Суббота , 4 декабря 2021
Бизнес-Новости
Разное / Что будет с евро в ближайшее: Евро/Рубль (EUR/RUB) — цена, график. Динамика EUR/RUB, прогноз :: РБК Инвестиции

Что будет с евро в ближайшее: Евро/Рубль (EUR/RUB) — цена, график. Динамика EUR/RUB, прогноз :: РБК Инвестиции

Содержание

обсуждение и комментарии в Тинькофф Пульс

Манипуляции на бирже, #учу_в_пульсе как не понести убытки от манипуляций и не стать соучастником! ⚖️Что такое манипуляции согласно УК? Если упрощенно то умышленные действия в результате которых: — цена — спрос — предложение — объем торгов финансовыми инструментами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных выше незаконных действий 🎩Какие виды манипуляций бывают? Некоторые способы, известны уже столетия. Но к сожалению, даже в наше время, когда все ходы записаны, мошенники продолжают подрывать доверие к бирже. — инсайд — имитация инсайда или тайного умения, которое позволяет всегда выигрывать — договорняки — распространение ложной информации и новостей — использование чужих средств для того, чтобы двигать рынок — имитация избыточного, спроса или предложения 🦾В современном мире способы комбинируются и немного видоизменяются, суть одна кто-то пытается несправедливо обогатится, другие теряют деньги 💸 и уходят с рынка, компании терпят убытки.
Даже безобидные на первый взгляд эффект #reddit или спуфинг заявками сбивающий, с толку роботов тоже признаются манипуляциями. Хочу привести несколько свежих примеров на низко ликвидных акциях с небольшой капитализацией: $GRNT 19-22 октября, 180х рост объема, рост цены больше 2х. Все это на фоне шквала постов о том, что кофейная гуща показал на будущий рост. И финальное закрытие $ORUP 20-22 октября, 15x рост объема, рост цены на 20%. Опять же кофейная гуща и финальное закрытие об хомяков $VRSB 500x рост объема, рост цены больше 3х. В настоящий момент продавцов нету. Долбанули по Воронежу 😉 $DASB 100x рост объема, росто цены 6х У одного профессионала, который набросил демагогии в комментариях, нашел еще свежие примеры: $ABRD и $GTRK схема аналогичная. ❗Важно понимать, что участие в таких авантюрах скорей всего заканчивается убытком, а даже если вы в этой микро-финансовой пирамиде успеете закрыться в плюсе об других несчастных, то легко можете стать соучастником уголовного преступления.
❌ ❌Ещё раз: если вы сознательно умышленно и по предварительному сговору покупаете по сигналу манипулятора, с целью заработать на пампе то это соучастие Upd: Конечно манипуляции бывают и с крупными компаниями вроде $KO с налогами, $V со штрафом в начале года. Или $TSLA с новостями в Твиттере. И с курсам валют $USDRUB $EURRUB Но я изначально говорил о примерах которые происходят и создаются тут у нас в пульсе. А не где-то там. ✅Делитесь историями, либо в комментариях, либо в постах с тегом #fraud. Давайте пить чистую воду и очищать наш колодец! Закидывайте нечисть помидорами 🍅#lightsweetcrudetomato

чего ждать от валютного рынка — Минфин

После ожидаемо вялой работы валютного рынка в прошедшую рабочую субботу — сегодня межбанк войдет в свой привычный деловой ритм.

► Подписывайтесь на телеграм-канал «Минфина»: главные финансовые новости

Ни клиентам, ни самим банка особо раскачиваться некогда. Эта неделя завершает очередной месяц и все хотят закрыть свои сделки на отчетную дату с максимальной эффективностью.

По расчетам «Минфина» статистика торгов в этот понедельник будет находиться в пределах до $150−210 млн при заключении до 440−650 сделок.

Клиентам надо закрыть не только текущие хозяйственные операции, но и сделать поправку в своих бизнес расчетах на усиление карантинных ограничений. Особенно в регионах, которые уже в «красной» зоне или кто туда попадет в ближайшие дни.

С одной стороны, это существенно снизит активность тех компаний, кто «завязан» на ресторанном и спортивном бизнесах, частично — на тех, кто связан с перевозками пассажиров, но зато стремительно активизирует тех, кто связан с логистикой, поставщиков части импортной продукции и т. д. Бизнес уже научился работать в условиях локдауна и все больше переходит «в интернет», а для этого на складах компаний должен быть определенный запас товаров. А значит — эти компании активизируются в части покупки валюты под расчеты по импортным поставкам.

«Минфин Валюта» — бесплатное мобильное приложение в котором доступна вся необходимая информация — от курсов валют всех украинских банков до расположения пунктов обмена: Google Play или AppStore.

Кроме этого, на носу уже полноценный осенне-зимний отопительный сезон и с постоянным ростом цен на энергоносители сейчас первую скрипку среди покупателей валюты играют как раз импортеры дизтоплива, бензина и газа.

Активизируются и экспортеры. Им тоже не внушают «большой радости» ужесточающиеся ограничения в связи с пандемией и они также спешат закрыть свои операции, завязанные на поставках товаров за границу. Частично их «расслабляют» перспективы получения на этой неделе возмещений НДС, но постоянные неприятные сюрпризы, связанные с пандемийными ограничениями — также стимулируют их к активному завершению отчетного периода.

Поэтому закрытие текущих хозяйственных сделок клиентов на отчетную дату — будет главным мотиватором для всех участников валютных торгов в ближайшие дни.

Как всегда в таких ситуациях на нашем валютном рынке — во многом поведение курса сегодня зависит от регулятора. Скорее всего, Нацбанку снова придется выходить на торги с соответствующими интервенциями, чтобы как попытаться сглаживать курсовые колебания во время сессии, так и дать участникам межбанк месседж в части «видения» регулятора по курсу на понедельник. Начнет он со стандартных $5 млн. А затем, при необходимости — выйдет на рынок с уже более объемной и долгоиграющей интервенцией.

Курсы межбанка, по прогнозам «Минфина» 25 октября будут в пределах: доллар — коридор 26,20 — 26,40 грн, евро — коридор 30,45 — 30,70 грн.

На наличном рынке ценники в обменниках финкомпаний и банков будут находиться в пределах:

Доллар: коридор покупок и продаж 26,10 — 26,50 грн при спреде в обменниках финкомпаний в пределах 15- 20 коп, а в кассах банков до 20−25 коп.

Евро: в банках коридор от 30,15 до 30,85 грн при спреде до 25−30 коп, а в обменниках финкомпаний — в пределах значительно более узкого коридора от 30,35 до 30,70 грн при спреде в пределах 20−25 копеек.

Котировки наличного валютного рынка на 10 утра:

Курс доллара в банках: прием 26,10 — 26,27 грн и продажа 26,35 — 26,50 грн.

В обменниках финкомпаний: покупка 26,25 — 26,30 грн и продажа 26,33 — 26,40 грн.

Доллар на межбанке начал дорожать.

Как на курс гривни влияют экспорт, ставка НБУ и ФРС США — новости Украины, Экономика

Период укрепления гривни закончился: осенью доллар в Украине подорожает и будет стоить дороже 27 гривень, прогнозируют опрошенные LIGA.net финансисты.

Пика ревальвации национальная валюта достигла в середине августа: доллар в некоторые дни можно было купить по 26,6-26,7 грн/$, чего на украинском рынке не было больше года – с июня 2020 года.

Что ждет гривню осенью, почему доллар точно подорожает и каким курс будет в конце сентября?

LIGA.net спросила об этом у участников валютного рынка. Детали – в консенсус-прогнозе.

Гривня остановилась в шаге от рекорда. Что помешало?

После взрывной девальвации гривни в марте 2020 года с 25 до 28+ грн/$, курс доллара в Украине еще ни разу не опускался ниже 26,5 грн/$.

В августе 2021 года у гривни были хорошие шансы пройти эту точку, однако ревальвация остановилась на 26,62 грн/$.

Несмотря на это, июль и август 2021 года стали  успешными для украинской валюты: доллар за этот период потерял в цене почти одну гривню. В июле опрошенные LIGA.net финансисты допускали такое развитие событий.

Коротко укрепление можно объяснить несколькими факторами.

Во-первых, «природное превышение» спроса над предложением валюты: экспортеры активно продавали валюту, тогда как импорт находился на вторых ролях.

Во-вторых, до 19-20 августа украинский бизнес платил квартальные налоги (в том числе важные для экспорта ренту и экологический налог). Это мотивировало экспортеров активнее продавать валютную выручку для расчетов с бюджетом в гривне.

В третьих, в конце августа гривню поддержал Укравтодор, который начал продавать валюту ($376 млн), полученную в кредит от консорциума из шести украинских банков.

Опрошенные банкиры отмечают, что гривня в последние недели лета-2021 могла укрепиться даже сильнее, чем 26,6 грн/$. Но этому прежде всего помешал НБУ, который с 19 июля купил на межбанке $388 млн – треть всей купленной валюты с начала года.

Другие факторы, которые сдерживали ревальвацию: оживление спроса со стороны импортеров (финансисты выделяют поставщиков быттехники и авто) и общий настрой бизнеса на сезонную девальвацию гривни, что заставляет многих участников рынка покупать доллары уже сейчас.  

Что будет с курсом в сентябре. Консенсус-прогноз

Гривня завершила лето-2021 на минорной ноте: с 25 по 31 августа доллар на межбанке подорожал на 20 копеек. Что дальше?

В сентябре банкиры и финансисты ориентируются на подорожание доллара: курс вернется в диапазон 27-27,5 грн/$, прогнозируют опрошенные аналитики. 

«В конце сентября состоится крупное погашение ОВГЗ на 13 млрд грн, что совпадет с периодом выплат НДС-возмещений. В этот период не исключена еще одна волна ослабления гривни» – отмечает директор департамента казначейских операций Юнекс Банка Анна Волуйчак.

Консенсус-прогноз среднего курса в сентябре – 27,13 грн/$, предполагаемое значение курса на конец месяца – 27,43 грн/$.

Доллар всегда дорожает осенью. Почему?

Укрепление гривни в марте-июле и девальвация в августе-декабре – типичная картина для украинского валютного рынка с тех пор, как страна в 2015 году перешла от фиксированного к плавающему курсу.

Причины ослабления гривни осенью повторяются из года в год (за исключением аномального 2019 года): начало уборочной кампании в агросекторе (влечет рост импорта горюче-смазочных материалов), увеличение деловой активности в ритейле (готовится к предновогоднему периоду), подготовка правительства к новому отопительному периоду с возможными дополнительными закупками газа и другого топлива.

Осень – по 28? Почему доллар будет дорожать

Что ждет гривню этой осенью? Вероятный сценарий – к концу года межбанк вернется в диапазон 27,5-28 грн/$, как было в течение всего первого полугодия 2021 года, полагает старший финансовый аналитик ICU Тарас Котович.

Почему в последние месяцы года гривня будет девальвировать? Есть несколько причин.

Бизнес-сезон 

«Осенью ожидается низкая активность нерезидентов и меньшие объемы экспорта аграрной продукции на фоне более высокого импорта, – поясняет Котович. – Баланс на рынке будет смещен в сторону спроса на валюту».

Но здесь не все однозначно. Бизнес-цикл в очередной раз может изменить ситуация с коронавирусом. «Возможный локдаун приведет к падению деловой активности, – отмечает директор казначейства Идея Банка Ярослав Кабин. – При таком сценарии мы не ожидаем девальвации гривни».

Украина не привлекает иностранных инвесторов

За неделю с 20 по 28 августа портфель облигаций внутреннего госзайма в руках нерезидентов сократился на 2,3 млрд грн. Постепенный выход нерезидентов из ОВГЗ (иностранцев интересуют гривневые бумаги с очень высокой по мировым меркам доходностью; когда они покупают гособлигации, то продают валюту, когда хотят выйти из украинского актива – наоборот создают дополнительный спрос на доллар) – еще один фактор ослабления гривни осенью, полагает Волуйчак.

«Если НБУ решит повысить ставку (ближайшее решение Нацбанка о ставке – 9 сентября. – Ред.), гривня получит дополнительную поддержку: не исключено, что это может частично восстановить интерес нерезидентов к ОВГЗ, – отмечает Волуйчак. – Если же НБУ сохранит ставку – временное давление на гривню неизбежно».

Внешние события

27 августа глава ФРС Джером Пауэлл объявил, что американский центробанк допускает начало сворачивания мер поддержки экономики уже в этом году. Заявление оказалось намного более сдержанным, чем ожидали многие аналитики. Ужесточение политики ФРС означало бы отток капиталов с развивающихся рынков, что могло спровоцировать волну девальваций валют этих стран.

Для Украины это важно и в долгосрочной перспективе, считает начальник управления казначейства Форвард Банка Руслан Королик. «Шаги ФРС по сворачиванию антикризисных мер в сентябре, а также непонятная ситуация с очередной волной распространения коронавируса могут привести к замедлению роста мировой экономики, – полагает он. – Это грозит падением спроса на наши экспортные товары, весомый источник валюты».

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарий: Россия признала, что валюта евро — это всерьез и надолго | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Высшее руководство России предписало Фонду национального благосостояния (ФНБ) в течение месяца полностью отказаться от использования доллара США, иными словами — провести окончательную дедолларизацию сбережений российского государства.

Это сделано для того, чтобы обезопасить запасы РФ от американских санкций, и общественное внимание сконцентрировалось именно на данном аспекте принятого в Кремле решения. Стало ясно, что в Москве по каким-то причинам не исключают или даже ожидают, причем в уже ближайшем будущем, дальнейшего ужесточения  санкционного режима США против РФ.

Кремль подтверждает, что Евросоюз успешно преодолел долговой кризис

Однако стоит обратить внимание и на другой знаковый сигнал, который исходит от намеченного изменения структуры активов ФНБ. Распорядившись впредь держать в евро 40 процентов аккумулированных в фонде национальных накоплений, Кремль тем самым вольно или невольно поставил точку в популярной в России уже многие годы дискуссии о том, как долго еще осталось жить единой европейской денежной единице.

Экономический обозреватель DW Андрей Гурков

Своим решением сделать ее основной резервной валютой в ФНБ российские власти официально сообщили своим гражданам, да и всему миру, что евро — это всерьез и надолго, и ему можно доверять.

Таким образом, спустя десятилетие после острейшего долгового кризиса в еврозоне российские власти подтвердили, что выработанные тогда в Брюсселе рецепты спасения от банкротства и методы реформирования Греции, Кипра и других зашатавшихся стран ЕС были правильными и привели к стабилизации европейского валютного союза.

Подобные выводы российского руководства вряд ли понравятся различным снискавшим благосклонность Москвы партиям евроскептиков в ЕС, в том числе немецкой «Альтернативе для Германии» (АдГ). Их активисты не жалели времени и сил на дискредитацию ненавистной им валюты, а Россия теперь переводит на нее львиную долю активов своего ФНБ.

Евроскептики в странах ЕС Москве, по идее, больше не нужны 

Более того, интерес Кремля к различного рода евроскептикам с их стремлением расшатать или даже распустить ЕС должен отныне, по идее, сильно поубавиться, ведь ради сохранения и приумножения своих накоплений Россия должна быть всячески заинтересована в твердом евро.

Ну, а тем россиянам, что любят время от времени порассуждать в соцсетях про скорый конец ЕС и неминуемый закат евро, следовало бы впредь быть поосторожней. А то их могут обвинить в антигосударственной пропаганде против ФНБ и даже заподозрить в экстремизме. Ведь процветающий Евросоюз со стабильной валютой евро будет теперь залогом сохранения самой большой части российского Фонда национального благосостояния.

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также: 

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Подписание Римских договоров 25 марта 1957 года. Главы государств и правительств Бельгии, Франции, Италии, Люксембурга, ФРГ и Нидерландов в Риме договорились о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом).

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр и госсекретарь в министерстве иностранных дел Вальтер Халльштейн подписывают Римские договоры 25 марта 1957 года в Риме.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    4 января 1960 года в Стокгольме было подписано соглашение о создании Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA). Соглашение подписали представители Португалии, Великобритании, Австрии, Швеции, Дании, Норвегии и Швейцарии.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Первое расширение ЕЭС произошло 1 января 1973 года. 22 января 1972 года представители Великобритании, Ирландии, Норвегии и Дании в Брюсселе подписали договор о вступлении в ЕЭС. Норвегия не присоединилась к Европейскому экономическому сообществу, ее население на референдуме в сентябре 1972 года отвергло эту идею.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    В 1979 году прошли первые прямые выборы в Европейский парламент

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Перед зданием Европейской комиссии в Брюсселе поднимают греческий флаг. 1 января 1981 года Греция присоединилась к ЕЭС, став его десятым членом.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    С 1 января 1986 года Испания и Португалия стали членами ЕЭС.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    3 октября 1990 года произошло объединение Германии.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер и министр финансов Тео Вайгель 7 февраля 1992 года в Маастрихте (Нидерланды) подписали Договор об экономическом и валютном союзе Европейского экономического сообщества, известный как Маастрихтские соглашения. ЕЭС, дополненное политической составляющей, было преобразовано в Европейский Союз.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    С 1 января 1995 года членами ЕС стали Австрия, Финляндия и Швеция. На этом снимке флаг Евросоюза развевается около здания финского парламента в Хельсинки.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Въезд в люксембургский город Шенген на границе с Германией. Согласно Шенгенскому соглашению, подписанному еще в 1985 году, с 26 января 1995 года отменен контроль на внутренних границах между Германией, Францией, странами Бенилюкса, Испанией и Португалией.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Европейский центральный банк, штаб-квартира которого расположена во Франкфурте-на-Майне, создан в 1998 году.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    1 января 2002 года евро стал основной денежной единицей в 12 из 15 стран Евросоюза, кроме Великобритании, Дании и Швеции.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    1 мая 2004 года произошло самое крупное расширение за всю историю ЕС. К Евросоюзу присоединились 10 стран Восточной Европы. На этом снимке жители Литвы празднуют вступление страны в Европейский Союз.

  • 50 лет Римскому договору об образовании ЕЭС

    Румыния и Болгария 1 января 2007 года стали членами ЕС.


 

Что будет влиять на евро в ближайшие дни?

Ситуация на рынках на этой неделе была довольно спокойная. Пара евро-доллар ознаменовалась технической коррекцией. Инвесторы пока не предпринимают решительных действий и ожидают дальнейшего развития событий в Европе.

Сегодня пара EUR/USD открылась на отметке 1,3738, что соответствует уровню Фибоначчи 23,6%. Но сегодня ожидается ряд новостей, которые могут не позволить подняться евро до уровня 38,2%, расположенного на 1,3880. Сегодня Испания будет размещать облигации на 4 млрд евро со сроком погашения в 2019 и 2020 годах. Франция на своём аукционе предложит облигации со сроком погашения в 2013, 2014 и 2016 годах.

Окажут ли инвесторы доверие Еврозоне, станет понятно по завершению торгов. Дополнительное давление на евро может оказать категорический отказ Германии от выпуска единых евробондов, которые могут помочь стабилизировать ситуацию в проблемных странах. И в завершение дня в 22:00 МСК ожидается выступление главы ЕЦБ Жана-Клода Трише, которое также может оказать влияние на курс евро.

Британский фунт нашел сегодня поддержку в виде статистических показателей. Нейтральные показатели на фоне предыдущего негатива выглядели очень неплохо. Снижение объёма розничной торговли с учетом затрат на топливо в августе не превысило ожидаемого значения -0,2%, а годовые показатели оказались даже лучше прогноза (-0,1% против -0,2%). Торги сегодня открылись на уровне 1,5760, и после небольшой просадки котировки поднялись выше 1,5825. Теперь можно ожидать возврат к 1,5900.

По австралийскому доллару сейчас наблюдается технический разворот от уровня 1,0200. Ближайшая цель 1,0364. Влияние на курс австралийского доллара может оказать статистика об изменении объёма прямых иностранных инвестиций, поскольку Китай — основной рынок сбыта для Австралии.

В любом случае на все валюты сегодня может оказать влияние речь главы ФРС США Бена Бернанке в 16:45 МСК, а в 18:00 ожидается производственный индекс ФРС-Филадельфии. Эксперты ожидают снижения этого показателя.

Иван Антропов, БКС-Форекс

Прямой доступ для анализа и торговли более 120 финансовых инструментов вы можете получить с единого счета посредством торговой системы BCS Trade Station (Meta Trader4). Помимо валютных пар и контрактов на разницу на американские акции, доступны теперь контракты на разницу на фьючерсы (нефть, нефтепродукты, энергоносители, металлы, товары, индексы), а так же пары с российским рублем (USD/RUB, EUR/RUB) — уникальное предложение на рынке!!!

Подробности: http://www.forex-bcs.ru/terminal/
За справками обращайтесь по телефону: +7 (495) 380 15 99, 8 800 333 53 36 (для регионов)

Может ли ставка вырасти до 1,20?

Курс британского фунта (GBP) к евро (EUR), популярной второстепенной валютной паре, вырос более чем на 10% с минимума марта 2020 года. В этом году он вырос более чем на 5%, так как Банк Англии (BoE) и Европейский центральный банк (ЕЦБ) пошли разными путями.

Есть ли у пары еще потенциал роста?

В этой статье мы резюмируем последние новости фунта по отношению к евро, анализируем колебания курса пары как с фундаментальной, так и с технической точки зрения, и проверяем, как выглядит прогноз GBP / EUR от валютных аналитиков.

Что нужно знать о динамике GBP / EUR

Курс GBP / EUR резко упал, когда Covid-19 поразил как Великобританию, так и ЕС. Инвесторы беспокоились о том, что пандемия и связанные с ней блокировки сделают с национальной экономикой. 19 марта 2020 года пара упала до внутридневного минимума 1,0526, уровня, который в последний раз наблюдался в 2009 году, согласно графику GBP / EUR.

Благодаря быстрому развертыванию программы вакцинации против Covid-19 оптимизм в отношении экономики Великобритании вырос, что привело к росту курса фунта стерлингов. Пара GBP / EUR в начале этого года выросла с отметки 1.1220, что почти на 7% больше по сравнению с пандемическим минимумом.

Пара продолжила наращивать этот рост, достигнув максимума 1,1872 20 октября, уровня, который последний раз наблюдался перед пандемией в феврале 2020 года.

Что двигало пару вверх?

Основным фактором, укрепляющим фунт и давящим на евро, было планирование центрального банка. И Великобритания, и еврозона переживают устойчивый экономический подъем после пандемии. Оба они также испытывают повышенный уровень инфляции, но соответствующие центральные банки двух регионов занимают разные позиции, что влияет на валюты.

Рассмотрим подробнее.

Экономика Великобритании довольно хорошо восстанавливается после пандемии. После того, как ВВП упал на 10% в 2020 году, что стало самым сильным спадом за 300 лет, экономический подъем был устойчивым. Согласно последним данным по ВВП от Управления национальной статистики (ONS), экономика Великобритании выросла на 2,9% за три месяца до августа. Экономика остается на 0,8% ниже докандемического уровня.

Но инфляция растет. В последнем выпуске ONS стоимость жизни в Великобритании, измеренная индексом потребительских цен (ИПЦ), выросла на 3.1% за 12 месяцев до сентября 2021 г. по сравнению с прошлым годом. Это немного ниже 3,2%, зафиксированных в августе. Однако ожидается, что инфляция будет расти в оставшуюся часть года и в последующий период. Банк Англии прогнозирует, что к концу 2021 года инфляция превысит 4%.

До недавнего времени Банк Англии утверждал, что повышение инфляции будет временным явлением. Однако за последние несколько недель центральный банк Великобритании стал более агрессивным, выразив обеспокоенность тем, что инфляция может оставаться более высокой и может потребовать действий для установления контроля над ней.

На момент написания (21 октября), по данным CME’s BoEWatch Tool, вероятность повышения процентной ставки центральным банком Великобритании на декабрьском заседании составляла 70% по сравнению с 8,7% месяц назад.

ЕЦБ не спешит повышать процентные ставки

Экономика еврозоны сократилась на 6,1% в 2020 году. Экономический рост также восстановился, хотя и несколько более медленными темпами, чем в Великобритании. Восстановление началось позже, после отложенного начала программы вакцинации ЕС, и четвертая волна Covid-19 поразила континент.

По последним данным Евростата, в зоне евро экономический рост составил 2% после сокращения на 0,3% в первые три месяца года. Хотя данные по ВВП за третий квартал еще не опубликованы, индекс менеджеров по закупкам (PMI) предполагает, что это был хороший квартал для экономической активности, при этом индекс стабильно превышает 50, что отделяет рост от сокращения.

Инфляция в еврозоне также выросла. Согласно ИПЦ, он растет более быстрыми темпами, чем в Великобритании, достигнув 3.4% в сентябре по сравнению с 3% в августе. В Германии инфляция достигла 4,1%, самого высокого уровня за 13 лет.

Аналогично Великобритании инфляция в еврозоне резко выросла на фоне резкого роста цен на энергоносители и сбоев в цепочке поставок, а также на фоне отмены временного снижения НДС в Германии. Несмотря на растущую инфляцию, ЕЦБ не принял более ястребиный уклон, как в Великобритании.

Протокол последнего заседания ЕЦБ показал, что политики считают, что базовая инфляция была сдержанной.Действительно, базовая инфляция, исключающая более волатильные статьи, такие как продукты питания и топливо, в сентябре выросла до 1,9%, что ниже целевого показателя ЕЦБ в 2%.

В своем последнем выступлении на 44-м заседании Международного валютно-финансового комитета президент ЕЦБ Кристин Лагард подтвердила ожидания, что любой рост инфляции носит временный характер. Центральный банк полагает, что в среднесрочной перспективе он вернется к 2%.

Технический анализ

GBP / EUR: что нам показывает график?

GBP / EUR продолжила отскок от 200-дневной простой скользящей средней (SMA), протестированной 30 сентября.Прорыв выше предыдущего сопротивления на 1,1834 в дополнение к бычьему индексу относительной силы (RSI) поддерживает оптимизм покупателей в отношении возможного дальнейшего роста.

Ближайшее сопротивление ожидается на 1,1871, недавнем 20-месячном максимуме. Прорыв здесь может открыть дверь к 1,1930, максимуму января 2020 года, и 1,2000, ключевому психологическому уровню.

С другой стороны, для открытия 50-дневной SMA на 1,1710 потребуется движение ниже 1,1830. Прорыв ниже этого уровня может привести к тому, что продавцы наберут силу к 200-дневной скользящей средней.

Прогноз на

GBP / EUR: куда аналитики видят движение пары в 2021 году и далее?

Аналитики ING в своем недавнем анализе подчеркивают тот факт, что политики ЕЦБ придерживаются мнения, что рост инфляции носит временный характер. Они считают, что для переоценки евро потребуется изменение тона со стороны Лагард или главного экономиста ЕЦБ Филипа Лейна. Они говорят:

«Пока сильные стороны ЕЦБ не сдвигаются с места, считая, что ЕЦБ не должен остро реагировать на временный скачок цен…».до тех пор, пока такие люди, как Лагард или Лейн, не изменят свою настройку, не будет повторного рейтинга евро ».

Тем временем они предполагают, что фунт может продолжить укрепление по отношению к евро к концу года и в 2022 году. В их прогнозе EUR / GBP, противоположном GBP / EUR, их прогноз таков, что обмен К концу года курс может ослабнуть до 0,84 и продолжить падение до 0,82 к концу следующего года.

Джон Вулфитт, директор по трейдингу в Atlantic Capital Market, также опирается на расхождение центрального банка в своем прогнозе фунта к евро. В примечании к Capital.com он написал:

«Недавний« ястребиный поворот »со стороны Банка Англии стал ударом по руке для фунта, который сейчас торгуется на самом высоком уровне по отношению к евро с момента пандемии. Тем временем ЕЦБ продолжает сидеть сложа руки над ужесточением денежно-кредитной политики, которая тормозит евро. Пока ЕЦБ не намекает на ужесточение денежно-кредитной политики, евро вряд ли будет вести большую борьбу против фунта, и 1,20 может быть потенциальной целью ».

Фиона Чинкотта, старший аналитик рынка City Index, отметила в электронном письме в Capital.com: «И в еврозоне, и в Великобритании наблюдается высокий уровень инфляции, значительно превышающий целевой уровень центральных банков. В то время как Банк Англии внезапно очень заинтересовался ужесточением денежно-кредитной политики, ЕЦБ медлит.

«В связи с заседанием MPC Банка Англии в следующем месяце и отсутствием каких-либо сообщений от ЕЦБ до декабря в центре внимания будут действия центрального банка Великобритании, который может подготовиться к декабрьскому повышению процентной ставки. В этом месяце пара GBP / EUR уже выросла более чем на 2,5%, но пара может продолжить движение, преодолев отметку 1.20 в первом квартале 2022 года ».

Согласно прогнозу GBP / EUR, предоставленному веб-сайтом Wallet Investor, основанным на алгоритмах, ожидается, что в ближайшей перспективе пара будет стабильной. 21 октября служба прогнозировала, что курс GBP / EUR может закончиться в 2021 году на отметке 1,1855. В более долгосрочной перспективе ее ожидания от фунта к евро заключаются в том, что пара закроет 2022 год на отметке 1,1907, 2023 год на отметке 1,1961 и 2024 год на уровне 1.2014, а затем немного снизится в 2025 году и закроет год на отметке 1,2070.

Обратите внимание, что эта статья не является финансовой или инвестиционной рекомендацией.Помните, что аналитики и сайты онлайн-прогнозирования могут ошибаться в своих прогнозах.

Мы рекомендуем вам всегда проводить собственное исследование и учитывать последние рыночные тенденции и новости, технический и фундаментальный анализ, а также мнения экспертов, прежде чем принимать какие-либо инвестиционные решения. Также имейте в виду, что прошлые результаты не являются показателем будущих доходов. И никогда не вкладывайте деньги, которые вы не можете позволить себе потерять.

Как начать торговать на валютных рынках с CFD

Вы хотите добавить в свой портфель некоторую долю валютных операций? Столица.Торговая платформа com дает вам доступ к широкому спектру валютных рынков, от основных пар, таких как EUR / USD, GBP / USD и USD / JPY, до небольших пар, таких как EUR / CHF, CAD / JPY и EUR / GBP, а также экзотических пар. например, USD / TRY, USD / MXN и USD / RUB, через контракты на разницу цен (CFD).

С CFD вы не владеете базовыми валютами. Вместо этого вы спекулируете как на положительных, так и на отрицательных колебаниях курса. Если вы ожидаете роста курса пары, вы можете открыть длинную позицию. Если вы думаете, что она упадет, вы можете продать эту акцию.

Другой особенностью торговли CFD является то, что вы можете использовать кредитное плечо для открытия значительно более крупных позиций с меньшим начальным капиталом. Однако вы должны знать, что использование кредитного плеча также максимизирует размер ваших убытков, если цена акций движется против вашей позиции.

CFD привлекают ночные издержки для удержания сделок (если вы не используете кредитное плечо 1-1), что делает их более подходящими для краткосрочных торговых возможностей.

Убедитесь, что вы понимаете, как работают CFD, прежде чем инвестировать.Проведите собственное исследование и всегда помните, что ваше решение торговать зависит от вашего отношения к риску, вашего опыта на этом рынке, разброса вашего инвестиционного портфеля и того, насколько комфортно вы себя чувствуете, теряя деньги. Никогда не вкладывайте больше, чем вы можете позволить себе потерять.

Узнайте больше о CFD из нашего подробного руководства. Следите за Capital.com, чтобы быть в курсе последних новостей рынка и узнавать о потенциальных торговых возможностях.

Часто задаваемые вопросы

Повысится ли фунт по отношению к евро?

В этом году фунт вырос более чем на 5% по отношению к евро, при этом GBP / EUR в настоящее время торгуется на 20-месячном максимуме. Будет ли пара увеличиваться, будет зависеть, среди прочего, от того, повысит ли Банк Англии процентные ставки раньше, чем позже, и будет ли ЕЦБ оставаться относительно осторожным.

Вам следует провести собственное исследование и помнить, что прошлые результаты не являются показателем будущих доходов.

Подробнее: Прогноз EUR / PLN: Поддерживается низкой доходностью злотого?

Оцените статью

Готовы начать?

Capital.com Скачать

Capital Com — поставщик услуг только для исполнения.Материалы, представленные на этом веб-сайте, предназначены только для информационных целей и не должны рассматриваться как совет по инвестициям. Любое мнение, которое может быть представлено на этой странице, не является рекомендацией Capital Com или его агентов. Мы не делаем никаких заявлений и не даем никаких гарантий относительно точности или полноты информации, представленной на этой странице. Если вы полагаетесь на информацию на этой странице, то делаете это исключительно на свой страх и риск.

Летний экономический прогноз 2021 года: возобновление добычи топлива

Краткое содержание

Улучшение ситуации со здоровьем и последующее ослабление мер по сдерживанию вирусов возвращают экономику ЕС в движение.Ближайшие перспективы европейской экономики весной выглядят лучше, чем ожидалось. Снижение ВВП в первом квартале года оказалось незначительным и более мягким, чем предполагалось в предварительной оценке Евростата, которая была включена в весенний прогноз. Падение числа новых инфекций и госпитализаций, благодаря эффективной стратегии сдерживания и прогрессу в вакцинации, побудило государства-члены ЕС вновь открыть свою экономику, в частности, на благо предприятий сферы услуг.Оптимистичные результаты опросов среди потребителей и предприятий, а также мобильность отслеживания данных свидетельствуют о том, что восстановление потребления уже происходит и должно усилиться в ближайшие месяцы. Есть также свидетельства начала возрождения туристической деятельности, которая также должна выиграть от нового цифрового сертификата ЕС на COVID. Ожидается, что вместе эти факторы перевесят временную нехватку производственных ресурсов и рост затрат, которые затронут отдельные части обрабатывающего сектора.

Таблица 1: Обзор — прогноз на лето 2021 года

В целом, согласно прогнозам, ВВП вырастет в 4 раза.8% в 2021 году и 4,5% в 2022 году как в ЕС, так и в зоне евро. По прогнозам, объем производства вернется к докризисному уровню (2019-Q4) в последнем квартале 2021 года, что на один квартал раньше, чем ожидалось в весеннем прогнозе для зоны евро. Однако экономическая активность в четвертом квартале 2022 года останется примерно на 1% ниже уровня, который ожидался до пандемии, исходя из экстраполяции Промежуточного прогноза на зиму 2020 года. Скорость восстановления будет значительно различаться в разных государствах-членах.Ожидается, что к третьему кварталу 2021 года объемы производства вернутся к уровню, предшествующему пандемии, для некоторых из них потребуется больше времени.

Прогноз инфляции на этот и следующий год также был пересмотрен в сторону повышения, но сохранил горбовидный профиль. Ожидается, что рост цен на энергоносители и сырье, производственные узкие места из-за нехватки некоторых вводимых компонентов и сырья, а также ограничения производственных мощностей в условиях быстро растущего спроса как внутри страны, так и за рубежом, как ожидается, окажут повышательное давление на потребительские цены в этом году.Предполагается, что в 2022 году давление будет постепенно снижаться по мере устранения ограничений предложения, устранения невыполненных заказов и замедления роста спроса. Соответственно, сейчас прогнозируется, что инфляция в ЕС составит в среднем 2,2% в этом году и 1,6% в 2022 году (+0,3 и +0,1 п.п. соответственно по сравнению с весенним прогнозом). В зоне евро инфляция прогнозируется в среднем на уровне 1,9% в 2021 году (+ 0,2 п.п.) и 1,4% в 2022 году (+0,1 п.п.).

Неопределенность и риски, связанные с перспективами роста, высоки, но в целом остаются сбалансированными.Угроза, создаваемая распространением и появлением вызывающих озабоченность вариантов, подчеркивает важность дальнейшего быстрого увеличения масштабов вакцинации. Экономические риски связаны, в частности, с реакцией домашних хозяйств и фирм на изменения ограничений и последствиями прекращения поддержки в чрезвычайных ситуациях.

Инфляция может оказаться выше прогнозируемой, если ограничения предложения будут более устойчивыми, а ценовое давление сильнее перенесется на потребительские цены.

Карта

Прогноз по странам

Документы

Тематические коробки

Пресс-релиз от 07 июля 2021 г.

Летний экономический прогноз до 2021 года, инфографика

Пресс-конференция Еврокомиссии Паоло ГЕНТИЛОНИ, посвященная экономическому прогнозу на лето 2021 года

Евро кризис и будущее европейской интеграции

С долгосрочной исторической точки зрения, Европейский Союз — одно из самых ярких политических творений конца двадцатого века — средство наднационального сотрудничества, которое чуть меньше политической федерации, но более прочное, чем международный режим. После полувека, отмеченного экономической депрессией и двумя мировыми войнами, экономическое сообщество, созданное Римским договором 1957 года, стало проводником одного из самых длительных периодов мира и процветания, которые когда-либо имелся на европейском континенте.

Однако Европейский Союз сегодня находится в беде, по-видимому, не в состоянии обеспечить мир и процветание, которые всегда были его обещаниями. Затяжной кризис евро является наиболее ярким проявлением его проблем. Кризис, происходящий медленно, обнажил линии разлома Европейского Союза.Но проблемы, с которыми ЕС должен справляться, выходят далеко за его пределы. Ежегодный экономический рост среди 28 государств-членов, которые сейчас входят в ЕС, отставал задолго до кризиса и составлял 2,6 процента по сравнению с 3,3 процентами роста в США в период с 1997 по 2006 год.

Более того, низкий уровень рождаемости помешает Европе достичь высоких темпов экономического роста в ближайшие годы. Ожидается, что коэффициент иждивенцев пожилого возраста в ЕС удвоится к 2080 году, и на каждого человека старше 65 лет останется только два человека трудоспособного возраста. Иммиграция предлагает решение этой проблемы, но встречает ожесточенное сопротивление в европейских государствах, где на подъеме находятся радикальные правые партии, выступающие против иммиграции и политики Европейского Союза. Самому ЕС не хватает эффективной политики по борьбе с беспрецедентными потоками беженцев, пересекающих Средиземное море.

Европейский Союз, похоже, не в состоянии обеспечить мир и процветание, которые всегда были его обещаниями

Тем временем репутация Европейского Союза как гаранта мира и демократии в Европе омрачается его неспособностью помешать возрождающейся России при Владимире Путине поглотить части Украины или удержать Венгрию, одно из ее собственных государств-членов, от сползание к полуавторитарному правлению.Конечно, Европа всегда сталкивалась с проблемами, но многим людям теперь кажется, что Европейский Союз является частью проблемы, а не решением. Чтобы понять почему, нам нужно оглянуться на эволюцию европейской интеграции.

Эволюция Европейского Союза

С момента своего создания в Европейском сообществе угля и стали в 1951 году институциональная интеграция в Европе всегда имела множество мотивов. С одной стороны, для некоторых он был вдохновлен идеалами «еще более тесного союза», кульминацией которого стало создание европейского государственного устройства, задуманного его основателями Жаном Монне, Робертом Шуманом и Альсидом де Гаспари.С другой стороны, интеграция продвигалась вперед только тогда, когда национальные правительства могли видеть, как европейские институты будут служить интересам их собственной страны. 1

Представления о национальных интересах ограничены экономическими и геополитическими условиями, но в конечном итоге они являются социальной конструкцией. Как таковые, на них влияет ставка дисконтирования, которую правительства присваивают будущим доходам, уверенность официальных лиц в том, как будет функционировать новый набор институтов, и понимание правительством альтернативных издержек движения в одном направлении, а не в другом. 2 В этом отношении представления о том, какой может быть Европа, влияют на прагматические решения, принимаемые для ее достижения. Шарль де Голль был не единственным лидером, которого мотивировала une suree idée de l’Europe

Каждый новый шаг к интеграции основывался на долгосрочных выгодах, даже если они требовали краткосрочных жертв

Таким образом, европейской интеграции часто служила определенная «конструктивная двусмысленность» в отношении того, что ее следующие шаги будут означать для каждой из стран-участниц.Однако по большей части каждый новый шаг к интеграции основывался на представлении, что он принесет государствам-членам положительную прибыль, а именно долгосрочную выгоду для всех, даже если они потребуют от некоторых краткосрочных жертв. Этот момент важен для понимания дилемм, стоящих сегодня перед Европой.

В 1950-х и 1960-х годах европейская интеграция принесла относительно очевидные выгоды. Европейское экономическое сообщество стало средством восстановления экономики и мира в Западной Европе. Поколение, опустошенное войной, считало эти цели высшими. Единый европейский акт 1986 года, который должен был создать к 1992 году единый континентальный рынок на основе голосования квалифицированным большинством, был представлен как средство обеспечения процветания после десятилетия евросклероза. 3 Государства-члены знали, что либерализация потребует некоторых жертв, но были убеждены, что в конечном итоге результатом будет большее благосостояние для всех.

В значительной степени эти цели диктовали средства, используемые для их обеспечения.Поскольку его основной целью было повышение экономической эффективности, Европейское сообщество 1960-х и 1970-х годов было задумано и представлено в основном как технократическое предприятие. Конечно, последнее слово осталось за национальными правительствами, и Сообщество приобрело налет народного участия, когда Европейский парламент стал выборным органом. Но действия Европейского сообщества были узаконены во многом ссылкой на их техническую эффективность. Комитетам Совета было предписано основывать свои решения на технической экспертизе, а Комиссия обосновывала свои предложения экономической эффективностью.4

Однако по мере расширения сферы принятия решений в Европе в этом фасаде начали появляться трещины. Когда ЕС сосредоточился на узких сферах регулирования с небольшими распределительными последствиями, его политика могла быть оправдана с точки зрения технической эффективности. Но после принятия Единого европейского закона либерализирующие правила ЕС начали влиять на большие сегменты рабочей силы, создавая как проигравших, так и победителей. Европейские официальные лица десятилетиями жаловались, что их усилия остались незамеченными.Внезапно они приобрели гораздо большую политическую заметность, и люди, которые чувствовали себя ущемленными в результате либерализации или глобализации, начали винить в своей судьбе ЕС. Результатом является кризис легитимности, из которого Европейский Союз еще не вышел в полной мере.

Конечно, демократические правительства часто распределяют прибыли и убытки между социальными группами, и они узаконивают эти решения на том основании, что последние выборы дали им право делать это, а следующие выборы потребуют от них ответственности за свои действия. Это основа «политической способности» демократических правительств в контекстах, где «управлять — значит выбирать». Но у Европейского Союза нет такого политического потенциала. Его Комиссия не избирается, а его Совет заключает сделки под завесой секретности, за которую ни один из его членов не может быть легко привлечен к ответственности. 5

Согласно Маастрихтскому и Лиссабонскому договорам, ответ Европейского Союза на этот кризис легитимности заключался в увеличении полномочий своего парламента при еще большем расширении юрисдикции ЕС.Но сложные правила принятия решений скрывают роль парламента, и выборы в него обычно решаются по национальным, а не европейским вопросам в отсутствие сплоченного континентального электората или общеевропейских партий. В глазах многих своих граждан ЕС по-прежнему выглядит как технократия. Европа страдает от резкого разрыва между законами pays légal и pays réel , которые, как говорили, характеризовали Францию ​​во времена Третьей республики. В результате легитимность ЕС во многом зависит от его способности способствовать процветанию на всем континенте.6 Вот почему кризис евро ставит перед Европой глубокие политические и экономические дилеммы

Истоки еврокризиса

Как и все подобные инициативы, решение о создании Экономического и валютного союза в Европе было мотивировано множеством разных факторов: ЕВС был одновременно экономической и политической конструкцией. Официальные лица, такие как Жак Делор, президент Европейской комиссии, рассматривали ЕВС как способ углубления единого рынка. Президент Франции Франсуа Миттеран надеялся, что валютный союз снизит влияние немецкого Бундесбанка на прежнюю европейскую валютную систему.Канцлер Германии Гельмут Коль видел в этом способ связать недавно объединенную Германию с Европой, гарантируя, что ее торговые партнеры не смогут получить преимущества перед немецкими товарами путем девальвации своих валют. У каждого лидера были причины для создания валютного союза, хотя экономисты предупреждали, что Европа не является «оптимальной валютной зоной». Ему не хватало возможностей адаптироваться к экономическим потрясениям, вызванным высоким уровнем мобильности рабочей силы и схемами социального страхования, способными автоматически перераспределять доходы в регионы, страдающие от рецессии.7

ЕЦБ был обвинен в поддержании финансовой стабильности, но ему было запрещено покупать суверенный долг

Институты, построенные для нового валютного союза, были в лучшем случае минимальными. Новому Европейскому центральному банку было поручено поддерживать финансовую стабильность, но ему было запрещено покупать суверенный долг. Следовательно, ему не хватало инструментов, которыми обладает большинство центральных банков для отражения спекулятивных атак на рынках облигаций. Предпосылка заключалась в том, что валютный союз никогда не должен влечь за собой трансферты между государствами-членами, тем самым устанавливая денежную солидарность без какой-либо соответствующей основы социальной солидарности, — изъян, который будет преследовать его в будущие годы.

Несмотря на эти ограничения, единая валюта работала достаточно хорошо, чтобы Европейская комиссия через десять лет после ее создания заявила, что «единая валюта стала символом Европы, которую граждане еврозоны считают одним из самых положительных результатов ее развития. Европейская интеграция ». Однако через несколько месяцев разразился кризис евро. Так что же пошло не так? Почему Европа столкнулась с кризисом суверенного долга, из которого она еще не вышла?

Основной ответ заключается в том, что Европа пострадала от такого же расточительного кредитования и заимствования, подпитываемого новыми типами производных финансовых инструментов и легким регулированием, что спровоцировало финансовый кризис в США.S. и глобальная рецессия в 2008 году. Наиболее вопиющим случаем является случай Греции, чье открытие в октябре 2009 года о том, что ее бюджетный дефицит будет почти в три раза выше прогнозируемого уровня (позже выяснилось, что 15,6 процента ВВП), вызвало кризис доверия к суверенному долгу. Когда пугливые инвесторы выручили от греческих облигаций, инфекция распространилась на Ирландию, Португалию и Испанию, где кредитование частного сектора росло в геометрической прогрессии на фоне бума в секторе жилищного строительства и строительства, хотя уровни государственного долга были относительно скромными.Во многих отношениях проблемы в этих странах совпадают с проблемами в Соединенных Штатах. Но, в отличие от США или Великобритании, у них не было центрального банка, готового покупать суверенный долг. Вместо этого они начали мучительный процесс переговоров по программам спасения с ЕЦБ и ЕС.

Многие проблемы, с которыми сталкивается ЕС, проистекают из институциональной асимметрии в политической экономике его государств-членов

На поверхности, однако, кризис евро отразил некоторые структурные дилеммы использования единой валюты, которая охватывала несколько разновидностей капитализма.Валютный союз объединил государства, находящиеся на разных уровнях политического развития, и политическую экономику, структурированную совершенно по-разному. Многие проблемы, с которыми сталкивается союз, возникли не из-за асимметричных экономических потрясений, которые ожидала теория оптимальной валюты, а, скорее, из-за институциональной асимметрии в политической экономике его государств-членов. 8 Пакт о стабильности и росте, ограничивающий государственный долг и дефицит, было трудно обеспечить, и эти структурные различия были не более чем фиговым листком.Некоторые полагали, что опыт конкуренции в рамках валютного союза постепенно стирает эти институциональные асимметрии, но они имеют глубокие исторические корни, которые нелегко поддаются постепенным реформам.

Среди наиболее важных отличий в организации политической экономии есть те, которые отличают «скоординированную рыночную экономику» Северной Европы, включая Германию, Бельгию, Австрию, Финляндию и Нидерланды, от «Средиземноморья» Южной Европы, включая Испания, Португалия, Греция и Италия.9 Германия является классическим примером этих североевропейских экономик. Благодаря хорошо развитым профсоюзам и ассоциациям работодателей, организованным по отраслевому принципу и привыкшим вести переговоры друг с другом, он способен сдерживать удельные затраты на рабочую силу в интересах содействия экспорту. Развитая система профессионального обучения, осуществляемая этими группами производителей и подкрепленная производственными советами крупных фирм, дает немецким фирмам значительные преимущества в производстве высококачественных товаров с высокой добавленной стоимостью, экспортный спрос на которые является относительно стабильным.Как и ее северные соседи, Германия была институционально хорошо оснащена для реализации стратегии роста, ориентированного на экспорт.

Германия основывала свой рост на экспорте. На изображении порт Гамбург. Напротив, политическая экономика южной Европы устроена совершенно иначе. В Испании, Португалии, Греции и Италии возникли раздробленные рабочие движения, разделенные на конкурирующие конфедерации, которые сталкиваются с относительно слабыми ассоциациями работодателей, которые допускают периодические социальные соглашения, но затрудняют устойчивую координацию заработной платы.В результате в рамках ЭВС иностранная конкуренция снизила заработную плату в экспортных секторах, но рост заработной платы в защищенных секторах повысил удельные затраты на рабочую силу в экономике в целом. 10 Этим странам также не хватает институционального потенциала для скоординированного формирования навыков, которые делают производство с высокой добавленной стоимостью и непрерывные инновации более осуществимыми. В результате большая часть их фирм полагалась на дешевую рабочую силу, а после 1989 года их экспорт сильно пострадал из-за конкуренции со стороны Центральной и Восточной Европы с низкими затратами.

Валютный союз имел разные последствия для этих двух типов политической экономии.Внутри ЕВС страны Северной Европы могли бы реализовать свои давние стратегии роста, ориентированные на экспорт. ЕЦБ помогал, внимательно следя за расчетами заработной платы в Германии, а соседи Германии нацелены на последнее, чтобы удержать свои собственные зарплаты. Более того, теперь они получили новые преимущества, потому что их соседи больше не могли девальвировать против них, в то время как разнообразное членство в профсоюзе сдерживало внешний обменный курс евро. В результате положительное сальдо торгового баланса Северной Европы начало расти, в случае Германии — резко.

Однако вступление в валютный союз поставило перед странами южной Европы серьезные дилеммы. В годы до Маастрихта, не имея возможности координировать переговоры о заработной плате, они часто полагались на периодические девальвации обменного курса для снижения цен на свою продукцию по сравнению с иностранной конкуренцией. В рамках ЕВС они потеряли эту способность к экономической адаптации как раз тогда, когда страны с развивающейся экономикой начали поглощать свою долю рынка для экспорта недорогих товаров. Альтернативный путь роста для этих стран — расширение внутреннего спроса.Вступление в ЕВС сделало эту стратегию еще более привлекательной, поскольку она снизила стоимость капитала в южной Европе, поскольку инвесторы с севера искали места для вложения своих растущих торговых излишков. Однако естественным дополнением стратегии роста, основанной на внутреннем спросе, является инфляция заработной платы и цен, которую универсальная денежно-кредитная политика ЕЦБ не смогла бы сдержать, не спровоцировав рецессию в Северной Европе. По мере того, как инфляция снижала реальную стоимость капитала, бум активов отвлекал ресурсы от экспортных секторов, которые уже боролись с ростом цен на ресурсы.

Валютный союз поощрял несбалансированные траектории роста, которые благоприятствовали экспансии экспортеров на Север

Короче говоря, одним из эффектов валютного союза было поощрение ряда несбалансированных траекторий роста, в результате которых экспортные секторы Северной Европы часто расширялись за счет внутреннего потребления, в то время как многие экспортные секторы в Южной Европе находились в упадке вместе с растущими защищенными секторами. часто преобладает строительство. Обвинять в этих результатах правительства стран южной Европы, как это делают некоторые, означает игнорировать неискоренимые различия в организации политической экономики и способах, которыми они предоставляют странам различные типы механизмов адаптации.По большей части правительства стран южной Европы следовали наиболее доступным для них стратегиям роста и часто добивались значительного успеха. В период с 1997 по 2007 год Испания и Греция росли темпами, близкими к 4 процентам в год. Необходимо было сделать больше, чтобы ослабить строительный бум и обеспечить платежеспособность финансирующих их банков, но ожидать, что Южная Европа будет подражать стратегиям роста севера, — значит неправильно понимать, как достигается рост за счет экспорта.

В случае Греции структура государства была не менее важна для истоков кризиса.Греческие правительства использовали потоки средств с севера для финансирования потребления, а не инвестиций, часто для того, чтобы укрепить политическую поддержку правящей партии среди государственных служащих и пенсионеров. 11 Греции не хватало административных возможностей для эффективного сбора и расходования средств: уклонение от уплаты налогов, возможно, составило половину бюджетного дефицита, о котором сообщалось в 2008 году. Клиентелизм был проблемой повсюду в южной Европе, как и в некоторых частях севера, но в Италии, В Испании и Португалии регулирование товарных рынков в начале 2000-х годов сократилось в такой же или более значительной степени, как и в большинстве стран Северной Европы.

Реакция на еврокризис и его последствия

Кризис евро начался в 2010 году, когда международные инвесторы, уже напуганные американским банковским кризисом, потеряли уверенность в способности европейских банков и суверенных государств выплатить свои долги. Те же стадные инстинкты на финансовых рынках, которые снизили стоимость капитала в южной Европе, внезапно повысили его стоимость на большей части континента. При любых обстоятельствах это был бы трудный момент, но в единой валюте отсутствовал какой-либо эффективный институциональный механизм для корректировки.Хотя ЕЦБ постепенно изобретал способы предоставления экстренной ликвидности банкам, находящимся в состоянии стресса, и, наконец, восстановил доверие, объявив в середине 2012 года, что он готов покупать суверенный долг на вторичных рынках, первоначально он не мог покупать государственные облигации, чтобы избежать от паники на рынках суверенного долга. Еврозона, построенная только на минималистском наборе правил, не имела собственных централизованных финансовых возможностей и ограниченных возможностей для принятия решений, которые зависели от достижения единодушия между правительствами ее членов.

В этом контексте тот факт, что европейские правительства в конечном итоге смогли подготовить пакеты мер по спасению для правительств Греции, Ирландии и Португалии, а также предоставить кредитную линию для испанских банков, является поразительным достижением, отражающим беспрецедентный уровень межправительственного сотрудничества. Однако, как это ни парадоксально, мучительный процесс, в результате которого было обеспечено это сотрудничество, поставил под угрозу европейскую систему управления, что поставило под угрозу перспективы дальнейшей европейской интеграции в ближайшие годы.

Оказывая помощь, Германия обеспечивала возврат кредитов, предоставленных ее собственным финансовым учреждениям

Первоначальный судьбоносный выбор касался Греции, у которой в 2010 году заканчивались деньги и которая не могла брать займы по доступным ставкам на международных рынках облигаций. Безудержные государственные расходы за предыдущее десятилетие способствовали быстрым темпам экономического роста, но привели к опасно высоким уровням дефицита государственного сектора и долга. Перед ее партнерами по еврозоне стоял выбор.Они могли бы организовать реструктуризацию, которая привела бы к дефолту Греции по большей части своего долга, возможно, с некоторой финансовой поддержкой, чтобы облегчить боль, поскольку страна движется к первичному профициту. Или они могут предоставить Греции средства для продолжения выплат по ее долгу в обмен на обещания реформ, призванных вернуть страну к финансовой стабильности.

Ни один из вариантов не выглядел привлекательным. В любом случае греческий народ сильно пострадает, поскольку правительство сократит расходы, чтобы ликвидировать дефицит в размере 12 процентов его ВВП.Видные экономисты призывали к реструктуризации на том основании, что это лучший способ справиться с долговым кризисом и что лучше всего сделать это как можно раньше. Некоторые утверждали, что корректировка будет более успешной, если страна также откажется от евро и девальвирует свою валюту, а не будет полностью полагаться на внутреннюю дефляцию для снижения реальной заработной платы до уровня, конкурентоспособного на международном уровне.

Однако государства-члены Европейского Союза выбрали альтернативный путь, собрав два пакета помощи в мае 2010 и июле 2011 года, что предоставило правительству Греции около 225 миллиардов евро в обмен на соблюдение строгих условий, направленных на сокращение его расходов. и увеличить свой доход, чтобы улучшить перспективы возврата средств.Третий заем на сумму около 86 миллиардов евро последовал в 2015 году. Историки долго будут спорить, почему именно этот путь был выбран вместо дефолта. В условиях неопределенности финансовых обстоятельств 2010 года правительства были явно обеспокоены возможностью заражения. Если государство в рамках единой валюты объявило дефолт, другим членам могло бы стать труднее финансировать свои национальные долги, включая Италию, экономику которой невозможно спасти. Более того, греческий дефолт создал бы серьезные проблемы для европейской финансовой системы, поскольку большие сегменты греческого долга принадлежали североевропейским банкам.Если бы другие правительства не спасли Грецию, им, вероятно, пришлось бы спасать некоторые из своих собственных банков. В результате финансовой помощи эти банки в конечном итоге вернули Греции более 70 миллиардов евро.

Следуя прецеденту Греции, в ноябре 2010 года Ирландии была предоставлена ​​еще одна мера финансовой помощи в размере около 85 миллиардов евро, а в мае 2011 года — одна из 78 миллиардов евро Португалии, после чего Испания привлекла кредитную линию на сумму 41 миллиард евро для рекапитализации. его проблемные банки. Эти средства были предоставлены только при строгих условиях, определяющих ограничения на бюджетный дефицит и структурные реформы для либерализации различных рынков труда или товаров.По настоянию ЕЦБ Ирландии было запрещено списание держателей долговых обязательств в обанкротившихся ирландских банках. Якобы цель заключалась в поддержании доверия к европейским финансовым рынкам, но результатом снова стало ограничение штрафов, выплачиваемых частным сектором за предоставление рискованных кредитов, и перенесение затрат по разрешению кризиса на государственный сектор.

Многие комментаторы, особенно в североевропейских СМИ, представили эти программы спасения как акты беспрецедентной щедрости.Считалось, что во главе с Германией север пришел на помощь югу, что позволило странам-должникам избежать опасностей дефолта. Однако в ретроспективе суждения о том, что произошло, должны быть более тонкими. Германия поддерживала единую валюту, которая была выгодна ее экспортным секторам, и обеспечивала возврат кредитов, предоставленных ее собственными финансовыми учреждениями. Более того, подход к этой финансовой помощи имел печальные экономические и политические последствия, которые будут преследовать Европу еще несколько лет.

Негативные экономические последствия наиболее очевидны в случае Греции, хотя есть некоторые параллельные особенности в отношении Португалии и Ирландии. Греция пережила классический долговой кризис в результате расточительных государственных расходов и неадекватных систем сбора налогов. Хотя сокращение бюджета необходимо после такого кризиса, опыт других долговых кризисов показывает, что страны выйдут из них только в том случае, если большая часть долга будет списана, инфляция снизит реальную стоимость долга или возобновление экономического роста снизит масштаб долга по отношению к ВВП.12 Однако в первые годы кризиса реакция Европы исключила каждую из этих альтернатив.

Политика ЕЦБ и глобальные экономические обстоятельства препятствовали инфляции, и программы спасения ЕС изначально исключали списание долга. Хотя долг Греции был списан на большую сумму, эквивалентную двум третям ВВП Греции в марте 2012 года, эта инициатива была предпринята слишком поздно, чтобы предложить адекватное облегчение. Таким образом, способность Греции выйти из кризиса во многом зависела от ее способности к экономическому росту.Но в условиях программ финансовой помощи была указана такая жесткая бюджетная экономия, что экономический рост стал практически невозможным. Эти программы требовали от Греции перехода от 15-процентного фискального дефицита к 3-процентному первичному профициту в течение трех лет, чего мало кому из других стран удалось когда-либо. Снова и снова радужные прогнозы роста, предлагаемые тройкой (Европейская комиссия, ЕЦБ и МВФ), контролирующей условия финансовой помощи, оказывались иллюзорными. К 2015 году ВВП Греции оставался на 25 процентов ниже уровня 2009 года.Ссуд, предложенных Греции, было недостаточно, чтобы позволить ей использовать какие-либо фискальные стимулы: 90 процентов этих ссуд пошли на выплату процентов и основной суммы задолженности по существующим ссудам. В условиях резкого сокращения заработной платы и социальных пособий не оставалось места для поддержки совокупного спроса. По мере того как валовой внутренний продукт сокращался, доля греческого долга в ВВП становилась все больше, что еще больше уменьшало доверие к экономике.

В ответ правительства стран-кредиторов на такую ​​озабоченность подчеркнули важность структурных реформ по либерализации рынков товаров и труда, навязанных Греции в качестве условия финансовой помощи.Некоторые из этих реформ, вероятно, окажут желаемое влияние на экономические показатели, но только в долгосрочной перспективе. В краткосрочной перспективе структурные реформы, проводимые в условиях жесткой бюджетной экономии, часто имеют негативные последствия. 13 Предположение, что они могут стать основой для возобновления экономического роста, было миражом.

В краткосрочной перспективе структурные реформы, проводимые в контексте жесткой бюджетной экономии, часто имеют негативные последствия

Почему же тогда страны-кредиторы из Северной Европы настаивали на том, что структурные реформы в контексте жесткой бюджетной экономии являются лучшей основой для роста? В некоторой степени эта позиция была просто прагматической политикой.Кредиторы уже ссужали Греции суммы, эквивалентные ее общему годовому ВВП. Для более медленного сокращения дефицита Греции, чтобы оживить экономику, потребовались бы более высокие уровни кредитования, и правительства-кредиторы беспокоились по поводу негативной реакции на выборах, особенно на фоне многочисленных выборов земель в Германии в 2011 году. Структурные реформы рассматривались как приоритет, потому что корни проблем Греции широко приписывались клиентелистской политике чрезмерно регулируемой экономики.

Такие взгляды вызвали резонанс в Северной Европе, потому что они соответствовали режимам макроэкономического управления, которые там лучше всего работали. В странах со скоординированной рыночной экономикой, использующей стратегию роста за счет экспорта, основанную на высоком уровне межотраслевой координации заработной платы для сдерживания удельных затрат на рабочую силу, желательна сдержанная макроэкономическая позиция, поскольку она снижает стимулы профсоюзов и работодателей к превышению желаемых норм заработной платы. 14 Более того, Германия разработала подход к разработке экономической политики, который предвосхитил активистское правительство в пользу принятия правил, в которых должна была происходить координация между хорошо организованными группами производителей.15 Однако, как я уже отмечал, организация экономики южноевропейских стран не поддается стратегиям роста с опорой на экспорт такого типа. В их случае экономический рост в большей степени зависит от расширения внутреннего спроса.

Соответственно, экономический рост возвращается в Ирландию, чья либеральная рыночная экономика, ориентированная на прямые иностранные инвестиции, привлекаемая благоприятным налоговым режимом и квалифицированным англоговорящим населением, поддерживалась возрождением глобального спроса.Но рост остается труднодостижимым в южной части Европы, где многолетняя жесткая экономия сказалась на производственном потенциале и уровне инвестиций. Испания снова растет, но темпами, еще недостаточно высокими, чтобы снизить уровень безработицы до 25 процентов, а рост остается вялым в Португалии, где уровень безработицы приближается к 15 процентам. В Греции 26 процентов рабочей силы по-прежнему не имеют работы, несмотря на снижение номинальной заработной платы на 25 процентов с 2009 года. Программа спасения привела к тому, что страна потерпела неудачу как в политическом, так и в экономическом плане.Оглядываясь назад, кажется, что было бы лучше, если бы стране было разрешено реструктурировать свой долг в 2010 году и получить помощь, предназначенную для облегчения ее перехода к первичному профициту, а не сосредоточенную на выплатах кредиторам. Такой подход возложил бы на европейские финансовые учреждения (и тех, кто инвестирует в них) большую долю затрат на адаптацию, но потенциально снизил бы уровень страданий для греческого народа.

Европейский центральный банк.

Реакция на кризис евро также обнажила ряд политических парадоксов, имеющих важное значение для будущего европейской интеграции.В контексте преодоления кризиса главы правительств еврозоны встречались вместе или с другими лидерами ЕС необычайно 54 раза в период с января 2010 года по август 2015 года. С одной стороны, эти встречи на высоком уровне отражали беспрецедентный уровень консультации и сотрудничество между странами-членами. С другой стороны, этот modus operandi оттеснил Парламент и Комиссию, институты, которые должны были получить влияние в соответствии с Лиссабонским договором, во имя продвижения европейской демократии.Когда предполагалось, что он станет более демократичным, ЕС стал выглядеть более технократическим, и некоторым показалось, что «тройка» действует как имперская держава.

Кризисные годы также были отмечены возвышением Германии до положения фактической гегемонии с советами ЕС, что является парадоксальным результатом, учитывая, что Франция инициировала переход к ЕВС отчасти для того, чтобы уменьшить влияние Германии на европейские экономические дела. Хотя было неизбежно, что объединенная Германия постепенно станет более склонной отстаивать свои национальные интересы, потому что она заплатила самую большую долю по счетам финансовой помощи, кризис евро быстро выдвинул ее на первый план и могущество, возможно, прежде чем правительство Германии успело тщательно обдумать о том, как сбалансировать национальные и европейские интересы.Во многих отношениях Германия является сопротивляющимся гегемоном — она ​​менее готова оплачивать расходы на предоставление общественных благ для большого числа государств, чем США, когда они приняли эту мантию после Второй мировой войны. В ближайшие годы многое будет зависеть от того, что, по мнению немцев, влечет за собой их лидирующая роль в Европе.

Другой парадоксальный результат — кризис, который в конечном итоге вызвал интенсивное сотрудничество между политическими элитами государств-членов, в конечном итоге вызвал враждебность среди граждан в целом.После кризиса из средств массовой информации хлынула волна популярных стереотипов, основанных на образах «ленивых греков» и «одураченных немцев». В результате стало яснее, чем когда-либо прежде, что социальная солидарность в Европе в настоящее время ограничивается национальными границами. Политические лидеры несут определенную ответственность за такое положение дел. Первоначальная реакция многих североевропейских политиков состояла в том, чтобы рассматривать кризис не как экзистенциальную дилемму, как это было для Европы, а как моральный вопрос о том, были ли граждане других стран достаточно самодисциплинированными.Когда Syriza пришла к власти в Греции, ей в ответ обвинили в том, что немцы ведут себя как нацисты. Подобные настроения подорвали чувство транснациональной солидарности, от которого зависит электоральная поддержка эффективного сотрудничества внутри ЕС.

Наиболее серьезные вопросы, поднятые здесь, связаны с приверженностью ЕС демократии, за что он был удостоен Нобелевской премии мира в 2012 году. Обширные условия, прилагаемые к его соглашениям о финансовой помощи и контролируемые тройкой, часто навязывались сопротивляющимся национальным правительствам. , в частности, в Ирландии, которой было запрещено делать «стрижку» держателям облигаций в обанкротившихся банках, и в Греции, где тройка диктовала очень подробные наборы расходной, налоговой и промышленной политики.Причина, конечно же, в том, что европейские чиновники лучше своих национальных коллег знают, как обеспечить рост, необходимый для выплаты значительных европейских займов, и существуют прецеденты в условиях, налагаемых МВФ на страны-должники. Но Европейский союз претендует на демократическое управление, чего не делает МВФ, и многие задаются вопросом, почему он не мог договориться о необходимом уровне профицита бюджета в странах-должниках, оставляя решения о том, как достичь этих уровней, избранным правительствам.Эта новая напористость постепенно меняет отношения между ЕС и составляющими его государствами. Приверженность принципам «субсидиарности», которые она когда-то выдвигала, чтобы гарантировать политическую автономию ее членов, рассеялась перед лицом чрезмерного энтузиазма по поводу навязывания им «структурной реформы».

Будущее евро и европейской интеграции

В этом контексте наиболее насущный вопрос заключается в том, сможет ли единая валюта выжить и успешно работать без более глубокой политической интеграции.Среди европейских политических элит в настоящее время наблюдается сильный импульс к централизации экономической власти в Брюсселе. Многие на севере хотят предоставить ЕС более существенные полномочия над национальными бюджетами, чтобы избежать повторения фискальных недостатков, которые поставили Грецию на грань банкротства. Политики с юга с большей вероятностью будут выступать за экономическое правительство, оснащенное новыми источниками финансирования и способным способствовать рефляции в Европе. Их поддерживают многие экономисты, которые утверждают, что единая валюта выживет только в том случае, если еврозона перейдет к такому типу финансового союза с полномочиями по надзору над национальными бюджетами и, в идеале, с собственным бюджетом для предоставления пособий по социальному страхованию, которые могли бы смягчить положение члена. государства, столкнувшиеся с рецессией от таких потрясений.16

Трудно понять, откуда народная поддержка, необходимая для изменения европейских договоров с целью создания новых европейских институтов, будет исходить от

.

Однако способность решать, кого облагать налогом и как распределять доходы, являются наиболее важными полномочиями демократического государства. Как однажды сказал Уильям Гладстон: «Бюджеты — это не просто арифметика, они тысячами способов лежат в основе процветания людей, отношений классов и силы Королевств.«Передача бюджетных полномочий Брюсселю может быть экономически эффективной, но вряд ли законна с демократической точки зрения. Соответственно, многие наблюдатели утверждали, что орган еврозоны, наделенный такими полномочиями, должен управляться демократическим путем, и для этого были разработаны различные наборы схем, включая предложения об избрании президента Комиссии и значительном усилении полномочий Европейского парламента. . С этой точки зрения, более глубокий финансовый союз требует политического союза, основанного на развитии более демократических европейских институтов.17

Однако ни одна из этих схем по превращению Европейского Союза или его еврозоны в наднациональную демократию не является действительно жизнеспособной. В отсутствие эффективной конкуренции между подлинно европейскими политическими партиями даже самые амбициозные схемы по приданию европейских институтов более демократичности предлагают в лучшем случае весьма слабые линии избирательной ответственности, а после кризиса евро — народную поддержку принятия большего власть в Брюсселе находится на низком уровне. Большинство в большинстве европейских электоратов по-прежнему выступает за евро и членство в ЕС, но энтузиазм по поводу дальнейшей политической интеграции снизился, а радикальные правые партии, выступающие против европейской интеграции, растут по всей Европе.18 В обозримом будущем трудно понять, откуда будет исходить общественная поддержка, необходимая для изменения европейских договоров с целью создания новых европейских институтов, в южной или северной Европе.

Более того, мучительные переговоры, сопровождавшие кризис евро, развеяли представление о том, что единая валюта — это предприятие с положительной суммой, предлагающее явные выгоды для всех. Поскольку в этих переговорах преобладали поиски национального преимущества, а также постоянный конфликт между ЕЦБ и европейскими правительствами, по поводу которого будут лежать риски, связанные с новыми инициативами, реакция на кризис евро выглядела как предприятие с нулевой суммой в мире. что риски или издержки новых инициатив несут одни участники в большей степени, чем другие.В результате стало труднее утверждать, что дальнейшая европейская интеграция — это предприятие, от которого выиграют все государства-члены.

Еврозона может оказаться заблокированной в дефляционной макроэкономической позиции, которая обрекает некоторые из ее государств-членов на замедление темпов экономического роста в ближайшие годы

Таким образом, ЕС оказался перед дилеммой. Влиятельные деятели утверждают, что единая валюта выживет только в том случае, если в еврозоне будет собственное экономическое правительство.Но поскольку кажется, что нет никакого способа сделать такое правительство по-настоящему демократическим, шаги в этом направлении угрожают заменить зародышевые демократические институты новой технократией. Оказавшись между Сциллой и Харибдой, государства-члены в настоящее время выживают. Благодаря фискальному соглашению, обязывающему государства-члены соблюдать бюджетный баланс, и новым правилам надзора за национальными бюджетами, европейские власти приобрели беспрецедентные полномочия по контролю над национальными бюджетами, но остается неясным, будут ли эти полномочия когда-либо реализованы на самом деле.

Более того, фискальный договор, сочетающий универсальную налогово-бюджетную политику с универсальной денежно-кредитной политикой единой валюты, не является рецептом экономического успеха. Как я уже отмечал, поскольку политическая экономия государств-членов организована по-разному, они не могут все имитировать стратегии роста Германии, ориентированные на экспорт. Некоторые могут процветать только благодаря стратегиям роста, основанным на спросе, которые требуют более мягкой налогово-бюджетной политики. Очевидная опасность заключается в том, что еврозона может оказаться заблокированной в дефляционной макроэкономической позиции, которая обрекает некоторые из ее государств-членов на замедление темпов экономического роста в ближайшие годы.

В этом отношении институциональная реформа сама по себе не решит экономических проблем Европы. Важный вопрос заключается в том, какие решения будут приниматься в любом новом наборе европейских институтов, и эти решения будут зависеть от относительной силы и позиции представленных там национальных государств. Новый набор институтов, в котором доминирует правительство Германии, убежденное, что бюджеты каждого государства-члена всегда должны быть сбалансированы (и что положительное сальдо торгового баланса отражает достоинства, а дефицит — результат порока), может привести к политике, не более благоприятствующей росту, чем нынешние.Макроэкономическая координация на европейском уровне не будет успешной, пока те, кто ее контролирует, не поймут, что есть несколько путей к экономическому успеху.

Означает ли это, что, если государства-члены евро не приблизятся к финансовому и политическому союзу, единая валюта обречена на распад? Не обязательно. Еврозона еще не имеет надежных институциональных механизмов для экономической корректировки. Но можно утверждать, что с немного более развитым институциональным экзоскелетом, построенным на недавней практике, единая валюта может выжить.19 Основываясь на опыте кризиса евро, национальные правительства могут быть более осторожными, позволяя долгу государственного или частного сектора выйти из-под контроля, и, если доходность на рынках суверенного долга станет более чувствительной к таким изменениям, у них будет больше стимулов для этого. Одним из ключевых условий экономического успеха является прочный банковский союз, способный выявлять и ликвидировать неплатежеспособные банки, чтобы поддерживать транснациональные финансовые потоки. Несмотря на то, что вопрос о межнациональном страховании вкладов зашел в тупик и имеется фонд санации банков, который в настоящее время слишком мал, планы по созданию такого банковского союза реализуются.

Еще одним условием, подчеркнутым во время кризиса евро, является наличие европейского центрального банка, способного выступать в качестве кредитора последней инстанции как для банков, так и для суверенных государств, чтобы предотвратить спекулятивные атаки на финансовых рынках. Хотя формально ЕЦБ по-прежнему не может покупать суверенный долг, ЕЦБ в последние годы продвигался в этом направлении с помощью своей программы прямых денежных операций (OMT), подкрепленной объявленной решимостью «сделать все возможное» для сохранения евро.Многое зависит от того, будут ли эти практики приняты в качестве законных методов работы в будущем, и вполне возможно, что так оно и будет.

С моей точки зрения, ключевой вопрос заключается в том, сможет ли единая валюта поддерживаться, даже если у одних государств-членов будет постоянный дефицит текущего счета, в то время как у других постоянный профицит, поскольку наличие нескольких разновидностей капитализма внутри евро делает это вероятным. В принципе, это не должно быть проблемой: в конце концов, некоторые штаты Американского валютного союза имеют постоянный дефицит или профицит по отношению друг к другу.Для того, чтобы это было возможно, инвесторы в штатах, которые приобретают средства за счет профицита, должны быть готовы инвестировать часть этих средств в штаты с дефицитом. Банковский союз, предлагающий заверения в платежеспособности контрагентов, помогает сделать это возможным. Однако перспективы роста в штатах, имеющих дефицит, также должны выглядеть достаточно хорошими, чтобы оправдать такие инвестиции. Таким образом, судьба евро в некоторой степени зависит от будущего процветания южной Европы.

В предыдущие десятилетия процесс наверстывания, который заставлял страны с более низким уровнем экономического развития приближаться к уровню жизни тех, кто находится на более высоком уровне развития, создавал стимулы для инвестиций в южной Европе.Кризис евро нарушил этот процесс, и инвесторы будут более осторожно относиться к типам бума активов, которые произошли за последние десять лет. Следовательно, многое будет зависеть от способности государств на южных и восточных границах Европы генерировать рост новыми способами и, в частности, двигаться в направлении производства товаров с более высокой добавленной стоимостью в контексте глобальных рынков, где сравнительные Преимущества недорогого производства заключаются в другом. Это, в свою очередь, потребует от этих стран адаптации к модальностям формирующейся экономики, основанной на знаниях.

На сегодняшний день рекорды Южной Европы на этих фронтах неоднородны. За исключением некоторых регионов, уровень профессионального образования и высшего образования отстает от уровня Северной Европы, а расходы на исследования и разработки находятся на относительно низком уровне. Но здесь есть возможность для улучшения. Более важный урок заключается в том, что выживание евро и процветание большей части континента будут зависеть не просто от краткосрочных решений о том, как пережить кризис, но от решений, которые будут приняты в странах юга и востока. Европа о том, как инвестировать в такие уровни человеческого капитала и инфраструктуры, которые позволят им обеспечить эффективный долгосрочный рост.

В этом отношении будущее Европы в такой же степени находится в руках национальных правительств, как и в расширенном европейском сотрудничестве. Во многих частях Европы общественность демонстрирует более низкий уровень доверия к национальным правительствам, чем в Европейском Союзе, и в национальной политике наблюдаются соответствующие потрясения. 20 Еще неизвестно, смогут ли политические коалиции, способные создавать эффективные стратегии национального роста, выйти из этой суматохи. Но при условии, что Европа предоставит своим государствам-членам достаточное пространство для маневра, это не является несбыточной мечтой.

Примечания:

COVID-19 и его экономические последствия для Еврозоны

Помимо технических фактов, описанных выше, существуют политические правила, которые могут помешать правительствам тратить все, что необходимо. Многим центральным банкам разрешается проводить платежи федеральному правительству только тогда, когда его счет покрывает сумму, подлежащую выплате. На практике это означает, что правительство выпускает дополнительные государственные облигации всякий раз, когда его расходы превышают его налоговые поступления.Требование о том, чтобы государственные расходы покрывались остатками резервов в центральном банке, ограничивает возможности суверенного правительства, но не меняет технический процесс, описанный выше.

В EA политические правила особенно проблематичны, поскольку валютный союз состоит из 19 стран-членов, использующих одну валюту, но не имеющих европейского казначейства, которое могло бы сотрудничать с ЕЦБ. Кроме того, пакт о стабильности и росте (ПСР) и пункт об отказе от финансовой помощи ограничивают возможности национальных правительств увеличивать расходы в случае падения частного спроса.С денежно-кредитной точки зрения все 19 государств-членов занимают деньги в иностранной валюте, поскольку ЕЦБ является наднациональным учреждением, не отвечающим за национальные нужды.

Нет другой валютной зоны, где руки правительств так связаны институциональными ограничениями, как в EA. Тем не менее, этот уникальный эксперимент уже потерпел неудачу во время GFC, поскольку финансовые рынки упустили пример Греции и слишком поздно понизили рейтинги государственных облигаций. В результате падение цен на государственные облигации в кризисных странах вызвало как высокие процентные ставки, так и дыры в банковских балансах.Оба они усугубили кризис до того, как политика жесткой экономии вынудила государства-члены еще больше сократить государственные расходы. Следствием этого стало слабое и неоднородное восстановление, проиллюстрированное в Разд. 2. В соответствии с существующими правилами государства-члены EA действительно сталкиваются с риском неплатежеспособности и, таким образом, не могут адекватно отреагировать на серьезный кризис.

Однако мы будем утверждать, что приостановка ПМГ в сочетании с мерами, принятыми ЕЦБ после вспышки COVID-19, вернула государствам-членам их статус суверенных эмитентов валюты, которые могут делать все необходимое.Более того, мы считаем, что такая национальная реакция намного более реалистична в нынешних условиях, чем утомительное обсуждение короны или еврооблигаций, которое могло бы привести к серьезным политическим проблемам внутри EA. Однако специальные изменения правил показывают, что советник построен на шаткой основе. Следовательно, в среднесрочной перспективе существует необходимость во всеобъемлющей реформе основы макроэкономической политики ЭО.

Реакция на шок COVID-19 в EA: правила игры меняются

До сих пор Германия неоднократно подчеркивала запрет (прямого и косвенного) государственного финансирования со стороны ЕЦБ и 3% -ный лимит для государственный дефицит.Со времен Вольфганга Шойбле «черный ноль» правил в Берлине Большой коалиции. В то время как некоторые связывают это с ветхой инфраструктурой, отсутствием государственных инноваций и инвестиций, другие утверждают, что это было бы разумной бюджетной политикой. Вот почему граждане мало ожидали от экономической политики Европейской комиссии, в которой доминирует Германия, когда кризис из-за коронавируса ударил по экономике.

20 марта 2020 года президент Комиссии ЕС Урсула фон дер Ляйен объявила о приостановке действия ПМГ с его жестким правилом 3% -ного дефицита, активировав общую оговорку об освобождении, открыв путь для национальных планов расходов.По словам председателя комиссии, ее шаг означает, что государства-члены ЕА могут закачать в экономику «столько ликвидности, сколько необходимо». Новый президент ЕЦБ Кристин Лагард начала притормозить, поскольку сначала пыталась дистанцироваться от «всего, что потребуется» Марио Драги. ЕЦБ не будет нести ответственности за различные процентные спреды по вновь выпущенным государственным облигациям стран-членов EA.

В результате инвесторы ожидали, что Италия оставит евро, и итальянские процентные премии резко выросли.Италии угрожали стать новой Грецией. ЕЦБ немедленно объявил, что заявления Лагард были неверно истолкованы и что он запустит программу покупки облигаций на 750 миллиардов евро. Программа чрезвычайных закупок на случай пандемии (PEPP) увеличивает цены на облигации и снижает процентные ставки, так что правительства могут занимать дополнительную валюту по низкой цене. Как объяснялось выше, ЕЦБ создает эту валюту нажатием клавиши. Налогоплательщики не финансируют государственные расходы. Footnote 12

Так называемый «лимит эмитента», который запрещает ЕЦБ покупать более 33% облигаций страны, также был пересмотрен.Первоначально это было предназначено для того, чтобы развеять опасения, что ЕЦБ осуществляет косвенное денежно-кредитное государственное финансирование. В настоящее время ЕЦБ предполагает, что он также отменит это ограничение: «В той степени, в которой некоторые добровольно введенные ограничения могут препятствовать действиям, которые ЕЦБ должен предпринять для выполнения своего мандата, Управляющий совет рассмотрит возможность их пересмотра в той степени, в которой необходимо, чтобы его действия были соразмерны рискам, с которыми мы сталкиваемся. «Такой реформой ЕЦБ подает важный сигнал, поскольку он может гарантировать платежеспособность всех правительств еврозоны.4 июня 2020 года PEPP был расширен еще на 600 млрд евро.

24 апреля Италия приняла решение об увеличении государственных расходов на 55 миллиардов евро. Процентная ставка по итальянским государственным облигациям сроком на 10 лет упала с 1,99 до 1,87% в тот день и в настоящее время (24 июня) составляет 1,33%. Италия уже отказалась от денег из Европейского механизма стабильности (ESM), который был создан в ходе последнего финансового кризиса и чьи кредиты были привязаны к условиям. ESM крайне непопулярен в Италии и воспринимается как «инструмент финансовых пыток».Однако с учетом мер, принятых ЕЦБ и Комиссией, у итальянского правительства не закончатся деньги, и оно не будет наказано за чрезмерного дефицита в размере .

Возможности в рамках существующей структуры EA

Кризис Corona — это только начало неидеологического понимания денежной системы, которая на данный момент возвращает денежный суверенитет странам EA. Это позволяет использовать ряд краткосрочных и среднесрочных политик в рамках существующей структуры EA.

Когда граждане или институциональные инвесторы покупают государственные облигации, они просто обменивают деньги на ценные бумаги с фиксированной процентной ставкой. Когда срок погашения этих государственных облигаций наступает, центральный банк гарантирует, что правительство сможет вернуть денег. Идея о том, что ЕЦБ должен взять на себя роль кредитора последней инстанции, тем самым отвлекая определение долгосрочных процентных ставок от финансовых рынков, является наиболее важным уроком кризиса евро, который мы проанализировали в разд. 2.

Введение политики жесткой экономии и сокращение государственного долга в Греции были ошибками, которых следует избегать.В большинстве стран ЕА ВВП на душу населения все еще не восстановился. Следовательно, ЕЦБ должен обеспечить платежеспособность стран ЕА, сигнализируя инвесторам, что в случае кризиса ЕЦБ купит их государственные облигации и, таким образом, сделает их безрисковыми. Как мы утверждали выше, это скорее нормализация по отношению к EA, чем нетрадиционный институциональный механизм.

На данный момент национальные правительства могут при необходимости увеличивать свои расходы. Таким образом, европейское решение не является ни необходимым, ни разумным в краткосрочной перспективе.Важным вопросом в долгосрочной перспективе будет то, что произойдет после кризиса. Вероятно, откат PEPP невозможно без повышения доходности, а впоследствии и процентных ставок некоторых стран с евро. Мы бы наблюдали расхождение процентных ставок: высокие там, где кризис, и низкие, когда экономика быстро растет. Повышение коэффициентов долга как следствие кризиса вынудит национальные правительства брать займы из ESM и соглашаться с условиями. Это привело бы к проциклической фискальной политике.В этом случае кризис евро вернется, и меры по консолидации снова предотвратят восстановление.

Учитывая мандат на стабилизацию уровня инфляции EA, ЕЦБ просто не может реализовать такой рецепт европейской катастрофы, поскольку это также привело бы к дефляционным тенденциям (по крайней мере, в некоторых государствах-членах, если не в среднем). Следовательно, PEPP должен стать постоянной функцией. Поскольку у EA нет еврооблигаций, это должно быть частью мандата ЕЦБ по выравниванию процентных ставок по государственным облигациям по всей Европе.Это помогло бы ЕЦБ проводить операции денежно-кредитной политики, основанные на едином наборе процентных ставок овернайт.

Вместо мер жесткой экономии нужны пакеты экономических стимулов для восстановления европейской экономики. Имеет смысл сосредоточить политику на вопросах изменения климата, неравенства, государства всеобщего благосостояния и общественных целей, а не, как после GFC, продвигать социально нежелательные продукты с помощью программы «Деньги за драндулет». Следовательно, необходимо реформировать ПМГ и Маастрихтский договор.Критерии дефицита и целевые коэффициенты долга оказались неприемлемыми экономическими индикаторами инфляционного давления. Кроме того, влияние национального правительства на дефицит и соотношение долга к ВВП очень ограничено. Сокращение расходов приведет к снижению спроса, производства и, за счет снижения налоговых поступлений, приведет к увеличению дефицита. Большая часть этого дефицита внутренне обусловлена ​​обстоятельствами, не зависящими от национальных правительств. Пока ЕЦБ обеспечивает государственные облигации, риск неплатежеспособности отсутствует.Вместо использования государственного дефицита в контексте подхода НАИРУ (не ускоряющийся уровень инфляции безработицы) для ограничения государственных расходов ПМГ должна использовать более подходящие индикаторы, такие как фактический уровень безработицы. Правительства будут вольны увеличивать расходы, пока их экономика не достигнет полной занятости.

Таким образом, национальные правительства смогут обеспечить полную занятость, увеличивая расходы на производство и создавая больше рабочих мест (Ehnts and Höfgen 2019). Это хорошо видно в случае краткосрочного пособия по работе.Здесь государство выплачивает доход, на который получатели даже не работают. Почему же тогда государству не создать рабочие места для тех, кто потерял работу не из-за кризиса с коронавирусом, а из-за продолжающейся слабости спроса? В том, что ищущих работу больше, чем рабочих мест, не виноваты безработные. Кроме того, мы не можем экономить труд. Те, кто не работает в этом году, не смогут устроиться на две постоянные рабочие места в следующем году. Следовательно, для государства имеет смысл основывать свои расходы на цифрах безработицы.Только когда экономика приблизится к полной загрузке, стабильность цен может постепенно оказаться под угрозой.

Проблема в EA состоит в том, что некоторые правительства могут не следовать этой логике, пока существующие правила дефицита только приостанавливаются, но не изменяются. Например, испанское правительство планировало сократить зарплату госслужащих на 2%. Footnote 13 Деньги, сэкономленные в результате сокращения заработной платы, должны были быть использованы для выплаты пособий по безработице, поскольку правительство ожидает роста безработицы в ближайшем будущем.Здесь правительство соглашается с увеличением безработицы и отказывается поддерживать пострадавших. Вместо того чтобы тратить больше, государственных служащих и безработных натравливают друг на друга. Такие меры экономической политики обусловлены действующими правилами EA и соответствуют преобладающей идеологии швабской домохозяйки. Учитывая эти правила, мы, скорее всего, будем наблюдать дальнейшее усиление неравенства и расхождения в экономическом развитии между странами и внутри стран после кризиса. Без увеличения государственных расходов Италия, Испания и Греция еще больше отстанут, безработица значительно вырастет, а социальная напряженность возрастет.

Что касается традиционной стороны денежно-кредитной политики, ЕЦБ должен повысить свою ставку овернайт до нуля. Отрицательные процентные ставки по резервам не вызывают дополнительных инвестиций. Учитывая огромное количество избыточных резервов в банковском секторе, отрицательные процентные ставки представляют собой издержки и могут даже привести к повышению процентных ставок по предпринимательским кредитам. Согласно Baldo et al. (2017) избыточные запасы сосредоточены на уровне около 80–90% от общих запасов в небольшом количестве стран ЗА, в основном в Германии, Франции, Нидерландах, Финляндии и Люксембурге.Банки по всей Европе уже увеличили свои бухгалтерские сборы, а некоторые требуют проценты по вкладам клиентов, превышающие определенный уровень. Следовательно, отрицательные процентные ставки снижают покупательную способность частных лиц и дестабилизируют банковский сектор.

Тем не менее, отрицательные процентные ставки имеют два последствия, которые могут положительно повлиять на развитие EA. Во-первых, обменный курс евро может обесцениться и увеличить европейский экспорт. Во-вторых, банки готовы покупать государственные облигации по ставкам ниже нуля, чтобы сократить свои резервные остатки в ЕЦБ.Как мы утверждали выше, стратегия, ориентированная на экспорт, не будет успешной и приведет к усилению международной напряженности. Более того, государственные облигации в любом случае безрисковые, если ЕЦБ готов их купить. Следовательно, ЕЦБ должен повысить свою депозитную ставку до нуля и снять бремя с банковской системы EA.

До Соединенных Штатов Европы еще далеко.

Есть также некоторые политические усилия по развитию EA в Соединенных Штатах Европы. Это будет включать европейское министерство финансов (Евроказначейство), которое выпускает еврооблигации.ЕЦБ сможет покупать их без ограничений, подобно облигациям национального правительства с помощью PEPP, и, таким образом, обеспечит, чтобы эти облигации всегда были безрисковыми. Это привело бы к венец славы ЕС, переходу от наднациональной власти, зависящей от ассигнований от государств-членов, к реальному правительству с собственным источником денег.

Однако такая коронация в разгар крупнейшего кризиса с 1930-х годов без публичного обсуждения вопроса о том, желает ли население вообще такой конструкции, поставила бы нас перед проблемами демократической теории.Например, основные принципы статей 1 и 20 Основного закона Германии ( Grundgesetz ) являются «вечными». В какой степени Германия может быть демократической и социальной страной (§20), если ее государственные расходы де-факто ограничены европейскими правилами? Во время кризисов расходы Европейской комиссии увеличиваются, а расходы правительства Германии сокращаются. Эта смена власти в какой-то момент приведет к конституционному конфликту. Переход к евро-казначейству приведет к неизвестной ранее утрате национальной компетенции и требует публичного обсуждения.

Более того, учитывая текущую ситуацию, маловероятно, что такой процесс будет успешным. За последнее десятилетие мы наблюдали возврат к национализму в большинстве стран ЕА, и дискуссия о дальнейшей утрате национальной компетенции может способствовать этому развитию. Текущие дебаты по еврооблигациям и расширению европейского бюджета показывают, где находятся передовые позиции. В странах Северной Европы граждане опасаются платить долги южных государств-членов ЕА, в то время как граждане Юга по-прежнему страдают от жесткой экономии и чувствуют, что с ними не обращаются солидарно.

Было бы намного перспективнее сначала изменить ПМГ и Маастрихтский договор. Это могло бы привести к комплексным национальным инвестиционным программам и снижению безработицы. Общая миссия, такая как GND, предложенная Адлером и Варганом (2019), также может вернуть энтузиазм в отношении европейского проекта. EA реконструирует свою промышленную базу и создаст миллионы дополнительных устойчивых рабочих мест. Более того, если граждане осознают, что в отношении государственных облигаций нет ни обязательств, ни проблемы солидарности, когда они не связаны с риском, принятие общего правительства может возрасти. Сноска 14

Другой связанный общий проект — это федеральная гарантия занятости (JG), которая также может быть реализована в рамках существующей структуры EA. Круз Идальго и др. (2019) объясняют, как казначейство евро может заплатить за европейскую JG. Учитывая, что денежно-кредитная политика недоступна, большой вопрос экономической политики заключается в демократическом контроле. Кто будет определять, сколько денег будет потрачено и на что? Обычно парламенты и правительства обеспечивают, чтобы правила большинства определяли фискальную политику.Поскольку таких институтов не существует на европейском уровне, по крайней мере, в их надлежащей форме, казначейство евро столкнется с проблемой легитимности. Только привязка казначейства евро к JG решила бы эту проблему. Единственные расходы, которые Евроказначейство будет разрешено выполнять, будут связаны с JG.

JG находится на местном уровне и предлагает работу всем желающим и способным работать. Рабочие получают прожиточный минимум, а социальное обеспечение будет обеспечиваться на соответствующем национальном уровне.Это приведет к вытеснению рабочих мест, за которые не выплачивается прожиточный минимум, чего не должно быть в первую очередь, поскольку они прямо или косвенно субсидируются государством или другими частями общества. JG не распространяется на существующие или будущие рабочие места в государственном секторе. Идея состоит в том, чтобы использовать JG в качестве буферного запаса, чтобы вместо безработицы рабочие, не задействованные в государственном и частном секторах, продолжали работать. Это окажет большое положительное влияние на общественную жизнь и одобрение европейского проекта.

JG также решает макроэкономическую дилемму EA. С момента введения евро государственные расходы были слишком низкими. Нам нужна более экспансионистская фискальная политика. На национальном уровне этого не ожидается. Поскольку политики придерживаются давно опровергнутых теорий, таких как (экспансионистская) жесткая экономия и сбалансированные бюджеты, кажется безнадежным ожидать, что национальные правительства каким-то образом скоординируют и обеспечат правильный уровень государственных расходов, совместимый с полной занятостью.Поскольку вызванная этим безработица угрожает разрушить политический проект Европы, ее необходимо решать. Сколько в таком случае следует потратить Брюсселю, чтобы достичь полной занятости? Ответ на этот вопрос найти невозможно. Вот почему JG является таким ценным дополнением. Это ведет к полной занятости, автоматически обеспечивая необходимое увеличение расходов, связанное с полной занятостью. Кроме того, это стабилизирует экономику, поскольку рабочие переходят с обычных рабочих мест на JG в плохие времена и наоборот в хорошие времена, уменьшая предполагаемое изменение дохода.Переход от JG к частному сектору также будет облегчен, поскольку фирмам не нужно будет нанимать ранее безработных. Кроме того, JG следует сочетать с квалификационными мерами, чтобы избежать проблем с несоответствием после GND. Поскольку в ближайшем будущем безработица вырастет, а правительства не завышают зарплаты в частном секторе, риск повышения темпов инфляции отсутствует.

Важно отметить, что GND будет дополнением к программам государственных инвестиций, а не их заменой. Это поможет особенно низкоквалифицированным работникам, которые больше всего пострадают от приближающегося экономического кризиса.Тем не менее, национальные правительства должны увеличить полную занятость в государственном секторе в таких секторах, как образование и здравоохранение, чтобы заполнить пробелы в предоставлении общественных благ, которые возникли во время бюджетной консолидации спустя годы после Глобального финансового кризиса. Такие стратегии также увеличили бы одобрение общеевропейского проекта. Поскольку после пандемии многие ресурсы останутся неиспользованными, возможно, сейчас самое подходящее время для реализации такой политики.

Brexit и его сильное влияние на курсы валют

Brexit привел к политическим, культурным и экономическим последствиям.Здесь мы объясняем, как голосование Великобритании за выход из ЕС привело к значительным последствиям для валюты Brexit, таким как снижение обменных курсов и девальвация фунта стерлингов.

Голосование Великобритании за выход из Европейского союза в июне 2016 года оказало значительное влияние на валютные рынки. Но с новостями о долгосрочных минимумах для фунта стерлингов, рекордными максимумами для акций и спорами о том, движется ли страна к рецессии, может быть трудно точно понять, что происходит.Большинству людей не нужно знать, насколько хорошо работает британская экономика или каковы последствия Brexit; они просто хотят знать, что влияет на их размер.

Но как голосование по Brexit повлияло на валютные переводы? Почему рынки реагируют именно так? Что, похоже, должно произойти в будущем? Валютный провайдер TorFX объясняет, как валюта Brexit влияет на обменные курсы.

Как Brexit повлиял на курс фунта стерлингов?

Фунт постоянно снижается с тех пор, как 23 июня 2016 г. стали известны результаты референдума.За первоначальным резким падением последовали несколько спадов и устойчивый общий спад. Это оставляет курс фунта стерлингов к евро на 15% ниже, чем уровень до референдума. Фунт сразу же упал по отношению к доллару США и австралийскому доллару, при этом после голосования ставки упали на 17%. Это означает, что люди, желающие обменять фунты на другие валюты, получают значительно меньше. Любой, кто покупает фунты, найдет текущий обменный курс особенно прибыльным.

Копия Financial Times на следующий день после референдума Великобритании о выходе из Европейского Союза в мае 2016 года.

После первоначального шока, вызванного влиянием валюты Brexit, фунт был еще более ослаблен серией неожиданных политических событий и выпуском некачественных данных. Ведущий сторонник Брексита Борис Джонсон вызвал падение фунта после того, как объявил, что не будет баллотироваться на пост премьер-министра после отставки Дэвида Кэмерона. Огромное падение индексов менеджеров по закупкам в Великобритании, которые измеряют активность в обрабатывающей промышленности, строительстве и сфере услуг, вызвало новую распродажу. Падение доверия потребителей, прогнозы о том, что фунт стерлингов может достичь паритета по отношению к евро, предположения о том, что у правительства не было твердого плана по Брекситу, предупреждения международных официальных лиц и опасения по поводу того, что крупные предприятия могут вывести свои операции за пределы Соединенного Королевства — все это в совокупности оказало давление на фунт ниже. в течение нескольких недель после референдума.

Tumbles оставил фунт наихудшей валютой в первой половине 2016 года. Фунт превзошел даже венесуэльский боливар , который борется с предполагаемым уровнем инфляции в 700%.

Влияние валюты Brexit: фунт стерлингов во время внезапного обвала

Последние минимумы, достигнутые фунтом, были вызваны внезапным обвалом, который произошел во время азиатской торговой сессии поздно ночью 20 октября 2016 года. Многие трейдеры используют компьютерные алгоритмы, отслеживающие развитие событий в новостях.Эти алгоритмы автоматически совершают сделки при достижении определенных пороговых значений. Считается, что алгоритмическая торговля, спровоцированная новостями о комментариях президента Франции Франсуа Олланда по поводу переговоров о Брексите, вызвала огромное падение обменного курса фунта стерлингов.

При небольшом спросе на фунт в то время внезапный приток от автоматической продажи привел к резкому падению стоимости фунта.

Трейдеры проснулись утром 21 октября 2016 г. и обнаружили повсюду низкие ставки.Курс фунта к австралийскому доллару упал на 2,1%, упал по отношению к евро и доллару США на 2,2% и упал на 2,3% по отношению к канадскому доллару. Торговля во время европейской сессии снизила фунт еще больше, поскольку опасения по поводу жесткого Brexit продолжали омрачать настроения в отношении фунта. Ни разу со времен финансового кризиса 2008 года британская экономика не видела таких серьезных потрясений для своей стабильности.

Пытался ли фунт восстановиться?

Никакое движение валюты, даже если валюта Brexit влияет на фунт стерлингов, никогда не бывает по-настоящему односторонним.По большей части фунт падает при первоначальном шоке, немного восстанавливается, остается около нового минимума и повторяет процесс. Серия тревожных событий толкала фунт все ниже и ниже. При этом случайные положительные сигналы британской экономики помогли стерлингу восстановить или своих потерь.

Однако одна из причин, по которой фунт до сих пор упал, заключается в том, что рынки удерживают короткие позиции. Трейдер, который закрывает валюту в короткой позиции, ожидает, что она ослабнет, поэтому он берет валюту в долг и продает ее.Предполагая, что рынки движутся так, как они ожидают, а обменный курс ослабевает, трейдер затем выкупает короткую валюту по более низкой цене, чем он ее продал. Затем они возвращают такое же количество средств своему кредитору. Затем трейдер сохраняет разницу, продавая ее по высокой и покупая обратно по низкой.

Рынок в настоящее время продает фунт в больших количествах, ослабляя фунт из-за отсутствия спроса со стороны инвесторов. Как только фунт достигнет того, что инвесторы считают прибыльным, они закроют свои короткие позиции, перекупив его.Это создаст большой спрос на фунт, что поможет ему восстановить некоторые недавние потери.

Что удерживает фунт на низком уровне?

Неопределенность — злейший враг валютного трейдера. Рынок форекс состоит из инвесторов, стремящихся получить прибыль. Таким образом, консенсусный прогноз для валюты влияет на ее общую стоимость, независимо от влияния компаний и частных лиц, стремящихся перевести деньги в практических целях.

Неопределенность нависла над Brexit, что заставляет инвесторов нервничать.Хотя массовые предупреждения о негативном влиянии на валюту Брексита со стороны участников кампании референдума помогли подорвать доверие инвесторов, существует также мнение, что у сторонников Брексита в правительстве до сих пор нет реального плана.

Существует так много неопределенностей относительно Brexit, что почти что угодно может расстроить валютные рынки. Когда первоначальный шок от результатов голосования утих, инвесторы стали ждать четких сроков выхода Великобритании из ЕС. Когда Тереза ​​Мэй объявила, что официальный процесс будет начат к концу марта 2017 года, рынки отреагировали мягко; многие все еще надеялись, что голосование на референдуме будет отменено.

Теперь, когда ясно, что Соединенное Королевство определенно выходит из Европейского Союза, мысли обратились к тому, как будет выглядеть Британия после Брексита. Похоже, что правительство намерено предпочесть контроль иммиграции доступу на единый рынок, к большому огорчению британских пенсионеров, проживающих за границей. Это беспокоит рынки из-за серьезных потенциальных последствий для британской экономики.

Что могло бы поднять курс фунта стерлингов?

Невозможно точно предсказать, как, когда и даже оправится ли фунт стерлингов от воздействия валюты Brexit.Однако есть несколько ключевых моментов, на которые стоит обратить внимание.

Юнион Джек и флаг Европейского Союза развеваются перед Банком Англии в Лондоне.

Во-первых, денежно-кредитный стимул ослабляет валюту. Если кажется, что Банк Англии не собирается дальше снижать процентные ставки или закачивать больше денег в экономику, это будет рассматриваться как признак уверенности. В таком случае фунт, скорее всего, вырастет.

По фунту стерлингов может наблюдаться сильное движение вверх, если кажется, что Великобритания заключит выгодную торговую сделку с Европейским союзом.Заявления политиков ЕС о том, что они готовы вести переговоры о доступе к единому рынку без свободы передвижения, резко повысили бы доверие инвесторов.

Последние политические события потрясли рынки до такой степени, что они по большей части игнорируют ключевые экономические отчеты. Однако британские данные в какой-то момент начнут оказывать влияние на движение валюты. Если Соединенное Королевство окажется в сильной позиции перед выходом из ЕС, фунт может подскочить. Это может произойти, если компании продолжат нанимать и инвестировать в Великобританию, вместо того, чтобы переезжать за границу.

Поэтому всем, кому в ближайшем будущем понадобится перевести деньги за границу, следует следить за последними новостями о валюте; убедитесь, что вы переводите деньги в нужное время. Вы также можете зарегистрироваться у ведущего валютного брокера и обсудить свои требования с одним из их валютных экспертов.

Почему будущее евро остается неопределенным

Система безопасности, / \ \ / \ / / \, по лицензии CC-BY-SA-2.0

Кризис евро, который достиг своего пика в 2010 году и продолжает преследовать еврозону сегодня, стал самым серьезным экономическим кризисом в истории Европейского Союза.Фактически, вместе взятые, мировой финансовый кризис и кризис еврозоны к настоящему времени нанесли более длительный экономический ущерб в некоторых частях Европы, чем Великая депрессия 1930-х годов. Экономический кризис также превратился в серьезный политический кризис, поскольку конфликт между государствами-членами ЕС и внутри них по поводу путей разрешения кризиса угрожает как европейской интеграции, так и внутренней стабильности.

В 2014 году мы собрали трансатлантическую группу ведущих ученых в области международной и сравнительной политической экономии для сотрудничества и представления исследований политической экономии кризиса.Наша цель состояла в том, чтобы разработать набор анализов, проливающих свет на политику этого кризиса, основанный на надежной существующей литературе по политической экономии международных денег и финансов, и который был бы полезен исследователям сравнительной политики, европейской интеграции и международная политическая экономия. Сборник статей из этого проекта был только что опубликован в виде специального выпуска Comparative Polit Studies , и выводы из некоторых из этих статей будут обсуждаться в этом блоге, включая нашу собственную вводную статью.В этом сообщении в блоге мы сосредоточимся на четырех ключевых уроках кризиса евро, выделенных в нашем совместном исследовании.

Урок 1: Экономика и политика еврокризиса в значительной степени предсказуемы

Кризис евро в значительной степени является вариантом кризиса платежного баланса, который многие страны пережили за последние два столетия. Типичная траектория в целом схожа в пространстве и времени: граждане страны берут большие займы из-за границы и используют заемные средства для текущего потребления, а не для инвестиций; последующий экономический рост превращается в бум, затем в пузырь, пока, наконец, пузырь не лопнет.Это то, что произошло в Европе, но с некоторыми необычными особенностями. Но теоретические и эмпирические выводы десятилетий политэкономического анализа кризисов платежного баланса проливают свет на то, что происходит в еврозоне и почему.

Безусловно, кризис евро также имеет некоторые необычные особенности, связанные с архитектурой единой валюты. Эти уникальные особенности валютного союза способствовали возникновению наиболее важных причин кризиса: единой денежно-кредитной политики для стран с сильно различающимися макроэкономическими условиями; отсутствие координации фискальной политики между странами-членами евро; фрагментированное финансовое регулирование; и отсутствие убедительных обязательств по отказу от финансовой помощи.В конечном итоге эти факторы вместе привели еврозону к краху.

Тем не менее, несмотря на эти уникальные аспекты ЕВС, последовательность событий во время кризиса евро полностью повторяет последовательность событий предыдущих кризисов в Латинской Америке, Восточной Азии и других странах. Внутри еврозоны массовые потоки капитала с севера на периферию привели к буму, а затем и пузырю на периферии. По мере ускорения глобального финансового кризиса 2007-2009 годов этот пузырь лопнул, вызвав кризис евро и оставив периферийные страны с долгами, которые они не могли обслуживать перед кредиторами Северной Европы.

Так же, как причины и хронология кризиса евро очень похожи на прошлые финансовые кризисы, то же самое относится и к политике. Как и во время предыдущих кризисов, мы были свидетелями ожесточенных внутренних и международных конфликтов по поводу распределения бремени корректировки в еврозоне. На внутреннем уровне кризис евро мобилизовал общественное мнение, усилил политическую напряженность в отношении рынка труда и регуляторных реформ, а также усилил поддержку правых экстремистских партий.

На международном уровне кризис вызвал очень острые дебаты по поводу помощи МВФ / ЕС, банковского союза, иммиграции и распределения корректировок между странами-должниками и кредиторами.Ядром специального выпуска CPS является набор документов, в которых подробно анализируются эти внутренние и международные дебаты и используются инструменты и существующая литература по сравнительной и международной политической экономии для объяснения политических и политических результатов, которые мы видели в Еврозона с 2010 года.

Урок 2: Валютный союз усилил политические ставки

Несмотря на большое сходство между кризисом евро и прошлыми финансовыми кризисами в других частях мира, также очевидно, что политические ставки усилились, потому что кризис произошел в более широком контексте валютного союза и европейской интеграции.

Действительно, реакция на кризис, как внутри стран-должников, таких как Греция и Португалия, так и на европейском уровне, глубоко переплетена с дебатами о будущем экономической и политической интеграции в Европейском Союзе, возможном крахе единой валюты и Дебаты «Грексит» и «Брексит». Кроме того, также стало ясно, что европейские институты — в первую очередь, Европейский центральный банк и Европейский совет — укрепили и усилили власть и влияние стран-кредиторов, таких как Германия, даже в большей степени, чем в случае с МВФ и другими организациями глобальное финансовое управление.

Урок 3: Основные проблемы EMU никогда не исчезли

Третий ключевой урок заключается в том, что основные экономические проблемы валютного союза и ключевые политические дебаты о структуре управления еврозоной продолжаются с 1990-х годов. Фактически, эти проблемы были в значительной степени предсказуемыми и в целом предвиденными несколькими учеными и наблюдателями до 1999 года. За годы между подписанием Маастрихтского договора и введением евро стало совершенно ясно, что, хотя политики были едины в своих целях Для создания стабильного евро и еврозоны внутренняя политика в государствах-членах ЕВС была такова, что ни одна страна не могла согласиться с такими политиками и институтами, которые позволили бы еврозоне избежать проблем, которые преследовали ее с 2010 года.

В этом смысле есть изменение плюс о политических и экономических дебатах в еврозоне сегодня. Столкнувшись с тем же набором устойчивых макроэкономических дисбалансов и аналогичными неумолимыми внутриполитическими барьерами на пути к дальнейшей интеграции, европейские политики и политики национального уровня в государствах-членах ЕВС предпринимали разрозненные меры с наименьшим общим знаменателем, которые предотвратили полный крах еврозоны, но сделали это. мало для решения основных проблем и дисбалансов, лежащих в основе кризиса.

Таким образом, все чаще подходящей аналогией для еврозоны является не Великая депрессия, а скорее Япония, которая с 1990-х годов погрязла в эре застоя и чьи постоянные проблемы (обремененные долгами банки, неблагоприятная демография, стойкое дефляционное давление ) выглядят тревожно похожими на сегодняшние еврозоны. Столкнувшись с возможностью долгосрочной «вековой стагнации», долговые проблемы Европы выглядят еще более серьезными и угрожают долгосрочному успеху ЕВС.Если экономический рост в зоне евро не вернется, Греция и другие государства-члены столкнутся с вероятностью десятилетий жесткой дефляции, длительной безработицы и стагнации. Будущее грозит не только потерянными десятилетиями, но и потерянными поколениями.

Этот сценарий не сулит ничего хорошего для будущего европейской валютной интеграции, особенно в связи с тем, что экономическая стагнация и продолжающийся кризис беженцев усиливают политическую поддержку антиевропейских и антиевропейских партий как в странах-кредиторах, так и в странах-должниках.В самом деле, как заключают Джонс, Келемен и Менье в заключительном документе специального выпуска CPS , несмотря на «провал вперед» из-за неполных, но политически целесообразных мер политики, которые смягчают, но не разрешают кризис еврозоны, возможно, до сих пор работали. , это не рецепт долгосрочного успеха и устойчивости ни еврозоны, ни Европейского Союза в целом.

Урок 4: Валютный союз без фискальной и нормативной координации несостоятельно

Последний ключевой урок в свете двух предыдущих состоит в том, что обеспечение долгосрочной жизнеспособности евро потребует от европейских политиков принятия определенного сочетания политики и институтов — истинный кредитор еврозоны последней инстанции, некоторая форма фискального координация политики, повышенная мобильность рабочей силы между государствами-членами — необходимые для поддержания валютного союза между разрозненными национальными экономиками с большими и стойкими макроэкономическими дисбалансами.Неясно, требуется ли для достижения этих целей формальный финансовый и политический союз. Ясно одно: статус-кво не может сохраняться бесконечно, если евро хочет выжить в долгосрочной перспективе.

В этом смысле текущие политические и экономические дебаты в Европе очень похожи на дискуссии в Соединенных Штатах с 1790-х по 1860-е годы. Опыт Соединенных Штатов показывает, что от дебатов между Александром Гамильтоном и Томасом Джефферсоном по поводу принятия федеральным правительством долга штатов до столкновений из-за Первого и Второго национальных банков Соединенных Штатов и до окончательного завершения создания американского валютного союза в 1870-х годах. Создание функционирующего экономического и валютного союза — это долгий трудный путь, требующий трудных в политическом и экономическом отношении компромиссов между различными регионами и социальными группами.

Способны ли европейские политики преодолеть внутренние и международные препятствия на пути к такому сотрудничеству, как всегда, вопрос скорее политический, чем экономический. Действительно, важно отметить, что нет никаких технических препятствий для принятия каких-либо политических или институциональных решений для разрешения кризиса евро и устранения дисбалансов внутри валютного союза. Конечная проблема заключается в том, что принятие любого из них в настоящее время и в обозримом будущем остается политически неосуществимым.

Заключительная глава европейской валютной интеграции еще не написана. Его содержание, наряду с долгосрочными перспективами еврозоны, остается неопределенным.

♣♣♣

Примечания:

  • Этот пост изначально появился на LSE Europp.
  • Сообщение отражает точку зрения его авторов, а не позицию LSE Business Review или Лондонской школы экономики.
  • Прежде чем комментировать, пожалуйста, ознакомьтесь с нашей Политикой комментариев

Марк Копелович — адъюнкт-профессор политологии и связей с общественностью Висконсинского университета в Мэдисоне и автор книги «Международный валютный фонд в глобальной экономике» (Кембридж).

Джеффри Фриден — профессор государственного управления Гарвардского университета и автор книг «Валютная политика (Принстон),« Затерянные десятилетия »(Нортон) и« Глобальный капитализм »(Нортон).

Стефани Уолтер — профессор международных отношений и политической экономии факультета политологии Цюрихского университета и автор книги «Финансовые кризисы и политика макроэкономических преобразований» (Кембридж).

Что будет с евро в ближайшее время? Прогноз евро. Почему евро так сильно падает? Падёт ли евро в ближайшее время

Падение

в четверг против основных валют на фоне вчерашнего заявления министра финансов США Стивена Мнучина о том, что он поддерживает ослабление американской валюты. По мнению аналитиков, власти США нарушили давнюю традицию поддержки сильного доллара при любых обстоятельствах.

, но торговая политика Дональда Трампа «Америка прежде всего» изменила эту тенденцию на 180 градусов. Таким образом, медведи получили сигнал для доллара, которым тут же воспользовались. Кроме того, как ранее писал «Эксперт Онлайн» (прогнозировался обвал доллара), накануне в The Wall Street Journal была опубликована статья, в которой отмечается, что доллар по-прежнему переоценен на 10%, а для достижения целей Трампа — Устранение торгового дефицита США в 500 миллиардов долларов потребует значительного обесценивания американской валюты по сравнению с текущими уровнями.

Однако Белый дом попытался как-то успокоить рынки, заявив, что администрация выступает за «стабильный» доллар, но было уже поздно. Аналитики поспешили назвать доллар «стабильно слабым» на данном этапе.

Курс доллара в среду резко упал по всем направлениям после заявления Мнучина. В четверг падение американской валюты несколько замедлилось.

Тем не менее, основные валюты продолжили обновлять свои максимумы по отношению к доллару.Индекс доллара упал до 88,87 (самый низкий с ноября 2014 года). Курс евро поднялся до трехлетнего максимума — 1,2425 доллара, курс иены поднялся до четырехмесячного максимума — 109,105 доллара за доллар.

Ряд сырьевых товаров также растет из-за слабого доллара. На торгах в четверг золото выросло до самого высокого уровня с августа 2016 года.

По состоянию на 9.44 мск цена февральских фьючерсов на золото на Нью-Йоркской бирже Comex выросла на 8,6 доллара, или на 0,63%, до 1 364,9 доллара за тройскую унцию. Стоимость мартовских фьючерсов на серебро выросла на 1.На 06% до 17,68 доллара за унцию.

Нефть подскочила до 71 доллара за баррель Brent.

«На прошлой неделе доллар находился под давлением ожиданий, что Европейский центральный банк и Банк Японии нормализуют денежно-кредитную политику, но медвежий тренд вступил в совершенно новую фазу после комментариев Мнучина», — сказал Юкио Ишизуки, старший валютный стратег Daiwa. Ценные бумаги в Токио.

Рынки сегодня будут сосредоточены на выступлении президента ЕЦБ Марио Драги, которому, как ожидается, придется «затормозить» планы по нормализации денежно-кредитной политики, чтобы избежать чрезмерного укрепления евро.Но это может не помочь.

«Некоторые игроки могут понизить свои длинные позиции по евро, если ЕЦБ будет обеспокоен силой евро. Но даже таких комментариев, вероятно, будет недостаточно, чтобы остановить продолжающееся ослабление доллара», — сказал Ишизуки из Daiwa Securities. в комментарии Reuters.

Курс рубля также поднял волну на мировых рынках.

На 10.11 мск курс доллара США упал на 17 копеек — до 56,01 рубля. Курс евро упал на 5 копеек — до 69.57 руб.

С утра четверга доллар уже обесценился до 55,97 руб. Это как минимум с весны прошлого 2017 года.

Политическая неопределенность в еврозоне и раздробленность мнений об автономии Италии и Испании, кризис самоопределения Венето и Ломбардии — все это определит, что будет с евро в ближайшем будущем. Важные экономические события для еврозоны сейчас только прогнозируются, что касается возможного свертывания политики покупки активов.Нулевая процентная ставка может вскоре повыситься, что значительно повысит обменный курс. Однако насколько это вероятно, будет зависеть от уровня инфляции.

Динамика евро в 2017 году

Чтобы попытаться определить, что будет с евро в ближайшем будущем, следует вспомнить, как прогнозировался долгий паритет валюты с долларом США. Возможно, для производителей еврозоны такой прогноз был очень желателен, но худший сценарий не сбылся. Валюта достигла минимума 4 января 2017 года на отметке 1.0338, после чего с двумя корректировками он достиг пика 1,09 за 2,5 месяца. Затем еще три недели валюта колебалась в коридоре 1.056 — 1.077, после чего победа Э. Макрона на выборах во Франции стала драйвером роста до 1.2095. В результате обмен евро на доллары США сегодня может производиться по курсу 1,175, что намного выше, чем предлагаемый аналитиками вариант.

Валюта еврозоны часто обманывает ожидания «медведей», хотя в ее истории есть примеры более резкого падения.Но уровень 1,0338 — это исторический минимум, который был достигнут в 2017 году. После этого динамика евро стабильно растет в течение года даже на фоне пары повышений ставки ФРС США, что говорит о невероятная сила восходящего тренда. 14 сентября его сменила коррекция, которая не смогла существенно ослабить его рост, поскольку даже при цене 1,175 валюта ЕС была сильно недооценена.

Очаги политической неопределенности в еврозоне

Для формирования прогноза по евро необходимо оценить риски, существующие в регионе.Отчасти они вызваны политическими причинами, связанными с недовольством богатых регионов кризисных стран. Например, Каталония, чувствуя подъем националистических настроений, стремится к независимости. Объявив референдум в Барселоне недействительным, Испания удерживает регион в пределах своих границ. Более того, это явление практически не повлияло на котировку евро, поскольку инвесторы сохранили свои лимитные позиции и не стали снимать заявки с рынка.

Более того, открывшись с небольшим гэпом, испанский индекс после новости быстро восстановил позиции и продолжил движение в том коридоре, в котором находился с мая этого года.Его рецессия продолжится, хотя сейчас она нашла поддержку около уровня 10134.00. Это означает, что Еврозону сложно удивить политическими неурядицами, а потому инвесторы сохраняют спокойствие и продолжают работать.

Неопределенность в итальянском

Идеи, похожие на каталонские, хотя и не такие радикальные, наблюдаются в Италии. Богатые и развитые с точки зрения инфраструктуры провинции Ломбардия и Венето пока не говорят о независимости, но на основе конституционных прав настаивают на расширении собственных автономий.Конечно, результаты референдумов для Италии носят рекомендательный характер, но все же Рим склонен выполнить просьбу локомотивов развития инфраструктуры страны. К тому же это только внутренняя проблема Италии.

Конечно, эта страна не будет обеспечивать высокий курс евро, как Франция, но ее стабильность сохранит полученные результаты. В качестве подтверждения следует привести пример роста европейского индекса Euro Stoxx 50 с декабря 2016 года.Как видите, на фоне каких-то политических событий он вырос. Испытав значительную коррекцию на фоне окончания «горючего» с мая по август, он снова продолжил рост. Его ралли нестабильно, но это лишь говорит о том, что еврозона верит в успех своей политики низких процентных ставок, хотя это обеспечивает рост банковского долга.

Целостность Европы — гарант сильной валюты

Оценивая последствия выхода Англии из еврозоны, точнее, как это повлияло на динамику евро, можно увидеть, насколько серьезными факторами являются вопросы целостности экономический блок.Выход Великобритании из него значительно ослабил валюту ЕС, хотя тогда были оглашены только результаты референдума. По сути, этим был только анонсирован сам Брексит, а переговоры даже не намечались. Политическая риторика и ее последствия превысили вклад экономики в формирование обменных курсов и обмен евро.

Оценивая это явление, которое уже закрепило свое место в истории вместе с отколом Англии от римского католицизма в свое время, можно предположить, что именно политика может стать фактором падения валюты ЕС.Точнее, обоснованные предположения о целостности союза снизят курс евро.

Иллюзорная ненадежность позиций

Так действительно ли валюта находится в таком шатком положении и что будет с евро в ближайшем будущем? Конечно, европейская валюта более чем сильна, и ее стоимость снизилась из-за политики обратного выкупа активов и смягчения кредита. Это направлено на снижение стоимости кредитов на развитие инфраструктуры. И не менее важны, чем негативные новости о нарушении целостности еврозоны, будут иметь и позитивные данные о более тесной интеграции.

Самые важные сигналы трейдеры уже получили в этом году. Во-первых, это первенство Макрона на президентских выборах во Франции и неоднозначные, но позитивные для Европы выборы в Германии. Кроме того, если Барселона действительно добьется независимости, что практически невозможно, она все равно станет членом ЕС.

Единственным исключением могут быть балластные государства союза: Литва, Эстония, Латвия, которые негативно проявили себя на фоне экономических проблем и развития пламенного национализма.Очевидно, цивилизованной Европе они не нужны, в отличие от тех же Греции, Италии, Кипра и Испании. Эти государства традиционно европейские и разделяют интересы ЕС, хотя и не очень активно работают во благо, как, например, Германия. Тогда что будет с евро в ближайшее время? Конечно, стабильность и осторожный рост после коррекции и даже «сброс балласта».

Коррекция евро

Оценивая сопутствующие политические и экономические факторы, следует сделать вывод, что после значительного роста котировки евро будут корректироваться и консолидироваться.Такие инструменты, как EURUSD, EURGBP, EURCHF, EURJPY сделали значительный рывок вперед и, вероятно, «топливо» для роста на исходе. Поэтому, если Марио Драги не начнет сворачивать политику количественного смягчения, ожидается небольшой откат по всем парам евро. Euro Stoxx 50 и EURUSD в настоящее время находятся в этом состоянии.

В отсутствие политических катастроф для еврозоны, которые могли бы стать выходом Франции из ЕС, откат будет небольшим и позволит инвесторам накопить большие лимитные позиции для нового подъема.Особенно внимательно вам придется следить за риторикой руководителей ЕЦБ и показателями инфляции. Намек на его повышение до 2% станет важным драйвером роста евро. Тогда его рост продолжится и в следующем году.

Прогноз в нескольких тезисах

На вопрос, упадет ли евро в ближайшем будущем, следует использовать отрицание. Действительно, евро не упадет, но почувствует влияние небольшой коррекции. Под этой валютой существует сильный фундаментальный фон, который по-прежнему сильнее, чем у доллара, который «висит» на политике Трампа и снижении налогов.Это означает, что, хотя в ЕС существует множество конфликтов интересов, экономический блок ждет, чтобы воспользоваться преимуществами политики низких процентных ставок.

Конечно, когда Марио Драги начнет повышать процентные ставки, прогноз по евро будет очень оптимистичным. Но этот процесс может занять у медленного ЕЦБ много времени, и поэтому, учитывая большую выгоду ЕС от низкого курса его валюты, он вряд ли будет его торопить. Тогда что будет с евро в ближайшее время? Валюта будет торговаться в коридоре, образованном уровнями 1.148 — 1,188. От поддержки можно уверенно заключать сделки на покупку, от сопротивления — осторожно продавать. Подтвердить актуальность уровней можно по объемам фьючерсов CME и его опционов.

10.01.20 Соотношение евро к рублю в 2020 году останется около значений 2019 года с возможными колебаниями до 10% в случае обострения международной ситуации.

Среди экономических и политических факторов, влияющих на обменный курс, наиболее важным является баланс спроса и предложения на валютном рынке.С одной стороны, экспортно-ориентированные отрасли экономики продолжают стабильно обеспечивать государство выручкой от продаж на внешних рынках. Санкции особо не мешают и скажутся в более отдаленном будущем. С другой стороны, жесткая политика Центрального банка Российской Федерации по ограничению денежной массы в обращении не позволяет разгуляться аппетитам населения и промышленности в отношении импорта.

Политическая среда, как внешняя, так и внутренняя, остается фактором риска.Для внешнего характерна нарастающая турбулентность во всем мире, но вероятность катастрофических событий в Европе или России невелика, и пара евро-рубль, скорее всего, останется стабильной. А случайные колебания сгладят как самую мощную экономику ЕС, так и значительные золотовалютные резервы Российской Федерации.

Что касается внутриполитической ситуации, то она, хотя и имеет тенденцию к ухудшению, не грозит критического обвала в ближайшее время.

Автоматическое прогнозирование на основе статистики динамики евро:

  • В какой валюте хранить деньги — обсуждение.
  • Дополнительно: курс доллара, дефолт.
  • Важно: что влияет на курс евро?

2019

10.01.19 С учетом декабря прошлого года можно смело сказать, что евро еще есть куда расти.

Однако мы видим, что денежно-кредитная политика ЕЦБ не изменилась после кризиса 2008 года и остается низкой.По процентной ставке он также продолжает выпускать европейскую валюту, конечно же в цифровой версии, с последующим погашением облигаций коммерческих банков. Что оказалось неэффективным в прошлом году, когда в экономику было вложено 2,6 млрд евро. Однако при этом экономика еврозоны выросла всего на 0,2% — это самый низкий результат за последние 4 года.

Рубль находится под давлением как санкционной политики, так и традиционно цен на нефть. Есть еще вопрос о «Северном потоке — 2».Продолжение строительства усилит позиции рубля по отношению к евро.

2018

01.09.18 К середине осени евро может пересечь черту 81 рубль. Санкции — как в Британии, так и на выборах в США.

10.04.18 До мнимой американской агрессии в Сирии евро растет (слабеет рубль). 78-80 рублей — это вполне достижимая планка. Однако давление на Россию, естественно, затронет остальную Европу.

11.01.18 Европейское «дворянство» обратилось к Китаю. Укол для США, попытка найти покровителя или способ польстить, чтобы отсрочить наступление Шелкового пути? Целей может быть много.

Однако прошедший год показал большую разобщенность внутри ЕС и уже назревший протест против центра. Стремления Польши и Венгрии к развитию противоречат чаяниям Германии. Растет потребность в более тесном сотрудничестве с Россией и поиске внутреннего консенсуса.

Издевательства над СПГ из США нарушают планы русофобов, а «Северный поток — 2» — необходимость.

Как это повлияет на евро. Очевидно, что для стабилизации придется пожертвовать обменным курсом и добиться паритета с долларом не удастся. Однако это уже перестало быть целью.

У Европы есть возможность уравновесить, и если конфликт на Украине будет умиротворен и вернется к старым отношениям с Россией, встряхнуть евро будет сложно.

В основном все будет зависеть от рубля. И здесь многие опасаются, что ослабление российской валюты обрушит и евро. В конце концов, как полагают некоторые аналитики, вопрос о том, чтобы стать слугой Соединенных Штатов или обрести большую независимость с Россией, становится для Европы все более важным.

Курс составит от 67 до 69 рублей за евро. Конечно, в случае усиления санкций против России будет рост, но не такой значительный, как по паре рубль-доллар, поскольку от санкций против России также пострадают европейские страны и Украина, где в этом случае конфликт может обостриться.

2017

19.07.2017 Саммит G20 показал, что Меркель и Макрон скептически относятся к России, несмотря на очевидные требования европейского общества о дружбе и отмене санкций. Ситуация с мигрантами, санкциями, Brexit, внутренними противоречиями давит на евро, но рубль также слабеет от тех же санкций и внешнего давления. 72 рубля за евро.

26.04.17 Выборы во Франции, в случае победы Макрона, дадут европейской валюте сильный кредит доверия, что может поднять обменный курс до 71 рубля.Однако текущие тенденции (только в техническом плане) показывают возможность дальнейшего снижения евро до 68,5 руб.

12.12.2016 После выборов в США европейская валюта ускорилась в сторону паритета с долларом. И действия ЕЦБ на этом пути ей помогают: программа покупки активов продлена до 17 декабря, общий объем покупок увеличен. Более того, ЕЦБ заявляет, что в случае необходимости проблем с усилением стимулирования не возникнет.

Евро вряд ли достигнет паритета, но ожидается дальнейшее снижение. Учитывая рост нефти и противоположные тенденции в российской валюте, мы прогнозируем снижение курса рубля к евро до 66 руб. / Евро.

12.12.2016 В 2016 году популизм в Европе начал набирать силу, а в 2017 году тенденции будут только усиливаться. Негативных политических новостей из Европы будет достаточно, чтобы толкнуть евро вниз.

Решающим фактором станут выборы во Франции, где популярность правых кандидатов растет.И если победа Ле Пена маловероятна, то Фийон вполне может стать президентом. Избрание Фийона станет позитивным сигналом для России, у которой достаточно маркеров роста на 2017 год. В свете вышеизложенного следует ожидать, что курс рубля к евро будет в диапазоне 65-67 руб. / Евро.

2016

Аналитики разделились на несколько лагерей относительно ценности европейской валюты для россиян:

  1. Оптимисты — 60-65 рублей: правительственные экономисты и некоторые зарубежные аналитики.
  2. Реалисты — 80-90 рублей: большинство западных специалистов.
  3. Пессимисты — 100–150 рублей: независимые эксперты, крайне обеспокоенные высоким потреблением денежных резервов ЦБ.
  • Во-первых, чтобы добиться роста внутреннего валового продукта, взяв на себя реформу экономики.
  • Во-вторых, урегулировать конфликтную ситуацию в Украине цивилизованно и дипломатично, получив взамен отмену тяжелых и невыгодных санкций.

Еще одним чрезвычайно важным фактором, влияющим на курс рубля, является международная валюта — нефть. Рост цен на нефть успокоил бы и значительно укрепил бы экономику страны.

Если все пойдет так, как прогнозируют «оптимисты», сразу не будет ничего хорошего: первый квартал 2016 года будет достаточно сложным, цена европейской валюты может достигнуть 95 рублей, но со временем упадет до приемлемого уровня. .

24.12.2015 г. Экономика еврозоны постепенно выходит из кризиса, но у европейцев есть ряд «слабых» стран, которые компенсируют многие усилия Германии по стабилизации. Нарушение отношений с Россией сказывается не только на бизнесе, но и на курсе единой валюты. Более того, потеря российского рынка, а также российского сырья губительна для ряда отраслей во многих странах еврозоны. Средний курс евро прогнозируется на 2015 год — 66 рублей.

Несмотря на благоприятные прогнозы финансистов на 2016–2017 годы, экономика России далека от идеала. Мировой кризис, значительные колебания курса и санкции наносят ему серьезный удар. Экономическая нестабильность и медленный рост рубля вынуждают население экономить в евро. Эта денежная единица славится стабильно высокими курсами. А последние прогнозы экспертов показали, что в 2018 году (в первом полугодии) курс евро в России будет расти.Этот факт подтвердил Сбербанк РФ. Но продолжится ли эта тенденция?

Причины нестабильности евро

Прогнозы экспертов сбылись где-то на 67-82%. Точнее сказать, как поведет себя валюта, довольно сложно, особенно если сценарий составлен на длительный период — год-два. Почему? Это просто. В случае с европейской валютой ее колебания напрямую зависят от спроса на доллар — стабилизация одной единицы ведет к падению или замедлению роста другой.Они связаны между собой, поэтому схема работает в обоих направлениях. Но рост американской валюты — не единственная причина скачка евро.

Эксперты делают прогноз курса евро на 2018 год, исходя из положения экономики в странах ЕС. Культурная, социальная и политическая ситуация в границах этих государств также важна, потому что они используют ее для проведения финансовых операций и расчетов. Это означает, что напряженная политическая ситуация в одном из государств ЕС приведет к потере позиции денежной единицы.Так обстоит дело в мире и в Европе.

Что происходит с европейской валютой в России. В последнее время она стремительно дорожает. Причины этого:

  • санкции, наложенные на государство Евросоюзом;
  • рост цен на топливо, цена которого увеличилась на 11-14,5%;
  • снижение экспорта нефти на запад из-за ее удешевления;
  • предшествующая инфляция;
  • состояние экономики России и др.

Пока существуют санкции, препятствующие свободной торговле, нет оснований говорить о стабильности курса евро. Цена на 100 евро будет непомерно высокой. Пока Россия не восстановит стабильные и регулярные поставки нефти на запад, прогноз обменного курса будет отличаться от реальности.

Каковы прогнозы государственных экспертов на 2018 год?

Ведущие экономисты России и Минфин не прогнозируют кардинальных изменений к худшему в будущем.Несмотря на то, что предложить точный сценарий развития обменного курса крайне сложно, по оценкам аналитиков и официальных лиц, стоимость валюты Евросоюза будет колебаться в пределах 43-45 рублей. Но такой цены для финансового рынка не было более 5 лет. Такой позитивный сценарий развития не внушает доверия, особенно если изучить таблицы поведения евро по месяцам, которые уже размещены на своих страницах крупными российскими банками.

Специалисты Сбербанка прогнозируют следующий сценарий.

Прогноз аналитиков Сбербанка, представленный в таблице, показывает, что в 2018 году курс евро останется нестабильным. Цена за 1 € в первые месяцы следующего года вырастет до границ 85-90 рублей. В то же время грядущие в мире события «намекают» на то, что эта цифра далека от предела. Главной новостью августа-сентября 2017 года стал рассматриваемый вопрос о выходе Великобритании из ЕС.Если будет сделано исключение (более половины британцев проголосовали за выход страны из Евросоюза), о стабильности цены валюты ЕС говорить не будет.

Но все же аналитики ЦБ РФ строят оптимистичные сценарии, предполагая скорейшее завершение кризисной ситуации на валютном рынке. Отсюда и такие низкие показатели по евро за период 2018 года, которые анонсировали аналитики министерства в надежде, что нефть подорожает к середине следующего года — цена, как ожидается, вырастет до 80 долларов за баррель.Но аналитики независимых российских агентств предлагают следующие прогнозы по нефти на следующий год.

Согласно таблице, максимальное удорожание, которое следует ожидать в самом начале года, составляет 60-65 долларов за баррель.

Чего ожидать: рост и падение стоимости евро?

Мнение независимых экспертов и экономистов расходится. Расхождения в сценариях до 5-12 руб. Многие зарубежные эксперты считают, что к середине 2018 года курс валюты ЕС вырастет до отметки 100 рублей.Эта цифра объясняется тем, что экономика России не сможет восстановиться в ближайшие месяцы из-за действующих санкций и снижения уровня экспорта товаров. Хотя не все западные специалисты прогнозируют такой скачок. Аналитики одного из крупнейших банковских холдингов США — Morgan Stanley — не видят причин для роста евро выше 80 руб. Это их последний прогноз, основанный на темпах роста экономики России. В 2018 году рост составит не менее 1,78%.

Несмотря на разногласия в цифрах, как российские, так и зарубежные аналитики и экономисты убеждены, что декабрь 2017 года и январь следующего года будут месяцами активного роста евро в Российской Федерации.Финансовые эксперты отмечают, что резких скачков курса не ожидается, но предупреждают о возможном снижении цен, если России удастся восстановить продажи нефти по более высокой цене. Тем не менее, не стоит полагаться на точность предлагаемых ими сценариев.

Просматривая свежий аналитический сценарий, рекомендуется учитывать ситуацию в стране и мире, в частности в ЕС. Экономисты рекомендуют тем, кто уже накопил определенную сумму в евро, в ближайшее время не менять ее.А тем россиянам, которые хотят покупать валюту, разумнее дождаться снижения цен. Прогнозируется в ноябре 2017 г. (небольшое снижение стоимости — на 2,4%) и с сентября 2018 г.

Падение доллара США, которое наблюдается сегодня на валютных рынках, на первый взгляд может показаться неоправданным. Однако эксперты давно заметили одну закономерность в своих прогнозах. Американская валюта в последнее время сильно политизирована, более того, внешний долг США представляет серьезные риски для инвестиций в экономику страны.
Да, конечно, падение доллара по отношению к другим валютам, в том числе по отношению к рублю, можно объяснить техническими факторами, но недавние события в политике и экономике в мире должны были только прибавить уверенности инвесторов к американской валюте, но увы, происходит обратное.

Причины падения доллара и рубля

Россия находится под санкциями, которые могут быть наиболее выгодными для многих валют развитых стран, включая доллар.Напомним также, что последний список Вашингтона оказался самым болезненным для российской экономики, особенно для банковского сектора. Тем не менее, российский рубль устойчиво прошел первые несколько дней после введения санкций и продолжает расти сегодня. Аналитики говорят, что такое поведение российской валюты связано с тем, что многие россияне и инвесторы, имея большой опыт в отслеживании реакции рубля на санкции, просто игнорируют их, поскольку ни разу не было сильного рубля. а самое главное долгое время оставалось отрицательным после введения списков ограничений со стороны Европы и США.Для спекулянтов рубль остается валютой быстрого заработка, и до тех пор, пока риск убытков от торговли не превышает риски от внешних факторов, доллар будет ослабевать по отношению к рублю и падать по отношению к другим мировым валютам.

Падение доллара и нефти


Рынок нефти сегодня нестабилен, попытки ОПЕК организовать сокращение добычи и регулировать мировые цены не привели к желаемому результату. Многие страны, накачивая свои бюджеты нефтедолларами, не хотят менять свою производственную политику, и, по мнению экспертов, дальнейшие переговоры между странами картеля не только будут раздражать участников нефтяного рынка, но и в конечном итоге станут лишь краткосрочными новостями.В этих условиях США наращивают добычу сланцевой нефти и продолжают активно осваивать месторождения.

Для доллара США рынок нефти всегда был топливом и поддержкой, но не сегодня. Доллар слабеет, и его падение усилится, если цены на нефть не стабилизируются.

Геополитика и

долларов США


Последнее, что я хотел бы отметить, — это разочарование, которым живут Соединенные Штаты после избрания Трампа. Те реформы, о которых он не уставал говорить на выборах, оказались обычным популизмом.Более того, в стране наблюдается сильное разделение общества по политическим и даже расовым взглядам, чего не было в Штатах уже несколько десятилетий. Это, пожалуй, самая большая проблема доллара сегодня. Недавняя размолвка между США и КНДР продемонстрировала уязвимость американской валюты перед внешнеполитическими вызовами. Это, в свою очередь, насторожило рынки, и многие инвесторы начали говорить о том, что эра веры в американский доллар может закончиться раньше, чем можно было представить.

Таким образом, сегодня причин для падения доллара достаточно, и все они возникли не в один день. Что ж, если рассматривать вопрос о сбережениях в долларах США, то нужно понимать, что уязвимость валюты страны, где внутренняя и внешняя политика нестабильна, всегда выше, чем у тех стран, где инвесторы понимают как минимум средне- долгосрочные перспективы их развития.
_________
Елена Свердлова,
Ведущий аналитик,
Stock Markets Group

.