёт возможность осмотреться, выйти на нужные контакты, подучить язык, и, если повезёт, найти работу, где вам уже сделают контракт и через него нормальную рабочую визу. Учёбу после этого можно послать лесом 🙂

Минус — надо каждый год обновлять, а для этого надо, чтобы не отчислили, а чтобы не отчислили, надо посещать и к экзаменам готовиться… в моём случае это было проще, так как профессия творческая, а там позволяются многие попущения, так сказать… Ну, и любая учёба рано или поздно заканчивается.

Работать, опять же, официально можно только на полставки.

Переход со студенческой на рабочую визу — это, пожалуй, самый сложный этап: в стране и так безработица высокая, а к тому же ещё по закону нельзя брать иностранца на работу, на которую претендует испанец.

В моём случае это было просто из-за специфики моей профессии — крайней творческой индивидуальности (второго такого как я быть в принципе не может), а вот у людей, я знаю, были с этим проблемы.

В общем, я так и перекантовался пару лет студентом, подрабатывая, где мог, пока не нашёл нормальную постоянную работу. Язык я, кстати, вначале не знал, но через пол-года уже худо-бедно мог говорить, а через год — уже свободно.

Легко ли перевезти родственников на ПМЖ если понадобится?

По моему личному опыту — проще простого, если вы, конечно, легально находитесь в стране.
У меня есть знакомые, которые привозили мужей/жён вообще без всяких проблем, сами лишь обладая разрешением на жительство и работу. Закон Испании это позволяет, называется «объединение семьи». Визу в таком случае, по крайней мере моей маме, которую я перевёз когда мне дали гражданство, дали на 5 лет и с разрешением на работу.

Вообще же, у меня лично в этом плане всё получилось на удивление легко: со времени подачи бумаг и до предоставления маме разрешения на жительство на 5 лет прошло от силы три месяца.
Я читал, что у некоторых людей с этим были проблемы. У меня лично — без сучка, без задоринки.

Просят только подтвердить финансовую состоятельность того, к кому, собственно, переезжает родственник, и сделать тому частную мед. страховку, которая в нашем случае обошлась где-то в 1.000 евро в год. Чем старше ваш родственник, тем дороже ему обойдётся мед. страховка.
Проблемы особенно начинаются от 65 лет: некоторые страховые фирмы вообще отказываются страховать, но выходы всегда есть.

Очень ли разный менталитет у русских и испанцев?

Люди — они, в принципе, везде одинаковые; хотя также верно, что они и разные: даже внутри самой Испании менталитет южан отличается от менталитета северян; но с российским менталитетом разница-таки есть, и совсем не маленькая.

Если коротко — испанцы более толерантны и добры к другим, они уважительнее относятся друг к другу и ко мнению других людей, пусть даже оно и не совпадает с их собственным.

Они уважительнее относятся и к личному пространству: особенно это заметно в общественном транспорте и в очередях — держат дистанцию, а не прилипляются к спине, как банный лист, дыша в затылок, и ревностно следя, чтоб никто, не дай бог, не вклинился. В России в этом плане всё ещё сильны совковые рефлексы.

Гомофобия и мачизм здесь, мягко говоря, не приветствуются. Выпадки в сторону меньшиств, женщин, да кого угодно, могут не понять, а могут и просто записать в неадекваты и перестать общаться, хотя те же мадридцы на чём свет костерят каталонцев и басков — борцов за независимость: только щепки летят!

Любая дискриминация здесь, в основном, не в почёте, ну, если вы, конечно не свяжетесь с какими-нибудь нео-нацистами, но, учитывая что вы — сами иммигрант, скинхеды вас тоже будут недолюбливать.

Кстати, вы думали, что в весёленькой и солнечной Испании нет скинхедов? Ещё как есть! И нацисты есть, и всякие франкисты-фалангисты — почитатели Каудильо Франко тоже имеются.
Последних особенно много среди футбольных фанатов, так называемых «ультрас», и они весьма агрессивны.

Ну, и в общем и целом, испанцы позитивнее и жизнерадостнее русских. Из минусов — они и более безответственны, зачастую даже несерьёзны. Можно опаздать на встречу, а можно и вообще забыть приехать. С обещаниями — такая же фигня. В очередях они не спешат вообще, могут разговориться с продавцом или работником банка, скажем, пол-часа, а ты стой, жди.

Их не очень-то напрягает их будущее, они всегда уверены, что всё будет хорошо.

А ещё они не спешат создавать семьи.

Мужики, до 40-ка лет живущие с родителями, — абсолютно нормальное явление. А то и до 50-ти.
Женщины, заводящие детей в 45 — тоже вполне в порядке вещей, но это уже следующий пункт: проблема рождаемости среди коренных испанцев.

Проблема низкой рождаемости:

Почему так? Живут здесь долго, страна — на втором месте после Японии по продолжительности жизни, вот им и кажется, что они в 40 лет ещё дети. Опять же, жизнь дорогая, особенно если хочется поддерживать высокий уровень, так что сначала нужно долго учиться, потом долго строить карьеру, а ведь можно же ещё и потерять работу, тогда приходится всё начинать заново, а женщины в Испании очень эмансипэ и в большинстве своём не хотят зависить от мужчин, а хотят зарабатывать сами — понятно, что в этих условиях рождаемость в Испании ооочень низкая: только засчёт иммигрантов, которые тут на радостях плодятся, как кролики, удаётся избежать демографического кризиса, но уже сейсас кол-во страриков — огромно, а кол-во работающих граждан — не очень.

Кроме того, биологические часы никто не отменял, особенно у женщин, так что у 40-летних мам, коих тут большинство, зачастую бывают серьёзные проблемы с тем, чтобы забеременеть и выносить ребёнка.

Сложно ли было адаптироваться психологически?

Мне — нет, но я человек открытый, общительный и легко адаптирующийся, да и в 20 лет на мир смотришь ещё свежим взглядом, вся жизнь впереди и всё кажется проще… хотя всякие моменты бывали: был момент, когда я почувствовал себя в тупике, — одиноким, несчастным, — даже серьёзно подумывал вернуться: девушка, оставшаяся в России и обещавшая последовать за мной, так и не решилась на этот шаг и бросила меня, с деньгами была ж*па, так как мне должны были 1.000 евро и не платили, а хозяйка уже чуть было не выгоняла из комнаты… к счастью, этот тяжёлый момент удалось преодолеть, но пройти через подобное, скорее всего, придётся и вам. Будьте к этому психологически готовы, и всё будет OK. Трудности будут по-любому, надо их ждать, не думать, что всё будет легко: легко вначале не будет стопудово.

Знаю людей, которые так и не смогли адаптироваться, перестроиться. Психологический момент здесь очень важен: если вы не готовы принять новую, абсолютно другую страну, другое общество, другую культуру, другой менталитет, такими, какие они есть, адаптироваться к ней, то лучше даже и не пытайтесь переезжать — будете очень несчастны.

Чтобы быть здесь счастливым, вам должно здесь нравиться всё или почти всё, начиная от людей, их менталитета, и заканчивая природой. Если без родных берёзок вам и жизнь не мила — вам нечего тут делать: ностальгия вас съест, захиреете, станете нервными и раздражительными.

Знаю несколько людей, вернувшихся в Россию после многих лет жизни в Испании.
Из всех, кого я знаю, ни один не задержался в России больше, чем на три месяца: все в итоге вернулись назад, в Испанию.

Покинуть землю, на которой вырос, людей, что тебя окружали всю жизнь, знакомых, друзей, родной язык и культуру — это испытание, которое по силам не каждому.

Не стоит переезжать в Испанию, пытаясь убежать от самого себя, думая, что стоит только спуститься с трапа самолёта, как все ваши проблемы изчезнут и начнётся райская жизнь. Прежде чем решиться на такой шаг, загляните внутрь себя — не вы ли сами являетесь причиной ваших проблем? Помните: от самого себя не убежишь. Уехав из России, вы, конечно, избавитесь от части проблем, но ведь здесь у вас появятся новые, а помощи зачастую ждать не от кого.

Подведя итог — чем более молодым вы уедете, тем легче вам будет перестроиться, а перестраиваться придётся по-любому. Если вы не готовы принять чужие обычаи, менталитет, образ жизни и мыслей — оставайтесь там, где вы есть: комфортно вам здесь не будет никогда.

А то тут некоторые приезжают, никуда толком устроиться оказываются не способны, так как либо тупые, либо ленивые, и вот начинают сидеть на форумах и вспоминать, как им хорошо жилось в СССР при Сталине:)))

Легко ли было найти работу? Как было с жильём, деньгами и прочим в самом начале? А сколько платили?

Сестра помогла мне с работой, и я с первых же дней начал зарабатывать, чёрным налом, само собой: это был высокий старт, мало кто из приезжих может похвастаться такой удачей. Заработок, правда, был нестабильный. Мог заработать 1.000 в месяц, а мог вообще ничего не заработать.

Опять же, 400 евро в месяц мне приходилось отдавать сестре за харчи и угол, так что с деньгами почти всегда в первое время было не очень: не было стабильного дохода, а было, как повезёт.

Зато было где спать и есть, ну, и родные люди близко, хотя это был скорее минус: с родными не всегда просто, были и споры, и крики, в чём-то и я был виноват по молодости-то лет, что греха таить… но самым отрицательным моментом было то, что я приехал, не знав языка, а дома мы общались по-русски. Так что, нормально по-испански я заговорил только когда начал жить самостоятельно и в окружении испанцев.

Переломный момент был, когда я после 6 месяцев житья у сестры начал жить самостоятельно. Тогда у меня как раз появился небольшой, но стабильный заработок: работая 2 часа в день с 7 до 9 вечера с понедельника по субботу, я получал 500-600 евро в месяц. Без контракта, опять же, но это был большой прорыв!

Это были не большие деньги, но я их получал стабильно, и, халтуря ещё по-мелочи там и сям, я стал зарабатывать в среднем 1.000 евро в месяц.

Я снял комнатушку недалеко от центра за 250 евро в месяц, так что по деньгам было вполне нормально. Жили мы в квартире пять мужиков, каждый в своей комнатушке, и хозяйка.
250 евро за комнату в то докризисное время было очень мало, но и условия были… крохотная комнатка, махонькая кухня, одна ванная комната на всю квартиру, но были и плюсы: в квартире жили перуанцы, отличные ребята, и испанцы, один мексиканец тоже — замечательный дядька.

Со всеми ними я до сих пор поддерживаю тёплые, дружеские отношения. Прошло уже много лет, но мы до сих пор видимся. Жить нам вместе там было легко и просто: мужики же, много времени на помыться-побриться не тратили, готовили мы редко и пищу типа «еда мужская, два килограмма», а хозяйка мыла, убиралась, меняла нам простынки да полотенца, могла и хавчик приготовить, когда была в настроении, так что в этом плане всё было зашибись.

Девок было особо не поводить, хотя мой сосед Хосе Антонио, дедок под 70 лет, регулярно водил девочек нетяжёлого поведения по ночам.

Не знаю, что он там с ними делал (но догадываюсь), но выходили они всегда довольные, когда я иногда сталкивался с ними в коридоре, и они мышками прошмыгивали мимо меня на старую деревянную лестницу столетнего пятиэтажного дома.

В общем, все мы были (и есть!) фанами нумеро уно нашего приятеля Хосе Антонио.

Через полтора года такого вот весёлого жилья я нашёл работу уже с контрактом. Работать надо было с 00:00 до 06:00, то есть строго по ночам, с понедельника по субботу и платили 1.600 евро чистыми + под новый год и в июле дополнительные зарплаты, то есть, было 14 зарплат в год.

Были в этой работе свои плюсы — работа не совсем по специальности, но близко от неё, интересные знакомства, богемная ночная тусовка Мадрида с кучей местных и международных знаменитостей. колоссальный и уникальный опыт, честный работодатель, никогда не задерживающий плату, контракт, позволивший мне взять ипотеку (без него бы не дали), в общем, плюсов было много.

Но было и немало минусов: ночная работа, отсыпаться приходилось днём, и очень специфическая клиентура, которой иногда хотелось набить морду, ну или хотя бы послать в жопу, а нельзя было. Приходилось терпеть всякое, после нескольких лет работы там, иногда хотелось плюнуть и всё бросить, но — тогда уже была семья, ребёнок, ипотека…

Несмотря на всё это, я проработал так «на дядю» девять долгих лет. Потом наконец решился и создал собственное дело и… ни разу не пожалел: занимаюсь любимым делом и по специальности, зарабатываю намного больше, никаких начальников надо мной нет, да и жизнь организована хорошо: отпуск в июле и августе, а у жены так ещё и в сентябре.

Из минусов — налогов дохрена платить приходится: например, я как аутономо (самозанятый, чп) плачу:

  • 3.300 евро в год квоты
  • 21% IVA (НДС)
  • 15% IRPF

По результатам декларации раз в год возвращают немало, конечно: всё-таки, два ребёнка, ипотека.
Но всё равно — ужас как много налогов платить.

Единственный плюс — в основном видно, куда эти налоги потом идут. Хотя коррупция в Испании тоже неслабая.

В кризис, который начался в 2007 году, зарплаты резко упали, и подскачила безработица. Она и сейчас высокая, несмотря на то, что кризис потихоньку отступает: 20%.

Хотя, такие высокие показатели связаны ещё и с тем, что многие работают в чёрную зарплату, продолжая сидеть на пособии по безработице.

Платят его не всем подряд, как это иногда ошибочно преподносят, а только тем, кто хоть что-то проработал, и в течение ограниченного времени.

Считается только то, что вы отчисляли в последние 7 лет, если память мне не изменяет.

Пособие дают что-то вроде 800 евро в первый год, потом на второй год урезают где-то до 600, а потом уже вроде как до 400 или около того, или вообще перестают платить. Сильно зависит, есть ли у вас кто на иждивении, опять же.

Есть семьи, в которых оба родителя годами сидят на пособиях. А что? Если каждому дают по 600 евро, то нормуль: можно и дальше пинать воздух.

Кому-то эти цифры в переводе на рубли могут показаться нормальными, но не забывайте, что жизнь в Испании — намного дороже, чем в России — от аренды жилья до зубочисток.

Если вы сидите на пособии в 600 евро, а вам надо только за жильё, ну, пускай это будет комната, отдать 300 евро, и других источников дохода у вас нет, то вам придётся очень, очень хреново.

В принципе, та же зарплата в 1.000 евро — это только жить впритык, даже если вы ни на что лишнее не тратите. Давайте примерно прикинем:

  • предположим, вы получаете 1.000 евро чистоганом в месяц:
  • 500 снять крохотную квартирку в Мадриде
  • 100 на всякие расходы типа комунидад (фиксированая плата за ком. услуги), отопление, воду, вывоз мусора, и пр
  • 50 на телефон и интернет
  • 50 на проезд в общ. транспорте. Про личный авто при таких доходах забудьте
  • на жрачку уйдёт минимум ещё 100, это если совсем-совсем на всём экономить

В общем, вы уже поняли: жизнь здесь — дорогая, зарплаты — так себе, а работы — мало.

В последнее время и зарплатой в 1.000 евро в месяц работая на полную ставку уже никого не удивишь, а это означает — бедняцкое существование.

Можно, конечно, снимать комнату, но стоит для такой жизни сюда переезжать?

Ответ — стоит, если вы готовы смириться с подобными трудностями в начале вашего здесь пути и готовы много работать, чтобы улучшить ваше положение, а также не унывать, когда что-то не получается и всегда стремиться вперёд.

Пример: знал я людей, что живя в России были на достойных должностях, пусть и за символическую зарплату. Ну, скажем, первой скрипкой в местной филармонии. А приехав в Испанию — им пришлось зарабатывать себе на жизнь мытьём туалетов в туристических забегаловках. Если вы молоды и такие временные трудности вас не смущают — всё будет отлично.
Но вот если вы не очень молоды, а «временные трудности» затянулись на месяцы и годы, то на вас тут нападёт дикий депрессняк.

Для этого лучше вообще не переезжать.

Говорят, Наполеон, ещё будучи никем, просился на службу в российскую армию, но иностранцев туда принимали с понижением на один чин, и Наполеон от этой затеи отказался. Подумайте: стоит ли переезжать заграницу зная, что вас непременно «понизят в чине»? Кто знает, может на родине вас ждёт судьба Наполеона?

А сколько сейчас получаешь?

Сложно сказать. Честно — считаю только приблизительно, так как доходы, из-за специфики моего занятия, сильно варьируются.

По примерным подсчётам, в среднем — 2.800 в месяц я, плюс жена 1200. Это после уплаты налогов.

А сколько тратишь?

А вот тут уже могу сказать поточнее. Для начала, объясню что у нас с женой у каждого свой счёт в банке, на которые мы получаем зп и откуда тратим на свои личные нужды.

Потом у нас есть один общий счёт, куда мы каждый месяц переводим равную сумму денег: оттуда снимают ипотеку, колледж детей, всякие телефоны, интернет, коммунальные услуги, страховки, и прочее, прочее.

На каждого ребёнка заведён отдельный счёт: на них копятся деньги. До 18 лет дети этими деньгами воспользоваться не смогут.

Ну, и две машины: Пассат и Поло. На Поло стараемся ездить почаще и по городу, а Пассат берём пореже и для дальних поездок, в основном: бензин тут недёшев.

Теперь немного про затраты. Семья у нас — мама, папа, два ребёнка — 9 и 4. Всё очень приблизительно, точно не высчитывал:

  • Ипотека: 6600 в год
  • Кредит на одну из машин: 1400 в год
  • Комм. услуги, страховка жилья, налог и пр.: около 3.000 в год
  • Машины: 1.000 страховка в год за обе, 400 в год транспортный налог на обе, 150 в месяц в среднем на бензин, 1000 в год в среднем на всякое обслуживание, ремонт и пр
  • Колледж — 2000 в год
  • Школьный материал — 500 в год
  • Еда, бары, рестораны, еда на дом, всякие прочие развлечения — сложно сказать, но не меньше 200 в месяц

А с отдыхом как?

На море мы бываем часто, не меньше 5-6 раз в год, в основном — в Валенсии, так как у нас там есть квартира. Путешествия по Испании, по Европе и по миру, тут сложно посчитать, так как год на год не приходится, но ездим мы достаточно часто, несколько раз в год, в основном по Европе.

Мы так организовали нашу работу, что у меня всегда отпуск весь июль и весь август, а у жены — июль, август и сентябрь.

Ну и не знаю, что я ещё забыл… спрашивайте, если что, — отвечу.

А какая у тебя хата?

90 кв м в Мадриде, гостиная и 3 спальни, есть личная парковка, кладовка 6 кв м внизу, два лифта, дом окружён садами, консъерж, видеофон, цена вопроса — 180.000 евро. Дом 80 года постройки, добротный, семиэтажный.

Купили квартиру 6 лет назад. Первоначальный взнос — 60.000, остальное — ипотека на 25 лет под 2% плюс EURIBOR. В месяц ипотека выходит 550 евро.

В общем, крепкий середнячок. Таких как мы в испании называют «clase media baja», то есть, «нижний средний класс», а есть ещё «clase media alta», то есть «высокий средний класс», но до него мы явно не дотягиваем, пока что, по крайней мере.

А что там у вас с пенсиями?

Когда я приехал в Испанию, пенсионный возраст был 65 лет. Потом его подняли до 67. На данный момент, если я не ошибаюсь, минимальная пенсия что-то около 600 евро, а максимальная — 2.500 в месяц.

Средняя пенсия, я бы сказал, находится где-то в районе 1.000 евро.

Интересное дело с пенсией в Мадриде: даже если вы иностранец и ни дня не проработали в Испании, если вы тут прописаны и живёте, то вам будут доплачивать до какого-то минимума, что-то вроде 400 евро или около того

То есть, если, например, моя мама тут живёт, и в России у неё пенсия 150 евро, то тут в Мадриде ей будут доплачивать 250 оставшихся до минималки.

Цифры точные не помню, но что-то вроде того.

Ну, а если вы проработали в Испании минимум 2 года, то вам даже и побольше пенсию дадут: такие вот добрые испанцы.

Опять же, извиняйте, если инфа неточная: если кого вопрос реально заинтересует, спрашивайте — я вам поищу инфу.

Есть ли разница между жительством в той или иной части Испании?

Понятия не имею, ибо жил только в Мадриде все эти 15 лет. Объездил немало в Испании, но так, проездом.

Особой разницы, думаю, нет, разве что на севере климат попрохладнее, да люди посерьезнее, ну я южане побезалабернее, и жара у них — ужасная.

Особо стоят только разве что каталанцы и баски с их стремлением к отделению и вытекающими из этого тёрками с Мадридом, ну и этнические канарцы, которые вообще на испанцев не похожи, а больше на южно-американцев каких-то.

В принципе, к иммигрантам везде отношение ровное. Будьте людьми — и придётесь к любому двору. Тёрки и конфликты в основном внутренние, сами же испанцы, вне зависимости от места проживания, в основном очень толерантны к иммигрантам, иногда даже чресчур.

Ну, надеюсь, я помог вам разрешить некоторые вопросы по иммиграции в Испанию.

Пожалуйста, задавайте вопросы, если хотите — всем отвечу.

Пока-пока!

сложности интеграции, немецкий менталитет и варианты возвращения в Россию

Продолжаем отслеживать судьбы наших земляков, которые уехали из Владимира в другие города и страны. Ранее мы опубликовали истории тех, кто перебрался в Санкт-Петербург и Москву, теперь же расскажем о личном опыте живущих за границей.

Все герои нашего материала в разные годы и по разным причинам переехали в Германию. Мы узнали, с какими сложностями они столкнулись на новом месте, правдивы ли стереотипы о немецкой пунктуальности и мешает ли разница менталитетов при общении с местным жителями. Также выяснили, испытывают ли «владимирские немцы» чувство ностальгии и при каких условиях хотели бы вернуться на родину.


Екатерина Шульгач, переехала в Германию пять лет назад.
Живёт в Ростоке — крупнейшем городе на территории федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания.

В 16 лет я ездила от промышленно-коммерческого лицея на практику в Данию. Мне очень понравилось в Европе, и я подумала, что хорошо бы туда переехать. После школы я поступила на заочку на экономиста, но не доучилась и не жалею об этом, потому что всегда хотела в медицинский. Однажды познакомилась в Facebook с немцем, мы какое-то время общались на английском, он несколько раз приезжал в Россию. А потом я сама решила ехать в Германию.

Мне тогда было 20 лет. Я нашла в интернете семью в городе рядом с Ростоком, которой нужна была няня для детей. Мы оформили контракт, я собрала документы, съездила в немецкое посольство, прошла собеседование и получила рабочую визу. Это обычная история, многие девочки из России уезжают так в Германию, чтобы работать.

Немецкий я знала на уровне «А1»: «Здравствуйте, меня зовут Катя, до свидания». Конечно, было страшно. Когда я приехала в Германию, то в первый вечер плакала в своей комнате, осознав ситуацию: я в другой стране, совсем одна, с немецким языком все плохо. Когда мне что-то быстро говорили, я вообще ничего не понимала и была растеряна. Но — контракт подписан, поэтому на следующий день я взяла себя в руки.

Я жила в очень обеспеченной семье с тремя детьми — мальчиками дошкольного возраста. В основном я занималась малышом, которому было полтора года, он ещё не ходил в садик. Было классно, что он начинал разговаривать — и я вместе с ним. Он учил названия зверюшек и цвета — и я учила зверюшек и цвета. В итоге он начал говорить, но с русским акцентом. И его мама сказала: «Ну да, понятно…». Я до сих пор общаюсь с этой семьёй, раз в два-три месяца езжу к ним в гости, а этот самый мальчик приезжал ко мне летом на пару дней. Ему уже шесть с половиной, мы ходили в зоопарк, на море…

Няней я проработала десять месяцев. А потом переехала в Росток, работать с пожилыми людьми — измерять давление, колоть инсулин, раздавать таблетки. Это учреждение, где пожилые люди живут в комнатах с отдельным туалетом и ванной, у каждого есть своя мебель и свои вещи. Есть также общие кухни, где можно приготовить покушать.

Мне моя работа дико понравилось, поэтому я осталась учиться на том же предприятии. Обучение длилось три года по системе Ausbildung: месяц учишься, месяц практикуешься и тебе за это ещё и зарплату платят. В прошлом августе я получила сертификат старшей медсестры общей практики, теперь я могу работать в больницах или в реабилитационных центрах, например.

Весной я хочу продолжить обучение, чтобы получить профессию врача-натуропата. Это врач, который практикует физиотерапию, акупунктуру, лечит настоями трав. Обучение длится два года, занятия проходят по выходным, платить буду сама — 300 евро в месяц. В принципе, это терпимая сумма, тем более, что по будням я смогу работать. После этого ещё год нужно будет учиться, чтобы получить специализацию — например, если я хочу заниматься только пожилыми пациентами или беременными.

«Когда у меня был парень-немец, для него не было проблемой приготовить ужин, пока я на работе, сходить за покупками или развесить белье. Немцы более самостоятельные, с ними получаются равные партнёрские отношения…»

Росток поменьше Владимира, но тут всё намного интереснее, как мне кажется. Например, у нас есть море и разные пляжи. Есть с песочком, есть с камушками, есть меловые скалы на острове Рюген. Здесь на пляжах довольно распространен нудизм, я сначала очень пугалась этого, а теперь спокойно отношусь — почему нет? А еще Росток считается туристическим городом, но сюда приезжают отдыхать не иностранцы, а сами немцы.

В Ростоке интересно устроены районы. Есть кварталы, где живёт преимущественно молодёжь, там допоздна может играть громкая музыка, там прямо у дома ставят грильницы, жарят мясо, общаются. Если идёшь мимо, тебе говорят: «Привет, присоединяйся к нам!». Есть районы, где живут в основном русскоговорящие жители или сирийцы. Это такие спальные кварталы, мне одной там страшновато жить. И есть районы, где живут обычные добропорядочные немцы, где в 7−8 вечера ни в одном окне не горит свет, потому что все уже спят. Вот это хорошо для меня. Я работаю по сменам, иногда с 6.30 утра, и мне спокойнее именно в таком районе жить, а не в молодёжном.

Здесь все в основном живут на съёмных квартирах, очень редко у кого жильё в собственности. Молодёжь часто снимает совместное жильё, например, «трёшку» на двоих или четырёхкомнатную квартиру на троих. У каждого есть своя спальня и есть общая гостиная, где вместе с друзьями собираются, пьют пиво, смотрят телик и так далее. Это очень распространенный вариант для студентов. Я жила так полгода, но поняла, что мне нужно моё место, и сейчас снимаю однокомнатную квартиру. Что касается цен на жильё, то всё зависит от расположения. Если совсем «в низах», то «однушка» стоит 250−300 евро в месяц, а если в центре города, то уже 400−500.

Росток расположен на Балтийском море, и погода тут как в Питере. То есть не очень. Но летом здорово и до моря всего 20 минут — можно взять полотенце и поехать купаться. Я обычно купаюсь ближе к июлю, когда вода прогреется. Но вообще у нас есть классный бассейн на берегу, можно лежать в тёплой воде и смотреть на море.

Зимы в Ростоке нет, тут просто осень, которая длится шесть месяцев. Очень сыро, влажно, ветер дует и снега нет, к сожалению. Вот по чему я скучаю, так это по снегу. Если он идет вечером, ты радуешься, а утром просыпаешься — все зелено опять. Бывает слякотно, но тут нет луж! Я вспоминаю, что когда приходила в России домой, то была как свинюшка. А тут нет, честно! Можно ходить по дому в уличной обуви, максимум ты песок принесёшь. Но никакой грязи и обувь чистая.

У меня сейчас нет отношений, но немцы импонируют мне больше, чем русские. Русские мужчины считают, что жена должна варить борщи, сидеть дома и родить троих детей. А немцы дают больше свободы, это то, что мне нужно. Когда у меня был парень-немец, для него не было проблемой приготовить ужин, пока я на работе, сходить за покупками или развесить белье. Немцы более самостоятельные и с ними получаются равные партнёрские отношения. Что касается свадьбы или детей, то они подходят к этим вопросам более осознанно. Они заранее всё планируют.

Немцы в основной своей массе очень пунктуальные, и я сама стала такой же. Прихожу на работу за 20 минут — не знаю, зачем и почему, но это уже в крови. Если ты опаздываешь даже на 10 минут, то обязательно нужно предупредить. Но в любом случае это плохо. И нужно учитывать, что если ты придёшь позже назначенного времени, допустим, в парикмахерскую, то тебя уже не примут.

С парикмахерами отдельная история. Я обычно стригусь в России, у меня там есть свой парикмахер, которому я доверяю. Но тут я решила записаться в местную парикмахерскую. Первый вопрос, который мне задали: «Вы хотите, чтобы мы вам посушили волосы?». Я спрашиваю: «А как же не сушить-то? Не пойду же я с влажными волосами». Мне отвечают: «Вы можете сами посушить феном, потому что эта услуга — за отдельную плату». А теперь — шок-контент! Как вы думаете, сколько стрижка с сушкой стоит? 60 евро! Из них сушка — 7 евро. Это кошмар! Я решила — нафиг надо, поживу до февраля так, а потом в России постригусь.

Возвращаясь к стереотипам — немцы очень любят пиво, это правда. Пиво — это наше всё, и оно тут совсем другое, не как в России. Даже если это пиво одной и той же марки. А ещё почти в каждом более-менее большом городе есть своя пивоварня, что очень классно. Ты пьешь и знаешь, что это свежайшее местное пиво. И от него не особо пьянеешь, просто расслабляешься и отдыхаешь, это такой приятный релакс.

Ещё в Германии есть традиция по воскресеньям кушать яйца, сваренные вкрутую или всмятку. Я долго встречалась с немцем, и каждое воскресенье его мама шла варить яички. И обязательно нужно сходить в местную пекарню за булочками. Эти пекарни работают с самого утра, хотя те же супермаркеты по воскресеньям закрыты. Это, кстати, для меня до сих пор непривычно. Я в Германии пять лет и все равно иногда по воскресеньям иду с пакетиком в магазин, потому что забываю про этот график работы…

Мой круг общения состоит в основном из немцев. Здесь есть русскоговорящая община, но я не думаю, что мне нужно тесно общаться с бывшими соотечественниками. Если приезжаешь в другую страну — попытайся интегрироваться, попытайся узнать местную культуру. Иначе зачем было уезжать из России?

Стереотипов о русских много, конечно. Немцы говорят: «Ой, вы же с детства пьёте водку, и ты, хотя и девочка, перепьёшь всех». Если я общаюсь с мамой по телефону, то немцы думают, что я злюсь. Спрашивают, почему я грубо разговариваю — они так воспринимают наш язык. Хотя некоторые, наоборот, просят сказать что-нибудь на русском, им нравится, как он звучит. Ещё многие меня спрашивают, как я отношусь к Путину и к происходящему в России. К сожалению, или, может быть, к счастью, я не интересуюсь политикой. Но немцы следят за тем, что происходит в нашей стране. Правда, я считаю, что местные СМИ передают не всю правду, стараются сделать из Путина плохого человека. И все его боятся.

«Во Владимире особенные суши и роллы. В Германии их тоже делают, причём японцы, но русские суши сделаны для русских людей, они мегавкусные, на мой взгляд…»

Сейчас я каждый год получаю немецкую визу. А следующей осенью смогу подать документы на «бессрочную», она даёт все права, что есть у немцев, разве что голосовать не смогу. При этом виза только называется «бессрочной», на самом деле она действует до того момента, пока не закончится срок действия загранпаспорта. Чтобы её получить, нужно прожить здесь пять лет и заплатить определённую сумму налогов в пенсионный фонд. С гражданством вопрос обстоит немножко сложнее, но мне оно пока и не нужно. Моя семья живёт в России, и я не хочу оформлять визу, чтобы ездить туда.

Во Владимир я приезжаю каждые полгода, а иногда даже чаще. Мои родители живут на Студенческой, и я обязательно хожу пешком от площади Ленина до центра — по Октябрьскому проспекту. Я люблю этот маршрут, для меня он — ощущение родины, что ли. Люблю зайди в «Кабуки», съесть там мой любимый салат с морепродуктами. Ещё во Владимире особенные суши и роллы. В Германии их тоже делают, причём японцы, но русские суши сделаны для русских людей, они мегавкусные, на мой взгляд.

Владимир меняется год от года, и это уже не тот город, в котором я родилась. Я не очень понимаю, зачем построили три обзорные площадки рядом друг с другом. Мне кажется, что это ненужные инвестиции, лучше бы в систему здравоохранения вложились. Смотровые — это красиво, я не спорю, но зачем сразу три?

Я не хочу вернуться насовсем во Владимир или вообще в Россию. У меня нет ностальгии, я не понимаю русский менталитет, меня расстраивает российская система здравоохранения и отсутствие уверенности в завтрашнем дне. Если я заболею в Германии, то знаю, что мне помогут. Причём поможет не какой-то знакомый, а государство. Если в Германии я потеряю работу, то у меня будет на что покушать. Когда ты живёшь здесь, то не нужно никуда торопиться, потому что всё распланировано, всё спокойно и размеренно. А когда приезжаешь во Владимир, ты не можешь что-то запланировать. Ты даже не знаешь, когда приедет автобус.

В ближайшем будущем я планирую остаться в Германии, но хочу переехать в другой город. А ещё я хочу пожить в Канаде и Австралии, и надеюсь, что эти планы тоже осуществятся.


Александр Ёлкин, переехал в Германию пять лет назад.
Живёт в Берлине.

Я родился и до 17 лет жил в Казахстане. Ходил в школу в Караганде, где познакомился со своей будущей женой. Потом она уехала в Германию — как этническая немка, а я переехал в Россию. Во Владимире я прожил 14 лет, за это время мы снова встретились, некоторое время жили на две страны, а потом расписались.

Я долго думал, переезжать в Германию или нет — в России была работа и планы на будущее, которое иногда даже казалось светлым. Мы запускали сайты «Выбор33» и «ПроВладимир», занимались общественными проектами, защищали Спасский холм, помогали людям, которые столкнулись с коррупцией — у нас была региональная антикоррупционная приёмная «Трансперенси Интернешнл — Россия» (внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции «иностранного агента»).

А потом все так сложилось, что лучше было уехать. В некоммерческом секторе, где я работал, ситуация ухудшилась, кроме того, мне хотелось уже быть рядом с семьёй. Всё совпало.

Сложностей с переездом в Германию не было практически никаких. У меня не было визы на долгое проживание, но мы пошли в местное министерство и получили её сроком на год — с условием, что я буду учить немецкий.

Моя бабушка — немка, поэтому я немного знал язык, наверное, на уровне «А1». Но мне поставили задачу выучить его хорошо. Для всех, кто интегрируется в немецкое общество, есть бесплатные государственные курсы. Ходишь туда каждый день — с 8 до 13 часов или во второй половине дня, как удобно. Все обучение — на немецком, но знания подаются довольно просто. Есть учебники и рабочие тетради. Главное — иметь желание учиться.

Когда получаешь уровень «В1», ты как бы готов выходить на работу. Но мне нужно было подтвердить диплом инженера, поэтому требовался уровень «В2». В общей сложности я ходил на эти курсы год.

Несмотря на немецкие корни, когда я переезжал в Германию, я не подавал заявку на получение гражданства. В теории, я могу подать её сейчас, однако это довольно-таки длительный и сложный процесс, мне придется менять некоторые документы. Но я смогу подать заявление на получение гражданства, если проживу тут ещё пару лет. Такие планы есть. А пока я регулярно продлеваю разрешение на работу и на проживание.

В Берлине я работаю в IT-сфере, отвечаю за определённые задачи в большой международной организации. Плюс я зарегистрирован как индивидуальный предприниматель: в свободное время консультирую малые и средние предприятия по поводу информационных технологий, а также помогаю общественным организациям с написанием проектов для получения грантов.

Когда переезжаешь в Германию, чувствуешь разницу в менталитетах. Здесь больше порядка, большинство местных жителей подчиняется закону. Просто это дешевле. Потому что если те же налоговые органы найдут незадекларированные доходы, то у вас будут очень большие проблемы. И проще заплатить налоговому консультанту, который всё оформит и подаст за вас декларацию.

«Если твоя зарплата ниже определённого минимума, то государство будет тебе доплачивать. И да, ты сможешь на эти деньги спокойно жить…»

Я не знаю, какие цены сейчас в России, но в Германии на среднюю зарплату семья из четырёх человек может спокойно жить и не задумываться о проблемах. Условно говоря, это 3 тысяч евро в месяц — до вычета всех налогов и страховок.

Если твоя зарплата ниже определённого минимума, то государство будет тебе доплачивать. И да, ты сможешь на эти деньги спокойно жить. Конечно, ты не будешь есть трюфели и красную икру, но питаться сможешь нормально, у тебя будет жильё и возможность искать работу. Если работы нет, то государство поможет в обучении, чтобы ты получил новую профессию.

Отчисления на налоги, медстраховку и так далее в Германии могут доходить до 50 процентов от доходов. Но за эти деньги ты получаешь более высокое качество жизни и у тебя не будет проблем, когда потребуется медпомощь. Если живешь в большом городе, как Берлин, то у тебя есть доступ чуть ли не к последним технологиям в медицине. Тут есть известный медицинский центр Charité, который постоянно проводит какие-то исследования и применяет новые решения при лечении пациентов.

Практически всё жильё в Германии — частное. Есть большие организации, которые сдают квартиры в аренду, и есть частники. Разница только в том, на каких условиях сдаётся жильё. Очень часто застройщики, когда договариваются с городом о снижении цены аренды или выкупа земли, обещают какое-то количество квартир сдавать дешевле — для социально незащищённых слоёв населения. Этот закон соблюдается, и после постройки дома 10 или 20 процентов квартир сдаётся в аренду ниже рыночной стоимости. Но только тем, у кого есть бумажка от социальных служб.

Мои дети родились в Германии и граждане этой страны с рождения. Дома мы разговариваем с ними по-русски, они у нас билингвы. Старшая ходит в школу, младший — в садик. Все детсады в Германии — частные, они разделяются по направлениям. Есть русско-немецкие, испанско-немецкие, англо-французско-немецкие… Есть — католические, где дети раз в неделю или раз в месяц ходят в церковь на богослужение. Все зависит от пожеланий родителей и размеров их кошелька. Чем больше языков и дополнительных активностей в саду, тем больше надо доплачивать. Но основную часть затрат в любом случае возмещает государство.

Если говорить о стереотипах про Россию, то на уровне шуток это — водка, медведь, ядерный реактор. А если на серьёзном уровне, то немцы высказывают опасения за состояние гражданского общества, за ситуацию с Украиной. Ещё говорят, что немецкое правительство как-то неправильно реагирует на многие вызовы со стороны России.

Интерес к политике у немцев на том же уровне, что и у россиян. Условные два-три процента населения интересуются, а у остальных есть какое-то устойчивое мнение, которое они боятся разрушить.

В Германии проявляют внимание к теме экологии. В Берлине есть молодёжное движение FridaysForFuture — это последователи Греты Тумберг, которые митингуют по пятницам. Кроме того, большинство населения здесь давно сортирует мусор. Потому что если ты живёшь в частном доме, то в сортированном виде его утилизация обходится дешевле. Если ты живёшь в многоквартирном дома, то сортировать тоже выгодно, хотя бы отделять пластик и бумагу с картоном. Если общие расходы дома на утилизацию мусора превысят плату в рамках аренды, то придётся доплачивать.

При этом немцы ездят на автомобилях, потому что это удобно, и едят авокадо, хотя их плантации дорого обходятся для экологии.

Некоторые магазины отказались от пластиковых пакетов для овощей и фруктов, предлагают покупать многоразовые сетки или просто грузить всё в тележку, а потом сразу в сумку. Но я в этом не вижу смысла, потому что в Германии переработка мусора на очень высоком уровне. То есть когда ты приходишь в магазин и берёшь пакет, ты его в любом случае потом выбрасываешь в пластиковый мусор, который будет переработан. Хорошо ещё, когда пластиковые пакеты заменяют на пакеты из переработанной бумаги. А так — получается неудобство для покупателей. Ты стоишь на кассе, как дурак, и держишь в руках яблоки.

«Когда прожил пять лет в довольно-таки спокойном ритме, ты не боишься переходить дорогу на зелёный свет. Делать то же самое в России — рискованно…»

С тех пор, как я уехал из Владимира, я ни разу там не был. В этом нет проблемы, я 19 лет назад уехал из Караганды и туда тоже ни разу не возвращался. Я не такой человек, который скучает по местам. Бывает, что скучаю по людям, но с ними общаюсь онлайн, мне этого хватает. Либо они в Берлин в гости приезжают.

В данный момент я не вижу смысла возвращаться в Россию. В Германии я уже пять лет, большая часть моих планов связана с Берлином и Европой. Может быть, Соединённые Штаты Америки рассмотрел бы для переезда, но это в более далёкой перспективе.

Кроме того, я считаю, что в Россию ездить небезопасно. Главным образом, я не знаю, как органы могут отреагировать на мой приезд. И ещё — смертность на дорогах от автоаварий просто ужасная по сравнению с Германией. Когда прожил пять лет в довольно-таки спокойном ритме, ты не боишься переходить дорогу на зелёный свет. Делать то же самое в России — рискованно. Может быть, я сейчас слишком расслаблен и поэтому не готов вернуться в такую жизнь.

Владимир — город, конечно, приятный, маленький и уютный, но там нужно менять систему здравоохранения и систему общественного транспорта, повышать ответственность местных властей и полиции перед гражданами. Чтобы жить там стало безопасно и комфортно. Чтобы не было страха пройти по улице и быть арестованным, просто потому что вот так захотелось.

Я бы хотел, чтобы мои дети побывали во Владимире, и мы обязательно когда-нибудь приедем туда. Но только когда они подрастут и в России что-то поменяется к лучшему.


Анна Зайцева, переехала в Германию семь лет назад.
Живёт в Ильцене — небольшом городке в Нижней Саксонии. Работает в Гамбурге.

Я родилась в Суздале, закончила там в школу и переехала во Владимир, поступив в педагогический на иняз. Но институт я так и не закончила, на последнем курсе уехала в Германию.

У меня нет немецких корней, просто в один момент я подумала, что можно попробовать. Я с 17 лет жила одна, поэтому решения принимала сама, а близких просто поставила перед фактом. В принципе, все отреагировали нормально и поддержали меня. Сначала планировала уехать на год, думала, что потом вернусь и закончу институт, но я до сих пор здесь.

В Германию я приехала по классическому сценарию — работать няней в семье. Это такой дешёвый вариант поехать за границу. Год я жила в Ростоке и сидела с детьми, за это время закончила языковые курсы и получила сертификат, а потом решила учиться по программе «Гостиничный бизнес». Здесь другая система среднего специального образования — ты проходишь производственную практику на предприятии и параллельно ходишь на теоретические занятия. На первом курсе я три дня в неделю работала и два дня училась, а на втором и третьем курсе — четыре дня работала и один день училась. И предприятие при этом платило мне деньги.

После Ростока я ещё какое-то время жила в Регенсбурге, а в прошлом году вышла замуж и сейчас живу в Ильцене. Мой муж переехал в Германию из Казахстана, по программе репатриации. Это было очень давно, он закончил здесь школу, получил образование и работает водителем-испытателем автомобилей на заводе Volkswagen. У него есть немецкое гражданство, и я тоже думала на эту тему, но пока живу то по учебной, то по рабочей визе. Потому что сейчас, если мне хочется в Россию, я могу просто купить билет — от моего дома до аэропорта всего полтора часа. А с немецким паспортом придётся делать российскую визу, платить за неё, ждать, пока будут готовы документы… Сейчас есть ощущение свободы, а тогда — появится граница.

Я не могу сказать, что у меня был культурный шок после переезда в Германию. Потому что когда я училась в школе, мы ездили по обмену в Ротенбург-на-Таубере, это город-партнёр Суздаля. У меня тут было много знакомых и я представляла себе, как и что.

Сложностей с языком не было никаких, потому что я и раньше изучала немецкий. Но на курсы всё равно ходила, добровольно — чтобы сертификат получить, с людьми познакомиться, потусоваться. Конечно, у меня есть акцент. Но я работаю в Гамбурге, а там, наверное, треть жителей — иностранцы. Никто на тебя косо не смотрит, потому что приезжие не в новинку. Обычно спрашивают, не из Польши ли я приехала. Ещё варианты — Чехия, Словакия. А когда в блондинку перекрасилась, то были предположения, что я из Скандинавии.

Дома мы разговариваем и по-русски, и по-немецки, вперемешку. Для некоторых немецких слов я не могу подобрать замену на русском языке — например, для профессиональных терминов, которые использую в работе или учёбе. Поэтому о рабочих моментах я думаю по-немецки. А по-русски думаю обо всём остальном.

«Иногда идёшь по улице — и кто-то по-русски говорит, очень весёлые вещи можно услышать. Иногда — сплошной мат-перемат. В немецком, мне кажется, нет выражений, чтобы высказаться с такой силой…»

В Германии мне, наверное, сложно было привыкнуть к тому, что нужно уметь планировать, везде записываться заранее. И нет разницы, парикмахерская это, городская администрация или медучреждение. Например, чтобы попасть к врачу, иногда нужно записаться и ждать своей очереди полгода. Это не касается экстренных случаев или терапевта, но с приемом узких специалистов такое бывает. А я привыкла, что в России приходишь в больницу, посидишь полдня в очереди — и заходишь в кабинет.

Немцы не склонны к спонтанности. Это во Владимире ко мне в общежитие можно было завалиться в любое время без предупреждения, даже если меня дома нет. Здесь — обязательно договариваются заранее. Особенно это касается людей старшего возраста.

По поводу немецкой пунктуальности. На работу я езжу в Гамбург, дорога занимает примерно час на электричке. Это примерно так же, как жители Подмосковья ездят на работу в Москву. И что касается электричек, то пунктуальность — совсем мимо. Электричка может не то что опоздать, а вообще не прийти, и ты стоишь на перроне, не знаешь, как на работу попасть.

Ещё у меня складывается впечатление, что немцы часто чем-то недовольны. В немецком есть слово, обозначающее блеяние козы — meckern. По-русски можно сказать — они постоянно бубнят. Причем без особого повода.

Вообще же мой круг общения в Германии — это однокурсники, с которыми я учусь сейчас или училась раньше, а также коллеги с работы. Это и немцы, и турки, и ливанцы, и французы — кого только нет. Нас очень много, мы все разные. Русских я здесь тоже встречаю. Иногда идёшь по улице — и кто-то по-русски говорит, очень весёлые вещи можно услышать. Иногда — сплошной мат-перемат. В немецком, мне кажется, нет выражений, чтобы высказаться с такой силой.

Сейчас я работаю аудитором в гостинице и параллельно учусь на экономиста в сфере гостиничного и ресторанного бизнеса. Это сравнимо с дистанционным обучением в России, когда занятия можно совмещать с работой. В неделю я два дня учусь и три-четыре ночи работаю. На работе моя задача — контролировать все денежные обороты, которые проходят за день через гостиницу, ресторан и бар. Мне сдают отчётность, я все проверяю, пересчитываю и готовлю к отправке в бухгалтерию. Кроме того, если гости приехали или уезжают поздно ночью, то я оформляю документы.

Когда я только переехала в Германию, то уровень комфорта у меня был как у беженца, у которого всё хозяйство может поместиться в один чемодан. Теперь же, я считаю, у меня хороший средний уровень жизни по немецким меркам. И, конечно, он выше, чем был в России. Кстати, вот что ещё характеризует немцев — многие всю жизнь живут в съемных квартирах. Но сейчас хорошее время, чтобы покупать недвижимость, потому что низкие проценты по ипотечным кредитам. Мы два года назад купили в Ильцене половину дома.

Я не знаю, какие сейчас процентные ставки в России, но у нас ставка — 2 процента в год. Платить будем лет 20, наверное, хотя — как справимся. В Суздале моя семья жила вчетвером в двухкомнатной квартире на 50 квадратных метрах, а сейчас у нас 120 квадратных метров и мы живем вдвоем.

В Ильцене много русскоязычных, здесь есть даже русский магазин. Я хожу туда за семечками, сгущёнкой и за майонезом. Потому что немецкий майонез не вкусный. А ещё там продаются такие штуки, каких в российских супермаркетах не часто встретишь, наверное. Например, восковые церковные свечки, халаты в цветочек, тельняшки, шампуры, мантницы, веники, тройной одеколон, мазь «Спасатель», активированный уголь… И ещё там играет такая музыка, как в российских маршрутках. Магазин рассчитан на русских, но немцев там тоже можно встретить.

«У немцев нет огородов, где они сажали бы картошку. У них есть дачи — там домик, газонная трава, место под гриль… А если всё засажено луком и картохой, и ещё яблони побелены, то сразу понятно — это русская дача…»

В Россию я стараюсь приезжать раз в полгода, обычно — на пару недель. В первые годы, когда приезжала, в основном останавливалась во Владимире, но сейчас чаще бываю в Суздале. Может быть, это с возрастом так — начинаешь больше ценить время, проведённое с семьёй.

Я скучаю по разным вещам. Например, по еде с огорода. Овощи в немецких магазинах не такие вкусные, это просто несравнимо. Я этим летом сажала на участке у дома помидоры, и они даже выросли. И зелёный лук вырос. А вот редиска загнулась. У немцев нет огородов, где они сажали бы картошку. У них есть дачи — там домик, газонная трава, место под гриль… А если всё засажено луком и картохой, и ещё яблони побелены, то сразу понятно — это русская дача.

Я скучаю по Суздалю, это очень красивый город и там всё такое родное. Во Владимире я скучаю по каким-то концертам, по тусовкам, которые были в студенческие времена. Но я понимаю, что всё это уже осталось в прошлом. Когда я переехала, вся движуха для меня закончилась, потому что надо было думать, как денег заработать. Так что я учусь, работаю и занимаюсь домом, а в свободное время хожу на йогу и в бассейн.

В настоящий момент я не рассматриваю вариант вернуться во Владимир. Но — мало ли как жизнь сложится. Думаю, что если вдруг такое случится, то я смогу найти себе место. В гостиничной или ресторанной сфере я смогу работать абсолютно в любой точке мира, ну, может, за исключением Японии и Китая — из-за языка. И если придется переехать в Россию, то я вернусь туда квалифицированным специалистом с хорошим опытом, а также со знанием немецкого, английского и французского. Поэтому — не так страшно.


Степанида Вахотина, переехала в Германию три года назад.
Живёт в Нюрнберге — на севере центральной части Баварии.

Мой муж — инженер по специальности. Вопреки всем стереотипам, владимирский вуз даёт довольно-таки неплохое образование, его ценят за границей. И в какой-то момент наши знакомые, которые уже давно живут в Германии, спросили Арсения, почему он со своей инженерной специальностью не рассматривает вариант переезда.

Когда муж задал вопрос, не хочу ли я поехать в Германию, я ответила: «Конечно хочу». Но у меня вообще не было ощущения, что мы куда-то поедем. Он с таким же успехом мог спросить, не хочу ли я слетать на Луну, и я бы тоже сказала «да». А потом раз — и через полгода у Арсения были готовы документы и виза. Ну, я тоже начала паковать вещи.

Мне кажется, сначала никто не поверил, что мы можем уехать из России. Мы учили немецкий, собирали документы, но в общем и целом этот переезд был, скорее, «если», чем «когда». А когда мы действительно уехали, все очень удивились.

Первые полгода Арсений был в Германии один, а я по-прежнему жила во Владимире и работала в букинистическом магазине «Эйдос». Потом муж вызвал меня и детей по программе воссоединения семьи. Тут так устроено — люди с определёнными профессиями имеют право на так называемую «голубую карту». Это такой вид визы, который даёт возможность работать, вызвать семью, причем у семьи тоже есть некоторые преференции. Я, например, сразу поехала с разрешением на работу. Кроме того, «голубая карта» даёт возможность быстрее получить вид на жительство.

Первые полгода мы жили в Хильдесхайме, в Нижней Саксонии. До переезда я вообще никогда не была за границей, только на Украине и в Белоруссии. И у меня случился нереальный культурный шок. Мы жили в самом центре маленького города, прямо под готическим собором. И вокруг — удивительная архитектура.

Когда ты приезжаешь в первый раз за границу, тут часто случается нечто типа первой любви. Хильдесхайм как-то прикипел к сердцу, в нём было не сложно интегрироваться. Это очень многие замечают. Например, там быстро находишь себе друзей — ты просто говоришь со всеми, кто говорит по-русски, и со всеми, кто согласен говорить с тобой по-немецки. Немецкий я знала на уровне «А2», этого хватало для бытового уровня, для первичных коммуникаций. В Хильдесхайме всё было супер. Мне было с кем общаться, с кем пить кофе, с кем ходить в церковь и слушать орган. Только работу оставалось найти.

Но через полгода мы переехали в Нюрнберг, и у меня произошёл кризис мотивации. Я буквально в один день потеряла всё, что нажила в Хильдесхайме. А тут всё по-другому, и к тому же это Бавария — совсем другой менталитет, другой диалект. Нюрнберг мне ужасно не нравился, и я растеряла весь свой энтузиазм по поводу работы. Потом у нас родился третий ребёнок, и только сейчас, когда младшему сыну исполнилось полтора года, я чувствую, что дело сдвинулось с мёртвой точки. Возможно, это простимулированно идеей переехать в Берлин. У меня от этого хоть какая-то радость появляется.

«Мой круг общения в Нюрнберге состоит, в основном, из приезжих. Местное население, в отличие от русских, не стремится сразу завести друзей и построить тёплые душевные отношения.…»

Все в нашей семье — граждане России, и мы не планируем получать немецкое гражданство. Сначала нам просто хотелось переехать сюда на несколько лет — посмотреть Европу, все дела. Но выяснилось, что наш средний ребенок, Марьяна, интегрировалась тут очень сильно, сейчас ей вообще нет смысла в Россию возвращаться. Со старшим сыном сложнее. Это очень интересный момент — Глеб переехал в 13 лет, Марьяна — в 10, и они абсолютно разные. Он интегрируется гораздо медленнее, у него остался русский менталитет.

Тут другая система образования. После начальной школы дети могут учиться в Mittelschule (общее образование и профориентация), в Realschule (средний уровень образования) или в гимназии (высокий уровень). У школьников есть возможность переходить с одного уровня на другой — как выше, так и ниже. Окончание гимназии подразумевает получение диплома о среднем образовании — это называется Abitur и нужно для поступления в университет. После Realschule этот Abitur тоже можно получить. А вот после Mittelschule нет возможности поступить в университет.

Мой старший сын закончил общую школу, куда был изгнан из гимназии за плохое поведение. Он поступил учиться на повара и ему это нравится. Дочка тоже ходила в Hauptschule, но недавно было родительское собрание, на котором решался вопрос о её переводе на уровень Realschule.

В той части Германии, которая была ГДР, с прошлых времён ещё осталась какая-то система дополнительного образования для детей. Но в Баварии — нет. Здесь есть музыкальная школа, но она чуть ли не одна на весь Нюрнберг и там какие-то особые условия приёма. Можно ходить в частные музыкальные школы, где занятия стоят по 30 евро за 45 минут. Но вообще запихать ребёнка в музыкалку, чтобы он получил дополнительное образование, тут не так просто.

Наш младший сын родился в Германии. Мне сложно сравнивать роды здесь и в России, потому что разница между средним и младшим ребёнком составляет 12 лет, какие-то вещи могли измениться. Но я обратила внимание, что из роддома тут выписывают уже через 48 часов. В Германии при родах может присутствовать кто-то из родственников или доула, это не вызывает никаких вопросов. Опять-таки, здесь нет такого понятия, как «диета кормящей матери». Мне сразу после родов принесли кофе, хлебцы с медом, солёный огурец, несколько видов копченой колбасы. Это — больничная еда. Ещё мне очень нравится, что здесь нет паники по поводу грудного вскармливания. Меня буднично спросили, планирую ли я кормить сама. «Да» — хорошо, давайте попробуем. Но если бы я сказала «нет», это не вызвало бы осуждения. Тут больше расслабленности в этих вопросах.

Мы всей семьей живём на зарплату Арсения. При этом мой муж находится в декретном отпуске и работает только половину времени — в Германии есть такая возможность. Хотя какую-то часть средств ему компенсирует государство, в итоге он получает меньше, чем если бы трудился полный рабочий день. Но всё равно — денег нам хватает. Даже с учётом того, что мы снимаем четырёхкомнатную квартиру за 1250 евро в месяц.

Мой круг общения в Нюрнберге состоит, в основном, из приезжих. Это люди, с которыми я познакомилась на языковых курсах — сейчас я готовлюсь к экзамену «С1». Местное население, в отличие от русских, не стремится сразу завести друзей и построить тёплые душевные отношения. Для этого должно пройти некоторое время. К тому же Нюрнберг — это Бавария. Считается, что баварцы более высокомерные и менее открытые, чем нам бы этого хотелось.

Самый смешной стереотип о русских, который я слышала, это то, что русские все на одно лицо. Это удивительно. Да, действительно, немцы немного другие внешне, но не так, чтобы мы для них все на одно лицо были. Ещё я вообще не пью алкоголь, и было смешно, когда я сказала об этом, а меня спросили: «И даже водку?». Как будто водка — это наша культурная идентичность.

Понятное дело, что также мы ассоциируемся у немцев с тоталитарным строем, с коммунизмом и прочими такими вещами. За Берлинскую стену и оккупацию Польши тоже я «отвечаю». Тут должен быть улыбающийся смайлик.

Ну, а к таким моментам, как сортировка мусора, я была сразу готова. Я бы и во Владимире мусор сортировала, если бы в этом был какой-то смысл. И да, в Германии более внимательно относятся к теме экологии. В большинстве случаев у людей тут стабильная жизнь, и поэтому есть моральные силы и возможность задумываться над такими вопросами.

«Я вообще не пью алкоголь, и было смешно, когда я сказала об этом, а меня спросили: «И даже водку?». Как будто водка — это наша культурная идентичность…»

Мы не исключаем, что вернёмся в Россию, но не факт, что именно во Владимир. Возможно, наша следующая остановка будет в другом городе. И я сейчас такую вещь скажу — в России очень хорошо жить, когда у тебя достаточно денег. Когда ты не считаешь, сколько нужно потратить на элементарные вещи — на проезд, на еду. Когда у нас будет либо достаточная финансовая подушка, либо какие-то предложения по работе, чтобы можно было жить и не задумываться о бытовых расходах, тогда мы и хотели бы вернуться. В Германии у нас не было такого, чтобы нам денег не хватало. Здесь совсем другой уровень зарплат, это просто цифры другого порядка.

А пока я удалённо учусь в ВлГУ на радиоинженера, поэтому во Владимир езжу дважды в год — на сессию. Иногда одна приезжаю, иногда со всей семьёй. Вот сейчас мы бы тоже поехали, но с билетами под Новый год сложно, а заранее их покупкой мы не озаботились.

Я, конечно, очень скучаю по Владимиру. Скучаю по «Эйдосу», там живёт мое сердце. Если говорить о любимых местах в городе, то есть такой маленький дворик у Княгининского монастыря — мне он очень нравится, это какое-то абсолютное волшебство. И ещё любимое место — наша деревня под Судогдой…

Мне нравится5Не нравится

Расшифровка стенограммы: мэр де Блазио сообщил о доступности средств массовой информации

31 августа 2021 г.

Мэр Билл де Блазио: Доброе утро всем. Когда мы начали наши усилия по вакцинации, мы назвали это вакциной для всех, буквально сказали, что мы собираемся сделать что-то, что будет работать для каждого жителя Нью-Йорка, везде, в каждом районе, легко, быстро, бесплатно, все, что жители Нью-Йорка позаботиться о том, чтобы они могли быстро входить и выходить, конечно, зная, что это бесплатно для всех.Мы видели, как происходят удивительные вещи, это, безусловно, крупнейшая вакцинация за всю историю Нью-Йорка, которая продолжает расти с каждым днем, цифры впечатляют, и мы продолжаем использовать новые подходы. И в эти выходные, выходные веры, ключевой пример, давайте подключим все молитвенные дома к этому усилию, сообщество, которому доверяют, голоса, соединяющиеся с их прихожанами, говорящие о вакцинации для вас. Вот способ сделать так, чтобы это работало легко. Вот способ поступать правильно для себя, своей семьи, своего сообщества, молитвенные дома проделали потрясающую работу.В эти выходные было сделано 2000 прививок в молитвенных домах в рамках нашей реферальной программы, еще 2000 человек получили прививки, это означает, что каждый из этих людей смог сам получить бонус в размере 100 долларов, но это также означает, что каждый дом поклонения получили по 100 долларов за каждого человека, которого они убедили прийти и сделать прививку. Это мощный подход, и он будет расти, и подход реферального бонуса, я хочу прояснить, прелесть этого заключается в том, что человек награждается за то, что он продвигается вперед, но какой бы ни была организация, это молитвенный дом, общественная группа, бизнес они тоже получают толчок, и город благодарит за то, что поступает правильно и помогает вакцинировать людей.В городе множество отличных примеров: некоммерческие организации, молитвенные дома, предприятия, малые предприятия, общественные предприятия, рестораны, которые уже участвуют в программе реферальных бонусов.

Отличный пример, Ист-Флэтбуш-Виллидж, замечательная общественная группа, которая делает отличную, отличную работу, они действительно сосредоточились на вакцинации населения в том месте, где нам нужна дополнительная помощь, и они уже направили более 450 человек в Район Ист-Флэтбуш для вакцинации.Еще 450 человек будут в безопасности, что поможет продвинуть город вперед, а также тысячи долларов в виде бонусной поддержки для Ист-Флэтбуш-Виллидж. В этом уравнении выигрывают все. В деревне Ист-Флэтбуш проводятся дополнительные занятия для детей, они проводят действительно важную работу по борьбе с насилием в сообществе, они занимаются молодежным спортом, отлично работают над тем, чтобы общество стало лучше, а также являются лидерами в области вакцинации. Я хочу, чтобы вы услышали от исполнительного директора East Flatbush Village, который так много сделал, чтобы помочь сообществу, с удовольствием представляю Эрика Уотермана.

[…]

Эрик, большое вам спасибо. Я очень хочу вас поблагодарить. Вы показали отличный пример того, на что способна группа сообщества. Я имею в виду, что одна общественная группа собрала более 400 человек, я так счастлив, что приносит пользу вашей хорошей работе в целом, но я особенно рад, что у нас появилось еще более 400 жителей Нью-Йорка, которые прошли вакцинацию, а это значит, что больше людей слышат историю о том, что это сработало, что это было легко, здесь будет огромный мультипликативный эффект. Итак, я действительно хочу поблагодарить вас за то, что вы делаете для этого сообщества Flatbush, и за то, что вы подаете всем отличный пример того, что так много общественных организаций и других организаций могут участвовать в этом и оказывать огромное влияние.Большое вам спасибо за все, что вы делаете.

Я снова упомянул, что это не просто общественные организации или поклонение. Мы приветствуем малый бизнес. Мы приветствуем парикмахерские и салоны красоты. Мы приветствуем рестораны. Мы приветствуем винные погреба. Все, кто хочет участвовать в этом, побуждая членов сообщества приходить и проходить вакцинацию, мы хотим, чтобы эти малые предприятия получали выгоду. Мы хотим быть уверены, что люди из сообщества приходят и возвращаются в первую очередь в целости и сохранности, мы хотим, чтобы они извлекли из этого пользу, но мы хотим, чтобы и малые предприятия получили выгоду.Вот пример: ресторан в Гарлеме, «Сафари», отличный ресторан, где подают прекрасную сомалийскую кухню, и после всего, через что они прошли, они понимают, что ресторан, как и многие другие, сильно пострадал от пандемии. Они признали, что могут не только вернуть ресторан, но и сделать что-то полезное для общества. Через секунду вы услышите от Шакиба Фараха, который со своей женой Моной проделывает огромную работу, рассказывая общественности о силе вакцинации. Итак, вот бизнес на базе сообщества.Покупателям это нравится. Сообществу это нравится. А вот еще одно место, где люди слышат, как важно пройти вакцинацию, и возможность для ресторана воспользоваться программой реферальных бонусов. В этом сценарии выигрывают все. Я хочу, чтобы вы услышали этот замечательный пример из замечательного ресторана Safari в Гарлеме, Шакиб Фарра. Добро пожаловать.

[…]

Большое спасибо. Мы с Шакибом хотим сказать вам, прежде всего, что вы носите футболку. Вы должны всегда продвигать малый бизнес, местный ресторан, так что я рад, что вы получили такое имя.Я слышал много хорошего о ресторане, я с нетерпением жду посещения, но я действительно хочу поблагодарить вас за то, что вы подаете людям отличный пример того, как каждый общественный бизнес может помочь защитить людей, и я желаю вам больших успехов в будущем.

Хорошо, теперь реферальный бонус, отличная возможность для наших ресторанов как часть того, как мы их возвращаем. Но для всех нас самое главное для ресторанов — сделать этот город здоровым, сделать его безопасным, убедиться, что мы победим COVID раз и навсегда.В последнее время я много говорил о том, что нам нужно сосредоточиться на том, чтобы покончить с эрой COVID раз и навсегда, мы можем это сделать, мы сможем это сделать, если многие из нас будут вакцинированы, и поэтому мы сможем избежать необходимости когда-либо делать это. вернуться к ограничениям, верно? Помните, когда закрылись все эти рестораны, закрылись и предприятия. Помните о разрушительном ударе. Мы никогда не можем допустить, чтобы это повторилось. В первую очередь мы должны защищать людей из-за их здоровья и благополучия. Мы должны спасать жизни, но мы также не видим, чтобы наш бизнес был разрушен, потому что мы не сделали все, что в наших силах, для борьбы с COVID.Вот почему так важны предоставленные нами мандаты. И «Ключ к Нью-Йорку» уже здесь, внедряется по всему городу. Клиенты знают, что они будут в безопасности, находясь в ресторане или на любом развлекательном мероприятии в помещении. Люди, которые там работают, тоже знают, что они в безопасности. Это не легко. Предстоит проделать настоящую работу. Вот почему мы потратили недели на разъяснительную работу и обучение, и поэтому принудительное исполнение не начинается до 13 сентября, но мы хотим сделать это как можно более ясным. Мы хотим ответить на вопросы.Мы хотим работать с владельцами ресторанов и другими владельцами бизнеса, чтобы сделать это правильно. Одна из вещей, которую мы слышали от владельцев ресторанов, так как они хотели простое сообщение, которое они могли бы вывесить у входа в ресторан, чтобы все понимали правила и понимали, что это правило города. Это не то, что придумывают каждый ресторан, теперь это универсально. Это плакат, который мы собираемся выпустить, и на нескольких языках для ресторанов в самых разных сообществах, чтобы прояснить, дорогая, это то, что каждый должен делать для благополучия всех нас, чтобы мы двигались вперед. победить COVID раз и навсегда.

Теперь я хочу, чтобы все знали, мы можем прояснить этот плакат, кстати, кто-то — допустим, кто-то идет в ресторан и не знает о правиле, они действительно хотят пойти в ресторан, и они готов сделать прививку. Мы провели много исследований. Мы знаем, что подавляющее большинство непривитых людей действительно хотят пройти вакцинацию. Просто они этого еще не сделали. Действительно хотите пойти в тот ресторан? Вы действительно хотите пойти на этот концерт? Как бы то ни было, здесь есть способ получить доступ к информации, ближайшему месту вакцинации.Вы можете буквально зайти на сайт вакцинации, сделать первую прививку, получить карточку, сразу вернуться, пойти в тот ресторан, пойти в тот кинотеатр, пойти на тот концерт. Вот насколько гибко это правило. Мы просто хотим, чтобы люди начали вакцинацию. Мы знаем, что люди получают первый снимок, в конечном итоге получают и второй снимок. Итак, информация есть, и любой, кто хочет эти плакаты или хочет получить их на других языках, и мы будем обращаться к малому бизнесу, но также и к малому бизнесу, конечно, может пойти в Нью-Йорк.gov / keytonyc, как и все жители Нью-Йорка, чтобы получить информацию об этом новом подходе. Помните, что это для ужина в помещении, для развлечений в помещении, для фитнеса в помещении, и мы — руководства, которые мы предоставляем, информация, которую мы предоставляем сегодня, демонстрируют лучшие практики. Мы показываем, что делать, если у вас бизнес, или вы знаете, тренажерный зал, что бы там ни было, лучший способ просто проверить карту вакцинации. Помните, что в ресторанах и барах есть опыт планирования проверки удостоверений личности. Вы регистрируетесь, когда идете в фитнес-центр или тренажерный зал, здесь много истории, на которую мы можем опираться, но мы показываем реальные шаблоны, чтобы было понятно, как бизнес может справиться с этим и заставить это работать, а также как знать, когда появляется поддельная карта вакцинации, и что с этим делать.И, кстати, когда есть поддельная карта вакцинации, это означает, что кто-то совершил очень серьезное преступление, которое буквально может привести к тюремному заключению для любого, кто обманным путем создает поддельную карту вакцинации, что является серьезным преступлением. Итак, мы проясняем это для владельцев бизнеса и что с этим делать. Я хочу, чтобы вы услышали об этом новом руководстве и о том, что оно будет означать, помогая компаниям Нью-Йорка защитить своих клиентов, работодателей и весь город и продвигать всех нас вперед.Кто-то, кто всю дорогу боролся с COVID, чтобы помочь малому бизнесу, наш комиссар по обслуживанию малого бизнеса Джоннел Дорис.

Комиссар Джоннел Дорис, Служба малого бизнеса: Спасибо, господин мэр. Вы знаете, я везде хожу по городу, посещаю наши малые предприятия, наши рестораны, наши семейные магазины. Этим летом вы можете просто почувствовать, как город снова оживает, я вижу, как возвращается наш малый бизнес. Мы хотим, чтобы это продолжалось. Нам нужно это, чтобы продолжить.И способ убедиться, что это продолжается, — это безопасная вакцинация людей в рамках программы «Ключ к Нью-Йорку». В первый день запуска «Ключ к Нью-Йорку» я посетил Ricardo Steak House в Восточном Гарлеме, один из более чем 11 800 ресторанов в нашей программе «Открытые рестораны». Атмосфера была полна жизни и энергии. И самое главное клиенты, у них уже есть флаер. Они уже начали обрабатывать и спрашивать клиентов, вакцинированы они или нет. И они сказали мне кое-что, я думаю, это было очень важно.Менеджер сказал мне, что это сняло двусмысленность в том, что это такое, кто входит и что делать, и что их клиенты и их сотрудники должны понимать внедренные процессы. Они сказали, что это было последовательно. Сказали, что понятно, все поняли, чего от них ждут. И это то, что мы сделали здесь, в SBS, которая ходит по коридору или разговаривает с представителями малого бизнеса, Восточного Гарлема, Кони-Айленда, по всему городу, чтобы услышать от них, что нам нужно сделать, чтобы они полностью поняли и понять, что здесь реализуется.Ключом к успеху Нью-Йорка является защита наших сотрудников, клиентов, а также наших малых предприятий по всему городу.

Наша работа здесь, в SBS, состоит в том, чтобы продолжать их обучать и обучать, чтобы убедиться, что все необходимое возможно, и что мы даем им ресурсы для этого. Уже проводились различные онлайн-тренинги. Сейчас у нас более 600 агитаторов, работающих с малым бизнесом. И я благодарю наших участников конкурса, наши районы по развитию бизнеса, наши палаты [неразборчиво] Совет по малому бизнесу, всех, кто проводит эту значительную информационно-пропагандистскую работу и поддерживает этот мандат, который существует сейчас.И сегодня мы представляем наше совершенно новое отраслевое руководство, которое еще больше поможет владельцам бизнеса справиться с этим мандатом. Если вы ресторан, вы сможете посмотреть и увидеть, что именно вам нужно сделать. Если вы работаете в спортзале, вам окажут конкретную помощь в том, как претворить ваш план в жизнь. Если вы работаете в кинотеатре, вы узнаете, как сохранить очередь. Или любой другой бизнес в этом отношении, у нас есть для вас конкретные рекомендации. Они проходят бесплатные еженедельные онлайн-тренинги, а также каждую среду, и тренинги также проходят на китайском и испанском языках.И чтобы помочь вам составить план внедрения вашего бизнеса, мы создали шаблон, который вы можете быстро и легко заполнить, как претворить ваш план в жизнь, знать, что проверять, как обеспечить быстрое выполнение действий при проверке карт вакцинации и т. Д. об этом и многом другом. Перейдите на сайт nyc.gov/KeytoNYC, чтобы найти там всю необходимую информацию. Эти ресурсы будут доступны на 13 языках.

Для владельцев малого бизнеса мы с вами на каждом этапе пути, предоставляя необходимые ресурсы и обучение, а также стимулы для направления к специалистам по вакцинации.Мы сделаем это настолько простым, насколько это возможно. Если у вас есть какие-либо вопросы, как мы это делали на протяжении всей пандемии, наша команда готова помочь вам с личной поддержкой один на один. Просто позвоните нам по телефону 888-SBS-4NYC — 888-SBS-4NYC. Спасибо, сэр.

Мэр: Спасибо, комиссар. Мне нравится, когда вы не забываете дать этот номер телефона, большое вам спасибо. Итак, на протяжении всей пандемии мы уделяли особое внимание потребностям всех жителей Нью-Йорка. Но все мы, жители Нью-Йорка, любим наши рестораны.Мы любим все части города, которые делают нас такими особенными. Вы знаете, рестораны Нью-Йорка — это часть нашей личности, часть нашего сердца и души, часть нашей энергии, часть того, почему сюда приезжают люди со всего мира, но также и наши рестораны представляют всех нас. Они представляют все наши культуры. Они олицетворяют мечты людей, которые думали, что, может быть, я смогу создать что-то великое, а потом они это делают. Итак, с самого начала я прислушивался к голосам владельцев ресторанов, которые говорили о том, что им нужно для выживания.И мы пробовали на каждом этапе пути, начиная с ужина на свежем воздухе и многих других шагов, чтобы помочь им в этом. И, слава богу, многим это удалось. Один из тех, кто был с нами на каждом этапе пути, буквально на каждом этапе пути, и ему предлагают идеи, критические замечания — когда ему что-то нравится, он это говорит; если ему что-то не нравится, он это говорит. Он был большим защитником своей отрасли, но он был тем, кто работал с нами, чтобы всегда находить следующий шаг, который мы могли бы предпринять, чтобы обезопасить людей и защитить сотрудников, покровителей ресторанной индустрии и всех, кто ее любит.Он был с нами на каждом этапе пути, и я хочу поблагодарить вас за это. Исполнительный директор New York City Hospitality Alliance Эндрю Риджи.

[…]

Мэр: Аминь. И вы прямо сейчас за столом. Я просто хочу сказать, нам нужно увидеть стол — вы за столом. Смотрите, это работает. Андрей, спасибо. Вы были стойким приверженцем. И вам и вашим коллегам, всем, кто был с нами, мы ценим это, поскольку мы работаем над этим. И посмотрите на эти руководства — я просто хочу убедиться, что все увидят — это то, что вы увидите в Интернете для обедов в помещении, для развлечений в помещении, для фитнес-центров, конкретные подробные планы того, как люди могут сделать эту работу эффективно. и куда обратиться за дополнительной информацией.И это очень важно — мы хотим — мы, очевидно, хотим заранее предоставлять информацию, которая нужна владельцам бизнеса. Мы хотим сделать это как можно проще, но мы знаем, что возникнет много вопросов. Итак, мы приветствуем эти призывы владельцев бизнеса проработать это. И команда SBS готова, желает и может, в том числе посещать предприятия и работать с ними на месте, чтобы показать им лучший способ подойти к этому новому усилию на благо всех.

Теперь я хочу, чтобы вы услышали мнение члена городского совета, который был решительным сторонником малого бизнеса и решительным сторонником прекращения эры COVID.И он поддержал подход «Ключ к Нью-Йорку» и понимание того, что нам нужны соответствующие полномочия, чтобы не допустить отката назад. Он работал с малыми предприятиями в сообществе, чтобы убедиться, что этот план претворяется в жизнь на благо всех, и он действительно понимает, что это будет означать, когда мы сделаем это правильно для будущего Нью-Йорка. С удовольствием представляю из Манхэттена члена Совета Кейта Пауэрса.

[…]

Мэр: Ага.Это диета Кейта Пауэра. Сначала вы услышали это здесь. Спасибо, член Совета. Все в порядке. Итак, послушайте, мы поговорили о малом бизнесе. Мы говорили о ресторанах, о том, что важно для нашего выздоровления, спасении нашего бизнеса, сохранении рабочих мест, возвращении к жизни этого города. И мы знаем, что это будет важная часть нашего экономического восстановления, но мы также знаем, что наше восстановление глубже этого. И мы должны продолжать уделять внимание не только здоровью людей, борьбе с COVID, но и общественной безопасности.Все это вместе способствует выздоровлению всех нас. Итак, вчера мы говорили о серьезной проблеме, о том, что наша судебная система не функционирует в полной мере. Я хочу сказать это еще раз очень четко, в частности — не полностью функционирует, когда так много других частей нашего общества полностью функционируют. Опять же, за первые шесть месяцев этого года, если сравнить 2019 год, первые шесть месяцев 2019 года, в Нью-Йорке было вынесено 405 судебных приговоров. Первые шесть месяцев 2021 года всего 18 в Нью-Йорке.Этому не должно быть оправданий. Вы знаете, я бы хотел услышать от людей, которые управляют судами, не их оправдания или указание пальцем в другом месте, а просто сказать, что они собираются сделать, чтобы исправить это прямо сейчас. Мы все на каждой вечеринке, которую вы слышите — частный сектор, рестораны — открываются, заставляя это работать. Мы возвращаем школы, городские офисы, что угодно. Есть так много мест, куда люди вернулись, но наша судебная система просто не функционирует и движется черепашьими темпами по сравнению с остальной частью штата.Итак, за тот же шестимесячный период, вот еще одно сравнение. Во всем остальном штате Нью-Йорк в среднем 40 испытаний в месяц. В судах Нью-Йорка всего семь судебных заседаний в месяц. Это не имеет смысла, учитывая, что такая большая часть деятельности — очевидно, должна быть здесь, в судах Нью-Йорка. Столько всего должно происходить здесь, в Нью-Йорке, но это не так. Итак, как остановить преступность, если преступники думают, что последствий не будет? Если преступники знают, что судебных процессов не будет, это ни в коей мере не поможет.И просто — вы услышите позже на этой неделе от нашего комиссара полиции Нью-Йорка, что он видит в этой ситуации, но я даже не думаю, что вам нужен эксперт, чтобы понять здравый смысл этого, что если не будет испытаний, не будет никаких последствий. , это не помогает нам остановить преступность. Это целая причина, по которой у нас есть система уголовного правосудия. И должно быть скорейшее правосудие, восходящее к основанию Республики. А вместо этого мы видим справедливость улитки, и это вредит нашим усилиям по сохранению безопасности в городе.

Я хочу, чтобы вы услышали мнение действительно уважаемого национального эксперта. Знаете, последние восемь лет я работал над вопросами общественной безопасности с невероятными профессионалами в полиции Нью-Йорка и мэрами по всей стране, и есть одно имя, которое я слышу снова и снова — и это действительно интересно, я надеюсь, он ценит тот факт, что, когда люди хотят поговорить об одном из величайших мудрецов, кто-то из них действительно понимает общественную безопасность и то, как объединить полицию и общество в общем деле, они говорят о Чаке Векслере.Я слышал его имя десятки, десятки и десятки раз по всей стране. И он понимает, что здесь есть взаимосвязь. Что происходит на уровне сообщества, что происходит с правоохранительными органами, что происходит с судами — все это должно двигаться вместе. И если одна часть уравнения не работает, это влияет на все остальное. Я хочу, чтобы вы услышали от него напрямую о том, почему так важно наладить и запустить нашу судебную систему на 100 процентов, чтобы все преступления были рассмотрены. Он является исполнительным директором Исследовательского форума руководителей полиции, одного из самых авторитетных представителей общественной безопасности в Соединенных Штатах Америки.С удовольствием представляю Чака Векслера.

[…]

Мэр: Большое спасибо, Чак. И красиво, красиво объяснено. И, послушайте, я согласен с вами, это касается всех, кто вмешивается, и это можно сделать, но без судебной системы это не сработает. И я думаю, вы просто представили это в сильной перспективе. Это очевидный кризис, и мы должны четко понимать его. Прямо сейчас выборные должностные лица, средства массовой информации, все должны сосредоточить много энергии на том, чтобы сказать: как мы это исправить? Нам всем нужно исправить это вместе, но мы не сможем вернуться к нужным уровням безопасности, если у нас нет функционирующей судебной системы, это просто разумно.Чак, спасибо. И я согласен с вашим оптимизмом. Мы собираемся туда добраться. Без вопросов. Мы уже доказали, и вы сыграли большую роль в этом по всей стране, что мы можем придумать все лучшие и лучшие способы обеспечения безопасности людей. Так что спасибо тебе. Спасибо за отличную работу, которую вы делаете.

Хорошо. Все, давайте сегодня перейдем к нашим индикаторам. И снова мы начинаем с введенных на сегодняшний день доз. И я должен сказать вам, что я вижу там замечательные вещи. Мы говорили о Weekend of Faith, программе реферальных бонусов, о мандатах и ​​стимулах.С первого дня 10 678 226 доз и все время растет. Номер два, ежедневное количество людей, поступающих в больницы Нью-Йорка с подозрением на COVID-19 — сегодняшний отчет — 126 пациентов. Подтвержденный положительный уровень — 16,91 процента, а частота госпитализаций — 1,31 на 100 000 человек. И номер три, новые зарегистрированные случаи в среднем за семь дней — 1677.

Несколько слов по-испански — и я хочу вернуться к тому, чтобы наши рестораны вернулись, что сотрудники в безопасности, клиенты в безопасности, все вместе работают с Key to NYC.

[мэр де Блазио говорит по-испански]

На этом давайте обратимся к нашим коллегам из СМИ и, пожалуйста, дайте мне знать имя и издание каждого журналиста.

Модератор: Теперь мы начнем наши вопросы и ответы. Напоминаем, что сегодня к нам присоединились комиссар Дорис, комиссар DCAS Лизетт Камило, директор мэрии уголовного правосудия Маркос Солер, доктор Дэйв Чокши из Министерства здравоохранения и доктор Митчелл Кац. Первый вопрос сегодня к Джульетте из 1010 WINS.

Вопрос: Привет. Доброе утро, мистер мэр.

Мэр: Привет, Джульетта. Как твои дела?

Вопрос: Я в порядке, спасибо. Итак, учитывая, что вы изучаете эти протоколы и собираетесь использовать эти протоколы для бизнеса, мне было интересно, не могли бы вы сделать что-то подобное для сотрудников City, когда они вернутся на работу в сентябре этого года?

Мэр: Джульетта, я хочу убедиться, что понимаю ваш вопрос, поэтому я хочу, чтобы вы повторили.Я имею в виду, что очевидно, что у нас есть широкий спектр протоколов по охране здоровья и безопасности для сотрудников города. Итак, я хочу убедиться, что понимаю, о чем вы спрашиваете.

Вопрос: Ага. Мне было интересно, будут ли это своего рода обязательными протоколами для людей, когда они вернутся на работу в Сити. Будут ли протоколы для просмотра или проверки на вакцинацию? Проверить маски? Для тестирования?

Мэр: Ага. Там разные штуки, Джульетта. Как вы знаете, сейчас у нас есть государственная вакцинация медицинских работников.Для сотрудников Департамента образования у нас есть городской мандат. Сначала 13-го это вакцинация или анализы, а потом, 27-го, идет только вакцинация. Мы собираемся также на 13-м внедрении для всех городских работников стандарта вакцинации или тестирования. Вдобавок, конечно, в зависимости от места работы, но в школах, больницах, в закрытых помещениях, постоянно используются маски в местах, где люди контактируют с населением; в помещении, маски. Разнообразие протоколов, чистка, что угодно. Но, конечно, это то, что мы делаем во всех городских агентствах.Давай, Джульетта.

Вопрос: Хорошо. Спасибо. Кроме того, каковы планы — учитывая, что, вы знаете, есть террористические атаки в Афганистане — какие приготовления вы сделали для защиты города в случае, если есть какие-либо признаки какой-либо повышенной, вы знаете, тревоги здесь? И с учетом того, что приближается годовщина 11 сентября.

Мэр: Мы очень, очень серьезно относимся к этому, Джульетта. Прямо сейчас, прежде всего, чтобы подчеркнуть, несмотря на очень болезненные события, происходящие в Афганистане, в настоящее время нет конкретных и заслуживающих доверия угроз городу Нью-Йорку.И это очень важно. Мы все время смотрим. Но, конечно, мы прекрасно понимаем, что скоро 20-я годовщина того ужасного дня, 11 сентября. Полиция Нью-Йорка интенсивно готовится, и мы работаем со всеми нашими партнерами в Совместной целевой группе по борьбе с терроризмом. Мы еще поговорим об этом по мере приближения, но, будьте уверены, сейчас ведутся очень интенсивные приготовления. Но, что самое главное, на данный момент нет конкретных и заслуживающих доверия угроз, направленных против Нью-Йорка.

Модератор: Далее идет Дана из New York Times.

Вопрос: Привет, господин мэр. Быстрый вопрос. Почему — вы знаете, городские власти как-то думали о том, чтобы требовать от работников по уходу за детьми, которые работают с детьми в возрасте до двух лет, вакцинацию?

Мэр: Ага. Мы рассматриваем широкий спектр сотрудников разных типов, различные части рабочей силы города в целом, то есть частные и государственные. Мы так далеко продвинули мандаты, что считали их абсолютно необходимыми, но продолжаем изучать это.И, как я уже сказал, мы поднимались по лестнице. Итак, мы ищем, и скоро нам будет что сказать. Давай, Дана.

Вопрос: Спасибо. Ага. Я имею в виду, я прошу об очевидной причине, что дети до двух лет не могут носить маски. Я имею в виду, есть ли причина, по которой требуются учителя государственных школ, а не работники детских садов?

Mayor: Ну опять же совсем другие настройки. Очевидно, очень разные настройки размера. Многие детские сады намного меньше.Но, опять же, я просто скажу это так, и я обращусь к доктору Чокши, потому что его агентство имеет много общего с регулированием детских учреждений. Мы, опять же, систематически смотрим сектор за сектором. Конечно, мы относимся к этому серьезно. Нам нужно, чтобы все были в безопасности, и мы хотим найти правильный подход для каждого из них. Доктор Чокши, хотите добавить?

Комиссар Дэйв Чокши, Департамент здравоохранения и психической гигиены: Спасибо, сэр. Совершенно верно. Мы смотрим на это систематически.Мы уделяем особое внимание условиям, в которых мы хотим защитить людей, особенно молодых людей, которые еще не имеют права на вакцинацию. Вот почему, как сказал мэр, мы начали со школ. Но у нас есть ряд других настроек, в которых в будущем могут возникнуть дополнительные требования. Спасибо.

Модератор: Следующий — Майкл Гартланд из Daily News.

Вопрос: Доброе утро.

Мэр: Привет, Майкл, как дела?

Вопрос: Хорошо.Как поживаешь?

Мэр: Держись, брат.

Вопрос: Я вижу, что вы сегодня берете страницу из справочника Джимми Оддо со своим плакатом.

Мэр: Ага. Но послушай, Майкл, держись. Мой плакат очень чистый, аккуратный. Вы можете прочитать это. Плакат Джимми был, знаете ли, каракулями безумного гения. Хорошо. Я не знал — я какое-то время смотрел на эту штуку. Я подумал, что он пытается нам здесь сказать? Продолжать.

Вопрос: У меня пара вопросов.Вы знаете, вы говорили о стимулах к вакцинации как для частных лиц, так и для ресторанов, молитвенных домов. Насколько я уверен, вы, вероятно, знаете, что в субботу у нас была история о том, как преподобный Кевин МакКолл в основном заявлял, что делает исключения из вакцинации в качестве соблазна для людей, не принадлежащих к его церкви. А также, как вы знаете, льготы для людей в его конгрегации. И мне было интересно, знаете ли, насколько это распространено? Город часто становится свидетелем подобных явлений, и вы знаете, что вам следует делать? Что должны делать городские власти, чтобы противодействовать этому? Что вы делаете, чтобы противостоять этому?

Мэр: Да, нет — я обращусь к доктору.Кацу и доктору Чокши за их идеи, но я расскажу вам из того, что я видел, вот уже полтора года, как наблюдаю за этим кризисом и принимаю меры в связи с этим кризисом. Я этого не видел. Я знаю преподобного Макколла, уважаю его. Я ценю его. Мне было очень грустно это видеть. Я считаю это ошибкой. Думаю, это нужно прекратить. Те, цитирую без цитаты, льготы соблюдаться не будут. Они просто, это не способ делать что-то. И поэтому я думаю, что люди должны признать, что вакцинация настолько важна, что лидеры действительно каждой религиозной традиции шагнули вперед, поощряли вакцинацию.Вы слышали в четверг, что здесь были кардинал и преподобный А. Бернар и раввин Потасник. И так много религиозных лидеров по всему спектру проводят мероприятия по вакцинации. Итак, нам просто нужно сосредоточиться на вакцинации людей и, знаете ли, на том, чтобы люди понимали, что это единственный способ обезопасить себя. Что касается того, видели ли мы многое из этого, доктор Кац или доктор Чокши, вы хотите добавить?

Президент и главный исполнительный директор Митчелл Кац, NYC Health + Hospitals: Да, г-н мэр, я думаю, вы затронули важные вопросы.Мы не видели, чтобы люди приносили письма, но я просто хочу убедиться, что все понимают, что никто не может предоставить вам религиозное освобождение. Религиозные исключения основаны на чьих-то личных, искренних убеждениях. Они не основаны — никто не может сделать вам исключения. Но мы этих писем не видели. Спасибо, сэр.

Мэр: Спасибо. Вперед, доктор Чокши. Хотите добавить?

Комиссар Чокши: Единственное, что я добавлю, сэр, это то, что мы видели бесчисленные примеры религиозных лидеров, которые поддержали наши усилия по вакцинации.Они делают это из заботы и заботы о людях, которые годами и десятилетиями были частью их сообщества. И это было жизненно важно. Мы видели это не только на «Уик-энде веры», как мэр упомянул в прошлые выходные, но и в последние несколько месяцев. Это помогает людям более безопасно поклоняться. Как мы уже говорили, вакцинация делает любую деятельность безопаснее. Итак, мы очень довольны этим партнерством с лидерами веры, и в предстоящие недели мы продолжим его углублять.

Вопрос: Спасибо. Давай, Майкл. Спасибо вам, ребята. Что касается судов, мне интересно, думаете ли вы, может ли OCA вызывать жителей Нью-Йорка для исполнения обязанностей присяжных, учитывая, знаете ли, всплески в любых связанных с Delta делах? И вы знаете, вчера вы упомянули о помощи с удобствами, и, я думаю, вчера вечером, я имею в виду, как именно городские власти отреагируют на то, что суд выдает проблемы с удобствами? Я имею в виду, есть ли у вас какие-то подробности, которые вы можете нам дать по этому поводу?

Мэр: Угу.Я начну. И я хочу, чтобы по вопросу оборудования, через мгновение обратитесь к нашему уполномоченному по общегородским административным службам, Лизетт Камило. А затем по вопросу о том, насколько важно функционирование судов и их влияние, я через мгновение обращусь к нашему директору мэрии уголовного правосудия Маркосу Солеру, но позвольте мне сформулировать его. Мы должны решать вопросы безопасности и здоровья по всем направлениям. Если преступники не терпят последствий, значит, существует проблема безопасности. Итак, у нас должна быть действующая судебная система.Если бы я сказал вам, ну, почему бы вам не знать, почему бы полиции не остаться дома или пожарным не остаться дома или скорой медицинской помощи не остаться дома, или, вы знаете, продолжать, продолжать со всеми частями нашего общества. Почему из-за COVID не все остаются дома? Ну нет, не в этом ответ. Ответ — дать отпор. Ответ — вакцинировать людей. Ответ в зависимости от обстановки — носить маски, правильно проветривать и чистить. Это не сдаваться. Нужно выяснить, как заставить его работать. И жюри собираются вместе, как и все остальные люди на рабочих местах.Чтобы система работала, нам нужны присяжные. Итак, есть что-то странное. Здесь происходит почти что приостановка веры в то, что каким-то образом судебная система создала эту фикцию, что им можно разрешить не действовать, в то время как все остальные должны действовать. И я на это не куплюсь. Им тоже нужно функционировать. Они должны делать это осторожно, и мы им поможем. И мы делаем это предложение уже больше года. Что касается самих помещений, я хочу, чтобы вы услышали мнение Лизетт Камило, и я хочу подвести итоги.Мы предоставляем помощь в вакцинации, бесплатные маски, очистители воздуха, барьеры из плексигласа, глубокую уборку, вы называете это, для зданий, которые являются нашими зданиями, и Лизетт, которая может рассказать вам о постоянных усилиях по обеспечению безопасности судов. И тот факт, что мы приветствуем любые дополнительные запросы, которые мы можем рассмотреть. Очевидно, что государство несет ответственность за суды. Но мы будем работать с ними всеми возможными способами, чтобы решать проблемы. Единственное, что мы не приемлем, — это отсутствие испытаний. Неудача здесь не вариант.Это мое послание судебной системе. Комиссар Лизетт, Камило, рассказывает об усилиях, которые были предприняты, чтобы помочь всем обезопасить себя.

Комиссар Лизетт Камило, Департамент общегородских административных служб: Спасибо, господин мэр, с радостью. И, как вы сказали, мы очень тесно сотрудничаем и каждый день общаемся с OCA, нашими командами, чтобы выполнить любые запросы, которые могут возникнуть в отношении их объектов. Но с начала пандемии CAS провела оценку каждой системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха в каждом здании.Мы модернизировали воздухозаборник для наружного воздуха и установили фильтры наивысшего номинала, которые могут выдержать системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха. Мы регулярно заменяли фильтры, чтобы гарантировать, что у нас действительно хороший чистый фильтр для решения любых проблем с качеством воздуха. Но мы действительно полагаемся на OCA, чтобы сказать нам, какие дополнительные действия им нужно сделать для нас. Мы рады им помочь. Мы работаем с ними над покупкой портативных фильтров для воздуха и постоянно работаем с ними над установкой барьеров из оргстекла, где бы они ни находились.Они должны сообщить нам, в чем нуждаются их операции, и мы будем везде, где сможем, удовлетворить эти потребности, особенно на объекте, с точки зрения технического обслуживания.

Мэр: Большое спасибо, комиссар. И я хочу снова обратиться к директору Маркосу Солеру, чтобы снова поговорить о том, почему это так важно. Почему просто не иметь суда присяжных — это не вариант, если мы собираемся бороться с преступностью и обеспечивать безопасность людей. Маркос Солер.

Директор Маркос Солер, Управление уголовного правосудия мэрии: Спасибо, г-н.Мэр. Я думаю, что важно для [неразборчиво] и может сдерживать и выводить из строя этих людей, то небольшое количество людей, которые являются движущими силами насилия с применением огнестрельного оружия. И прямо сейчас у нас этого нет, потому что у нас нет… у нас недостаточно выступлений. У нас не хватает досудебных слушаний. Нам не хватает движений. У нас недостаточно просьб, как вы указали. Все эти цифры снизились на 40-50 процентов. И в результате у нас нет судебных процессов. И абсолютно важно иметь систему, которая может сдерживать и выводить из строя тех людей, которые представляют наибольший риск для наших сообществ.

Мэр: Спасибо, Маркос. И послушайте, я хочу просто расширить точку зрения. У нас тоже — это не только самые тяжкие преступления. Конечно, это наша первая забота. Мы не хотим, чтобы преступность или беззаконие оставались без внимания. Итак, суть в том, что с 2014 по 2019 год так хорошо работала полиция по соседству с функционирующей судебной системой. И за шесть лет мы доказали, что можем последовательно снижать уровень преступности и углублять сотрудничество между NYPD и обществом. Но для этого требовалась судебная система, которая влекла бы за собой последствия за целый ряд преступлений.Нам нужно было, чтобы кто-нибудь думал о том, чтобы сделать что-то незаконное, чтобы знать, что это будет иметь последствия. Когда возникали функциональные последствия, это помогало нам обезопасить всех и остановить все виды преступлений. Мы должны воссоздать это сейчас. Мы воссоздаем все остальные части нашего общества. Мы должны сделать это прямо сейчас с нашей судебной системой. Вперед, продолжать.

Модератор: Следующая Эмили из NY1.

Вопрос: Привет, господин мэр. Не могли бы вы рассказать мне, что вам известно о грузовом здании в аэропорту имени Джона Кеннеди, которое готовится для обработки афганских беженцев, прибывающих сюда в этот район?

Мэр: Эмили, спасибо за вопрос.Нашему Управлению по чрезвычайным ситуациям было предложено работать с федеральными чиновниками и должностными лицами штата над планом действий в чрезвычайных ситуациях и подготовить здание на всякий случай. То, что мы слышим прямо сейчас, и, конечно же, все решения будут приниматься федеральным правительством. Все ключевые решения будет принимать федеральное правительство. Что они еще не приняли решение о том, нужно ли им это здание или будет ли какая-то деятельность в JFK. Но попросили на всякий случай подготовить. И, конечно, мы сотрудничаем с федеральными силами.Давай, Эмили.

Вопрос: Г-н мэр, вы — каковы обязательства вашей администрации по отношению к прибывающим беженцам, независимо от того, есть ли у них здесь семьи или нет? И вы поддерживаете снятие ограничения на количество беженцев на федеральном уровне?

Мэр: Эмили, мы город иммигрантов и мы город беженцев. Конечно, мы будем рады всем, кому нужна наша поддержка. И мы предполагаем, что так будет по всей стране. И вы знаете, вся страна будет работать вместе при координации федерального правительства, чтобы гарантировать, что, как вы знаете, много разных мест участвуют на благо всех.Я недостаточно знаю о ситуации с ограничениями. Я действительно знаю, что люди, пережившие этот ужасный опыт в Афганистане, и особенно те, кто работал с Соединенными Штатами, заслуживают защиты. И Нью-Йорк, безусловно, сыграет свою роль и внесет свой вклад.

Модератор: Следующий — Мэтт Чейес из Newsday.

Вопрос: Привет, доброе утро, господин мэр. Как дела?

Мэр: Хорошо, Мэтт. Как поживаете?

Вопрос: Все в порядке.Спасибо за вопрос. Этот вопрос к доктору Чокши. Исследование, опубликованное шесть дней назад в Израиле, показывает, что иммунитет от вирусной инфекции намного превосходит иммунитет вакцин. Что вам нужно узнать, прежде чем те, кто ранее был инфицирован, и те, чьи тесты показывают высокий уровень антител, смогут пользоваться теми же привилегиями, что и вакцинированные? Вы можете чему-нибудь научиться?

Мэр: Доктор Чокши? И если доктор Кац тоже хочет присоединиться, продолжайте.

Комиссар Чокши: Спасибо, сэр. И спасибо Мэтту за этот вопрос. Я знаком с этим исследованием, о котором вы говорите. Исследование было выпущено в виде предпечатной версии и еще не прошло рецензирование. Но это важный вклад в научную литературу. Однако это не меняет нашей настоятельной рекомендации делать вакцинацию даже людям, которые ранее были инфицированы. И это потому, что наука очень ясно показывает, что вакцинация обеспечивает более надежную защиту, дает более высокий уровень иммунитета против коронавируса, что особенно важно в контексте варианта Дельта.Спасибо.

Мэр: Доктор Кац, хотите что-нибудь добавить?

Президент Кац: Ага. Я просто хочу поддержать мнение доктора Чокши о том, что да, мы признаем, что люди были инфицированы COVID, и это, вероятно, дает им некоторый иммунитет. Но почему бы не укрепить этот иммунитет с помощью вакцинации? Мы думаем, что это гораздо более успешная стратегия. Спасибо, сэр.

Мэр: Спасибо. Давай, Мэтт.

Вопрос: Хорошо.Вы, ребята, уже цитировали препринты и исследования, не прошедшие экспертную оценку, на этих пресс-конференциях. И вопрос был в том, что вам нужно узнать, а не в том, что вы сейчас рекомендуете. Но у меня есть другой вопрос: почему вы не публиковали данные о повторных инфекциях таким же оперативным, всеобъемлющим и прозрачным образом, как вы публиковали данные об эффективности вакцины? Я спрашивал вас об этом несколько раз, но не получил ответа.

Мэр: Да, Мэтт.Честно говоря, меня смущает этот вопрос, потому что у нас было целое обсуждение, я думаю, это было на прошлой неделе, о том, что мы наблюдаем с повторным заражением, и мы дали живые цифры. Я снова обращусь к врачам. Мы хотим, чтобы эта информация была доступна. Мы знаем, что это реальность. Это все еще меркнет по сравнению с тем, что происходит с непривитыми людьми. Но я чувствую ваше беспокойство по этому поводу, но я действительно думаю, что мы пытаемся быть прозрачными. Если мы можем что-то еще сделать, я рад, что мы это сделаем.Доктор Чокши, доктор Кац, вы хотите поговорить с этим?

Комиссар Чокши: Спасибо, сэр. И да, я полагаю, Мэтт спрашивает вас, знаете, конкретно о людях, которые повторно заразились, но не были вакцинированы, и, по сути, вы знаете, каковы показатели этого? Об этом есть данные со всего мира. Это то, что мы отслеживаем и в Нью-Йорке. И Мэтт, я считаю, что моя команда поделилась с вами некоторыми из этих данных, но мы будем рады получить более подробную информацию.Это вещи, которые необходимо изучить, и мы должны убедиться, что используем правильные аналитические подходы. Отчасти потому, что тот факт, что у кого-то есть повторный положительный тест, не всегда означает, что он был повторно инфицирован, учитывая некоторые тонкости, связанные с тестированием. Итак, это то, что мы будем рады обсудить с вами, если вам нужна дополнительная информация. Спасибо.

Мэр: Спасибо.

Модератор: Следующий — Джеймс Форд из PIX 11.

Вопрос: Отлично. Спасибо, что ответили на мой вопрос.

Мэр: Как дела, Джеймс?

Вопрос: Очень хорошо. Спасибо за вопрос. Надеюсь, ты тоже в порядке.

Мэр: Спасибо. да. В чем дело?

Вопрос: Хорошо. Председатель комитета по образованию городского совета Марк Трейгер сказал, что и комиссар здравоохранения Чокши, и школьный канцлер Портер дадут показания завтра на слушаниях в комитете по плану открытия школ.Он также сказал, что есть еще много нерешенных вопросов о повторном открытии, на которые он хочет получить ответы на слушаниях, в том числе о том, как узнать, каких студентов нужно поместить в карантин, какие удаленные варианты, если таковые имеются, есть для студентов в целом и для тех, кто должен находиться в карантине. Дадите ли вы и комиссар Чокши ответы на эти вопросы? И что вы ожидаете от слушания, пожалуйста?

Мэр : Спасибо за вопрос, Джеймс. Я обращаюсь к докторуЧокши, а вот это я тебе скажу. Я внимательно выслушал то, что вы только что выложили. Я считаю, что все это было затронуто в ходе нашего обсуждения на прошлой неделе, когда мы выкладывали руководство для родителей. Мы говорили об исключениях, например, о слабых по состоянию здоровья студентах, студентах с ослабленным иммунитетом, где обучение может проводиться по-другому. Мы говорили о стандарте для карантина, но помните, что в настоящее время это другой стандарт, потому что любой взрослый или учащийся, получивший вакцинацию, не должен будет помещаться в карантин, если у них нет симптомов.Итак, мы просмотрели все, что это было напечатано, это есть, у родителей. Рад видеть, что доктор Чокши и канцлер Мейша Росс Портер снова обсуждают это на слушании, но мы действительно чувствуем, что ответили на очень, очень широкий круг вопросов. Мы все сказали, что есть несколько вещей, над которыми мы все еще работаем, особенно с нашими партнерами по работе. Но я ожидаю, что на слушании, вы знаете, будет много серьезных вопросов, которые исходят от родителей и местных сообществ, и мы готовы на них ответить. Я думаю, это поможет получить больше информации.Доктор Чокши, хотите добавить?

Комиссар Чокши : Спасибо, сэр. Нет, нечего добавить по этому вопросу. Я тоже с нетерпением жду слушания. Знаю, что есть несколько вопросов. Мы рассмотрим опубликованную информацию и ответим на любые другие вопросы, которые появятся в ближайшее время. Спасибо.

Мэр : Спасибо. Давай, Джеймс.

Вопрос : Хорошо, спасибо вам обоим за ответ. А потом от имени моей коллеги Николь Джонсон она задала этот вопрос — она ​​задала этот вопрос.Мы по-прежнему наблюдаем насилие с применением огнестрельного оружия, иногда происходящее среди бела дня и затрагивающее более невинных прохожих, в том числе 81-летний выстрел в Верхнем Вест-Сайде. Мы продолжаем слышать похожие ответы от администрации по поводу того, что делается. Считаете ли вы, что пора пересмотреть подход к прекращению съемок, которые мы наблюдаем в городе?

Мэр : Джеймс, я ценю вопрос. Послушайте, даже одиночная съемка для меня явно неприемлема.И каждый раз — я постоянно получаю отчеты — каждый раз, когда кому-то причиняют вред, будь то, не дай Бог, насилие между бандами и намеченные цели, это ужасно, и это означает, что разрушаются жизни молодых людей, как жертвы, так и стрелка. И мы все чувствуем особую боль, я чувствую, когда это невинный прохожий. Мы не принимаем ничего из этого. Теперь, через несколько дней, мы собираемся выложить последнюю информацию о том, что мы видели в августе и, конечно же, в июне и июле до этого.И у нас много работы, Джеймс, и до тех пор, пока не прекратятся перестрелки, у нас есть работа, но вы увидите, что наблюдается постоянный прогресс в плане арестов оружия, стабильный прогресс в плане сокращение стрельбы. Нам предстоит пройти долгий путь, чтобы исправить все, что было сломано из-за COVID, и все, что было развязано, но мы добиваемся значительного прогресса и при потрясающей поддержке сообществ, нарушителей насилия, общественных групп и многих других.Мы собираемся рассмотреть все это. Но хочу повторить, если мы действительно хотим решить проблему, нам нужна функционирующая судебная система. У нас много дел на уровне города. У полиции Нью-Йорка много работы. Мы все должны продолжать исправлять эту проблему, и мы ее исправляем, но мы не сможем добиться необходимых нам результатов без полностью функционирующей судебной системы. И снова, Джеймс, я хотел бы сказать всем вам, кто, к вашей большой чести, с большой энергией преследует важные истории и заглядывает под каждый камень, это смотрит нам в глаза.Одна часть нашей системы уголовного правосудия не функционирует. Все остальные. Мы должны это исправить.

Модератор : На сегодня у нас есть время еще на двоих. Следующим идет Генри из Bloomberg.

Мэр : Генри, ты там? Генри? Генри?

Модератор : Пойдем дальше от Генри. Следующая — Аманда из «Политико».

Вопрос : Доброе утро, господин мэр, как вы?

Мэр : Привет, Аманда, как дела?

Вопрос : Хорошо.Спасибо.

Мэр : Вы — справились ли вы со своими волейбольными травмами?

Вопрос : У меня новая травма софтбола, но вы знаете, как она проходит [неразборчиво] —

Мэр : Да, для меня то или иное.

[Смех]

Вопрос : Спасибо за вопрос. Я хотел бы поговорить с вами немного подробнее об этих требованиях к вакцинам для медицинских работников, особенно для Health + Hospitals.Таким образом, среди медицинских работников возникла небольшая путаница с точки зрения соблюдения сроков, установленных системой или государством. И я разговаривал с медсестрами, которые сказали, что они обеспокоены тем, что произойдет, если, вы знаете, скажем, пять процентов рабочей силы попросят уйти из-за того, что они не проходят вакцинацию, как это выглядит с нехваткой персонала, который уже существуют? Итак, я надеялся, что вы как бы поделитесь со мной своими мыслями об этих проблемах и о том, надеетесь ли вы смягчить их за счет дополнительного найма, а также я бы хотел услышать от доктораКац тоже.

Мэр : Ага. И начну, обязательно обращусь к доктору Кацу. Аманда, мы говорили об этом, когда готовили свой собственный мандат, который, конечно же, был вакциной или тестом. А затем государство приняло решение, которое я, безусловно, поддерживаю, о введении повсеместных прививок для медицинских работников, находящихся на переднем крае. Это было очень важно. Это было правильно отчасти потому, что это создало универсальность. Итак, люди, которые хотят работать в этой области — и теперь дело не в том, чтобы, знаете ли, уйти от одного работодателя к другому, это ожидается повсюду.Мы также обнаруживаем, что многие люди, когда действительно делают выбор, решают, что вакцинация — это практичный и разумный способ. Так что фактических случаев, когда люди угрожали уйти, было намного меньше, чем я думаю, некоторые из первоначальных прогнозов. Мы не относимся к этому легкомысленно и, безусловно, готовимся к вылетам. Но я чувствую, что подавляющее большинство наших медицинских работников, которые еще не вакцинированы, будут вакцинированы, останутся, знаете ли, на своем посту, помогая людям.Они здесь по делу, в которое верят. И я думаю, мы обнаружим, что это будет то, в чем мы сможем хорошо ориентироваться. Доктор Кац.

Президент Кац : Да, сэр. Полностью согласен с вашей оценкой. Мои сотрудники — невероятно преданные своему делу люди, которые каждый день выбирают миссию, чтобы заботиться о других людях. И я думаю, что они захотят сделать прививку, как вы говорите. Поскольку этот мандат распространяется на весь штат, людям буквально пришлось бы покинуть сферу здравоохранения.Не вопрос, что они покинут Health + Hospitals и присоединятся к другой системе здравоохранения. Им придется полностью уйти с поля. И мы обнаружили, что даже с нашей нынешней вакциной или стратегией тестирования, когда люди понимают, что они могут сначала сопротивляться, но в конечном итоге они идут вперед и проходят вакцинацию или тестирование. С тех пор, как мы ввели мандат на вакцинацию Vax-or-Test, мы стали свидетелями значительного увеличения показателей вакцинации. И наконец, мы уже ввели это требование для новых сотрудников благодаря вам, сэр.Вы помните, когда вы объявляли о новых сотрудниках Health + Hospitals, а также о наших подрядчиках. Это уже сделано, и мы не заметили никакой неспособности привлечь новый персонал или подрядчиков, несмотря на то, что в этих случаях у нас есть мандат на вакцинацию. Спасибо, сэр.

Мэр : Спасибо. Давай, Аманда.

Вопрос : Спасибо. И доктор Кац, я бы хотел продолжить. Есть ли у вас первоначальные прогнозы относительно того, сколько медицинских работников в вашей системе вы ожидаете оставить с учетом нового мандата? И если так, то является ли наем приоритетным, чтобы убедиться, что уровень укомплектования персоналом, вы знаете, я предполагаю, на том уровне, на котором они находятся сейчас?

Мэр : Когда мы перейдем к доктору Др.Кац, я бы сказал, Аманда, просто чтобы представить, что в прошлом году мы столкнулись с чрезвычайными проблемами, и мы увидели огромную гибкость в Health + Hospitals, которая находила дополнительный персонал, когда вопрос был просто в необходимости интенсивного увеличения штата, потому что случаев, которые росли и росли. Слава богу, это намного — из всего, что я вижу, гораздо меньшее испытание. И, конечно же, я знаю, что у H + H есть возможность найти дополнительный персонал, когда это необходимо в обычное время. Но докторКац, в той мере, в какой вы хотите предложить здесь любую формулировку того, чего вы ожидаете, и вашу способность выполнять любую из необходимых вам ролей, как вы хотите — как вы хотите сформулировать это для Аманды?

Президент Кац : Спасибо, сэр. И, как вы говорите, в марте прошлого года, когда мы находились в таких ужасных условиях из-за вспышки коронавируса, Health + Hospitals добавили 7000 новых сотрудников, которые работали хотя бы один день. Итак, мы знаем, что если придется, мы это сделаем. Мы — система, которая всегда создает планы на случай непредвиденных обстоятельств, потому что мы осознаем, что есть стихийные бедствия, есть антропогенные катастрофы.Иногда приходится наращивать штат. Иногда нам приходится просить людей выполнять другую работу и проявлять гибкость, чтобы заботиться о людях. Я верю, что когда все будет сказано и сделано, останется небольшое количество людей, которые не захотят делать прививки, но мы сможем компенсировать это небольшое количество сотрудников, которые нас покидают. Спасибо, сэр.

Мэр : Спасибо. Вперед, продолжать.

Модератор : Последний вопрос на сегодня, он адресован Реувейну из Хамодии.

Вопрос : Доброе утро. Я просто хотел ответить на предыдущий вопрос о повторном заражении. Итак, врачи сказали, что по-прежнему рекомендуется делать вакцину, даже если у вас была предыдущая инфекция, потому что вакцина дает вам дополнительный иммунитет. Ну, во-первых, это не рекомендация, это мандат, но факт в том, что даже если вакцина дает вам дополнительный иммунитет, если есть определенные права, которые даются жителям Нью-Йорка, у которых есть вакцина, только вакцина достаточно, чтобы дать вам эти права, например, посещение концертов с мэром в Центральном парке, тогда, если иммунитет от повторного заражения еще выше, почему этого одного должно быть недостаточно?

Мэр : Хорошо, я обращусь к врачам.Но вот что, я думаю, является здравым ответом. Это очень справедливый вопрос, Реувен, и я ценю этот вопрос, но я думаю, что здравый ответ таков: мы сражаемся с чрезвычайно опасным противником, и мы обнаружили, что вакцина создает разницу, и она была основана на множестве исследования по всему миру. И мы видели это своими глазами. Если бы нам не сделали в этой стране огромное количество прививок, Бог знает, где бы мы были сейчас и насколько ужасна ситуация. Итак, мы собственными глазами видели, какое влияние это оказывает.Это не значит, что у вас не может быть более одной стратегии, но мы абсолютно убеждены, что вакцинация — необходимая часть любой стратегии. Это доказано на практике по всей стране. Итак, доктор Чокши, доктор Кац.

Комиссар Чокши : Спасибо, сэр. Я бы просто добавил, что, знаете ли, здесь есть только базовый выбор, если кто-то был ранее инфицирован COVID, и это сделать или нет вакцинироваться. И если вы просто свяжете это с этим выбором, становится ясно, что вакцинация действительно обеспечивает дополнительную защиту.Укрепляет иммунитет. Есть исследование CDC, которое показало, что люди, которые не были вакцинированы, у которых была предыдущая инфекция, в два раза выше вероятность повторного заражения по сравнению с людьми, у которых была предыдущая инфекция, но которые были вакцинированы. Итак, это основа нашей рекомендации. Это действительно как для защиты отдельного человека, так и для широких слоев населения, которые, как мы знаем, может дать широкое распространение вакцинации. И я просто добавлю от себя. Я сам столкнулся с этим выбором из-за того, что был инфицирован ранее, и я принял решение сделать вакцинацию, чтобы защитить себя и своих близких.Спасибо.

Мэр : Спасибо. Доктор Кац, хотите добавить? Доктор Кац —

Президент Кац : Нечего добавить, сэр —

Мэр : Хорошо, давай, Реувен.

Президент Кац : Нечего добавить, сэр. Спасибо.

Мэр : Спасибо. Давай, Реувен.

Вопрос : Да. Итак, доктор Чокши, никто не сомневается, что вакцинация в дополнение к предыдущей инфекции лучше, чем просто предыдущая инфекция.Я сам сделал тот же выбор, что и вы. Я был инфицирован ранее, и мне сделали прививку. Но опять же, извините, на мой вопрос не ответили. Если прививочный иммунитет — если городские власти решили, что одного прививочного иммунитета достаточно для предоставления таких прав, как питание в ресторанах или посещение концертов, и если только иммунитет от повторного заражения лучше, чем прививочный иммунитет, как показало исследование в Израиле. Тогда почему для получения этих прав недостаточно только предшествующего заражения?

Мэр : Ну, опять же, я собираюсь просто оспорить это на уровне здравого смысла, а затем позволить докторуКац и доктор Чокши разговаривают с ним. У вас есть исследование, и мы ценим каждое исследование, но за последние полтора года я узнал достаточно, чтобы сказать, что для определения всей политики, которую мы собираемся проводить, требуется больше, чем одно исследование. У нас есть глобальные доказательства воздействия вакцинации. Это не домыслы. Это не единичное исследование. Это не новая разработка. Это доказано на практике. Мы не собираемся отказываться от этого. Мы делаем то, что, как мы знаем, работает. И снова, я действительно уважаю этот вопрос, но я также хочу вернуться к тому, почему мы делаем то, что делаем.Мы должны спасать жизни. Мы знаем, что вакцина спасла бесчисленное количество жизней. Мы не должны позволять варианту Дельта набирать обороты. Мы знаем, что вакцина помогает нам в этом, и нам нужно избегать возврата к ограничениям. И прямо сейчас вы ясно видите жизнь города, это из-за вакцинации. Любой естественный иммунитет — это здорово, но раньше у нас не делали прививок. И мы увидели способность COVID вернуться. Как только мы ввели массовую вакцинацию, мы убедились в нашей способности удержать оборону и вернуть наш город.Думаю, мы видели это собственными глазами. Откровенно говоря, это более мощное исследование, чем любое отдельное исследование. Доктор Кац, а затем доктор Чокши.

Президент Кац : Согласен. И я бы еще раз сказал: я не понимаю, каковы аргументы в пользу отказа от вакцинации, если у вас есть предыдущая инфекция. И вы это получили, и доктор Чокши. И я — это то, что я рекомендую своим пациентам, у которых ранее был COVID. Мы все должны стремиться к максимальному иммунитету от этого ужасного вируса. Спасибо.

Мэр : Др.Чокши —

Комиссар Чокши : Нечего добавить, сэр. Спасибо.

Мэр : В заключение я просто хочу отметить это. Это не просто — я снова ценю вопрос. Вопрос сформулирован практически на личном уровне. Я возвращаюсь к потребностям всех жителей Нью-Йорка, 8,8 миллиона человек. Мы не можем просто сказать: «О, давайте сделаем то или другое», и давайте сделаем что-то, в чем мы не сделаем все возможное, когда дело доходит до инструмента номер один, которым является вакцинация.Доказано, что это лучший способ дать отпор. Так что для меня было бы огромной ошибкой попытаться нанести удар. Когда мы набираем силу, мы отбиваем вариант Дельты. Зачем нам отказываться от этого? Мы добиваемся ошеломляющего прогресса. Город показывает, когда у вас высокий уровень вакцинации, все остальное возможно. И мы наблюдаем ужасные трагедии в других частях страны. И я уверен, что есть хорошие люди, которые говорят: «Эй, мы можем обойтись без вакцинации».Ну, угадайте, что? Посмотрите на районы страны, где низкий уровень вакцинации, посмотрите, какие ужасные вещи происходят там с людьми. И это места, где гибнут люди, и они рискуют снова попасть под все эти ограничения. Мы не можем допустить, чтобы это произошло здесь. Итак, как обычно, ответ: все, если вы еще не сделали прививку, не лучше, чем сегодня. Спасибо.

###

Излишки парков создают сложную задачу по сбору средств

Видео о сборе средств до излишка

Видео «Что на кону» от некоммерческой организации «Друзья горного комитета Паломар»

Обнаружение 54 миллионов долларов, спрятанных в департаменте парков Калифорнии на прошлой неделе, создало неловкую ситуацию для чиновников и волонтеров в округе Сан-Диего, собирающих деньги на поддержание работы парков на фоне бюджетных проблем.

Директор государственных парков Рут Коулман ушла в отставку на прошлой неделе, а ее главный помощник был уволен после того, как штат обнаружил нераскрытый резерв департамента, накопившийся за 12 лет. Открытие произошло в то время, когда 70 паркам угрожало закрытие, в результате чего операционный бюджет в 364 миллиона долларов был сокращен на 22 миллиона долларов.

Три парка в пустынном округе Колорадо были перечислены на закрытие, включая государственный парк Паломар-Маунтин в Пале и зоны отдыха Пикачо и Солтон-Си в округе Империал.Местные жители активно собирали средства.

Видео, опубликованное в мае некоммерческой организацией Friends of Palomar Mountain State Park, рассказывает историю «Черной пятницы» 13 мая 2011 года, когда государственные парки объявили, что Паломар был в списке закрытых.

По мере того, как жуткий ветер уступает место веселой народной музыке, текст в видео гласит: «Перед лицом неопределенности более 300 человек, корпорации и фонды выделили деньги, необходимые для того, чтобы парк оставался открытым еще на год… Борьба не окончена. Как долго продержится Паломар? Только ты можешь на это ответить ».

Видео по сбору средств: «Продолжайте спасать Паломар»

Недра Мартинес, исполняющая обязанности суперинтенданта округа Пустыня Колорадо со штаб-квартирой в Боррего-Спрингс, сказала, что обнаруженные излишки могут повлиять на столь необходимые пожертвования, хотя этого еще не произошло.

«Пока что наша донорская база действительно понимает. Даже если эти (излишки) деньги поступают к нам, это единоразовые деньги, и не каждый год, а наши потребности — каждый год », — сказал Мартинес.«Мы ждем завершения расследования и надеемся, что департамент сможет использовать эти деньги».

Palomar остался открытым благодаря трехлетнему соглашению с группой друзей. Официальные лица местных парков были уведомлены в прошлый четверг, что Пикачо останется открытым с грантами и государственным финансированием, не связанным с излишками, и чиновники работают над завершением донорского соглашения, чтобы оставить зону отдыха Солтон-Си открытой в течение шести месяцев, сказал Мартинес.

Рик Барклай, председатель группы друзей Паломара, в субботу направил сторонникам письмо, в котором указал, что их пожертвования безопасны и используются с пользой.С января группа собрала 160 000 долларов.

«Столкнувшись с надвигающимся закрытием и серьезными проблемами с отложенным обслуживанием, все мы очень много работали и щедро жертвовали, чтобы спасти Паломар и оставить его открытым для будущих поколений», — написал Барклай. «Несмотря на это недавнее раскрытие информации, мы по-прежнему уверены, что наша работа была и будет иметь решающее значение для обеспечения того, чтобы государственный парк Паломар Маунтин оставался открытым, и мы продолжим работать над улучшением парка и, в конечном итоге, сделать его самодостаточным.”

Барклай заявил в среду, что ни один из доноров не попросил вернуть свое пожертвование, и отметил, что законодательный орган еще не определил, получат ли парки какое-либо открытие за 54 миллиона долларов.

Государственный исторический парк San Pasqual Historic Battlefield Эскондидо рядом с сафари-парком зоопарка Сан-Диего был одним из 70 парков штата, отмеченных на закрытие. В парке произошло одно из самых кровопролитных сражений в американо-мексиканской войне 1846 года.

Незавершенная сделка с партнером пока сдерживает закрытие San Pasqual 1 июля.Клэй Филлипс, управляющий парками, сказал, что его не беспокоит, что открытие повлияет на завершение сделки. Он отказался назвать партнера или характер партнерства.

«Осталось еще много узнать об открытиях, которые были сделаны в пятницу, и это удивило нас так же, как удивило всех остальных, но мы сосредоточены на служении общественности, и это моя задача и задача сотрудников», — сказал Филлипс.

Прибрежный район Сан-Диего, который включает в себя большинство государственных парков в округе, работает с 9 долларами.6 миллионов долларов и ежегодно принимает 13,8 миллиона посетителей. По словам Филлипса, 10 парков в округе, не намеченные к закрытию, также пострадали от сокращения государственного финансирования, в основном из-за того, что они не заполняли штатные должности.

«У нас уровень вакантных площадей составляет 27 процентов. Это важно. Это серьезно сказывается на нашей способности защищать наши природные ресурсы », — сказал Филлипс.

Из бюджета прибрежного округа Сан-Диего было сокращено около 900 000 долларов. Это означало поочередное закрытие кемпингов на государственных пляжах Сан-Элихо и Южный Карлсбад в межсезонье.Было сокращено количество часов в музеях по всему округу и образовательные программы в Государственном историческом парке Старого города Сан-Диего, чтобы сэкономить 25 000 долларов в год. Некоторые туалеты в парках дневного пользования были закрыты, чтобы сэкономить на обслуживании, а сезонные часы работы спасателей сократились на 11 процентов.

В прибрежном округе Сан-Диего за последний финансовый год действительно было привлечено 800 000 долларов США для использования на специальных проектах, приносящих доход, а в этом месяце открылось новое место для пикника в государственном парке Бордер-Филд. По словам Филлипса, по-прежнему сокращается доступ к большинству других услуг.

Ни одному из семи парков в округе Ориндж-Кост, включая государственный пляж Сан-Онофре, не угрожало закрытие. Местные власти отказались обсуждать бюджетные вопросы и комментировать обнаруженные средства.

Президент некоммерческой организации California State Parks Foundation в Сан-Франциско Элизабет Гольдштейн написала в открытом письме губернатору и членам законодательного собрания штата, что открытие стоимостью 54 миллиона долларов «повлияло на наших членов, наших партнеров и доверие общественности к нашему штату. парковая система.”

Группа предоставила гранты в размере 20 000 долларов «Друзьям горы Паломар», 15 000 долларов — Ассоциации специалистов по интерпретации морей и пустынь, поддерживающей зону отдыха в Солтон-Си, и 15 000 долларов — «Friends4Picacho» в последние месяцы.

Гольдштейн назвал утрату доверия к системе парков душераздирающей.

«В течение последних 14 месяцев мы публично и неоднократно настаивали на необходимости гражданского добровольчества, активности и, что наиболее важно, финансовых взносов, чтобы наши парки оставались открытыми», — написал Гольдштейн.«В ближайшие дни, недели и месяцы мы готовы, как и в течение 43 лет, работать в качестве партнера от имени наших членов и миллионов калифорнийцев и туристов, которым нравятся наши парки штата».

Недавно открытая площадка для пикника в юго-западном углу государственного парка Бордер-Филд. Лето 2012 г. — Департамент парков и отдыха Калифорнии

Кава: экономический «алмаз» Тихоокеанского региона пользуется спросом у конкурентов

Энтони Тапи и его соседи, расположенные среди пышных и крутых склонов острова Пенекост в Вануату, выращивают таро, маниоку и островную капусту.Его община, состоящая из примерно 20 человек, в северной деревне Аматбобо, каждую ночь садится за чашку кавы, чтобы расслабиться после тяжелого рабочего дня.

Большая часть 7,5 акров Тапи посвящена piper methysticum, растению, произрастающему на Вануату. Когда корни и корневища растения очищают, измельчают, замачивают в воде и экстрагируют, конечным продуктом становится кава — другие названия островов Тихого океана включают ‘awa, sakau, yaqona или malok.

Ценится за беспокойство, стресс и обезболивающие, растение используется для крупных общественных мероприятий, включая смерть, бракосочетание и церемонии убийства свиней.По словам Тапи, хотя кава имеет важное культурное значение, она стала продуктом, который он и его соотечественники из Ни-Вануату использовали для улучшения своей жизни.

Распространение ракушек кавы — многовековая традиция среди жителей тихоокеанских островов, но растущий международный интерес неуклонно поддерживал спрос в последнее десятилетие. Кава, выращиваемая почти исключительно в островных государствах Тихого океана, экспортируется по всему миру, хотя эксперты по каве опасаются, что отрасль может выйти за пределы Тихого океана.

Традиционно выращиваемая мелкими фермерами вместе с натуральными культурами, теперь она стала товарной культурой.Несмотря на то, что сорт, которому 3000 лет, стал более поздним экономическим благом для Тихоокеанского региона, инсайдеры отрасли выражают обеспокоенность по поводу шепота выращивания кавы в Австралии.

Мужчины Ни-Вануату чистят свежесобранную и очищенную каву в ручье. Предоставлено: Майкл Лоуз

Тапи занимается сельским хозяйством и выступает в качестве брокера для других фермеров-пятидесятников, продавая 1,4 тонны кавы экспортерам и дилерам в столице Вануату Порт-Вила. Майкл Луз, директор South Sea Commodities, покупает каву по всей стране, в том числе Tapi’s.

«Кава — это настоящая история успеха», — говорит Лоуз из своего офиса в Порт-Вила. «До обретения независимости в 1980 году экономика была основана только на том, что я называю колониальными культурами: копра, какао, кофе».

Эти колониальные культуры были прихотью мирового производства, поскольку они конкурировали с другими регионами и по мировым ценам. В 90-х годах, когда индустрия кавы начала экспортировать уникальный продукт, который нельзя было производить в других местах, все изменилось.

Из-за связанных с ним расслабляющих свойств спрос на каву увеличился.Фармацевтические компании проявили интерес, и фермеры Ни-Вануату обнаружили, что хорошо зарабатывают. В 2019 году кава составляла 57% экспортного рынка Вануату на сумму около 48,4 миллиона долларов.

«Путешествуйте по островам, производящим каву. Все, что вы увидите вокруг себя: Land Cruisers, солнечные батареи в домах, все порты и плата за обучение для детей », — говорит Лоуз. «Все это было бы оплачено деньгами кавы — 95%, без кредита. Где в мире вы найдете фермеров, покупающих Land Cruisers за наличные? »

Кава — крупнейшая отрасль промышленности Вануату, как для экспорта, так и для импорта, и выращивается на всех островах.Предоставлено: Майкл Луз,

, международный рынок,

.

Вануату опубликовало Закон о каве в 2002 году, который предписывал, что все производство должно быть органическим, определенных сортов, защищая при этом местных производителей и обеспечивая строгие стандарты качества для экспорта; другие страны с тех пор приступили к разработке аналогичного законодательства.

Фермерская сеть Louze выращивает и собирает урожай перед сушкой кавы, которая отправляется в Порт-Вила для очистки и повторной обработки. Из Порт-Вила Louze отправляет каву в Новую Каледонию и США.Остальные отправляются в Европу, Новую Зеландию и Австралию.

Повышенные транспортные расходы затронули Луза — одного из примерно 20 зарегистрированных экспортеров в Порт-Вила — хотя в этом году он все же отправил пять контейнеров, содержащих от трех до четырех тонн кавы, в США и Новую Каледонию. Вануату также экспортирует каву на Фиджи и Кирибати.

Тарцисиус Кабутаулака, директор Центра исследований тихоокеанских островов Гавайского университета, считает кава «огромной» возможностью для Фиджи и Вануату в частности.Обе страны имеют динамичные внутренние рынки и уже воспользовались внешним спросом. В 2020 году Фиджи экспортировала кавы на сумму около 20,7 миллиона долларов в США, Новую Зеландию, Маршалловы острова и Науру. С 2016 года производство сельскохозяйственных культур почти удвоилось и составило чуть более 13000 тонн.

Фиджийско-австралийская компания Fiji Kava Ltd., производящая порошкообразную каву и различные лечебные средства, приготовленные из нее, котируется на Австралийской фондовой бирже в 2018 году. Ее основатель Зейн Йошида видел в каве средство облегчения стресса для масс, о чем свидетельствует Covid -19 пандемии, и, по оценкам, к 2026 году производство кава будет стоить 210 миллиардов долларов, включая терапевтические приспособления, помимо напитка.

В то время как бары с кавой в США закрылись, рост продаж Kava в Фиджи в стране увеличился на 33%, говорит он. В прошлом году компания подписала сделку с дистрибьютором в Китае, где рынок витаминов и пищевых добавок оценивается в 29 миллиардов долларов.

В

Fiji Kava в настоящее время работают 40 человек на Фиджи и в Австралии, которые работают в лаборатории тканей компании, на ее основной ферме и в ее офисах, а также у компании есть прямые отношения с фермерами по всей стране. Кабутаулака говорит, что возросший интерес — а также объемы выращивания, переработки и экспорта — уже приносят прямую пользу жителям островов Тихого океана.

«Кава, из-за характера отрасли, поскольку она производится в деревнях, деньги идут напрямую на деревенский уровень», — говорит он.

Доцент Гавайского университета Тарцисиус Кабутаулака считает, что кава, выращенная за пределами Тихого океана, может иметь пагубные последствия для экономического развития региона. Кори Лум / Civil Beat / 2021

Не являясь традиционным потребителем кавы, уроженец Кабутаулаки Соломоновы Острова также начали выращивать этот продукт на экспорт. Но Кабтаулака больше всего обеспокоен производством кавы за пределами Тихого океана.

Региональный совет Бандаберга в австралийском Квинсленде зарегистрировал свою заинтересованность в выращивании этого растения в Министерстве иностранных дел и торговли страны, несмотря на давние ограничения на этот продукт. В случае успеха производство в Австралии может иметь потенциально разрушительные последствия для промышленности островов Тихого океана.

«Помимо вопросов доходов, это вопрос присвоения», — говорит Кабутаулака.

Лоуз работал с фермерами, такими как Тапи в Вануату, более 20 лет, работая в собственном бизнесе почти 12 лет, и он считает идею выращенной в Австралии кавы оскорбительной.

В стране кава входит в число контролируемых веществ, и на ее импорт уже давно действуют строгие ограничения. В 2019 году премьер-министр Австралии Скотт Моррисон объявил, что правила импорта кавы будут смягчены к концу 2020 года, хотя планы были отложены из-за пандемии.

Луз встревожен потенциальными возможностями страны по производству кавы.

«Мы никогда, никогда, никогда и никогда не сможем конкурировать по какой-либо сельскохозяйственной продукции», — говорит он. «У нас есть только один продукт… который имеет большую ценность для фермеров.”

Йошида предложил Австралии отвлечься от дальнейшего развития своих программ, основанных на каве, в Тихоокеанском регионе, чтобы помочь странам, где это потенциально может иметь значение.

«Такая поддержка (уже) есть. Они должны стремиться к увеличению », — говорит Йошида, особенно в свете потенциальных законодательных изменений в Австралии и потенциального внутреннего рынка в этой стране.

Теперь, когда кава стала более приемлемой за пределами Тихого океана и стала использоваться в специализированных барах и лаунджах в Соединенных Штатах, Австралии, Новой Зеландии и Европе, озабоченность по поводу иностранных посевов кавы стала ключевым вопросом.

Доктор Винсент Лебот, автор книги «Кава: тихоокеанский эликсир», говорит, что Закон Вануату о каве направлен на продвижение кавы так же, как Италия и Франция могут продвигать свои уникальные пищевые продукты.

«Так же, как шотландский виски, чай Дарджилинг, кофе Blue Mountain с Ямайки или корейский женьшень… мы хотим развивать каву как нечто уникальное для южной части Тихого океана, основанное на традиционных знаниях», — говорит Лебот. «Проблема в том, что у нас еще нет продукта».

По его словам, чтобы получить такой продукт, необходимы согласованность и качество, а также определенная степень стандартизации, которая еще не была достигнута в Тихоокеанском регионе.По его словам, это далеко не невозможно, хотя для этого также необходимо надлежащим образом продавать свои продукты.

Зловредный эликсир

Существует 120 различных разновидностей кавы, все они содержат соединения кавалактона, которые придают растению его успокаивающие свойства. Кава занял видное место в общественных собраниях до колонизации Тихого океана; его предлагали высокопоставленным лицам, использовали для облегчения таланоа или конструктивного разговора, и различные его разновидности стали известны своим уникальным действием.

Сообщества тихоокеанских островов потребляют тоник по-разному, для достижения разных целей.В Вануату, например, кава обычно является более крепким напитком после беседы; на Фиджи или Тонга он слабее и потребляется часами, пока люди разговаривают.

На снимке, сделанном в 1890 году, три самоанские женщины позируют, готовясь приготовить каву. Wikimedia

Лебот говорит, что до колонизации кава была единственным способом получить доступ к «искусственному раю».

Француз переехал в Вануату в 1981 году в качестве молодого исследователя и был очарован растением и продуктом «лакричник», который ценится жителями Ни-Вануату.Это было «недостаточно исследовано и плохо задокументировано», поэтому он исследовал каву в Тихом океане для своей докторской степени и начал предполагать прямые связи между островами.

«Когда вы следуете за кавой, вы следуете за людьми. Он имеет такое большое культурное значение, что люди, скорее всего, не могли бы представить себе место где-нибудь без него », — говорит Лебот. «Это было очень важно для королей и вождей, и, я бы сказал, для управления обществом в целом».

Когда он начал свое исследование, собрав 300 образцов с 35 островов Тихого океана, он обнаружил, что карательное колониальное правление почти уничтожило традиционную культуру кавы в некоторых местах, хотя ему удалось найти уцелевшие растения глубоко в ущельях и вдоль ручьев в таких местах, как Гавайи (которые были поразительно похож на разновидность, найденную на Маркизских островах).Кава собрал людей, чтобы обсудить личные и общественные проблемы на их родном языке.

«Другими словами, это была угроза колониальной власти», — говорит Лебот.

Не только колониализм, но и неправильные представления о влиянии кавы уже давно мешают ее международному успеху. Немецкие фармацевтические компании пытались изолировать кавалактоны в медицинских целях в конце 1990-х, что вызвало всплеск спроса, но сочли результат непригодным и опасным. Это привело к тому, что Германия запретила всю каву в 2002 году, а другие европейские страны последовали ее примеру.

Лебот говорит, что кавалактоны — это не кава, как кофеин — это не кофе. Запрет Германии был снят в 2014 году, когда решение суда счел предыдущие доказательства недостаточными. В 2020 году Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций и Всемирная организация здравоохранения официально признали каву частью Codex Alimentarius, по сути признав каву продуктом питания и опубликовав руководство по передовой практике производства кавы.

Кава стала использоваться в исследованиях рака, связанных с облегчением тревожных расстройств, и считается более здоровой альтернативой алкоголю.Сейчас его выращивают на островах, где он когда-то практически исчез, в том числе некоторые сорта на Гавайях.

На Гавайях некоммерческий совет развития ава был основан в 2005 году для защиты кавы и ее места в культуре.

Джонатан Йи, член совета директоров совета, говорит, что текущий спрос превышает предложение на Гавайях. Связанные с этим затраты на выращивание ава на Гавайях — коммунальные услуги, рабочая сила, налоги — сделали его более премиальным продуктом, поэтому продукты с добавленной стоимостью были лучшим способом ведения бизнеса.

Йи говорит, что этот продукт особенно популярен среди тех, кто ценит гавайскую культуру и молодежь, и на островах есть несколько баров ава или кава.

Ферма и ранчо Пу’у О Хоку — одно из крупнейших производителей ава в штате на восточной окраине острова Молокаи. Это ранчо, занимающее 25 акров земли, засаженных местными сортами бананов, вероятно, является единственным производителем замороженной целлюлозы в штате. Он поставляет товары клиентам по всему материку, но его основной рынок находится на Гавайях.

Менеджер

Руди Ханк говорит, что спрос растет, что, по его мнению, отчасти может быть связано с тем, что становится все труднее найти более дешевые порошковые продукты из таких мест, как Вануату. В ответ на это ранчо расширяет производство awa, но он не считает, что успех ранчо следует измерять экспортом, продажами или прибылью.

«Наши основные клиенты — коренные жители Гавайев. Отзывы, которые мы получаем от наших клиентов, — это то, что нас мотивирует », — говорит Хунк. «Не важно, сколько там баров, важно, насколько пьянящими мы делаем наших клиентов.”

Four Shells Kava Lounge в Окленде, Новая Зеландия. Предоставлено: Тодд М. Генри

The Kava Lounge

В Новой Зеландии, в городском центре Окленда, меню Four Shells Kava Lounge почти полностью состоит из кава. Их описывают как «быстродействующие», «пьянящие», «поднимающие настроение» или «глубоко расслабляющие», а продукты родом из Тонги, Фиджи и, как правило, Вануату. Это одна из семи торговых точек, где подают каву в стране.

Владельцы Анау и Тодд Генри сначала использовали кава Ni-Vanuatu благодаря гарантии качества, предусмотренной Законом о кава, а позже начали предлагать фиджийские и тонганские продукты, как только были найдены надежные источники.

В отличие от многих баров в Соединенных Штатах, где каву подают в виде коктейлей, пара строго традиционно подает каву, отделяя каву от алкоголя и культуры бара. По словам Тодда Генри, помимо размещения диаспор из Вануату, Фиджи и Тонги, супруги много времени проводят, рассказывая людям, как работает кава.

У каждой кавы есть происхождение, говорит Тодд Генри, так как разные сорта оказывают разное психологическое воздействие.

«Я считаю, что лучший способ рассказать об этом людям — это то, что мы считаем его противоположностью кофе… в конце дня мы пьем каву, чтобы расслабиться», — говорит он.

Для роста индустрии экспорта кавы необходимо гарантировать качество. Тодд Генри считает, что кава неизбежно будет выращиваться за пределами Тихого океана, хотя он не хочет, чтобы это произошло. Он хочет, чтобы островные народы пожинали плоды своей культуры и сорта, который один из его покровителей из Ни-Вануату называет «бриллиантом» страны.

«Мне кажется, что это подарок их предков», — говорит он.

Подпишитесь на нашу БЕСПЛАТНУЮ утреннюю рассылку новостей и каждый день узнавайте больше.

Зарегистрироваться

Извините. Это недействительный адрес электронной почты.

Спасибо! Вскоре мы отправим вам электронное письмо с подтверждением.

демократов, баллотирующихся на пост губернатора, сталкиваются в Сан-Франциско из-за здравоохранения и чартерных школ

Отчет из Сан-Франциско —

Отражая растущий разрыв между калифорнийскими демократами в области здравоохранения с одним плательщиком и чартерных школ, кандидаты в губернаторы Калифорнии оказались по разным сторонам этих вопросов во время Форум кандидатов в Сан-Франциско во вторник.

Самым ожесточенным обменом мнений стал конфликт между бывшим мэром Лос-Анджелеса Антонио Вильярайгосой и лейтенантом Гэвином Ньюсомом по поводу того, как платить за универсальную систему здравоохранения, которая охватила бы всех калифорнийцев и резко изменила медицинское страхование в штате.

Вильярайгоса намекал, что Ньюсом уклонялся от вопросов и продавал «змеиный жир» о том, как оплачивать спонсируемое государством медицинское обслуживание с одним плательщиком. Он сказал, что Ньюсом недооценил сложности в создании новой системы, которая заменит Medicare, Medi-Cal и планы страхования для государственных и частных служащих.

«Дело в том, что мы все за всеобщее здравоохранение», — сказал Вилларайгоса. «Вы не можете подписать что-то подобное без плана. Я не стремлюсь быть всем для всех ».

Ньюсом сказал, что ломка рук из-за стоимости является «надуманным аргументом». Он сказал, что большая часть денег, необходимых для поддержки системы единого плательщика, уже тратится на планы, которые она заменит — государственные биржи и частные планы здравоохранения.

«Система единого плательщика продемонстрировала свою эффективность в странах по всему миру, в странах, значительно меньших по размеру и масштабам, чем штат Калифорния, и я считаю, что если мы будем придерживаться этого принципа, мы сможем продвигать ее принципы», — сказал он.

Обмен по финансируемой государством системе единого плательщика показал самый большой контраст между демократами. Этот вопрос привлек внимание к закону в Сакраменто, который возложил бы ответственность за медицинские расходы калифорнийцев на штат. Счет был отложен из-за опасений по поводу стоимости, которая оценивалась в 400 миллиардов долларов.

Бывший начальник государственных школ Делейн Истин была единственным кандидатом, недвусмысленно поддержавшим закон штата о едином плательщике, в то время как казначей штата Джон Чан, как и Вилларайгоса, проповедовал осторожность.Создание системы здравоохранения с одним плательщиком в Калифорнии потребует увеличения налогов более чем на 100 миллиардов долларов, сказал Чан.

«Я поддерживаю систему единственного плательщика, но мы должны говорить правду», — сказал Чан. «Кто из вас хочет платить дополнительно 90% налогов?»

Форум кандидатов, проведенный в Городском клубе Сан-Франциско и спонсируемый San Francisco Chronicle, стал вторым поединком среди кандидатов от демократов за три дня. И так же, как форум, организованный Национальным союзом медицинских работников в Анахайме в воскресенье, фейерверков было немного, поскольку кандидаты соглашались почти по каждой поднятой теме.

Ньюсом остается лидером опросов и сбора средств. Он также получил одобрение политически влиятельной Калифорнийской ассоциации медсестер. и Калифорнийская ассоциация учителей.

Вильярайгоса, который боролся с профсоюзами учителей, когда был мэром Лос-Анджелеса, сказал, что не получил одобрения CTA, потому что отказался поддержать мораторий на чартерные школы. Он также сказал, что следующий губернатор должен противостоять политике, которую профсоюзы давно ценили, такой как трудовой стаж и срок пребывания в должности, потому что в государственных школах не хватает детей.

«Мы должны решить тот факт, что система сломана, и так много бедных детей и так много цветных детей не выживают в таком состоянии», — сказал он.

Ньюсом возразил, что споры должны вестись не о том, кто виноват, а о том, как решить проблему.

«Учителя устали от того, что к ним относятся как к спарринг-партнерам, а не как к партнерам по работе», — сказал он.

[email protected] | Twitter: @philwillon

Обновления политики Калифорнии

ТАКЖЕ

California Teachers Assn.голосует в поддержку Гэвина Ньюсома на пост губернатора

Демократы, участвующие в дебатах губернатора Калифорнии о введении системы единого плательщика в штат почти в четыре раза увеличить годовой объем производства жилья

Перейти к основному содержанию Поиск