Суббота , 25 июня 2022
Бизнес-Новости
Разное / Бобер про бразилию: Блоги, которые увлекают | Яндекс.Дзен

Бобер про бразилию: Блоги, которые увлекают | Яндекс.Дзен

Содержание

Бобры из Бразилии | Yandex Zen

Create by: https://theprosepost.com

You are viewing: Бобры из Бразилии | Yandex Zen Катерина, когда все вокруг тараторят (то есть, всегда), пытается привлечь к себе внимание, чтобы вставить слово и кричит: «Я тё хатю казять!» или «Тати!» — кстати, то есть. Старшие галдят, Катя пытается всех перекричать: — Я тё хатю казять!!! Эй!!! -Девочки, — говорю я Валюше и Соне, — Дайте Кате высказаться. Катя, говори. Все умолкают, наступает тишина.
Катя некоторое время молчит, потом выдает: — Ааа…. тё казять? — АХАХА!!! — ржут старшие. — Что сказать?! Ты не знаешь, что сказать? ХАХАХА!!! — Эй! — кричит Катя…

16 hours ago

Поменяла автарку канала везде, теперь вот такой смешной бобрик с книжкой будет. Это элемент картины, которую нашей семьей подарил мой брат с женой. *** Занимались уроками с Соней. Она сейчас учится писать. Я особо не заставляю, это так, дополнительно и потому что она сама попросила. Растянем на полгода это дело, чтобы неторопясь и с удовольствием, а не из под палки. По книжке «Путешествия во времени. Первобытные люди» читали небольшие истории и учились задавать к ним вопросы. Это не так-то просто для ребенка, как может показаться…

2 days ago

После вчерашнего поста, где я в том числе рассказывала о том, что Валюша решила стать экологом, в комментах разгорелась небольшая дискуссия, которую я хотела бы прокомментировать. Я всегда с уважением отношусь к мнению моих читателей. Никогда не баню несогласных со мной, если свое мнение они высказывают корректно, не переходя на личности и никого не оскорбляя. Даже радуюсь таким комментариям, которые показывают, что мы разные, но это не проблема, мы можем общаться друг с другом с уважением и без агрессии…

3 days ago

Ох, сегодня много чего надо записать, смешного и интересного. Хороший был день, продуктивный и веселый. Люблю такие. Ну, поехали. Про Катюшку сначала, куда же без нее. Устроила мне истерику, а причина в том, что она попросила мультик про КРАСНЫЙ трактор, а в нем попадаются всякие посторонние трактора и машины другого цвета, а еще, о ужас, ВООБЩЕ не трактора и уж тем более не красные, а всякие звери, фрукты и прочая ерунда. Требовала включить мультик про КРАСНЫЙ трактор. Я включала, она начинала рыдать — там не красный трактор, а надо ТОЛЬКО красный! Я выключаю — ор…

Проснулись сегодня, а за окном туман — молоко. Катюша увидела, удивилась. — Это туман, Катюш. Смотрит недовольно. — Мне не наица эта тумама. Убеи тумаму. — Не тумама, а туман! Это просто такое облачко спустилось с неба. — Тумам. Пахой, не наица. *** Постирала школьную форму старших и после стирки увидела, что нитки в некоторых местах растворились, похоже. Сахарные они что ли? Практически все новые вещи в таком виде. Мало того, что синтетика, даже футболки, так еще и такого качества пошив. Пофоткала я все и отправила школьному секретарю…

5 days ago

Взяла для себя выходной, чтобы позаниматься своими делами. Отдохнуть, почитать, поучиться (сейчас прохожу курс по психологии «Я есть»). Жу уехал к дедушке, с ним Валюша и Катя. Соня решила остаться со мной, она тоже любит посидеть дома и позаниматься своими делами. Дома непривычно тихо. Приготовила суп из шампиньонов. Давно такой хотелось, но его никто не ест, кроме меня. Соне тоже понравился. Напишу в блог и займусь учебой, пока вся остальная толпа не вернулась. *** Вчера занимались ремонтом. У…

6 days ago

Соня сегодня очень счастливая. Очень-очень счастливая. И горда собой. Потому что она решилась наконец проколоть второе ушко. Я рассказывала, как она проколола первое в России, это немного трешовая история про то, как Соню напугала и обманула тетенька в салоне, и она отказалась прокалывать второе. Я ее рассказывала в блоге. И вот, через полгода, она решилась и сама попросила. Просила целую неделю, пока я не убедилась, что она всерьез готова. Я нашла хороший салон в Атибае, написала им, объяснила ситуацию и вот, мы приехали…

Стояла сегодня на дороге и любовалась нашим холмом и въездом. Самосвал, груженый землей, въезжает на самый верх без затруднений, так что все уже получилось. Осталось чисто эстетические детали доделать. *** Приготовила детям их любимый вьетнамский супчик. Фо Бо — это. пожалуй, единственной блюдо в нашей семье, которое любят все без исключений. Даже пельмени так не едят, Соня и Катя отделяют мясо от теста и съедают только тесто. А в Фо Бо едят всё, даже кинзу! Волшебство какое-то. Валюша рассказала, что в школе учительница спрашивала детей, кому какая нравится еда…

1 week ago

Сначала смешное. Валюша и Соня рассказывают, что у них в школе есть девочка-вампир. — Мама, представляешь, у нее зубы как у вампира! — рассказывает Валюша. — И нету тени, а еще она не отражается в зеркалах. — Кошмар какой. — Да! А еще, я ни разу не видела, чтобы она брала с собой на ланч чеснок. Вот ни разу, честно-честно! — Да ты что?! Не ест чеснок на ланч, ну надо же. А вы все едите, можно подумать. — Но она добрый вампир, она никого не кусает. — прибавляет Соня. — Она просто маленькая еще. — отвечаю я…

1 week ago

Subscribe if you like this

That way, you’ll never miss a story by this author

Едем с Катериной домой, старших в школу отвозили. Вижу, у дороги накренилось дерево и вслух комментирую: — Дерево падает… Катя сзади подает голос: — Тё, мам? — Да дерево, говорю, падает! — говорю я громче. — А? Тё? — ДЕРЕВО ПАДАЕТ, говорю. — Тиво-тиво? — Аррррр! Сидит хихикает. — Деево падает, да? — спрашивает как ни в чем не бывало, похихикав в волю. — Так ты меня слышишь. А зачем тогда переспрашиваешь? — Пота так. — Просто так? — Аха! И сидит смеется, вредина моя. *** Заказала детям немножко книжек…

2 weeks ago

4 дня у нас не было связи. Вообще, у нас на всякий аварийный случай два интернета подключено. Один работает от антенны, а второй — выделенка. Как оказалось, антенна у нас в грозу сгорела, а что случилось с выделенкой, непонятно, но она не то чтобы совсем перестала работать, просто работала только на отправку сообщений в ватсапп раз в несколько часов и все, больше ничего не открывалось и не работало. Еще в пятницу перестало, и мы сразу сообщили оператору, но он уже закрылся, а в выходные никто не работает…

2 weeks ago

Уютные дождливые дни. Немного устала без Жу и очень хочется в тренажерный зал, уже неделю не была. Все-таки эти полтора часа в одиночестве мне дают очень многое, я отдыхаю и восстанавливаю эмоциональный ресурс, когда езжу в зал. Дороги проходимые, но едем медленно, особенно там, где путь пересекают потоки воды.. Пыталась пофоткать, но дождь был довольно сильный, поэтому видимость так себе. Вот тут хорошо видно, сколько воды. А здесь, как обваливаются склоны у дорог, обнажая корни деревьев. Рано или поздно деревья тоже рухнут…

2 weeks ago

Я ищу клей для ламината, у нас в двух местах отходит от пола. Это самый большой магазин подобного плана в нашем городе, была уверена, что найду здесь этот клей. Но не повезло. Ламинат — не самое популярное в Бразилии покрытие, бразильцы в основном предпочитают кафель. Сотрудница магазина даже не поняла сперва, что мне нужно. Поспрашивала коллег и один ответил, что такой клей действительно существует, но у них не продается. Ну ладно, найдем в интернете. 1. Походила по магазину, посмотрела, что есть и даже кое-что купила…

2 weeks ago

Два дня мы никуда не выбирались. Все мосты были застоплены, ждали, когда спадет уровень воды. Колесо за эти два дня совсем спустило. Попросила насос у соседей, накачала. Дожди не прекращаются, но сегодня уже слабее. Пыталась отвезти детей в школу и отремонтировать колесо. Колдобин и до дождей было много, некоторые — глубокие, но медленно и аккуратно можно было проехать. Одна такая образовалась из-за потока воды и пролегла поперек дороги. Пыталась через нее перебраться, но застряла. Переднее колесо угодило в колдобину и все, машина встала намертво (а у нас передний привод)…

3 weeks ago

Рассказала вам про наши ночные приключения, а теперь немножко новостей. Во-первых, наш папа улетел в первую за последние два года командировку. Сейчас он уже в Сиэттле, где будет проходить большая конференция. Вернется через неделю. В субботу у нас было ужас сколько дел. Биа вернулась домой, у нее на днях начинается учеба. Отвезли ее к дедушке, где ее забрали родители. С дедушкой повидались. Потом заезжали в ТЦ недалеко от дома дедушки. Жу надо было подключить роуминг, а ближайший от дедушки офис нашего сотового оператора находится в этом торговом центре…

3 weeks ago

Продолжаю рассказ про нашу поездку в самый странный и таинственный бар Сан-Паулу (а может и всей Бразилии). Тем, кто не видел, даю ссылку на первый пост, прочитайте сначала его, иначе ничего не поймете. Начало ночного приключения Бар расположен в тупике, с улицы его не видно, хотя вблизи он очень даже привлекает внимание, потому что выглядит, как какое-нибудь Сладкое Королевство из Гарри Поттера или магазинчик Вилли Вонки. На входе стоит крепкий охранник. Мы подошли к нему, назвали имена. Тот спросил, кто нас пригласил…

3 weeks ago

Related Videos

1. Бобры // НАШЕТВLIVE

(НАШЕ)

2. BEAVERS: dam repair and beaver vendetta / trail camera / REAL animals

(REAL animals — скрытый мир диких животных)

3. ДОРОГАЯ, Я ЗАБИЛ | ТАКСИСТ ИЗ СЕВАСТОПОЛЯ | 3 СЕЗОН, 1 СЕРИЯ

(Телеканал Ю)

4. «Африканцы оказались более умными и благодарными людьми, чем украинцы» — Александр Роджерс

(СМЕРШ. Крымский Фронт)

5. Встреча с бобром

(Охотник выходного дня)

6. НИВА НА БЕЗДОРОЖЬЕ СТОК. 10 ВНЕДОРОЖНИКОВ покоряют КРУТЫЕ ГОРКИ и БРОДЫ. Живописный оффроад маршрут.

(Экипаж Бобры: Нива, бездорожье, автотуризм, RC сars)

7. Торфяные пожары и бобры, лекция от Григория Куксина на канале Клуб Интеллектуального Туризма

(Клуб Интеллектуального Туризма)

8. Интересные факты о бобрах

(Все о животных)

9. Бунт или революция? Что ждёт Россию? Часть 1

(СВОБОДЫ NET)

10. Тверские ОФФРОАД ПРИКЛЮЧЕНИЯ. Выходные в стиле 4х4. Всей семьей на бездорожье. ЛОКДАУН на ПОЛЬЗУ.

(Экипаж Бобры: Нива, бездорожье, автотуризм, RC сars)

Source: https://theprosepost.com, when copying, remember to write the source https://theprosepost.com

You might also like

Author information

Name: Laurine Ryan

Birthday: 1994-12-23

Address: Suite 751 871 Lissette Throughway, West Kittie, NH 41603

Phone: +2366831109631

Job: Sales Producer

Hobby: Creative writing, Motor sports, Do it yourself, Skateboarding, Coffee roasting, Calligraphy, Stand-up comedy

Introduction: My name is Laurine Ryan, I am a adorable, fair, graceful, spotless, gorgeous, homely, cooperative person who loves writing and wants to share my knowledge and understanding with you.

Post Comments

Серебристая нутрия фото из Новосибирского зоопарка имени Р.А. Шило

Класс:

Млекопитающие

Отряд:

Грызуны

Семейство:

Нутриевые

Нутрия, или коипу, или болотный бобр — единственный вид семейства нутриевых. Естественный ареал нутрии ограничен южной половиной Южной Америки от Боливии и южной Бразилии до Огненной Земли. Она была акклиматизирована во многих странах Европы и Северной Америки; в Африке не прижилась. В СССР акклиматизация нутрии удалась в Закавказье, Киргизии и Таджикистане.

Места обитания Образ жизни и повадки Внешний вид

Обитает в водоёмах со слабо проточной или стоячей водой: в заболоченных берегах рек, тростниково-рогозовых озёрах и ольхово-осоковые болотах с богатой водной и прибрежной растительностью. Сплошных лесов избегает, в горы не поднимается выше 1200 м над уровнем моря.

Ведёт полуводный образ жизни, активна в основном ночью. Питается нутрия корневищами, стеблями и листьями тростника и рогоза. Дополнительный корм составляют камыш, водяной орех, кувшинки, рдесты. Животные корма (пиявок, моллюсков) поедает редко, при недостатке растительных.

Нутрия ведёт полукочевой образ жизни, оставаясь на месте при наличии кормов и убежищ. Отдыхает и выводит потомство в открытых гнёздах, устраиваемых на кочках и в густых зарослях из согнутых стеблей тростника и рогоза. В крутых берегах роет норы — от простых туннелей до сложных систем ходов.

Внешне нутрия напоминает большую крысу. Длина её тела до 60 см, хвоста — до 45 см, весит нутрия 5-12 кг. Телосложение у нутрии тяжелое; голова массивная, с непропорционально маленькими глазами и ушами. Конечности относительно короткие. Морда тупая, с длинными вибриссами. Резцы ярко-оранжевого цвета. Мех у нутрии водонепроницаемый, состоит из длинной грубой ости и густого извитого подшёрстка коричневатого цвета. На боках мех светлее, с жёлтым оттенком. На брюшке и на боках он гуще, чем на спине, что способствует лучшему сохранению тепла в нижней части тела. Взрослые нутрии меняют шерсть постепенно в течение года.

как историки культуры изучают колониализм. XII ежегодная конференция Международного общества культурной истории (Таллиннский университет (Эстония), 26—30 июня 2019 г.)

Прилагательное «глобальный» в современном значении фиксируется во французском и английском языках с конца XIX века, отражая нарастающее ощущение доступности самых удаленных уголков мира, их связи друг с другом и взаимовлияния. На протяжении следующего столетия такое впечатление только усиливалось, что выразилось, в частности, в появлении понятия «глобальная деревня», отсылавшего к субъективному «уменьшению» мира в результате развития транспорта и средств связи и к формированию нового типа сообщества, о котором Маршалл Маклюэн писал: «В эпоху электричества, когда наша центральная нервная система, технологически расширившись вовне, вовлекает нас в жизнь всего человечества и вживляет в нас весь человеческий род, мы вынуждены глубоко участвовать в последствиях каждого своего действия» [1]. К концу XX века на повестке дня оказывается слово «глобализация», выражающее уже не столько энтузиазм по поводу свободной торговли в мировых масштабах или новообретенного единства человечества, сколько обеспокоенность стиранием культурных различий между регионами, а также растущим экономическим, социальным и политическим неравенством между «глобальным Севером» и «глобальным Югом».

В ретроспективе становится понятно, что подобные негативные значения «глобального» были заложены в этом слове изначально, хотя, как правило, не «считывались» европейцами XIX века. Возможность окинуть взором весь мир — так сказать, с верхушки Эйфелевой башни — была укоренена в определенных геополитических обстоятельствах, в первую очередь в расширении и усилении колониальных империй. Претендуя на универсальность в силу своего всемирного охвата, знание о «глобальных» явлениях исторически отражало взгляд метрополии и несет в себе это наследие по сей день. Поэтому, с одной стороны, закономерно, а с другой — крайне важно, что значительная часть докладов на XII ежегодной конференции Международного общества культурной истории (ISCH), посвященной глобальной культурной истории, так или иначе обращалась к колониальной и имперской проблематике.

Внимание к подобным сюжетам не ограничивалось специально отведенными для них секциями (неизменно собиравшими многочисленных слушателей, даже в последний день этой насыщенной событиями конференции), а пронизывало выступления на самые разные темы, как и сопровождавшие их дискуссии. Докладчики обращались не только к историческим проявлениям глобального неравенства, власти и подчинения, но и к последствиям колониализма для современных исследовательских практик, таким как предпочтение, оказываемое определенным темам за счет других, устойчивая невидимость традиционно маргинализируемых субъектов, воспроизводство «западной» точки зрения и ценностных установок. В одной из дискуссий даже был поднят вопрос о «колонизации» социогуманитарной сферы «глобальными исследованиями» — крайне модным сейчас направлением, навязывающим другим дисциплинам заведомо неравную борьбу за финансирование и набор студентов.

В отсутствие возможности целиком осветить конференцию, собравшую в этом году рекордное число участников — более 200 человек, — мы сосредоточим внимание на том, каким образом (пост)колониальная проблематика преломлялась в каждом из пяти пленарных докладов, затем рассмотрим секции, специально посвященные колониальной и имперской истории, а также наиболее примечательные с этой точки зрения выступления из других разделов конференции.

Колониальная перспектива в наиболее строгом смысле слова была представлена в выступлении Суджита Сивасундарама (Кембриджский университет, Великобритания), рассматривавшего установление британского господства в акватории Бенгальского залива через призму истории науки. Научное знание выступает важным инструментом имперской власти, позволяя видеть (а значит, контролировать) территорию, прогнозировать погодные явления, предотвращать или останавливать эпидемии, а также натурализовать подчиненное положение местных жителей. Примеры, приводимые Сивасундарамом, наглядно демонстрировали милитаристский контекст метеорологических исследований: так, например, в начале XIX века один из колониальных чиновников в своем дневнике наблюдений погоды задавался вопросом, не был ли послеполуденный ливень следствием артиллерийских залпов на учениях (поражает созвучность этой идеи страхам и амбициям нашей эпохи, связанным с использованием климатического оружия). Сивасундарам проанализировал формы (не)участия местных жителей в производстве имперского знания: с одной стороны, игнорирование локальных научных традиций и их носителей британской администрацией, а с другой, биографическую и интеллектуальную траекторию конкретного индийца, вовлеченного в работу британской обсерватории в Мадрасе. Тем самым данное исследование возвращает право голоса прежде невидимому и незначимому колониальному субъекту, однако его история — это во многом история «добровольной» интериоризации западных парадигм знания и дисциплинарных режимов.

Легендарный Питер Берк (Кембриджский университет, Великобритания), чьей лекцией открывалась конференция, напротив, продемонстрировал устойчивость местных жителей в разных уголках земли к европейским влияниям. Тема его выступления соответствовала направлению глобальной истории, которое можно было бы назвать изучением «глобализации до глобализации» — масштабных сетей взаимодействия и трансконтинентальных контактов в раннее Новое время. Профессор Берк сосредоточил свое внимание на организации, наиболее систематично развивавшей подобные контакты в ту эпоху, — Обществе Иисуса и рассмотрел роль иезуитов в распространении идей и образов Ренессанса по всему миру. Однако, как наглядно демонстрировали захватывающие иллюстрации к лекции, некорректно было бы представлять этот процесс в диффузионистском ключе, как простое заимствование (или навязывание) культурных образцов. Локальные художественные традиции не просто сплетались с европейскими веяниями, придавая им самобытный колорит, но порой буквально погребали их под собой: так, канонические фасады иезуитских храмов, моделируемые на основе Иль-Джезу, соборной церкви ордена в Риме, изменяясь до неузнаваемости, тонули в пышном декоре, созданном местными резчиками, — пожалуй, наиболее яркий пример, приведенный профессором Берком.

Его супруга, Мария Лусия Гарсия Паларис-Берк (Кембриджский университет, Великобритания), рассмотрела рецепцию европейских идей в Латинской Америке, а именно в Бразилии, более позднего периода — эпохи Просвещения. Лекция началась с описания «комплекса провинциала», мучившего бразильскую творческую элиту того времени, и публичного дискурса о «подражательном» характере бразильской культуры (особое беспокойство вызывало чрезмерное увлечение местных женщин французской модой и романами — знакомо, правда?). Тем не менее, как показала докладчица, бразильские женщины имели несравненно более обширные интересы, а «подражательность» может обернуться продуманной и эффективной стратегией, направленной на дестабилизацию патриархального и колониального порядка. Главной героиней выступления Паларис-Берк стала Низия Флореста (1810—1885), первая феминистка Бразилии, которая прославилась «переводом» на португальский язык знаменитого трактата Мэри Уолстонкрафт «В защиту прав женщин». Представление о «подражательном» характере этого начинания, будто бы закрепляющего позиции культурной «метрополии» (источника оригинальных философских идей) и «провинции» (более или менее пассивного реципиента), тотчас развеивается, если знать, что Флореста и не думала браться за автора, чье имя значится на обложке ее публикации. Вместо этого она перевела более ранний, также англоязычный, но анонимный и несравненно более радикальный трактат «Женщина как равная мужчине» («Woman, Not Inferior to Man», 1739), выдав его за сочинение Уолстонкрафт. В результате в Бразилии этот текст обрел канонический статус, способствуя формированию феминистской контркультуры, тогда как в Европе он пребывал в забвении на протяжении нескольких столетий и вновь привлек внимание публики лишь в 1975 году, в факсимильном издании. Таким образом, все это время «провинциальная» Бразилия была, неведомо для самих ее жителей, не на периферии, а в авангарде феминистских идей.

Если в трех описанных выше докладах можно наблюдать последовательное усиление активной роли локальных субъектов по сравнению с европейскими колонизаторами, миссионерами и деятелями культуры, то в лекции Анне Герритсен (Уорикский университет, Великобритания) европейцы и вовсе оказались статистами, упоминаемыми скорее для контекста. Докладчица сосредоточилась на рассмотрении маршрутов торговцев фарфором в Китае династий Мин и Цин, используя уникальные источники — путеводители, предназначенные специально для таких коммерсантов. Этот кейс позволяет проследить циркуляцию знания, то застывающего в кодифицированных, институционализированных формах, то вновь обретающего гибкость и пластичность: существовали как рукописные варианты, составленные самими торговцами, так и печатные, издававшиеся местными властями, причем между теми и другими обнаруживается очевидная преемственность. Более того, «типовые» путеводители нередко содержат пометки от руки, вписанные владельцами, что позволяет увидеть маршрут их глазами. Подобные записи обычно содержат лаконичные инструкции практического характера: «здесь сделай плот для перевозки ящиков с чаем», «здесь воздай почести божеству». Как и текст путеводителя в целом, состоящий преимущественно из перечисления ключевых ориентиров с указанием расстояний между ними, они свидетельствуют о специфическом способе мыслить и использовать пространство, радикально отличающемся от европейской традиции, где в то же самое время, по наблюдению Мишеля де Серто, «карта медленно избавлялась от маршрутов, благодаря которым в принципе стала возможной» [2]. Подобное локальное (дистанция между описанными в путеводителях пунктами порой не превышает нескольких ли), телесное знание лежало в основании торговых путей, простиравшихся далеко за пределы области, в которой вел дела каждый конкретный купец, — что позволяет Герритсен именовать свой исследовательский подход «микроглобальным».

Наконец, Матиас Мидделль (Лейпцигский университет, Германия) предложил вниманию слушателей наиболее теоретический из всех пленарных докладов этой конференции, подняв проблему пространственной терминологии в историкокультурных исследованиях. Лектор напомнил о том, что слова не нейтральны, а активно участвуют в производстве «пространственных порядков», и в этом смысле ученые зачастую, вольно или невольно, выступают союзниками политических лидеров, подводя концептуальную базу под их проекты. В качестве примеров подобных понятий, структурирующих как познавательную деятельность, так и политическую практику, Мидделль привел такие концепты, как «территория» в раннее Новое время, «республика» в XVIII веке и «нация» в XIX. Поворот к «глобальному», произошедший в последние десятилетия, не исключение, и, по мысли докладчика, особого внимания заслуживают синонимические ряды, в которые встраивается данный термин. Так, понятие «транснациональный», на первый взгляд, свидетельствует об отходе от идеи национального государства в пользу изучения более масштабных объединений и сетей взаимодействий. Однако, как показал Мидделль, если перенести акцент с приставки на корень слова, становится очевидной совершенно буквальная укорененность этого концепта в представлениях о нации, а тем самым — воспроизводство сформировавшегося в XIX веке «пространственного порядка» в рамках современных представлений о «глобальном». По мысли докладчика, продуктивной альтернативой мог бы стать термин «трансрегиональный», достоинством которого — как ни парадоксально это прозвучит для поборников терминологической строгости — является размытость значения лежащего в его основе слова «регион». Не принадлежащие никакому четко оформленному «пространственному порядку», «регионы», к которым обращаются трансрегиональные исследования, конституируются непосредственно в ходе изучаемых взаимодействий каждый раз по-новому, требуя от ученого интеллектуальной гибкости и постоянного пересмотра методологических оснований своей работы.

В скобках хотелось бы добавить, что в подобном критическом внимании нуждаются не только обобщающие термины, но и конкретные топонимы — названия местностей и населенных пунктов в бывших колониях и зонах имперского пограничья, выступающих объектом конфликтующих амбиций и территориальных споров. Наряду с более очевидными случаями официального переименования, когда «чужие» названия заменяются «своими» (среди недавних примеров — превращение Свазиленда в Эсватини, Днепропетровска в Днепр), зачастую несколько топонимических обозначений существует параллельно в рамках различных языковых картин мира. В этой ситуации язык, напрямую не вовлеченный в их символическое противостояние (чаще всего английский), своего рода лингвистическая и культурная «нейтральная территория», исподволь превращается в поле битвы за «правильное» название, подтверждая мысль Матиаса Мидделля о сообщнической роли ученых в установлении и поддержании определенных «пространственных порядков».

В контексте данной конференции это неожиданно обнаружилось на секции «Пространственная история и городская коммуникация», где Александр Лупенко (Польская академия наук, Варшава) в своем докладе об облике Львова в XIX веке как форме политики памяти, отражавшей интересы административных и финансовых элит, подчеркивал исторически спорный статус города, приводя его множественные названия: украинское, польское, немецкое и почему-то даже французское — но, что показательно, не русское (не говоря уже, к примеру, об идиш или венгерском). Напротив, Джейсон Финч (Академия Або, Финляндия), представляя совместно с финскими коллегами невероятно увлекательный проект по истории трамваев в разных городах Европы, в числе этих городов назвал Kharkov. Эти примеры позволяют увидеть, до какой степени язык способен заявлять свои права на территорию, натурализуя единственное название и исключая все остальные, а также иллюстрируют двусмысленную роль (академического) английского в качестве арбитра чужих территориальных споров.

Роль языка в аспекте звучащей речи — диалекта, произношения, устной коммуникации — рассматривалась в нескольких докладах секций по колониальной и имперской истории. Людовик Марионно (Хельсинкский университет, Финляндия) исследовал выступления чернокожих депутатов во французском парламенте XIX века. Подобные фигуры часто описываются как «невидимые», и для нас они действительно являются таковыми: имперская историография вытеснила их на периферию, обрекая на забвение, и историк, обращающийся к такой теме, буквально извлекает имена и биографии своих героев из небытия. Однако, как показал Марионно, опираясь на широкий круг визуальных источников, от официальных портретов до карикатур, для современников чернокожие депутаты были сверхвидимы — но «немы». В сообщениях газет вновь и вновь мелькали указания на неискусность этих ораторов и их несовершенное владение французским языком, не позволявшее разобрать ни слова или же создававшее глубоко превратное впечатление о содержании речи. Сфокусированное таким образом внимание историка открывает новые измерения сформулированного Гаятри Чакраворти Спивак классического вопроса постколониальных исследований: «Может ли подчиненный говорить?» От возможности (содержательного) высказывания мы переходим к «материальности» речи: тембру голоса, громкости, интонации, акценту, телесному жесту говорящего, — и каждый из этих аспектов может быть использован для дискриминации оратора, которому тем самым отказывается в способности «говорить».

Коллега Марионно по Хельсинкскому университету и по исследовательскому проекту «Вокальная артикуляция идентичности парламентария и империи» Жозефин Хугартс предложила вниманию слушателей во многом похожий, но и существенно отличающийся кейс, сфокусировавшись на студентах из Южной Азии, учившихся в Кембридже на рубеже XIX—XX веков. Различие в сюжетах двух докладов во многом было обусловлено национальной спецификой: если во Франции существовала давняя традиция красноречия и изящного стиля, неразрывно связанная с политической жизнью страны, то в британском политическом контексте чрезмерная изощренность в ораторском искусстве выглядела скорее подозрительно и служила знаком Другого. Подобным Другим оказывались молодые индийцы, поступавшие в престижные британские университеты и присоединявшиеся к действовавшим там дискуссионным клубам. Эти клубы — своеобразная трибуна, где можно было оттачивать риторическое мастерство и способность убеждать, — рассматривались как кузница политических кадров, и не удивительно стремление выходцев из колоний использовать этот карьерный трамплин в своих интересах. Однако их чересчур заметное присутствие в этих объединениях подпитывало расистские стереотипы, такие как образ «болтливого» индийца, и страхи, связанные с гипотетическим вытеснением белых британцев из всех сфер общественной жизни.

Стюарт Маккейн (Университет Святой Марии, Великобритания), специалист по языковому вопросу в наполеоновской Франции, рассказал о роли местных чиновников как культурных посредников (cultural brokers). С одной стороны, выстраивание имперской вертикали власти предполагало унификацию процессов управления с точки зрения языка. Лингвистическое разнообразие рассматривалось как угроза «демократическим» процедурам и благоприятная среда для развития сепаратистских настроений. Однако на практике существовало и представление о том, что, к примеру, судья, владеющий эльзасским диалектом, может быть предпочтительнее для разбора местных тяжб, давая людям возможность высказаться на своем языке и быть услышанными (как вновь и вновь демонстрировалось в вышеописанных докладах, «способность» говорить зачастую не столько зависит от самого оратора, сколько определяется слушателями).

В докладе Гэвина Мюррея-Миллера (Кардиффский университет, Великобритания) рассматривалось формирование площадки для дискуссий об исламской модернизации в парижской прессе начала XX века. Французское правительство выпускало различные периодические издания, адресованные читателям в колониях, в том числе на арабском языке. Одной из целей подобных инициатив было противостоять расширению британского влияния в Северной Африке. Публикуемые таким образом тексты должны были показать, что французское государство воплощает истинные исламские ценности, и тем самым ангажировать читателей в пользу французского имперского проекта. С другой стороны, политические беженцы из Турции и Северного Египта нередко оседали в Париже и включались в его интеллектуальную жизнь, в том числе начиная публиковать статьи в таких влиятельных изданиях, как «Journal des débats». К концу столетия возникли журналы, специально посвященные исламской тематике, например «Revue d’Islam», в которых сотрудничали французские публицисты и выходцы из юго-восточного Средиземноморья. Их общая заинтересованность в осмыслении ислама как религии прогресса предполагает более сложную, альтернативную традиционному противопоставлению Запада и мусульманского мира картину, позволяющую проблематизировать бинарную оппозицию «колонизаторы/колонизируемые».

Продолжая тему печатной культуры в рамках имперского проекта, Микко Тойванен (Институт Европейского университета, Флоренция) проанализировал путеводитель Джеймса Кэмпбелла «Путешествия, приключения и охота на Цейлоне» (1843) с точки зрения источников сведений, представленных в этой книге, и способов работы с заимствованным знанием. Проследив на этом материале генеалогию «имперского канона» текстов о Цейлоне, исследователь продемонстрировал, как научный дискурс, опирающийся в том числе на перевод палийского исторического эпоса «Махавамса», переплавляется в популярное знание, описывающее остров как место развлечений и «приключений», тем самым превращая его в объект потребления для имперской читательской аудитории.

Эта аудитория отнюдь не ограничивалась пределами одной страны, как показала Райта Меривирта (Университет Турку, Финляндия) в докладе о воспроизводстве британской имперской идеологии в финской детской литературе рубежа XIX—XX веков. С середины XIX столетия в англоязычной литературе для детей начинается бум, получивший название «золотого века» детской литературы и совпадающий по времени с максимальной территориальной экспансией «империи, над которой никогда не заходит солнце». Последовательно или неосознанно детские писатели участвовали в имперском проекте, представляя колониальное господство как необходимое и благое явление, поддерживая и множа стереотипы о «туземцах», рисуя заманчивые картины далеких земель, полных приключений. Созданные в этот период выдающиеся произведения пользовались (и зачастую продолжают пользоваться) огромной популярностью не только на родине писателей, но и в других странах. Пример Финляндии показывает, как переводы могут стать основой национального канона детской литературы, инкорпорирующего, таким образом, чужой имперский опыт.

Участие финнов в колониальном проекте рассматривалось также в выступлении Лиисы-Майи Корхонен (Хельсинкский университет, Финляндия), изучающей судьбу финских поселенцев в Аргентине в начале XX века. В это время финны массово эмигрировали из Российской империи, где проводилась жесткая политика русификации Финляндии и ограничения ее автономии. Аргентинские власти были крайне заинтересованы в поселенцах из Европы, так как они способствовали формированию имиджа страны как наиболее «белой» и «цивилизованной» в Южной Америке. Поэтому финским колонистам предлагались весьма выгодные условия — которые, однако, не были выполнены, что привело к краху проекта. Однако больше, чем обманутые ожидания поселенцев, Корхонен интересовала двусмысленность их положения и противоречивость установок: бежавшие от имперского угнетения финны были очень чувствительны к вопросам демократических свобод, что не помешало им претендовать на земли, прежде принадлежавшие коренному населению, которое было физически уничтожено и символически вытеснено в интересах создания «прогрессивного» аргентинского государства.

Другой важной ареной развертывания колонизаторских амбиций в начале XX века была Арктика (сто лет спустя господство в этом регионе вновь выходит на первый план мировой геополитической повестки). Зильке Реплёг (Гренландский университет, Нуук) рассмотрела проект «новой империи Севера» с точки зрения конструкций расы и гендера на материале катастрофической экспедиции на остров Врангеля в 1921 году. Организатор этого предприятия, полярный исследователь Вильялмур Стефанссон, пропагандировал идею «гостеприимной Арктики», то есть пригодности этого региона для жизни «белых» людей. В подтверждение этой идеи нанятая им команда колонистов должна была поселиться на острове Врангеля, тем самым оспаривая права Советской России на эту прежде необитаемую территорию. Ада Блэкджек, представительница народности инупиат, единственная женщина в экспедиции, оказалась также единственной выжившей в этой рискованной и плохо подготовленной авантюре. Дневниковые записи, которые она начала вести, когда ситуация стала критической, — сначала по наитию, а затем подражая стилю записных книжек одного из погибших участников экспедиции, — Реплёг предлагает рассматривать как публичное высказывание, предвосхищающее травлю в печати, которая обрушилась на Блэкджек после ее вызволения с острова Врангеля в 1923 году. Обвинения, варьировавшиеся от коварства (некоторые предполагали, что Блэкджек убила своих спутников и, возможно, съела) до небрежения, иллюстрируют спектр расистских стереотипов в отношении коренных народов Севера. С одной стороны, им приписывается немотивированная враждебность, с другой — пресловутое «гостеприимство»: функция проводника, добытчика, помощника в суровых полярных условиях. Именно в этой второй роли проявляется сходство положения женщин и арктических народов: и тем, и другим вменяется в обязанность «забота» о белых мужчинах.

В своем докладе Реплёг также коснулась этических аспектов работы с подобной темой для исследователя, чей социальный опыт и культурная память соответствует скорее позиции колонизаторов, чем колониальных субъектов. По мнению докладчицы, деколонизация арктических исследований представляет собой политическую и методологическую проблему, не имеющую однозначного решения. Работая в Университете Гренландии, Реплёг неоднократно пыталась привлекать студентов к обсуждению своих научных проектов, в надежде скорректировать собственное видение материала в соответствии с их перспективой, однако в подобной стратегии фактически воспроизводятся исторические отношения неравенства между «белым» полярным исследователем и его «помощниками» из северных народов. Сами же гренландцы проявляют к волнующим Реплёг сюжетам совершенное безразличие, за которым, по мысли докладчицы, скрывается глубокая травма, нанесенная этому народу, как и другим коренным жителям Севера, колонизацией Арктики.

Разделение секций по колониальной (Корхонен, Марионно, Хугартс, Реплёг) и имперской истории (Маккейн, Мюррей-Миллер, Тойванен, Меривирта) представляется довольно условным, так как в обоих случаях речь шла о миграции и конструировании пространств, трансфере знаний и интертекстуальности, стереотипах и контроле репрезентаций. Закономерным образом, в центре внимания большинства докладчиков оказались право на высказывание, механизмы исключения и маргинализации. Оба отделения проходили под председательством Суджита Сивасундарама, чье модерирование также обеспечивало впечатление связности и преемственности сюжетов. В заключение данного обзора рассмотрим несколько докладов из других секций, чья проблематика перекликалась с вышеописанными выступлениями.

Фантазии о «гостеприимной Арктике» вписываются в более широкую рамку нарративов о дружбе белого человека и «туземца», легитимирующих колониализм с моральной точки зрения, переосмысляя его эксплуататорскую сущность в категориях добровольных, взаимных и искренних отношений. В докладе Даны Вебер (Университет штата Флорида, США) рассматривалась жизнь подобного стереотипа в немецкой культуре на материале культовых «индейских» романов Карла Мая и посвященных им культурных фестивалей. Исследовательница сфокусировалась на гендерном аспекте темы, продемонстрировав, как фигура вождя апачей Виннету позволяла Маю конструировать пространство альтернативной маскулинности, не лишенной гомоэротических коннотаций. Эти провокационные значения совершенно отсутствуют в фестивальных постановках по мотивам произведений Мая, где последние «нормализуются» в соответствии с традиционными гендерными ролями. В то же время, как показала Вебер, герои Мая выступают образцом и для участников, и для участниц фестивалей, что позволяет говорить о маскулинности как неотъемлемой части женской идентичности. Подобный подход представляется весьма продуктивным в силу заложенной в нем возможности уйти от однозначного противопоставления мужского и женского, колонизаторов и колониальных субъектов — бинарных оппозиций, чей критический потенциал подрывается тем, что в них воспроизводятся эссенциалистские категории, лежащие в основе устоявшихся иерархий.

Неоднозначность положения «экзотического» Другого, оказывающегося одновременно в самом сердце западной современности и на ее периферии, рассматривалась также в выступлении Натали Шольц (Амстердамский университет, Нидерланды). Докладчица обратилась к идее «современного дома», которая продвигалась в периодической печати Западной Германии в 1950-е гг., продемонстрировав компрометирующую и обычно замалчиваемую преемственность между образцовым «немецким домом» времен Третьего рейха и идеологией послевоенного интерьерного дизайна. По мысли Шольц, восприятие жилища как зрелища укоренено в традиции «этнографических деревень» (Völkerschau) XIX века, где бытовой уклад рассматривался как показатель уровня цивилизации. Актуализация подобного взгляда в журнальных публикациях предполагает кодирование эстетической оценки в категориях «развитости» и «дикости», причем последняя может обнаруживаться не только в «экзотических» интерьерах и артефактах (обладание которыми, напротив, порой коннотирует более утонченный вкус), но и в «западных» домах. Тем самым формировалось имплицитное представление о существовании «правильной» и «неправильной» современности. Вторая нередко ассоциировалась с нарождавшейся молодежной культурой, испытывавшей сильное американское влияние, особенно в музыке. Реклама немецкого мебельного гиганта «Musterring» в 1957 году отсылала к этим «чуждым» веяниям, противопоставляя «дикие скачки» модных танцев «домашнему уюту, созданному руками матери». Визуальное оформление текста давало понять, что влияние американской культуры на немецкую рассматривалось в категориях расовой контаминации: на иллюстрации квартет чернокожих джазовых музыкантов угрожающе нависает над образцовым интерьером «Musterring», будто физически вторгаясь в это уютное домашнее пространство, осмысляемое как женское.

Доклад Шольц привлекает внимание к вездесущему и «невидимому» расизму, который представляет собой поистине глобальное наследие колониального порядка, характеризуя ситуацию наших дней в той же мере, что и феномены середины XX века. Последние выступления, которые хотелось бы здесь упомянуть, напротив, обращены к периоду первичного освоения будущих колоний, а именно французских владений в Канаде — своего рода предыстории империализма. Два доклада в составе большой секции о неолатинской литературе как глобальном феномене раннего Нового времени рассматривали риторическое освоение природных богатств Канады французскими авторами XVII века, вдохновленное «Георгиками» Вергилия. Текст, проанализированный Уильямом Бартоном (Институт неолатинских исследований им. Людвига Больцмана, Австрия), — поэтический сборник «Музы Новой Франции» Марка Лекарбо (1606) — напрямую следует античному образцу, воспевая труд земледельца в Канаде и красоту возделанных земель, которой противопоставляется первозданная «дикость» природы. Тем самым обосновывается «естественная» необходимость сельскохозяйственной деятельности на новых территориях, а также особая роль французов, которые призваны научить местных жителей земледелию. Как и у Вергилия, буколическая идиллия в стихах Лекарбо имеет политический смысл, легитимируя власть единоличного правителя: грядущее наступление золотого века в Новой Франции эксплицитно связывается с фигурой Генриха IV.

В «Истории Канады» иезуита Франсуа Дюкрё (1664) влияние Вергилия менее очевидно: ни жанровая принадлежность, ни прозаическая форма текста не указывают на него непосредственным образом. Однако, как убедительно продемонстрировал Жан-Никола Майу (Университет Париж III — Новая Сорбонна, Франция), сосредоточивший внимание на описании бобров у Дюкрё, эти пассажи опираются на образ пчелиного «общества», созданный Вергилием в четвертой книге «Георгик». Подобно вергилиевским пчелам, бобры у Дюкрё являют образец сложноорганизованной социальной структуры, основанной на взаимопомощи и разделении труда, отражая представления об идеальном «полисе». Бобровые хатки, напоминающие форты поселенцев в миниатюре, как и те, подвергаются нападениям индейцев. При этом бобры, по мнению Дюкрё, бесстрашно и стоически принимают смерть, будучи окружены «дикарями», которые зверски забивают их дубинами. Противостояние бобров и индейцев выходит за рамки вергилиевской традиции, придавая тексту Дюкрё современное звучание: речь идет не просто о совершенном обществе, пример которого подает сама природа, а о специфической ситуации колонистов, чьим поселениям угрожают суровая зима и враждебные местные племена. Бобры становятся символом и эталоном поселенцев вообще, но в особенности иезуитских миссионеров, готовых принять смерть за веру и тем умножить благодать на землях Новой Франции. Их мученический подвиг Дюкрё уподобляет «самопожертвованию» бобров, чья гибель способствует экономическому процветанию региона — а точнее, предприимчивых колонистов, заложивших основы трансатлантической торговли пушниной.

Таким образом, экономическая «благодать» уравнивалась с духовной не только в контексте пресловутой «протестантской этики», о которой писал Макс Вебер, но и в писаниях отцов-иезуитов: так прикладная теология колониализма успешно преодолевала конфессиональные различия. В тексте Дюкрё примечателен также специфический извод «дружбы» с эксплуатируемыми колониальными субъектами: на этот раз не с индейцами (которые демонизируются вопреки — или, наоборот, по причине — их ключевой роли в цепочке поставок меха), а с бобрами, которые служат самоидентификации колонистов и проекции их ценностей. В европоцентричной перспективе весь мир превращается в зеркало, в котором отражается «я» миссионера, торговца, поселенца, полярника, писателя, имперского администратора. Выступления на конференции внесли большой вклад в понимание этих процессов, но в каком-то смысле и сами являлись их частью. Показательно, что большинство рассмотренных докладов так или иначе обращались к миру «бобров» (колонистов и их фикциональных alter ego), в котором Другой либо ассимилировался, либо редуцировался до угрожающей маски стереотипа, тогда как точка зрения объективируемых таким образом «джазменов» почти не была представлена. Важное исключение представляли собой пленарные лекции, однако применительно к некоторым из них, как и к немногочисленным другим докладам такого плана, правомерен вопрос, поднятый Зильке Реплёг: на каких основаниях европейский исследователь может позволить себе говорить «от лица» колониального субъекта? Не будет ли это все той же игрой зеркальных отражений, которая пронизывает имперские нарративы на протяжении веков, без устали порождая воображаемых друзей и идеальных визави?

Внимание к наследию колониализма в западной культуре необходимо и важно, так как позволяет увидеть неразрывную связь колонизаторов и колонизированных, взаимообусловленность их идентичностей, а также проблематизировать само представление о «Западе» как о неком стабильном единстве. Однако преобладание этой перспективы (условно назовем ее постзападной) на конференции свидетельствует, среди прочего, о воспроизведении структур неравенства в академическом мире, доступ в который и потолок достижимого во многом определяются классом, гендером и этническим происхождением. Кроме того, ограниченное присутствие «не западных» исследователей (среди двухсот с лишним докладчиков было всего несколько ученых из Японии и Южной Азии, причем многие из них представляли европейские университеты) указывает на логистические сложности, связанные с участием в международных научных мероприятиях. Эти обстоятельства довольно очевидны, однако в контексте «глобальной» темы конференции ее, по сути, региональный характер особенно бросался в глаза, наводя также на некоторые методологические размышления.

Суть этих соображений прекрасно сформулировал Юрген Остерхаммель в обзоре исследовательского поля и проблематики глобальной истории для книги «Дебаты о новых подходах в историографии», которая недавно вышла в издательстве «Bloomsbury» под редакцией главы оргкомитета рассматриваемой здесь конференции, Марека Тамма. По наблюдениям Остерхаммеля, исследователи глобального склонны переоценивать связность мира, проницаемость границ и возможность распространения чего бы то ни было поверх национальных барьеров: «Однако наблюдая реалии XXI века, сложно игнорировать тот факт, что мобильность замирает перед заборами, стенами и пограничными КПП, что экономические потоки одним приносят выгоду, а других оставляют в проигрыше и что идеи и информация могут искажаться и подтасовываться, перемещаясь по отнюдь не прозрачным цепочкам. Фантастический образ мира плоских барьеров и бесконечной проницаемости требует серьезного пересмотра» [3]. Своего рода абсолютизация мобильности, на которую указывает Остерхаммель, в очередной раз подчеркивает привилегированный характер позиции, из которой осуществляется академическое высказывание [4], и показывает, что в каком-то смысле мы недалеко ушли от концептуализации глобального в имперских нарративах конца XIX века.

Ксения Гусарова



[1] Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М.: Канон-Пресс-Ц, 2003. С. 6.

[2] Де Серто М. Изобретение повседневности: Искусство делать. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2013. С. 223.

[3] Osterhammel J. Global History // Debating New Approaches to History / Ed. by M. Tamm and P. Burke. London; New York: Bloomsbury, 2018. P. 34.

[4] О мобильности как прерогативе элиты см.: Бауман З. Глобализация: Последствия для человека и общества. М.: Весь мир, 2004. С. 123—128.



Гостиница Добрый Бобр 3*, Ильич – цены отеля, отзывы, фото, номера, контакты

В какое время заезд и выезд в Гостинице «Добрый Бобр»?

Заезд в Гостиницу «Добрый Бобр» возможен после 14:00, а выезд необходимо осуществить до 12:00.

Сколько стоит проживание в Гостинице «Добрый Бобр»?

Цены на проживание в Гостинице «Добрый Бобр» будут зависеть от условий поиска: даты поездки, количество гостей, тарифы.

Чтобы увидеть цены, введите нужные даты.

Какие способы оплаты проживания предусмотрены в отеле?

Способы и сроки частичной или полной предоплаты зависят от условий выбранного тарифа. Гостиница «Добрый Бобр» принимает следующие варианты оплаты: Наличные, Безналичный расчёт, Visa, Euro/Mastercard.

Есть ли скидки на проживание в номерах «Добрый Бобр»?

Да, Гостиница «Добрый Бобр» предоставляет скидки и спецпредложения. Чтобы увидеть актуальные предложения, введите даты поездки.

Какой общий номерной фонд у Гостиницы «Добрый Бобр»?

В Гостинице «Добрый Бобр» 15 номеров.

Какие категории номеров есть в Гостинице «Добрый Бобр»?

Для бронирования доступны следующие категории номеров:
Полулюкс (№29, Подсолнухи)
Полулюкс (2 Этаж, №22, №23, №24, №28)
Полулюкс (№25, №26, №27)
Полулюкс (2 этаж, №21)
Люкс (Двухкомнатный, №11, №12, №13, №14)
Четырехместный (Комфорт, 3 этаж, №32, №33, №34)

Чем заняться на территории «Добрый Бобр» в свободное время?

Гости могут воспользоваться перечисленными услугами из списка ниже. Внимание! За услуги может взиматься дополнительная оплата.
Аэробика
Велоспорт
Виндсерфинг
Дартс
Массаж
Настольные игры и/или пазлы
Настольный теннис
Ныряние с маской и трубкой
Пешие прогулки
Полотенца для бассейна/пляжа
Рыбная ловля
Сад
Своя ухоженная территория
Терраса
Терраса для загара
Бильярдная
Бассейн
Открытый плавательный бассейн
Пляж
Песчаный пляж

Чем заняться детям на территории «Добрый Бобр» в свободное время?

В Гостинице «Добрый Бобр» предусмотрены следующие услуги для маленьких детей. Внимание! За услуги может взиматься дополнительная оплата.
Детские книги, музыка или фильмы
Детские телеканалы
Игровая зона в помещении
Игровая комната
Игрушки для бассейна
Няня / услуги по уходу за детьми
Детская площадка
Анимационный персонал
Детское меню

Гостиница «Добрый Бобр» предоставляет услугу парковки?

Да, в Гостинице «Добрый Бобр» предусмотрена услуга парковки вашего автомобиля. Пожалуйста, перед бронированием уточните возможную дополнительную оплату и условия стоянки.

В Гостинице «Добрый Бобр» есть ресторан или кафе?

В Гостинице «Добрый Бобр» есть ресторан.

Футбол. «Крылья Советов» сыграли вничью с «Днепром»

Футбол, 14 фев 2004, 17:36

Футбол. «Крылья Советов» сыграли вничью с «Днепром»

«Крылья Советов» на игру с днепропетровским «Днепром» вышли без шести игроков основного состава. По различным причинам отсутствовали Поляков, Мойзес, Овие, Соуза, Пошкус и Каряка. Футболисты «Днепра» смотрелись свежее самарцев, так как днепропетровцы сейчас форсируют подготовку перед матчем Кубка УЕФА с французским «Марселем» и прилетели накануне матча. «Крылья» же провели две тренировки вчера, и еще одну тренировку сегодня утром. Поэтому, территориальное преимущество в начале встречи было у «Днепра», но воспользоваться им они не смогли. В середине тайма игра выровнялась, и уже самарцы имели возможности открыть счет. Сначала после хорошего паса Тихонова Виноградов не смог распорядиться мячом, затем Катанья после навеса Коромана со штрафного бил головой, но неточно. У днепропетровцев выделялся Ротань, в первом тайме его удары дважды отразил уверенно сыгравший Лавренцов, но во втором тайме после его удара Лавренцов был бессилен. Оба наставника команд решили дать сыграть основным составам по 60 минут, затем начались замены. В это время «Крыльям Советов» удалось сравнять счет. Тихонов подал угловой, и находящийся на просмотре бразильский защитник Рафаэл Шмитц, который произвел благоприятное впечатление в этой игре, неотразимо замкнул головой передачу Тихонова. В оставшееся время, когда в составах обеих команд в основном уже играли молодые футболисты, ничего интересного на поле не произошло. Лишь в самом конце матча самарцы имели возможность вырвать победу. Бобер подал с правого фланга в штрафную, и Шпаков с восьми метров, слета, нанес удар в падении, но мяч прошел рядом с воротами.

Крылья Советов — Днепр (Украина) — 1:1
Голы: Ротань, 49′; Рафаэл, 63′
Крылья Советов: Лавренцов, Анюков, Тетрадзе (Шпедт, 66′), Рафаэл (Дериглазов, 74′), Дохоян (Иванов, 56′), Короман (Бобер, 56′), Ковба (Иномов, 69′), Кудряшов (Кaстелани, 56′), Тихонов (Шпаков, 74′), Виноградов, Катанья (Разулис, 56′).

Пресс-служба самарского клуба

Читать в полной версии «Крылья Советов» на игру с днепропетровским «Днепром» вышли без шести игроков основного состава. По различным причинам отсутствовали Поляков, Мойзес, Овие, Соуза, Пошкус и Каряка. Футболисты «Днепра» смотрелись свежее самарцев, так как днепропетровцы сейчас форсируют подготовку перед матчем Кубка УЕФА с французским «Марселем» и прилетели накануне матча. «Крылья» же провели две тренировки вчера, и еще одну тренировку сегодня утром. Поэтому, территориальное преимущество в начале встречи было у «Днепра», но воспользоваться им они не смогли. В середине тайма игра выровнялась, и уже самарцы имели возможности открыть счет. Сначала после хорошего паса Тихонова Виноградов не смог распорядиться мячом, затем Катанья после навеса Коромана со штрафного бил головой, но неточно. У днепропетровцев выделялся Ротань, в первом тайме его удары дважды отразил уверенно сыгравший Лавренцов, но во втором тайме после его удара Лавренцов был бессилен. Оба наставника команд решили дать сыграть основным составам по 60 минут, затем начались замены. В это время «Крыльям Советов» удалось сравнять счет. Тихонов подал угловой, и находящийся на просмотре бразильский защитник Рафаэл Шмитц, который произвел благоприятное впечатление в этой игре, неотразимо замкнул головой передачу Тихонова. В оставшееся время, когда в составах обеих команд в основном уже играли молодые футболисты, ничего интересного на поле не произошло. Лишь в самом конце матча самарцы имели возможность вырвать победу. Бобер подал с правого фланга в штрафную, и Шпаков с восьми метров, слета, нанес удар в падении, но мяч прошел рядом с воротами.

Крылья Советов — Днепр (Украина) — 1:1 Голы: Ротань, 49′; Рафаэл, 63′ Крылья Советов: Лавренцов, Анюков, Тетрадзе (Шпедт, 66′), Рафаэл (Дериглазов, 74′), Дохоян (Иванов, 56′), Короман (Бобер, 56′), Ковба (Иномов, 69′), Кудряшов (Кaстелани, 56′), Тихонов (Шпаков, 74′), Виноградов, Катанья (Разулис, 56′).

Пресс-служба самарского клуба

Timberborn

ОБ ИГРЕ

Человечество опустошило Землю и исчезло. Но некоторые звери адаптировались и эволюционировали. Выберите одно из сообществ бобров и помогите колонии выжить!

Сообщества бобров

Управляйте одним из двух сообществ бобров: трудолюбивыми Железными зубами или Хвостами мира, почитающими природу. Оба сообщества отличаются уникальным стилем, постройками и геймплеем. Выбирайте, что вам больше по душе!

Сухие и влажные сезоны

Подготовьте поселение к постоянной засухе. Запасайтесь пищей, ухаживайте за полями и лесами, даже если реки пересохли. Используйте как естественные источники воды, так и искусственное орошение, чтобы земля оставалась плодородной.

Регулирование водопотока

Бобры будущего несколько тысячелетий изучали гидротехнику. Стройте дамбы, прокладывайте каналы при помощи взрывчатки и перенаправляйте реки, чтобы вернуть жизнь в опустевшие земли. Только не перестарайтесь с динамитом.

Боберпанк

Превращайте брёвна в замысловатые механизмы — от водяных колёс и лесопилок до двигателей и измельчителей. Дерево — ключевой ресурс в Timberborn, но для более передовых построек необходим металл. Чтобы отыскать его, отправляйте собирателей к развалинам старого мира.

Высотная архитектура

Создайте процветающее поселение бобров с помощью системы вертикальной архитектуры. Пространство не бесконечно, поэтому ставьте хатки и мастерские друг на друга, сооружайте платформы и мосты и разработайте систему электроснабжения для растущего населения.

Смена дня и ночи

Постройте многорайонный город с эффективными цепочками производства и ночной деятельностью. Следите за повседневной жизнью отдельных горожан и празднуйте рождение нового поколения вместе с ними!

Благополучие

Бобры будущего не только работают, спят и грызут дерево. Удовлетворяйте нужды ваших грызунов с помощью сбалансированного питания, украшений, памятников и много чего ещё! А главное — не дайте колонии погибнуть.

Редактор карт

Играйте на одной из имеющихся карт или создайте собственную и поделитесь ею с сообществом! Холмы разной высоты, развалины в пустыне, зависимость от доступа к воде — у каждой карты свои особенности.

…и это ещё не всё!

С самого старта проекта мы прислушивались к отзывам сообщества, улучшая игру и добавляя новые функции. Мы создаём первый в мире «бобростроительный» симулятор не покладая рук и приглашаем всех заинтересованных поучаствовать в раннем доступе Timberborn!

«Мой род идет от Бобра»

Мы говорим с вами в Тюмени, живете вы в Ханты-Мансийске, а где ваш дом?

Я бы сказал, что всюду чувствую себя как дома. Я уютно себя чувствую и в Тюмени, и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Канаде, и в Скандинавии, и в США, и в Бразилии. Там, где есть мои друзья — писатели, художники, люди, причастные к Северу, — я всюду чувствую себя как дома. Меня всегда встречают очень тепло, особенно те люди, которые читают и пишут книги.

Вы родились в поселке Варьёган, как пишут в справочниках. Что изменилось здесь за последние 50–60 лет?

На самом деле я родился в маленьком лесном поселении охотников, рыбаков и оленеводов, в 100 км от Варьёгана вниз по реке Аган. Сейчас там на родовом кладбище похоронены мои родители — мама и папа, бабушка, дедушка по отцовской линии, старец Ефрем. Это земля, которая имеет мощную силу притяжения. Раньше это была глубинка на границе Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Когда началось освоение нефтяных и газовых месторождений, в 30 км от нас к западу построили город Покачи, к северо-западу — Когалым, на востоке — Радужный, на юге — Нижневартовск. Я живу, как написал литературовед Вячеслав Огрызко, в сжимающемся пространстве. Мы стараемся выживать, держим оленеводческое хозяйство, мой отец до своей кончины занимался оленеводством. Мои племянники, дети моего брата и сестер, сейчас ведут на этой территории традиционный образ жизни. На землях в сторону Красноярского края есть территории, куда промышленность еще не дошла. К северу от нас тоже есть территории, где можно вести традиционное хозяйство, куда можно переселиться. Но сейчас никто не хочет переселяться, здесь земля предков, это крепкая, устойчивая связь.

Вы не раз говорили о том, что до 9 лет не знали ни одного слова по-русски. Как вы познакомились с русским языком, какую роль в этом сыграла учеба в школе-интернате и Литинституте?

Мне очень повезло, что у меня были замечательные учителя, которые любили и русский язык, и свою родину, свою землю. Это важный момент. Очень крепкие связи были тогда с отечеством. В первом классе по русскому языку у меня была учительница Александра Петровна Жирякова. Я до сих пор с любовью ее вспоминаю, я хорошо учился у нее. Весной, когда мы закончили первый класс, она сказала, что возьмет на память мою тетрадь по русскому языку. Я красиво и грамотно писал. Много было у меня прекрасных учителей. С Вячеславом Степановичем Чаевым, замечательным учителем, мы поддерживали связь до самой его кончины. В старших классах меня учил Александр Анатольевич Корнеев, творческий человек. Он был редактором моих первых рассказов. В педучилище любовь к русскому языку прививала мне Вера Григорьевна Плесовских. В Литературном институте мне тоже повезло с преподавателями. Я попал в семинар Бориса Васильевича Бедного. Он написал повесть «Девчата», по которой сняли популярный фильм. Он был очень требователен к языку. Он был участником Великой Отечественной войны, вот почему тема войны всегда в моих произведениях. Любовью к русскому языку я обязан моим учителям.

Судя по вашим книгам, вы пишете не просто на русском языке, а на русско-хантыйском. Например, вы говорите не «апрель», а «вороны месяц». Это русский язык, который впитал опыт хантыйской культуры. Как в вашем сознании существуют эти два языка?

Конечно, это разные миры, но это два, точнее, три, родных для меня мира: хантыйский, финно-угорский и славяно-русский. Большое преимущество — владение двумя языками, один язык дополняет другой. Хантыйский язык обогащает русский язык. Русский язык обогащает хантыйский язык. В русском языке много штампов, много бюрократической лексики, а хантыйский язык — чистенький, образы чистенькие. Вот удивительно, по-русски «стакан на столе стоит», «кружка стоит», а по-хантыйски «кружка сидит», «чайник сидит», «стакан сидит». Почему? Потому что у них нет ножек. Кружка сидит на попке. Вот такие нюансы.

В 1997 году в Рио-де-Жанейро вы участвовали в создании «Хартии Земли», посвященной устойчивому развитию планеты в XXI в. Эта хартия актуальна сегодня для России, для хантыйского народа?

Конечно, актуальна, прежде всего в плане сохранения среды обитания, охраны природы. Это важно не только для хантов, напрямую связанных с природными ресурсами. Важно для России в целом, для всех народов, всех стран. Но сегодня надо разрабатывать еще и Хартию мира, потому что сейчас большая угроза для мира — обострение межнациональных и межгосударственных отношений.

Почему ваш роман «В поисках Первоземли» был впервые опубликован в Венгрии, а не в России?

Роман «В поисках Первоземли» был напечатан в 2015 году в Венгрии, потому что у меня есть замечательная переводчица Каталина Надь. Она очень быстро перевела роман в первой редакции на венгерский язык; на международном конгрессе финно-угорских писателей состоялась его презентация.

В связи с книгой «У гаснущего Очага» вы говорили, что начали писать ее со дня своего рождения. Можно ли то же самое сказать о книге «В поисках Первоземли»?

Наверное, да, потому что в каждую книгу вкладываешь жизненный, литературный, духовный опыт, размышления, наработки. Я, кстати, всегда стараюсь, когда работаю над рукописью, думать о читателе. Я сам не люблю скучные книги.

Какие события из вашей жизни, прежде всего московского периода, были особенно важны, когда вы работали над романом?

Коротко скажу о самом значимом в моей московской жизни. В тот период я побывал во всех северных странах планеты: в Канаде, Исландии, Гренландии и т. д. Меня интересовал вопрос, как люди выживают в экстремальных условиях Севера и какой опыт накоплен в этих странах.

Другие значимые события: я входил в рабочую группу по созданию Арктического совета, участвовал практически во всех его заседаниях, принимал участие в создании «Декларации о правах коренных народов»; я был членом последнего парламента СССР, народным депутатом СССР и членом Верховного Совета СССР, депутатом Государственной Думы первого созыва. После развала СССР был президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Крах перестройки и развал Советского Союза — все это происходило на моих глазах, я знал всех героев и антигероев этого времени не через телевизор, а лично. Я со многими был знаком лично, потому что на вопросы, которые ставили мои избиратели, я искал конкретные ответы. Очень насыщенный период моей жизни и в рабочем плане, и в общественном, и в литературном.

Главный герой романа Матвей Тайшин — образ автобиографический, но вместе с тем в нем соединились две судьбы: ваша и великого хантыйского художника Геннадия Райшева. С чем это связано?

Каждая книга любого писателя так или иначе автобиографична. То, что творчество Райшева играет большую роль в романе, — это естественно и правильно, я с ним много общаюсь и каждый раз узнаю что-то новое. Меня всегда удивляло, что он может объяснить все явления мира и человеческой жизни. Его влияние как живописца и графика на меня очень велико. Я признателен ему за каждую иллюстрацию. Например, на картинке у него три героя: один сверху, другой посередине, третий — внизу. Оказывается, это конкретные исторические личности изображены. Он один из первых читателей нового романа. Райшев говорит, что, когда он читает, он сразу видит картинку. Многие мои книги им проиллюстрированы. Он говорит, что нарисовать картинку легко, а придумать — сложно.

Может быть, у меня не было бы такого мироощущения, миропонимания, если бы не творчество Райшева и его философская мысль, его рассуждения об истории человечества, о том, откуда мы пришли и куда движемся. Райшев очень своеобразный художник и жизненного опыта у него больше. Ему в этом году исполняется 85 лет. Он помнит 1930-е–1950-е годы, которых в моей жизни не было. А он в это время жил, поэтому помнит, как воспринимался тогда мир. Мир у него шире, и взгляд на вещи более широкий, чем у меня. Он своего рода энциклопедия нашего народа, старший наставник и брат.

Визуальность ваших книг — это влияние Райшева, свидетельство особой идентичности хантыйского народа или следствие шаманских практик? Известно, что ваши предки — шаманы и на вас особенно повлиял старец Ефрем, шаман с трагической судьбой. Вы шаман?

Я боюсь шаманства. Я не шаман, потому что шаманом быть очень тяжело. С другой стороны, если взять художественное творчество, то каждый творец — это шаман. Практикой шаманской я не занимался, хотя предки-шаманы в роду были. Шаманская линия может прерываться в роду, моя — ушла в литературную деятельность. Сотворил книги — пошаманил. Ноша шаманская — тяжелая ноша. Шаман воспринимает радости и горести мира и человека, перекладывает проблемы на себя и по возможности их решает. Мой троюродный брат Сергей Прокопьевич Айпин говорил, что к шаманству нужно относиться осторожно, потому что многие наши родственники из рода Бобра, которые шаманили, рано ушли из жизни, в 40–45 лет. Немногие могут выдержать шаманство. Мой крестный отец старец Ефрем выдержал, до ста лет прожил. Столетних шаманов немного было в тот период — и сейчас их мало осталось. Один молодой человек, шаман, лет десять назад проехал по Агану. Он говорил, что наши дела тяжелые и что он постарается их облегчить, полечить наши души, но сказал, что долго он не выдержит, он погиб трагически. В литературе эта ноша легче. Написал книгу — избавился от тяжести, как на исповеди. С художниками то же самое: написал картину — оставил проблему там. А шаман куда отправит эту энергию?

А вы православный?

Крещение моих предков началось в 1715 году. У нас две веры: с одной стороны, православная, с другой — своя вера, языческая. Икона есть в каждом доме, считается, что она защищает дом от нечистой силы. А за пределами дома — в лесу, например — правят языческие боги и богини. В язычестве я знаю своих покровителей и покровительниц. Я с уважением отношусь и к христианству, я крещеный. Крестная мама — обычно — та женщина, что принимает роды. Тогда все рожали в лесу. Старец Ефрем был моим крестным в язычестве.

«В поисках Первоземли» — симфонический, полифонический роман. Но в первую очередь — это роман-миф? Где здесь хантыйская мифология и ваш авторский миф?

Вся наша жизнь — это миф. Меня восхищает, что в хантыйской мифологии четко расписан весь мир человека, существующая система, божественная иерархия, каждое направление жизни курирует определенный бог или богиня, дети Небесного Отца. Каждый момент жизни в мифе расписан четко. Объясняется, что хорошо, что плохо, что можно делать и чего нельзя, что делать до восхода солнца, что после, что делать при растущей луне, при убывающей и т. д. Библия не столь подробна. Миф в романе — это вся жизнь. Но меня интересует прежде всего поиск Первоземли, это поиск идеального места в жизни для человека, особенно после кончины. Это мой авторский миф. Но это поиск не только человека, это поиск общества, государства, личности, которая делает историю. А историю, как я убедился, делают личности. Нам в советский период говорили о необходимости положительного героя. Я хотел найти положительного человека в ситуации, когда мир летит в бездну, когда неизвестно, какое общество и какой мир мы строим, куда мы идем, в чем национальная идея, объединяющая народы.

Положительный герой всегда нужен. Если его нет в государстве, в народе, значит, государство и народ в тупике. Пока человек живет, он должен искать, укреплять веру в идеал. В какую бы ситуацию ни попали человек, народ и страна — мы должны верить, что выживем. Иначе нельзя.

Я много путешествовал и в разных странах вне зависимости от строя я находил людей, которые несут позитивную энергию. Прототипов своих героев я находил везде.

Миф о поиске Первоземли — это миф о художнике и о спасении?

Каждый художник призван спасать мир.

Падение в бездну продолжается, гибель неизбежна, циклическое движение — закон мифа, но начнется подъем или уже начался. Когда я начинал писать роман в 90-е, конечно, это еще было падение, самый разгар краха перестройки, развал Союза. Может, мы сейчас поднимаемся? Или стоим? Потом пойдем вверх? Нужно поразмышлять.

В новом романе 10 глав и 100 историй. С чем связана эта цифровая символика, отличающаяся от традиционной для ханты сакрализации цифр 3, 7, 9?

У хантыйского народа есть священные цифры: три, семь, девять. Считали: три семерки — это 21, семь семерок — 49, иногда эти цифры применяли при религиозных обрядах. Сколько кругов должно быть при священных обрядах, общении с покровителями, с богами и богинями Земли? Цифры имеют большое значение. Я исходил из соображения, что сотня — это круглое число. Сто — это цифра, которая навеяна романом «Сто лет одиночества» Гарсия Маркеса и «Декамероном» Боккаччо. Для понимания романа важен еще эпиграф из Пушкина:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Эпиграф как раз о главном в романе.

А особая спасительная роль у коренных народов есть?

У коренных народов стоит учиться тому, как мы должны строить взаимоотношения с окружающим миром, с природой, а также с людьми и народами. Природа и все, что человека окружает — деревья, цветы, трава, иголочки на дереве, — это все живое. Как к живому ко всему и нужно относиться. Мои родители, бабушки и дедушки всегда хорошо выстраивали отношения. В детстве, я помню, из какого бы далека человек к нам ни приехал, родители поговорят с ним, и окажется, что это наш родственник по линии кровного родства или духовного. Мой род идет от Бобра, мы все Бобровы. Кто идет от Бобра — наши родственники, независимо от национальности. Кровное и духовное родство связывает людей, народы и все человечество.

Французский литературовед Доминик Самсон де Шамбур сравнил ваш новый роман с «Герникой» Пабло Пикассо. Почему, как думаете?

Я не знаю, какая реакция будет у читателей моего романа. Меня это сравнение удивило. Французы меня вообще поражают глубиной своего мироощущения. Наверное, в 90-е годы у нас была «Герника», и это очень точно. Мы все порушили — духовные и материальные ценности. Я думаю даже, что мир все время находится в ситуации «Герники».

На эту тему нужно размышлять.

Городской тезаурус — Найдите синонимы для сленговых слов

Как вы, наверное, заметили, сленговые синонимы термина перечислены выше. Обратите внимание, что из-за характера алгоритма некоторые результаты, возвращаемые вашим запросом, могут быть только понятиями, идеями или словами, которые связаны с термином (возможно, слабо). Это просто из-за того, как работает алгоритм поиска.

Вы могли также заметить, что многие из синонимов или связанных сленговых слов являются расистскими/сексистскими/оскорбительными/совершенно отвратительными – в основном благодаря прекрасному сообществу в Urban Dictionary (не связанном с Urban Thesaurus).Urban Thesaurus просматривает сеть и собирает миллионы различных сленговых терминов, многие из которых происходят из UD и оказываются действительно ужасными и бесчувственными (это, я полагаю, природа городского сленга). Надеемся, что родственные слова и синонимы для «термин» немного мягче, чем в среднем.

Городской тезаурус

Городской тезаурус был создан путем индексации миллионов различных сленговых терминов, которые определены на таких сайтах, как Городской словарь. Затем эти индексы используются для поиска корреляций использования между сленговыми терминами.Официальный API-интерфейс Urban Dictionary используется для отображения определений при наведении курсора. Обратите внимание, что этот тезаурус никоим образом не связан с Urban Dictionary.

Благодаря тому, как работает алгоритм, тезаурус дает вам в основном родственных сленговых слова, а не точные синонимы. Чем выше термины в списке, тем больше вероятность того, что они релевантны искомому слову или фразе. Алгоритм поиска довольно хорошо обрабатывает фразы и цепочки слов, поэтому, например, если вам нужны слова, связанные с lol и rofl , вы можете ввести lol rofl , и он должен дать вам кучу связанных сленговых терминов.Или вы можете попробовать парень или девушка , чтобы получить слова, которые могут означать одно из этих слов (например, bae ). Также обратите внимание, что из-за характера Интернета (и особенно UD) в результатах часто будет много ужасных и оскорбительных терминов.

Предстоит еще много работы, чтобы этот тезаурус сленга давал неизменно хорошие результаты, но я думаю, что он находится на той стадии, когда он может быть полезен людям, поэтому я и выпустил его.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: @krisk, @HubSpot и @mongodb.

Наконец, вы можете ознакомиться с растущей коллекцией сленговых слов для различных тем на Slangpedia.

Обратите внимание, что Urban Thesaurus использует сторонние скрипты (такие как Google Analytics и рекламные объявления), которые используют файлы cookie. Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с политикой конфиденциальности.

Агрессивные бобры уничтожают Огненную Землю

Еще девять лет назад, когда Мигель Галлардо начал стрелять в бобров из винтовки 22-го калибра, у него никогда не было ружья, не говоря уже о том, чтобы убить животное.Он провел десятилетие, работая над защитой флоры и фауны Чили, патрулируя дикую природу страны в качестве сотрудника лесной службы. Затем Галлардо отправили в Пуэрто-Уильямс, небольшой продуваемый ветрами городок на острове Наварино, недалеко от самой южной оконечности Чили.

Исследуя свою новую территорию в 2010 году, Галлардо был ошеломлен. Там, где когда-то был пышный лес из буков ленга, он нашел упавшие стволы, голые ветки и корявые пни. «Все было белым, потому что оно было мертвым. Это было похоже на лес-призрак», — вспоминает он.

Бобр строит плотину недалеко от Ушуайи, крупнейшего города Огненной Земли. Бобровые плотины перенаправляют реки и заменяют текущую воду стоячими прудами, изменяя виды диких животных, которые могут там процветать.

Фотография Лухана Агусти, National Geographic

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Виновником стала колония прожорливых бобров, которые срубили деревья, чтобы полакомиться их листьями и построить плотины из их ветвей. Строения изменили направление рек и вызвали сильное наводнение, из-за которого было трудно ходить.

Чтобы что-то сделать, Галлардо зарегистрировался для получения разрешения, купил ружье и начал охотиться на бобров, как только мог. В 2015 году Галлардо уволился с работы в лесной службе и запустил Navarino Beaver, туристическую компанию, которая позволяет посетителям путешествовать по фантомным лесам, охотиться на бобров и пробовать их нежирное мясо, которое Галлардо готовит «на дискотеке» — в основном жареным во фритюре. на круглой сковороде над пламенем.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Левый : С 2008 года Аргентина и Чили договорились, что для спасения своих южных лесов они должны избавить их от бобров. Некоторые охотники, работающие над уничтожением бобров, используют силки в дополнение к ружьям. Но бобры умны — иногда они используют сорняки и палки, чтобы задействовать силки, и при этом не попасться.

Справа : 27-летний Артуро Форестелло — один из десяти «реставраторов», нанятых правительством Аргентины для охоты на бобров в рамках пилотных исследований.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

Такой карьерный поворот может показаться неожиданным. Но, как и многие другие заинтересованные защитники природы в Южной Америке, Галлардо пришел к выводу, что выживание лесов Патагонии зависит от гибели бобра.

Канадские бобры в Южной Америке

Бобры должны были «обогатить» Патагонию экономически и экологически. По крайней мере, таковы были амбиции аргентинских военных, когда они отправили 10 пар канадских бобров из Манитобы в Огненную Землю, самую южную провинцию Аргентины, в 1946 году.Солдаты выпустили бобров на берег озера Фагнано в надежде стимулировать торговлю мехом и привлечь больше жителей в малонаселенный район.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Эта нора бобра находится в районе торфяников на Огненной Земле. Бобры строят свои норы, зарываясь в берега рек, озер и прудов.Они начинают с бурения входного отверстия под водой и продолжают копать под углом вверх, пока не выдолбят жилое пространство над уровнем воды. Если они натыкаются на берега, слишком мелкие для раскопок, они строят дамбы из срубленных деревьев и веток.

Справа : Этот пруд в долине Тьерра-Майор, недалеко от Ушуайи, был очищен от бобров в рамках проекта правительства Аргентины по искоренению. Пруды, созданные бобровыми плотинами, привлекают ондатр, еще одного инвазивного вида в Патагонии.На ондатр, в свою очередь, охотятся норки, существа, которые также охотятся на местных гусей, уток и мелких грызунов.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

Вид с воздуха на бобровую плотину на реке Ласифашай. Бобровые плотины в Патагонии настолько преобладают, что исследователи могут идентифицировать их на спутниковых снимках. В исследовании 2019 года они насчитали 70 682 плотины на аргентинской стороне главного острова Огненной Земли. Другие ученые назвали воздействие бобров в Патагонии «крупнейшим изменением ландшафта в субантарктических лесах со времен последнего ледникового периода».”

Фотография Лухана Агусти, National Geographic

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Видеоклип из телесериала «Sucesos Argentinos» («Успехи Аргентины»), который транслировался с 1938 по 1972 год, выражает озабоченность по поводу хрупкости эксперимента. Бобры моногамны; если одно из животных умрет, беспокоился диктор программы, его самка вряд ли сможет размножаться.

Но такое беспокойство было неуместным. В то время как торговля мехом так и не материализовалась, то, что взорвало , было числом бобра.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Левый : Андрес Педро Осмольский, известный под псевдонимом «Эль Гаучо», организует туры по наблюдению за бобрами на земле за своим домом. Он заключил соглашение с правительством о том, чтобы пощадить бобров на его территории, чтобы он мог продолжать показывать их туристам.

Право : Местный охотник на бобра держит шкуру, которая была просолена, высушена и прибита к куску дерева, чтобы подготовить ее к продаже.Спрос на такие меха ограничен; цены за шкуру колеблются в районе 10 долларов.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

В отличие от Северной Америки, где обитают медведи и волки, на острове Огненная Земля очень мало естественных хищников, жаждущих мяса бобра. Имея доступ к обширным лесам и степям, которые они могли без опасений колонизировать, бобры быстро рассеялись и размножились.

В 1960-х годах бобры перебрались на чилийскую сторону Огненной Земли.«Они не признают границ. На самом деле, они едят пограничный забор», — шутит Фелипе Герра Диас, чилийский национальный координатор проекта по бобрам Глобального экологического фонда (ГЭФ), международного партнерства, которое финансирует природоохранные мероприятия. К началу 1990-х годов жители начали замечать бобров на полуострове Брансуик на материковой части Чили, а это означало, что эти существа выдержали непредсказуемые течения Магелланова пролива.

По своему следу они оставили фантомные леса.Североамериканские деревья эволюционировали на протяжении миллионов лет, чтобы пережить усердное жевание бобров, объясняет Бен Гольдфарб, журналист-эколог и автор книги « Eager: The Surprising, Secret Life of Beavers and Why They Matter». « Деревья, такие как ива, тополь, американский бук и ольха, развили реакцию на жевание бобра и затопление. Они снова прорастают, когда вы их срезаете, производят защитные химикаты и переносят влажные почвы». Но поскольку бобры не являются аборигенами Южной Америки, деревья на континенте не имеют такой защиты.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Хулио Эскобар, научный сотрудник Австралийского центра научных исследований (CADIC), работающий над исследованием искоренения в Аргентине, обследует территорию долины Тьерра-Майор, которая была очищена от бобров.

Справа : Деревья в Северной Америке эволюционировали в течение миллионов лет, чтобы противостоять энергичному грызу бобров.Бобры появились в южноамериканской экосистеме гораздо позже: местные деревья континента не развили такой защиты.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

Правительства Аргентины и Чили начали осознавать масштаб проблемы бобров в 1990-х годах. Примерно в то же время страны пытались поощрять рекреационную и коммерческую охоту на бобра, но низкие цены на мех мешали этим усилиям. Статья 1998 года в La Nacion, , аргентинской газете, цитирует слова охотника на бобра Хуана Харрингтона: «Они очень красивые, но очень разрушительные животные.И единственный способ контролировать их — охотиться на них. Но поскольку их шкуры стоят немного, самое большее 20 долларов, никто особо не мотивирован».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Эрио Курто, директор отдела фауны и биоразнообразия министерства окружающей среды Огненной Земли, работает с Хулио Эскобаром и несколькими другими исследователями над аргентинским планом искоренения бобра.Он живет в Ушуайе, где бобры ранее перегрызли оптоволоконные кабели, оставив город без интернета и сотовой связи.

Право : Охотники используют эту маслянистую пасту на основе касторового масла, чтобы выманивать бобров из их жилищ. Кастор — это едкое вещество, которое бобры выделяют, чтобы пометить свою территорию.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

С тех пор, по оценкам ГЭФ, популяция бобра в Патагонии и на Огненной Земле практически не контролируется и составляет от 70 000 до 110 000 особей.Бобры колонизировали не менее 27 027 квадратных миль территории и уничтожили почти 120 квадратных миль (31 000 гектаров) торфяных болот, лесов и лугов — площадь, почти вдвое превышающая площадь Вашингтона, округ Колумбия. крупнейшее изменение ландшафта в субантарктических лесах со времен последнего ледникового периода».

Бобры валят деревья, чтобы полакомиться их листьями и построить жилища из их стволов и ветвей. У южноамериканских деревьев нет такой защиты, как у североамериканских деревьев, которые отрастают при рубке и выделяют защитные химические вещества при жевании.

Фотография Лухана Агусти, National Geographic

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Изучая остров Наварино, исследователи из Университета Северного Техаса обнаружили, что измененные бобрами места обитания поддерживают два других инвазивных вида: ондатру и норку. Ондатры тяготеют к стоячим прудам, образованным бобровыми плотинами; на них, в свою очередь, охотятся норки, которые также охотятся на местных гусей, уток и мелких грызунов. Исследователи выдвинули гипотезу, что может иметь место «инвазивный процесс расплавления», при котором негативное воздействие, вызванное инвазивным видом, усугубляется другим инвазивным видом.

Бобры также нанесли ущерб инфраструктуре, затопив дороги и водопропускные трубы и нанеся ущерб сельскохозяйственным угодьям. Они часто прогрызают заборы, предназначенные для содержания овец; в 2017 году бобры перегрызли оптоволоконные кабели на Огненной Земле, отключив интернет и сотовую связь в крупнейшем городе. Герра Диас говорит, что недавнее исследование, которым поделились с ГЭФ, предполагает, что ущерб, причиняемый бобрами, обходится только Аргентине в 66 миллионов долларов в год. (По теме: Бобры вернулись в Великобританию — и они досаждают.)

Искоренение

С 2008 года Аргентина и Чили согласились, что контроля над популяцией бобров недостаточно: им необходимо добиваться полного искоренения.В отчете, опубликованном в том же году при участии исследователей из Новой Зеландии и Америки, предполагалось, что искоренение возможно, но это будет стоить до 33 миллионов долларов. Получив гранты от ГЭФ и других партнеров, в 2016 году страны начали серию пилотных проектов для изучения наилучших способов продолжения работы.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Гильермо Деферрари, ученый из CADIC, изучает бобров с 1980-х годов.В настоящее время он исследует, зависит ли размер головы и тела бобров от типа окружающей среды, в которой они обитают. (Ярлык на его лабораторном халате, который переводится как «Доктор Смерть», является шуткой среди ученых и не имеет отношения к его работе с бобрами.) пилотный проект по искоренению. У бобров высокий уровень железа в зубной эмали, что придает их резцам прочность и яркий оранжевый оттенок.Зубы бобров растут непрерывно, поэтому они никогда не изнашиваются от их неустанного грызения.

Фотографии Лухана Агусти, National Geographic

Ранее в этом году исследователи опубликовали предварительные результаты своего пилотного проекта в аргентинском регионе Эсмеральда-Ласифашай, который проводился с октября 2016 по январь 2017 года. называет «восстановителями», расставляет захватывающие ловушки и силки вокруг обозначенного участка, что популярно среди лыжников.В общей сложности они поймали в капканы 197 бобров и застрелили еще семь бобров. Охотники полагали, что они полностью избавили территорию от животных, но позже заметили нескольких на камерах, срабатывающих при движении. Было неясно, были ли заблудшие бобры «повторными захватчиками», пришедшими из-за пределов пилотной зоны, или они пережили первоначальные попытки охотников поймать.

Для Эрио Курто, директора отдела фауны и биоразнообразия министерства окружающей среды Огненной Земли, который помог провести исследование, результаты подтвердили, что искоренение технически возможно.Но это не значит, что будет легко.

Огненная Земля состоит из сотен маленьких скалистых островов, до которых трудно добраться. Если бобры выживут хотя бы на одном, предупреждает Курто, они могут заселить весь архипелаг и даже вернуться на материк. После завершения пилотных исследований в ближайшие несколько лет правительствам Чили и Аргентины необходимо будет договориться о дальнейших действиях; реализация различных стратегий в каждой стране приведет к определенному провалу. Курто поясняет: «Искоренение будет зависеть исключительно от стойкой политической воли.В Аргентине, где из-за высокой инфляции треть населения оказалась за чертой бедности, может быть особенно сложно убедить людей заботиться о вырубленных лесах на крайнем юге.

Когда солнце садится на Огненной Земле, бобр жует ветку дерева рядом с упавшим стволом.

Фотография Лухана Агусти, National Geographic

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Но если бы они приехали, чтобы своими глазами увидеть разрушения, которые причиняют бобры, Галлардо считает, что и аргентинцы, и чилийцы поддержали бы их уничтожение.Недавно у него был клиент, который представился ветеринаром, который не ел мяса и ненавидел идею убийства животных. К концу дня, когда они вместе путешествовали по скелетным лесам острова Наварино, ветеринар охотно помог Галлардо подстрелить пять бобров. «Наконец-то он понял, почему я охочусь, — говорит Галлардо. «Нельзя убивать животных. Это для сохранения экосистемы. Бобры не виноваты — рубить деревья в их природе. Вина лежит на людях».

Лухан Агусти — фотограф и исследователь National Geographic, живущий на Огненной Земле, Аргентина.Вы можете подписаться на нее в Instagram. Хейли Коэн Гиллиланд — писательница из Лос-Анджелеса. Ранее корреспондент The Economist в Аргентине и на американском Западе , ее работа была опубликована в New York Times, Vanity Fair, Outside и других изданиях. Вы можете следить за ней в Твиттере.

Бобер Бобер

Тарьяна Одаяр.

Министр по стратегическим вопросам Бразилии Марсело Нери выразил оптимизм в отношении направления социально-экономических политических решений в Бразилии, поскольку он выступил здесь, на Лондонской фондовой бирже, с публичной лекцией, организованной Бразильским обществом Лондонской фондовой биржи.Министр Нери является известным политиком и академиком, имеет докторскую степень Принстонского университета и оценивает политику более 24 стран, а также играет важную роль в разработке и реализации политики на трех различных правительственных уровнях в Бразилии.

Он также является основателем Центра социальной политики, бывшим генеральным секретарем Совета экономического и социального развития (CDES) и бывшим президентом Института прикладных экономических исследований (Ipea).

Лекция была посвящена росту социального обеспечения в Бразилии за последние двадцать лет и содержала подробный анализ роли инструментов государственной политики, таких как жилье, техническое образование и средний доход в Бразилии, последний из которых, по словам министра Нери, повышается в год выборов, а затем падает вскоре после избрания нового кандидата, в результате чего Нери в шутку заметил, что, возможно, в Бразилии «должны быть выборы каждый год».

Нери также отметил, что, хотя Бразилия, кажется, расходится как с развитой, так и с развивающейся экономикой, эта страна представляет собой хорошую картину мира, поскольку самые бедные в Бразилии так же бедны, как неприкасаемые в Индии, а самые богатые в Бразилии так же бедны, как и неприкасаемые в Индии. богатых как самых богатых в России, что привело к тому, что он назвал «миром в Бразилии», состоящим как из развитых, так и из неосвоенных районов.

Но, возможно, ключевой идеей лекции была оценка министром Нери все более важных отношений «чизил» (Китай и Бразилия), которые можно проследить еще в начале восемнадцатого века и которые были нарушены только с созданием Народного союза. Китайская Республика в 1949 году.Дипломатические отношения были быстро официально возобновлены в 1974 году с открытием посольства Бразилии в Пекине и посольства Китая в Бразилии, и с тех пор между двумя странами сохраняются теплые отношения.

В 2010 году усилились усилия по укреплению этих взаимовыгодных связей, кульминацией которых стали предложения о расширении сотрудничества между Бразилией и Китаем в политической, финансовой, энергетической, горнодобывающей и сельскохозяйственной областях на втором саммите БРИК, который проходил в Бразилии.

А в 2012 г., когда бывший председатель КНР Ху Цзиньтао выступил перед Конгрессом Бразилии, он был твердо уверен в том, что «и Латинская Америка, и Китай имеют схожий опыт национального освобождения, защиты национальной независимости и строительства страны», и поэтому оба от стран «ожидается, что они будут поддерживать друг друга в политической сфере, укреплять экономическую взаимодополняемость и поддерживать тесные культурные контакты».

Действительно, это именно то, к чему стремились две страны: Китай стал крупнейшим торговым партнером Бразилии в 2009 году, а бывший президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва назвал Китай «самым многообещающим деловым партнером Бразилии и стратегическим союзником».

По словам министра Нери, эта ситуация является идеальной, поскольку она способствует идеальному сочетанию экономического роста Китая и интеграции Бразилии, тем самым подтверждая заявления, сделанные Деборой Ветцель, директором Всемирного банка по Бразилии, которая ранее в этом году заявила, что она «часто шутит (шутят) с некоторыми моими (ее) коллегами из правительства, что нам нужно создать «Чизил», который является соединением, породой Китая и Бразилии. Если бы мы могли заставить Китай иметь бразильское социальное и экологическое понимание вещей, и если бы мы могли заставить Бразилию объединить китайские возможности планирования, это было бы прекрасно.

Просмотры сообщений: 161

Бивер, Юта, США в Санта-Инес, Бразилия

Часовой пояс

Аббревиатура/Наименование

-03 —
BRT — время Бразилии

Смещение UTC/GMT

-3:00 часов в течение , используется в настоящее время.
-3:00 часов по времени Бразилии.

Переход на летнее время

0:00 часов — летнее время НЕ используется

Переход на летнее время

Также называется Spring Forward или Summer Time.

Переход на летнее время заканчивается

Также называется Fall Back или переходом на зимнее время.

Санта-Инес Факты

Альтернативные имена

Инес, Инес, Санта-Инес, Санта-Инес

Географические координаты

3° 40′ южной широты / 45° 22′ западной долготы

Международный телефонный код

+55

Страна

Афганистан Албания Алжир Андорра Ангола Антигуа и Барбуда Аргентина Армения Австралия Австрия Азербайджан Бахрейн Бангладеш Барбадос Беларусь Бельгия Белиз Бенин Бутан Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Бруней Болгария Буркина-Фасо Бурунди Камбоджа Камерун Канада Кабо-Верде Центрально-Африканская Республика Чад Чили Китай Колумбия Коморы Коста-Рика Хорватия Куба Кипр Чешская Республика Демократическая Республика Конго Дания Джибути Доминика Доминиканская Респблика Эквадор Египет Сальвадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эстония Эфиопия Фиджи Финляндия Франция Габон Гамбия, Грузия Германия Гана Греция Гренада Гватемала Гвинея Гвинея-Бисау Гайана Гаити Гондурас Венгрия Исландия Индия Индонезия Иран Ирак Ирландия Израиль Италия Кот-д’Ивуар Ямайка Япония Иордания Казахстан Кения Кирибати Косово Кувейт Кыргызстан Лаос Латвия Ливан Лесото Либерия Ливия Лихтенштейн Литва Люксембург Македония Мадагаскар Малави Малайзия Мальдивы Мали Мальта Маршалловы острова Мавритания Маврикий Мексика Микронезия Молдова Монако Монголия Черногория Марокко Мозамбик Мьянма Намибия Науру Непал Нидерланды Новая Зеландия Никарагуа Нигер Нигерия Северная Корея Норвегия Оман Пакистан Палау Палестина Панама Папуа — Новая Гвинея Парагвай Перу Филиппины Польша Португалия Пуэрто-Рико Катар Республика Конго Румыния Россия Руанда Сент-Китс и Невис Сент-Люсия Сент-Винсент Самоа Сан-Марино Сан-Томе и Принсипи Саудовская Аравия Сенегал Сербия Сейшелы Сьерра-Леоне Сингапур Словакия Словения Соломоновы острова Сомали Южная Африка Южная Корея южный Судан Испания Шри-Ланка Судан Суринам Свазиленд Швеция Швейцария Сирия Тайвань Таджикистан Танзания Таиланд Багамы Тимор-Лешти Идти Тонга Тринидад и Тобаго Тунис Турция Туркменистан Тувалу Уганда Украина Объединенные Арабские Эмираты Соединенное Королевство Соединенные Штаты Уругвай Узбекистан Вануату Венесуэла Вьетнам Йемен Замбия Зимбабве

Время полета из Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, в Порту-Алегри, Бразилия


Карта полета из Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, в Порту-Алегри, Бразилия

Открыть эту карту прямо на Карты Гугл.Для быстрого ответа вы можете использовать DistanceCalc.com, чтобы получить Расстояние от Бивер-Фолс до Порту-Алегри.


Дополнительные расчеты поездки


Время полета из Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, в Порту-Алегри, Бразилия

Общая продолжительность полета из Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, в Порту-Алегри, Бразилия: 10 часов 56 минут .

Это предполагает среднюю скорость полета для коммерческий авиалайнер со скоростью 500 миль в час, что эквивалентно 805 км/ч или 434 узла. Это также добавляет дополнительные 30 минут для взлета и посадка.Ваше время может отличаться в зависимости от скорости ветра.

Если вы планируете поездку, не забудьте добавить больше время для выруливания самолета между выходом на посадку и взлетно-посадочной полосой аэропорта. Это измерение только за фактическое время полета. Вы также должны учитывать время ожидания в аэропорту и возможные задержки оборудования или погодных условий. Если вы пытаетесь выяснить, во сколько вы приедете в пункте назначения, вы можете посмотреть, есть ли разница во времени между Бивер-Фолс, Пенсильвания и Порту-Алегри, Бразилия.

Расчет времени полета основан на прямая расстояние от Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, до Порту-Алегри, Бразилия («по прямой»), что составляет около 5 215 миль или 8 392 километров .

Ваше путешествие начинается в Бивер-Фолс, штат Пенсильвания.
Заканчивается в Порту-Алегри, Бразилия.

Направление вашего полета из Бивер-Фолс, штат Пенсильвания, в Порту-Алегри, Бразилия: юго-восток (154 градуса северной широты).

Калькулятор времени полета измеряет среднее продолжительность полета между пунктами.Он использует формулу большого круга для расчета пробега.

Порту-Алегри, Бразилия

Город: Порту-Алегри
Регион: Риу-Гранди-ду-Сул
Страна: Бразилия
Категория: города

Калькулятор времени полета

Travelmath предлагает онлайн-перелет калькулятор времени для всех типов туристических маршрутов. Вы можете ввести аэропорты, города, штаты, страны или почтовые индексы, чтобы найти время полета между любыми двумя точками.База данных использует большой расстояние по кругу и средняя скорость полета коммерческого авиалайнер, чтобы выяснить, сколько времени займет обычный полет. Найдите время в пути, чтобы оценить продолжительность полета между аэропортами или спросите, сколько времени занимает перелет из одного города в другой.

Beaver Spotlight: Эдуардо Фиоротто | Мужской баскетбольный мяч Minot State

Ссылки на истории

MINOT, Северная Дакота — Мужская баскетбольная команда Университета штата Майнот впервые в истории программы одержала знаменательную победу в Sanford Pentagon на турнире NSIC.«Бобры» также впервые вышли в полуфинал турнира. Redshirt Junior Eduardo Fiorotto  заслужил все-академические награды NSIC как член мужской баскетбольной команды и надеется оказать длительное влияние на лиственных пород.

Фиоротто родом из Американы, которая находится в штате Сан-Паулу в Бразилии. Путь Эдуардо привел его в Государственный университет Майнот, и его страсть к баскетболу формирует его будущее.

Beaver Spotlight: Eduardo Fiorotto  

Расскажите мне больше о своем прошлом, детстве и о том, каково это было, когда вы росли в Сан-Паулу, Бразилия?
Как и любой бразильский ребенок, я рос, мечтая стать профессиональным футболистом.Раньше я каждый раз играл в футбол с друзьями на улице. Могу сказать, что футбол до сих пор один из моих любимых видов спорта. Моя культура значит для меня все, потому что она сформировала меня таким, какой я есть сегодня. Все традиции, которые сохранились в моей стране, делают все более ценным. Бразильцы очень дружелюбны и счастливы, и я беру с собой этот стиль, куда бы я ни пошел .
 
Чем вы любите заниматься, когда не участвуете в соревнованиях?
Мне нравится быть с семьей и друзьями, потому что это не очень часто, я рядом с ними, и если я не нахожусь с ними лично, я всегда переписываюсь с ними или общаюсь по FaceTime, чтобы оставаться на связи.Я также большой поклонник видеоигр и люблю играть в них, чтобы расслабиться, когда у меня есть свободное время.
 
После выпуска я хочу играть в профессиональный баскетбол, неважно где, потому что мне это нравится. Но после того, как я больше не могу играть в баскетбол, я хочу стать тренером по баскетболу, потому что я хочу заниматься спортом и люблю преподавать. Я выбрал P.E. моей специализацией в МГУ, потому что в Бразилии нужно иметь степень по физическому воспитанию, чтобы тренировать что-либо. Я приобрел большой опыт и изучил различные стратегии и точки зрения во время своего пребывания в штате Майнот, и они обязательно помогут мне в будущем.
 
Когда вы начали заниматься спортом?
Сколько себя помню, всегда занимался спортом. С самого детства футбол был моим любимым видом спорта, и я играл в него до 11 лет, когда я перешел в баскетбол. Я начал играть в баскетбол, потому что был слишком высоким для своего возраста, и люди говорили, что я должен попробовать. А мой двоюродный брат — профессиональный баскетболист, что тоже повлияло на то, что я начал в него играть. Мне всегда нравилось ходить на его игры и смотреть, но я никогда не чувствовал такого возбуждения от игры.А на своей первой баскетбольной тренировке я влюбился в этот вид спорта и решил, что стать баскетболистом — это то, чего я хочу в жизни. Как хороший бразилец, я бы играл в футбол, если бы не баскетбол, это вид спорта, который я люблю смотреть и играть, и я действительно хорош в нем.
 
Какими видами спорта вы занимались в детстве?
Я играл в футбол и плавал, пока мне не исполнилось семь лет, затем я застрял только на футболе, пока мне не исполнилось 11, и перешел в баскетбол. Иногда я до сих пор играю в футбол с друзьями, а недавно влюбился в езду на велосипеде.

Когда вы поняли, что можете соревноваться на уровне NCAA/колледжа?
Я понял, когда начал играть на хорошем уровне еще в Бразилии и получил предложение поехать на год в подготовительную школу в США. Я играл против многих хороших игроков и чувствовал, что могу конкурировать на следующем уровне. .
 
Каким был ваш поиск колледжа, когда вы были иностранным студентом, и знали ли вы, что хотите поступить в университет в Соединенных Штатах?
В 2018 году я играл за команду в Бразилии, и мой помощник тренера в прошлом был ассистентом выпускника штата Майнот, его зовут Душан Радивоевич, и он помогал мне в процессе поступления в университет. в У.S, и он отправил мои видео тренеру Муркену, который проявил интерес. Я никогда не слышал о МГУ в Бразилии, но, услышав столько хорошего от моего помощника тренера о школе, я решил попробовать (даже зная, что замерзну в Майноте). И я не пожалел, что выбрал штат Майнот, кампус отличный, персонал и преподаватели замечательные, студенты и сообщество Майнота очень дружелюбны, и я, безусловно, наслаждаюсь каждой секундой, проведенной в МГУ.
 
Что вам больше всего нравится в мужской баскетбольной команде?
Я получаю удовольствие от участия в этой программе.Но больше всего я люблю своих товарищей по команде, они заставили меня почувствовать себя дома, и все очень дружелюбны в программе Minot State Basketball.

Что было для вас самым ярким в баскетбольном сезоне 2020-21?
Прошлый сезон был для меня замечательным во многих аспектах, первый и худший из них — это то, что из-за ограничений covid-19 границы с Бразилией были закрыты, и я не смог быть в Майноте в течение осеннего семестра, который я мне удалось заниматься онлайн, но я потерял весь этот период с баскетбольной командой, из-за чего я потерял год.Но самым приятным был выход в полуфинал конференции с моими товарищами по команде, энергетика там была потрясающая и заставила меня полюбить всех участников программы еще больше.
 
Чего вы больше всего ждете осенью?
Я с нетерпением жду начала сезона, у меня большие чувства по поводу предстоящего года, и я рад, что скоро проживу его. Я также с нетерпением жду встречи со всеми моими друзьями снова.
 
Как вы проводите лето?
Этим летом я вернулся домой и провел пару месяцев со своей семьей и друзьями.Я также на 100% сосредоточен на том, чтобы стать лучше в следующем сезоне, и я верю, что вся тяжелая работа, которую я проделал, окупится.
 
Расскажите нам об интересном моменте из вашей жизни, который вы запомните навсегда.
В конце 2018 года, что было немного странно, но показало, как сильно я люблю быть с товарищами по команде и заниматься спортом, моя команда играла в государственном турнире по баскетболу, и мы проиграли в полуфинале с разницей в 2 очка. , а на следующий день мы играли за третье место.Игра была очень сложной, но мы побеждали. У меня был отличный день, но к концу третьей четверти я попытался взять на себя атаку в быстром отрыве, и мой соперник попытался перепрыгнуть через меня. Он потерял контроль и упал на меня, когда я падал, он ударил бедром мою голову об пол, и я очень сильно ударился затылком об пол. На секунду все потемнело, я помню, как люди кричали «у него кровь», и как только я открыл глаза и посмотрел на свои руки, они все были в крови.

После того, как люди помогли мне встать и отвести меня к скамейке запасных, я положил полотенце на голову, чтобы попытаться контролировать кровь, и продолжал болеть за своих товарищей по команде. Приехала скорая, чтобы забрать меня в больницу, но я отказался ехать, потому что на часах оставалось пять минут, а мы были впереди на 10 пунктов. Так что я заставил их ждать, продолжал болеть за своих товарищей по команде, мы выиграли, я получил медаль и сфотографировался с открытой головой и кровью, а затем я отправился в больницу, где мне наложили восемь швов на голову.

О штате Майнот
Государственный университет Майнот является членом Межвузовской конференции Северного Солнца (NSIC) и NCAA Division II, предлагая 14 межвузовских спортивных программ для мужчин и женщин. NSIC — это ведущая конференция NCAA DII, состоящая из 16 участников и представляющая команды из Северной Дакоты, Южной Дакоты, Миннесоты, Небраски и Айовы.

Check Also

Стимулирование определение: Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?

Содержание Стимулирование — это… Что такое Стимулирование?Смотреть что такое «Стимулирование» в других словарях:КнигиСтимулирование — это… …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.